Сегрегация или нацизм в Израиле.

Нюрнберг

Таким должно стать будущее всех нацистов, независимо от признака дискриминации.

Слово нацизм в Израиле запрещено. Один офицер ЦАГАЛА (армии обороны Израиля), разрушавший дома в Иудее и Самарии за то, что они построены евреями, когда ему дали в морду и обозвали нацистом, признался что большую травму получил от слова «нацист». Его бабушка погибла в Холокосте.
Разрешено употребление слова «нацизм», только по отношению к прошлому и к тем кто сегодня не любит Израиль. Но само понятие нацизма вызывает много вопросов.
То что касается нации, национализм, существует в различных ипостасях — плохо или хорошо.
Когда человек гордиться тем, что он сделал для своего народа, что-то значительное… например открыл истинный смысл слова «славянин». Что в этом плохого? Если нашел золотую жилу или спас родник? А если просто стал нобелевским лауреатом и теперь гордиться что его народ, на душу живущих самый награждаемый нобелевским комитетом? Конечно есть национализм и плохой. Тут я не буду тратить времени на примеры.
Но нацизм. Нацизм сформировался как понятие дискриминации, уничтожения людей по признаку от этих людей независящему.
Гитлеровский нацизм (давший название этой абстракции), избрал признак национальности. Евреи подлежали истреблению, а славян подлежали превращению в рабов.
То, что нацизм в первых своих проявлениях начал с такого признака, как нация, ввело слово нация в его название. Это несколько затуманило понимание его существа — существа того, за что мы ненавидим гитлеровских руководителей и их идеологию.
Нацизм это дискриминация людей по признакам, которые от них не зависят.
Если в государстве дискриминируют людей, которые не хотят голосовать «Да здравствует демократия!», это не нацизм. Плохо это или хорошо, другой вопрос. А вот если рыжих или черных — нацизм.
Я уже писал о нацизме языковом, в статье «Анти-русский нацизм«.
Сегодня я хочу написать о нацизме, который судя по всему, побеждает во всем мире. Я хочу написать о гендерном нацизме. Человек ведь не выбирает свой пол? Он рождается мужчиной или женщиной не зависимо от своего желания и согласия голосовать «Да здравствует демократия!»?
А это нацизм процветает пышным цветом и попробуй назвать его носителей нацистами. Эти нацисты придумывают себе красивые имена. Полиция нравов в исламе или феменисткие организации в западной цивилизации — это и есть современные нацисты.
Вот на это мы сегодня посмотрим поближе.
А является ли нацизмом сегрегация?
Я думаю, что не всегда, хотя согласен если кто докажет мне, что я ошибаюсь.
Может ли называться нацизмом сегрегация медицинская. Ну женщины к врачам занимающимся маткой и яичниками, а мужчины к врачам занимающимся предстательной железой.
Может, из политкорректности объединим эти медицинские профессии? Иначе получается смешно. В очереди к гинекологу или акушеру, мужчинам выстаивать не надо.
А как на счет сегрегации бытовой? Ну разделение раздевалок, туалетов, отделов белья в магазинах?
Кошмар!
А о стрипбарах, где одновременно и женский и мужской стриптиз, не слышали?
В Израиле, одна госпожа, Татьяна Розенблит, села в религиозный автобус и отказалась перейти на места отведенные для женщин.
Тут надо сделать сноску.
В религиозных автобусах, на самом деле дискриминации женщин никакой нет. Мужчины сидят впереди, а женщины сзади. А поскольку мужчин в автобусах всегда больше, так женщинам нет нужды беспокоиться о месте для сидения. Кресла всегда есть свободные.
Так вот Татьяна Розенблит села на мужских местах и спокойно доехала до своей остановки. Ее не кто не бил. Ей делали замечания и просили пересесть. Некоторые религиозные покинули этот автобус.
Так вот, на месте молодых мужиков я бы начал посещать женские пляжные раздевалки. Я сам этого делать не буду, потому как я в том возрасте в котором это уже не интересно и еще не интересно. Кроме того, у меня болят ноги и быстро бегать я не умею, а как я понимаю, дамы будут не только вежливо предлагать мне покинуть заведение.
Вот вызванный полицейский Татьяну Розенблит не стал уговаривать пересесть, а если вызовут полицию к мужчине решившему переодеться вместе с незнакомыми женщинами, полицейский тоже ничего не порекомендует.
А ведь раздельные раздевалки, это такой же нелепый или лепый религиозный принцип, как и раздельный проезд в автобусе.
Такая сегрегация — не нацизм.
А вот попробуйте выяснить:
Какому проценту мужчин оставляют детей в случае развода?
Какой процент мужей подает на развод?
Какой процент женщин и мужчин платят алименты друг другу в случае развода?
Какой процент женщин в социальных отделах и в судах по вопросам семьи?
Когда Вы получите эти цифры, вы поймете, что хоть не по степени жестокости (мужчин пока не отправляют в газовые камеры), а по степени дискриминации, Израиль и как я почти уверен (мне пишут читатели)большинство западных стран по отношению к мужчинам, нацисты в не меньшей чем гитлеровская Германия, степени. А вот страны победившего ислама, нацисты по отношению к женщинам.

Нацизм это ужасно, какой бы признак он не выделял. Нацизм не бывает стихийным. Власти устанавливают нацистские режимы, что бы лучше контролировать население.
Каким бы не был признак дискриминации (но не сегрегации) человека по признаку который он изменить не способен, нужно вешать, как вешали нацистских преступников гитлеровской Германии.
Я так думаю.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


восемь − 8 =