Святее Папы Римского.

колобками были мы в земле египетской

Исход колобка на Песах - не мучить колобков!

Новая иудейка (гер) хозяйка зоомагазина Одайя Гилади, конечно же решила стать святее папы римского или хотя бы рава Овадии Йосефа.
Долго она искала к чему такому прицепиться, что бы испортить евреям жизнь. Еврей он как? Если закон мешает жить, значит его надо обойти.
Вот одесские евреи, когда им приходилось возвращаться домой на поезде после начала Шабата, придумали такую штуку — они брали с собой бутылку с водой и тазик. Когда Шабат вот-вот должен был наступить, они ставили на пол тазик, опускали туда ноги и выливали воду.
Зачем?
А потому что ехать в Шабат запрещено, а плыть можно.
Или, как куда-то пойти в Шабат, если нужно? Нельзя далеко отдалятся от своего жилья. Возьмите с собой складной стульчик, периодически останавливайтесь, сядьте, осмотритесь, съешьте чего-нибудь маленькое (например маслинку) и можете идти дальше. Теперь ваш дом был там, где вы остановились.
Или даже если Вы нарушаете еврейскую заповедь, важно помнить, что она есть.

Но когда дело касается животных, тут законы становятся на их сторону. Нельзя мучить животных. Пример:
Можно ли доить корову в Шабат?
Нужно. Без этого корова будет страдать, а она не выходила из Египта. Корову нужно обязательно подоить, а молоко вылить и не использовать.

Но вот приближается Песах и новообращенная Одайя Гилади таки нашла свой вопрос.
А можно ли давать скотине и прочим животным, хамец на песах? Дело в том, что ни чего из того, на чем равины ставят штамп — «кашер ле песах» животные есть не захотели.
Тут бы Одайе вспомнить история с Арье Толстым и его учеником. Когда Арье Толстой, сидя в саду, прихлопнул комара у себя на лбу, его ученик, впечатленный теориями писателя о непротивлении, спросил
— Как же это,…- показывая на кровь оставшуюся на руке писателя от комара — Лев Николаевич?
— Не нужно быть таким тщательным, сказал знавший иврит писатель.
Он же знал, что то что не кошерное, которое меньше макового зернышка — кошерно.
Но Одайя Гилади, Арье толстого не читала и вообще с руской литературой не знакома.
Но она твердо знала выученный на курсах обращения в иудаизм, принцип:
— запрет на квасное в Песах касается не только его употребления, но и хранения, и получения от него «удовольствия» или «выгоды».
Значит, я даже смотреть не могу на воробья или голубя, клюющих квасное, ибо от созерцания поедания ими квасного (выброшенного евреями из своих домов) я получаю удовольствие.
Но как же тогда не мучить животных в ее зоомагазине?
Нет, она вовсе не задавала равину вопроса: А можно ли еврею иметь зоомагазин, если он приводит к нарушению Песаха?
Она спросила, как ей не замучить своей кошерностью животных.
Ну я бы, в столь щекотливой ситуации, предложил ей животных кормить, но в эти дни не продавать.
Наверно Одайю Гилади такой ответ не устроил бы, поэтому она обратилась не ко мне, а к своему раввину.
Ответ раввина был прост:
— Советую вместе с квасным продать неевреям и собак, кошек и … — тут раввин скосил взгляд на свою жену и в пол-голоса добавил — и прочую живность.

Я бы конечно спросил равинна:
— Ладно животных и жен… Но разве друзей мы мужем продать неевреям? А ведь собака наш друг. И собака никогда бы нас не продала, из-за какого-то своего праздника.
Почему?
А потому, что собака действительно святее папы римского, а не просто хочет по-выпендриваться.

С наступающим праздником свободы евреи!!!

Рабами были мы в Египте.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


3 × = двадцать четыре