Яков Кедми, об Азарии.

Яков Кедми

Яков Кедми — против помилования

Я уж был готов начать менять своё мнение об этом человеке, Якове Кедми. Он так точно видит и анализирует происходящее в международных отношениях и то, что происходит в других странах, и слушать это так интересно, что я уже был готов не вспоминать о его преступлении в отношении евреев СССР.
Все. Он уже не у дел, но мнение и анализ его, превосходны. Моральный урод, но прекрасный аналитик.
Но всё это пока он опять не коснулся израильской темы. Здесь его просто перемыкает. Называется: «здесь вижу – здесь не вижу». Напомню, когда такое случается, с точки зрения писателя- психолога:
«Речь эта сильно отдавала театральностью, но Диана искренно верила в то, что говорила. Я замечал, что очень многие ее единомышленники становятся напыщенными и неестественными именно тогда, когда высказывают свои подлинные взгляды и чувства. Все они одинаковы, эти одураченные фюрером люди: где-то в глубине их сознания всегда происходит грандиозное оперное представление с ними и Адольфом в главных ролях. Стоя перед нами с царственным видом, Диана Экстон, вероятно, слышала в своем воображении скрипки и барабаны громадного оркестра». – Джон Пристли: «Затемнение в Гретли».
Кедми, перемыкает, и он рассматривает эту ситуацию из своих, как оказалось, партийных позиций.
Больше всего его возмутило, что какому-то генералу сказали «Рабин тебя ждёт».
Тут Кедми и перемкнуло.
Но вернёмся к ситуации и посмотрим, чего, в своём перемкнутом состоянии, не видит Яков Кедми.
Кстати, этого не видит 90 процентов оппонентов Якова Кедми. Они высказывают своё мнение о ситуации с Азарией, не исходя из доводов, а исходя из здоровых, человеческих ощущений.
Яков приводит доводы.
Но у коль приводишь доводы, рассматривай ситуацию целиком, а не зацикливайся на отдельном эпизоде.
Начнём:
Азария «солдат» – верно. Это так называется.
Он давал «присягу» — тоже верно.
Но он давал присягу под угрозой тюрьмы и всей испорченной жизни. В Израиле позорно насильно призывают детей части населения.
Причём призывают часто для того, что бы их убили. Но об этом позже. А пока:
Если к вам, пришёл человек и под дулом пистолета заставил написать обязательство платить ему каждый месяц дань. Это обязательство будет действительным на следующий день.
Если начальник, сказал своей работнице, что если она добровольно не сделает ему минет, он ее уволит. Это будет считаться добровольным?
Если юноша или девушка принимают присягу под угрозой тюрьмы, считается ли это обязательство действительным?
Нет, все эти действия не добровольны и ваше согласие не может считаться действительным.
Значит, судить Азарию, как солдата, военным судом, вообще невозможно.

Теперь вопрос: Почему на полицейскую операцию не отправляют полицейских.
Почему полицейские функции поручают насильно загнанным в армию, детям?

Еще один вопрос:
Можно ли судить Азарию гражданским судом?
Нет.
В Израиле нет легитимного суда, поскольку нет разделения властей.
Есть профанация выборов в законодательный орган и всё. Ни в выборах исполнительной власти, ни в выборах суда, граждане не участвуют.
А почему, скажите мне, мы должны с уважением относиться к их решениям?
Потому, что феодалы так решили?
Может суд Торы, хоть он и не признан, был нарушен?
А ни фига. Кто к нам с мечём пришёл, должен от меча и погибнуть. А ранен он или нет…
Его возьмут, вылечат и он придёт ещё раз и кого-то убьёт.
И эта жизнь была бы на совести мальчика, не убей он этого террориста.

Дальше Кедми выступает против института помилования, считая его феодальным пережитком.
Кафка ему кланялся.
Общество сохранило институт помилования именно потому, что если на основании дурацкого и неточно сформулированного закона происходит явный идиотизм, то есть возможность его исправить введенным в закон противозаконным образом.

На этом бы можно было закончить, но я выше анонсировал, что в Израиле призывают часто для того, что бы их убили.
История знает немало жестоких правителей.
Как притча во языцах, Сталин, посылавший солдат на верную смерть.
Но Сталин посылал солдат на смерть для победы. У нас, в Израиле, «солдат» посылают на смерть именно для того, что бы они умерли и ни для чего больше.
Потому, что если они не умрут, сумасшедшие от политкорректности дяди и тёти, будут кричать о непропорциональных действиях израильской армии.
Так было в конце второй ливанской, так было в конце операции в секторе Газы, несокрушимая скала.
За несколько часов до перемирия, когда уже все вопросы были решены, часть детей послали умереть, чтобы различные международные комиссии не говорили о не пропорциональности.

Пусть бы Кедми комментировал международные события. Тут он спец. Когда он начинает говорить об израиле и делать что-то для Израиля, он преврашается в обыкновенного фашиста, как и героиня Джона Бойнтона Пристли, из замечательной повести: «Затемнение в Гретли».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии

Яков Кедми, об Азарии. — 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


6 − два =