Президент — уголовник.

Обама педераст

- Я хочу так..
- Может лучше минет?

Не так уж много на земле чернокожих президентов, которые не совершили никаких уголовных преступлений и не были бы за них судимы прямо или заочно. Вот сейчас в Африке, судят (арабская весна называется) то одного, то другого президента негра.
Я вовсе не хочу сказать, что только негры-президенты являются уголовными преступниками. У нас в Израиле президентов негров, не было. Но уже один президент осужден. А уж сколько премьер министров носили уголовные дела… А в Израиле, премьер министр это главное лицо государства, а президент, что-то вроде английской королевы. Вот большинство законов по борьбе с террором, которые так возмущают правозащитников, остались Израилю со времен английского мандата, так и понимание того, что должен быть кто-то, кто вне подозрений и красиво называется. Это стал президент.
Он то и стал первым белым израильским президентом осужденным по уголовной статье за политические взгляды и еще за то, что не педераст, и женщин предпочитал мужчинам. Это был президент Моше Кацав. Но сегодня мы не о нем, и не о каком-то другом Мйоше.
Сегодня мы о рекорде среди президентов уголовников вообще, и даже среди чернокожих президентов, в частности.
Знаете, есть такой рекорд в футболе — самый быстрый гол. Так тут, что то в этом роде.
Вот по конституции США, президентом может стать только урожденный американец. Ну в смысле они же рабов из Африки везли, так что бы какой-то раб не стал президентом и не повез их рабами в Африку, этот закон и был принят.
А вот про то, что президентом не может стать человек с уголовным прошлым или уголовным настоящим, наверно в их, американской конституции, ничего нет. Да и где найти в США деятельного человека, который не уголовник? Но ведь без президента нельзя?
Вот на последних выборах и выбрали президентом рекордсмена по совершению уголовных преступлений — Хусейна Обаму.
Вообще, преступление это весьма условное понятие. Когда-то на Украине гражданин мужского пола давший секс другому гражданину мужского пола, назывался мужелот и садился в тюрьму, как минимум на два года. Поэтому всех педерастов Украины, времени действия этого закона, мы можем считать уголовными преступниками, несмотря на то, что сегодня педерастия уже не уголовное преступление, а даже наоборот, рекламируемое гейпарадами явление. Пока задница невинна — в шоу бизнес, не попадешь.
Но вернемся к нынешнему чернокожему президенту США, Хусейну Обаме.
Многие возмутятся тем, что я все время поминаю его чернокожесть. Но его чернокожесть, как раз и связанна с тем уголовным преступлением, которое он совершил самим актом собственного рождения.

К моменту, когда 18-летняя студентка Гавайского Университета Энн Данхэм, обучавшаяся антропологии, решила провести ряд антропологических экспериментов и посовокупляться с африканцем Бараком Обамой браки между представителями черной и белой рас были запрещены или считалась уголовным преступлением в большинстве Штатов США.
Уловили? А закон обратной силы не имеет.
Когда Энн Данхэм совокуплялась с Бараком Обамой и произошло ее осеменение, в результате которого на свет и появился нынешний президент США.
Сначала этот нежелательный результат совокуплений хотели отдать в приемную семью. Но не отдали.
Совсем не обязательно, что бы в том штате, в котором происходили совокупления, они считались уголовным преступлением.
Став президентом США, Хусейн Обама, стал президентом и для тех штатов, где действия по его зачатию и рождению, были уголовными преступлениями.

Закон не может иметь обратную силу и в цивилизованных странах это поняли давно.
Хотите пример?

Когда-то в Нидерлдандах, двух человек приговорили к смертной казни. Но приговор не успели привести в исполнение, к тому времени когда смертная казнь была отменена.
Возникла коллизия. Если не казнить, получится что закон об отмене смертной казни получил обратную силу, что страшнее любого уголовного преступления, поскольку это базовая ценность. Но если казнить, то будет нарушен уже действующий закон.

Решили что нарушение уже действующего закона, меньшее зло. Но для того, что бы это нарушение не было вопиющим, приняли решение о том, как эта казнь будет происходить.
Не было (на счастье приговоренных) такого закона, что нужно было, обязательно, вешать.
Казнь основывалась на том, что кофе тогда, как сейчас сахар, считалось очень вредным для здоровья. Ну, если сахар, белая смерть, то кофе был черной смертью, что придавало этому еще больше ужаса.
Если кто опять прицепится к слову черный, то уточняю, я говорю о кофе, а не о президенте.
Каждое утро, приговоренным приносили по чашке кофе, которую они должны были выпивать в присутствии охраны.
Охранники умерли раньше, но принцип о том, что закон не может иметь обратной силы, был соблюден.
Но это для Нидерландов. Для США, с их уголовными методами в международных и финансовых отношениях, законы вообще не писаны.
И когда президентом избран рекордсмен по возрасту совершения уголовного преступления, это особенно ясно.


Добавить комментарий