Вересковый мёд или щит на ворота?

Пушкин и Стивенсон

Князь Олег и Король скотов.

Существо народа передают его поэты. Давайте вспомним (по Пушкину), как воевали правители Руси:
«Их селы и нивы за буйный набег
Обрек он мечам и пожарам;»
Они отвечали врагу за нападение на себя, стараясь назначить за это нападение неприемлемую цену.
Тем же угрожает и нынешняя власть агрессору. В ментальности ничего не изменилось.
Но прочтём другую поэму, Стивенсона:
«Пришел король шотландский,
Безжалостный к врагам,
Погнал он бедных пиктов
К скалистым берегам.
На вересковом поле
На поле боевом
Лежал живой на мертвом
И мертвый — на живом.

Лето в стране настало,
Вереск опять цветет,
Но некому готовить
Вересковый мед.
В своих могилках тесных,
В горах родной земли
Малютки-медовары
Приют себе нашли.»
То есть, в Британии было принято устраивать геноцид, того кого она называла своими врагами. Собственно так, позднее, произошло и с жителями сегодняшней США.
У них такая ментальность и нынешние правители, ничего нового не придумали. В ядерной доктрине США они собираются уничтожить тех, кого назначили во враги.

Так о чём я?
А как бы поступил Князь Олег, с теми кто из русичей, сотрудничает с теми, кто хочет совершить набег на современную Россию?
Как Вы думаете?

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий