Трейлер по мемуарному дневнику Валерия Хлызова.

Данная публикация является, как презентацией, так и закреплением авторских прав на редакцию вышеупомянутого дневника. Далее следуют отрывки:

Валерий Хлызов долговязый, за тридцать, с залысинами по бокам своего морщинистого лба, работал гидробиологом в НИИ днепропетровского университета.

Работа у него была веселая. Два раза в месяц, «от семьи от детей» , как он любил говорить, на небольшом пароходике, он «сотоварищи» и самое главное «соподруги», отправлялся вниз или вверх по течению Днепра и отлавливал сетью различное количество рыбы, которое считал и документировал и отпускал. Отпускали, правда, не все. На берегу у сельских пристаней особо отличившиеся образцы попадали в уху. Уха поедалась под лабораторный спирт или лабораторно, на дистилляторе, перегнанную сивуху купленную в прибрежных селах.
Ох, какие это были вечера!

— Как Вас зовут, спросил мужичек, усаживаюсь на скамью, и предлагая Валерке место напротив.
— Валерий Хлызов.
— Я полковник комитета государственной безопасности СССР, Тимошук Анатолий Иванович. – мужичек мотыльнул удостоверением в красной корочке — Так что же это у Вас за приборчик такой?

Спектроанализатор, частично разобранный, лежал на столе, за спиной мужичка.
— Это анализатор для определения наличия спектра различных органических газов. Мы его испытывали.
— Это Вам по работе нужно? Где Вы работаете?
— Это и по работе тоже. В университете. Зам. зав. лаборатории ихтиологии и ихтиопатологии в НИИ.
— А товарищ, Ваш?
— Там же. Лаборантом. Радиацию мы не измеряли. Мы и не знали, что там радиация.
— А ее там и нет. – Тимошук, наигранно ласково улыбнулся. Но, знаете ли…. Бдительность никогда не помешает. Вам же особых неудобств не причинили.
— Да нет.
— Только вот заполните эту анкету, и распишитесь, что если вдруг понадобитесь – может и нам Ваша помощь будет нужна, так явитесь по вызову. Хорошо?
— Хорошо. – обрадовавшись согласился Валерка. Кто же спорит с полковниками госбезопасности да еще по таким мелочам?

— Вот и ладно. Ваш товарищ, такую уже заполнил.

Полковник положил перед Валеркой бланк и подписку о том что в течении 92 дней он обязуется немедленно по первому требованию, прибыть в управление КГБ, по адресу …
«Вот интересно – подумал Валерка — а без этой анкеты, я мог бы не прибывать? – и внутренне хохотнул, что на девяносто третий день, он обязательно откажется.
КГБ, оно было как расстройство желудка. Попробуй, откажись реагировать.

— Приборчик не забудьте – весело сказал мужик, когда Валерка уже покидал кабинет.

Предъявив выписанный КГБешником пропуск, Валерка вышел за ворота казарм, где сидя на парапете его ждал Серега.

«Тазик» был в диаметре метров шесть, семь. Внутри лежало нечто напоминающее крышку тазика, но меньшего размера. Никакого впечатления лежащая внизу «крышка» на Валерку не произвела.

— Видимо «летающую» тарелку Вы представляли иначе? – уже ехидно поинтересовался Тимошук не усмотрев в их глазах никакого восторга.

Сначала появился ужас. Они были как будто под водой. Даже не под водой, а внутри какого-то очень жидкого, и прозрачного как воздух, вазелина. Они висели в нем. Но как ни странно, удушья Валерка не почувствовал. Он огляделся, кроме них и «женщины» в этом вазелине плавали светло-серые гуманоиды скорее напоминавшие кукол. Они были абсолютно безлики, то есть на их лицах не было обычных черт. На месте глаз были небольшие выемки, а там где у людей был нос, была выпуклость. Валерка вдруг понял, что он не дышит. Он не дышит, а удушья нет.
«Может это уже тот свет?» — задал он себе вопрос.

Ему снилось, что он опять в гигантской медузе. Что рядом, на расстоянии двух-трех метров висят спящие и голые Яна и Володя. Снилось, что в далекой пелене плавают безликие кукло-гуманоиды.
Одна кукла-гуманоид пытается вырваться из медузы…Валерка вдруг оказался этой куклой, но чем сильнее он вырывается, тем вязче становиться вазелин, и какие-то невидимые нити, обхватывают его руки, ноги, поникают ему в легкие, в сердце в голову… струятся по каждому кровяному сосуду и уже не вырваться.
Кукла-гуманоид перестает сопротивляться и опять падает в самую глубину, а Валерка уже опять бездвижно висящий в вазелине, за этим безучастно наблюдает.
И вдруг молния, и Валерку, Яну и Володю выбрасывает из тепла вазелина, в ледяную воду… он тонет, задыхается, и этот ужас длиться вечность. Потом Валерка видит яркие искры и туннель идущий к свету. Там Серега, и майор Абрамов, и голая Яна, зовут его и он плывет по этому коридору.
— Ну, кажется пришел в себя. – говорит склонившийся над Валеркой бородатый питекантроп.
– Сколько пальцев видишь, герой? – спрашивает его питекантроп и показывает огромную руку с длиннющими пальцами.
— Пять – непроизвольно отвечает Валерка и снова все вокруг исчезает.

— Мой корабль кружил над планетой медуз, в надежде понять, кого они притащили с Земли. – продолжил Элл — Земля это мой участок ответственности.
— А где сейчас ваша армия?
— Армия? Одна звездная система — один солдат. Но солдат всегда не хватает, поэтому я занимаюсь всем краем вашей галактики, 13 тысяч звезд, со стороны Магеллановых облаков

— Понимаете, они все женщины. Но женского у них, кроме гениталий и вторичных половых признаков, никаких. Медузы не могут вселить в них инстинкт размножения, потому, что тогда, они могут стать настоящими людьми и начать действовать против медуз. Инстинкт продолжения рода, препятствует гарантированно активным действиям, против своего вида.
Рожать эти женщины тоже могут. Но у детей все в порядке. Дети обычные люди.
— А как заподозрить?
Женщины эти, желания не вызывают. Надо хорошо выпить, что бы вообразить, что такую рыбу может захотеться. Они это знают, поэтому создали такое движение – феминистки.
Они стараются внедрить на земле культуру бесполости, асексуальности, гомосексуализма, стараются разрушить обычные семьи другими путями. Очень много их среди работниц ювенальной юстиции. Они ведут войну за детей, стараясь воспитать их в презрении к сексуальной жизни и к нормальным сексуальным отношениям. Иногда им даже удается объявить секс грехом. Но среди людей, всегда находятся закомплексованные уроды, которые следуют их путем.
Отделить практически не возможно, да и не нужно. Рано или поздно, у вас должно возникнуть движение, которое будет убивать всех ювенальных работниц и феминисток. Такое движение объявит любые ограничения секса мужчины и женщины, устанавливаемые религиями, враждебными человеческой природе, и начнет эти религии разрушать.
— А если не возникнет?
— На большинстве планет возникало и побеждало медуз, останавливая корпорации. Обычно все начинается тогда, когда до людей доходит, что болезни распространяемые половым путем или созданы искусственно или искусственно поддерживаются.
— А убивать обязательно? – смущенно спросила Яна.

— Что это за цифры? – спросил Володя у оказавшегося рядом экскурсовода.
— Это показатель гормонального фона половых гормонов.
Тут сквозь ворота прошла, какая-то женщина и ее голова взорвалась.
— Когда-нибудь им надоест – сказал экскурсовод.
— Кому – спросила Яна.
Все они были ошеломлены этим зрелищем и тем, что только что, прошли через эту рамку.
— Медузам, конечно – ответил экскурсовод – их показатель никогда не превышает пяти, что означает отсутствие инстинкта к продолжению рода. Они почти каждый месяц пробуют, но в последние дни это уже третья. Неприятное зрелище. Для того, чтобы они не поняли, что происходит, стой стороны видно только табло. При показателе меньше 7, табло немедленно уничтожает объект, а при цифре меньше 15 объект… турист попадает на обследование. Даже обычный человек с низким инстинктом продолжения рода, опасен для общества. А у вас у всех, ИПР выше среднего,. ИПР выше 75 обычно возникает у человека после прелюдии к половому акту. Вы, наверное, с молодой планеты?

Когда ему стало казаться, что он начал понимать смысл одной схемы, в его комнату неожиданно вошла Яна.
— Ну что, совсем вы зарылись в свои схемы, Валерий Николаевич.
— Хочется разобраться.
— Биология тут практически та же, а методы исследования за несколько дней не постичь.
Яна подошла к Валерке, притянула его к себе и поцеловала в губы.
Потом быт замечательный взрывной секс. Они оба дрожали.
— Извини, я не дождалась, пока ты сам решишься – сказала Яна, когда они через три часа расслаблено, лежали на кровати, держа друг друга за руки. – Интересно, а какой ИПР предшествовал нашему сексу?
— 125.
— 100 максимальное значение.

Была также кровать, с поверхностью, немедленно принимавшей форму его тела, от чего казалось, что он парит в воздухе, хотя никакой невесомости на корабле не было.
На третий день своего отдыха, Валерка неожиданно обнаружил, что если лечь на эту кровать вниз лицом, так под лицом образуется впадина, так что задохнуться становиться невозможно. Но самое интересное было на дне впадины. Там оказывался экран который немедленно показывал любой образ, который Валерка представлял. Причем, то что показывал экран, было более четко и реально, чем все? на что Валеркина фантазия была способна.
Валерка сначала представлял различные предметы, вспоминал, различную живопись, виденную им на Земле. Живопись можно было как угодно изменять и дополнять. Вот если объединить картины Айвазовского, Куинжи, Рубенса и Ван Гога, получались картины, которые Валерка объединил в группу «Дали».
Потом Валерка представил, Яну, Серегу и себя и получился классный порнофильм. Потом Валерка ввел в этот порнофильм, вместо Яны, свою жену… и она делала все, но ревности он при этом, ни какой не испытывал. Не смотря на всю реальность виденного, его мозг хорошо понимал, что это только его фантазии. Потом он стал представлять себя в роли центрального нападающего «Днепра», который побеждал не только «Спартак», но и «Баварию», «Реал» и «Селтик». Валерка забивал голы со всех положений и углов. Забивал он и с центра поля и произведя кувырок перед воротами. Потом он представил, как генеральный секретарь, делает минет замдекану Пилипенко, и все удовольствие себе испоганил. Картина была настолько яркой и противной.

Конечно, разработчики понимали, что часть уснувших, уже не проснется, но другого спасения цивилизации они не нашли.
Кроме того, за время холода, проводники Южного полушария, оставленные без обслуживания, под воздействием магнитного поля их звезды, должны были занять нейтральное положение или разрушится, восстановив орбиту планеты.
Более сумасшедшего плана, Валерка представить не мог, и единственной его надеждой было то, что до тех пор, пока эта идея будет осуществлена, они уберутся с этой планеты.
— Ты отдаешь себе отчет, что вся эта затея может закончиться полной гибелью всех обитателей планеты? – Спросил Валерка Володю, когда они остались наедине.
— Но ведь Элл сказал, что эта планета все равно погибнет через пару столетий. Можно рискнуть.
— Но ведь ты и вся команда, рискуете жизнью людей живущих сегодня. Они готовы на это самоубийство?
— Шанс есть. А кроме этого нашей моральной ответственностью будет то, что мы разделим их судьбу.
— Что значит разделим? Ни сегодня завтра появиться Элл, и мы от сюда умотаем.
— Я останусь.
— Как это останусь? Если нам доведется вернуться, то ты где? Растворился?
— Валерий! Кто мы на Земле? Никто. А здесь есть шанс спасти цивилизацию. Может это счастливый случай, что нас выбросило от туда, где мы никто, но наши знания, принесенные оттуда, могут помочь другим мирам.
— И ты решил менять историю из вне? Как ты думаешь, Элл и его люди могли снабдить любую цивилизацию любыми технологиями?
— Могли. Но видимо у них другая мораль и другие правила игры. Я сделал выбор.
— Это из-за Мерлейс?
— Не буду лукавить, в том числе и из-за нее. Знаниями я бы и так поделился, и ты делишься, но с Мерлейс мы нашли друг друга и я сделаю, попытаюсь сделать все, чтобы ее цивилизация выжила.

Но уже было ясно, что растения окружающие их дом и вообще, наверное, все растения на этой планете, были порождениями медуз.
Доказательством этого было их разнообразие и отсутствие молодых растений. Медузы препятствовали естественному размножению любых форм жизни. Для людей это было разрушение семьи и гомосексуалисты, а для растений только те формы возникновения, при которых неблагоприятные для медуз мутации были невозможны.

Вся система предстала для них в очень ясном и полном виде.
Но как разорвать голову растению, если этой головы нет?
— Надо устроить пожар – сказал Володя, когда своими размышлениями, Валерка с Серегой полились с остальными – Растения не смогут быстро передать информацию и та информация, которая в них заложена будет сожжена.
— А мы… А мы куда денемся при пожаре?

На расстоянии трех астрономических единиц, из времени вынырнула группа кораблей медуз.
Корабли медуз, находились в опережающем времени, поэтому уничтожать их прошлое было бессмысленно, а прыгнуть огромной станцией вперед, на эти три секунды, энергии не хватало.
Стало ясно, что помощь прийти не успеет.
Всех обитателей станции посадили на корабли…
Это были скорее не корабли, а маленькие космические шлюпки.
Шлюпка была рассчитана на одного человека и была не так уж безобидна. Каждая шлюпка была оснащена мощной…

— Куда летим? – спросил Андрей, когда стало ясно, что они живы и куда-то, таки, движутся.
— Я поставил на минимальное деление, единицу, но, по-моему, я не понял, что она означает. За границы Солнечной системы мы уже улетели.
Тут в себя пришла Яна.
— Что происходит? — спросила она.
Ей коротко обрисовали ситуацию. Она сердито посмотрела на Серегу.
— Ну ты и нашел время, испытывать свои папоротники.
— Если бы я был таким умным вчера, как моя жена сегодня…
— Привет – просипела попугаиным голосом Мурка и все немного расслабились. Ну что еще могло случиться рядом с говорящим динозавром.

© Copyright: Ростовцев Сергей, 2015
Свидетельство о публикации №215010900345

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий