В социальный отдел.

За последние дни я написал в социальный отдел два письма.
Я решил сделать их открытыми.
Первое письмо написано потому, что моей дочери отказывают возможности занятия с компьютером и возможности общаться со мной на русском языке.

Госпожа работник социального отдела детства, Нурит Леванон!

Ваше письмо, (копия которого прилагается) в котором я просил объяснить причины того, почему ваш социальный отдел нарушает основопологающие международные законы.
Так, Организация Объединенных Наций во Всеобщей декларации прав человека и в Международных пактах о правах человека провозгласила и согласилась с тем, что каждый человек должен обладать всеми указанными в них правами и свободами без какого бы то ни было различия по таким признакам, как раса, цвет кожи, пол, язык, религия, политические или иные убеждения, национальное или социальное происхождение, имущественное положение, рождение или иные обстоятельства.

Кроме того, Вы в своей деятельности нарушаете статьи 2, 30 и другие статьи Конвенции о правах ребенка
Принятой резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 года, под которой имеется подпись Израиля.
«Статья 2
1. Государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств.
2. Государства-участники принимают все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации или наказания на основе статуса, деятельности, выражаемых взглядов или убеждений ребенка, родителей ребенка, законных опекунов или иных членов семьи.»
«Статья 30
В тех государствах, где существуют этнические, религиозные или языковые меньшинства или лица из числа коренного населения, ребенку, принадлежащему к таким меньшинствам или коренному населению, не может быть отказано в праве совместно с другими членами своей группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком.»
Подчеркиваю, запрещена дискриминация по причине языка.
Я почти не владею ивритом. Может быть это и плохо, но это не может быть причиной дискриминации меня.
Мой ребенок не может общаться со мной на иврите, и Вы, таким образом, лишаете ребенка возможности нормального общения с отцом.
Это право я никогда не соглашался никому уступать, как Вы это если я правильно понял, пишите в своем неразборчивом ответе:

Социальный отдел Израиля, аналог гестапо

Письмо на иврите полученное в социальном отделе


Кроме того, обращаю Ваше внимание, вы пишите ответ человеку не владеющему ивритом, на иврите, который даже те кто считают, что владеют ивритом, не смогли мне нормально перевести.

Кроме того, обращаю ваше внимание, Ваша организация под предлогом внутренних правил постоянно издевается над моей дочерью.
Моя дочь занимается с компьютером с трехлетнего возраста. С пятилетнего возраста она свободно осуществляет серфинг в интернет. Причем она находилась в Интернет столько времени, сколько хотела, минус сон, еда и занятия в школе и домашние задания.
У нее в Интернет было много друзей. Вы лишили ее всех этих друзей. Вы лишили ее и компьютера и Интернет.
Сейчас Вы лишили ее принятого образа жизни, который существовал и тогда, когда мы с ее мамой жили вместе.
Зачем, что бы она страдала, из-за того, что решила выбрать жить с папой, а не с мамой?

Компьютер и Интернет, это наша религия, наша вера, наш образ жизни. Относитесь именно так к этому.
Это вы не имеете право нарушать.
И никаких придуманных вами согласий, на нарушение этих прав моей дочери и моих прав, я никогда не давал и давать не собираюсь.

Поскольку устно я обращался по этим вопросам к вам неоднократно, в течение двух месяцев, не получая вразумительного ответа, я прошу дать мне письменный ответ на всем пунктов в течение недели.

Ростовцев Сергей

Второе письма направленно администрации тюрьмы для детей WIZO Hadassim

Администрации WIZO Hadassim по поводу условий заключения моей дочери Юлии Ростовцевой.

1.
Прошу объяснить, почему моей дочери, Ростовцевой Юлии не представляют достаточно времени, чтобы заниматься на компьютере.
Юлия на компьютере с трех лет, в интернет с шести лет. Сейчас ей одиннадцать. Не дать ей заниматься на компьютере тем, чем она хочет это подвергать мою дочь риску постоянной душевной травмы.
Кроме того, настаиваю, по праву отца, что бы после занятий в классе в вашем заведении, где по утверждению моей дочери ее ничему не учат, она сама могла выбирать, сколько времени и каким занятиям посвятить. Я требую предоставления ей возможности посвятить все оставшееся от занятий время компьютеру.
Иное наносит серьезный вред психике моей дочери.

2.
Моя дочь, Юлия Ростовцев, утверждает, что ее вопросы о природе и устройстве мира игнорируются.
Я требую, что бы она имела возможность сразу позвонить мне, задать интересующий ее вопрос и получить ответ на языке, на котором я могу его дать — на русском. При этом чтобы телефонный разговор не дублировался звуком динамика, который делает невозможным понимание говоримого.

3.
Я требую прекратить наказывать мою дочь запиранием в пустой комнате. Если хотите ее за что-то наказать, запирайте ее в комнате с компьютером и интернетом и сообщайте мне о причине наказания, поскольку моя дочь не понимает, за что ее наказывают.

4.
Требую изменить порядок, при котором во время встречи с дочерью, я должен общаться с ней на языке которым я не владею. Объяснение, что на этом языке с ней общается и ее мать, не легитимно, поскольку мать этим языком владеет.

5.
Требую изменить порядок возвращения моей дочери в ваше заведение после того, как конец недели она проводит со мной.

В Израиле транспорт в субботу не ходит. Движение начинается после исхода субботы. Тогда как время на автобусах, от моего места жительства к Вам, около или более трех часов.
Таким образом, вы вынуждаете меня пользоваться крайне дорогостоящим такси (110$ в один конец).
Либо измените время возвращения Юлии на утро воскресенья, либо организуйте подвозку из Ришон ле Циона своими силами.

Поскольку устно я обращался по этим вопросам к вам неоднократно, в течение двух месяцев, не получая вразумительного ответа, я прошу дать мне письменный ответ на все пять пунктов в течение недели.

Ростовцев Сергей,

Читать также:
Тюрьма для детей в Израиле — часть вторая.

Помогите спасти дочь!

Эпизод 30.11.2011
Как окончился первый разрыв
Рождение и первые годы жизни, моей дочери.
Эпизоды 14-15 декабря.
Убить жену.
Фотографии не разгромленного стоматологического кабинета
Встреча у Тив-Тама
Начало года дракона. Личное и не только.
Последняя сора.
Нет хороших полицейских — репортаж из тюрьмы.
Цветник израильской тюрьмы для детей.
Как моя дочь победила государство Израиль.
Фашисты, отыграли свое.
Последняя сора.
День зависимости.
Письмо племяннице.
Пора опубликовать.

Правда о полиции социальных отделах и судах Израиля

Вы хотите узнать, чем полиция, суды, социальные отделы и прочая правоиздевательская система Израиля, отличается от своего аналога в Третьем Рейхе? Тогда это для вас.

добавить на Яндекс

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии

В социальный отдел. — 2 комментария

  1. Здравствуйте. Социальный отдел г. Кармиеля хотел отобрать у меня 11 летнего ребенка в чужую семью, только из-за того что я отказалась давать ему риталин. Имя соц работника Ротэм.

  2. Спасибо Ольга!
    Нет ли у Вас фотографии социального работника, ее номера телефона, номера ее транспортного средства. Ротэм, это она или он? Гласность, тоже оружие.
    С уважением, Сергей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


5 − два =