Преодолевая стереотипы абстракций.

Но сначала я расскажу о том, как проходило мое «коридорное» обучение. Может я где-то об этом уже писал… тогда извините повторюсь.
В 1974 году, я заигрался с девочками. Причем, заигрался до такой степени (я не буду исповедоваться в подробностях), что мои учителя (по жизни, а не по школе) вынужденны были вмешаться.
Тогда, дядя Яков(кто это такой, тоже оставим историкам)дал мне задание. Как я теперь понимаю, давал он мне задание в воспитательных целях. Он выдал мне кучу вопросов об отношении к женщинам.
Я тогда не мог этого полностью понять, потому как то, что происходило у меня с женщинами, было приятно и обоюдно.

Эти четыре голенькие девочки не с мусульманской свадьбы

Колективный труд делает человека прекрасным.



Но вопросы были поставлены, и я взялся на них отвечать.
Очень уважая (что, кстати до сих пор)дядю Якова, я стал отвечать на вопросы выводя каждый вопрос на границы тех рамок, в которых он был поставлен.
То есть своим ответам о женщинах, я придал некоторую наукообразность и теоретичность.
Дядя Яков и мой отец, которые прочитали сделанное мной исследование пришли в возмущение. Насколько я теперь представляю, это было в большей степени возмущение собой. Воспитательный процесс явно не удавался.
Но сами вопросы меня так заинтересовали, что расширив их уже самостоятельно, я написал небольшой и вполне научный реферат в котором доказывал, что скорость развития науки и культуры зависит от изменения представлений о семье и браке.
В периоды, когда представления о семье и браке были стабильны (неважно моногамия это или промискуитет) развитие науки и культуры находилось в застое. Но как только представления о дозволенном начинали меняться, происходил бурный скачок достижений науки и культуры.
Ну и как бы не были возмущены отец и дядя Яков моим предыдущим исследованием, и эту работу я представил на их суд.
Работа, надо сказать, была достаточно фундаментальной. А несколько недель копал в читалке брачные законодательство разных стран за весь известный исторический период, считая что хоть и с опозданием законы всегда повторяют представления о морали имеющейся в обществе.
Эта моя работа не была принята в штыки, но мне…буквально шутя, было объяснено, что если бы я читал господина Маркса, то знал бы, что оба процесса, и представления о браке, и развитие науки и культуры зависят от производственных отношений, а не друг от друга. И то, и другое является следствием производственных отношений.
Я был в полном восхищении и просто не понимал, как я сам до этого не додумался.
Поэтому я уселся за энгельсовскую, «Происхождение семьи, частной собственности и государства.» Законспектировал ее (не по школьному) и взял на вооружение головы.Кроме того, я хоть и бегло но ознакомился с книгами господина Маркса.

Конфликт между производительными силами и производственными отношениями, по господину Марксу, являлся основой, для изменения общественно-экономической формации.
Именно в последовательной смене формаций и заключался прогресс, итогом которого являлось установление более справедливого миропорядка. Новый базис порождает и новую надстройку.
Общественно-экономическими формациями обозначались качественно своеобразные ступени в развитии цивилизации.
Таких формаций, по Марксу, насчитывалось пять. А именно:
первобытно-общинная;
рабовладельческая;
феодальная;
капиталистическая;
коммунистическая.

В самом общем виде, теория формаций, была сформулирована господином Марксом как обобщение европейского исторического пути. Маркс, однако видел, что были государства которые не подходили под формационную модель. Эти государства Маркс выделил в так называемый «азиатский способ производства».
Но и в Европе, не всегда, развитие отдельных стран укладывалось в схему пяти формаций.

То есть, господин Маркс увидел не полную применимость своей классификации, но не увидел принципиального (с моей точки зрения) характера этих различий.

А различия были колоссальны.

В некоторых странах, в некоторых обществах вчистую отсутствовало рабство.
Если бы Маркс задался вопросом, почему это произошло, то он бы наверное нашел ответ, но ответа у него я не нашел и поэтому стал размышлять.
Нет, конечно я стал размышлять не сразу так.
Сначала я понял разницу в ментальности европейца, русского и еврея.
Я уже об этом писал, но вкратце повторю свои рассуждения и дополню.
Европеец жил в местности, где рядом находились разноязыкие, разновластные, часто враждебные, но все-таки государства с одинаковым пониманием того, что является культурой и цивилизацией. В европе была общая культурная база. Даже не важно что это практически одна языковая группа.
Человек, индивидуум, старался найти свое место в этой Европе. Индивидуум принадлежал не общине, а себе. Он мог пешком сменить общину. Просто перейти из страны в страну, под власть другого языка и короны.
А кочевников в Европе, почти не было. В Европе были города и обрабатываемые земли.
Как только кончилась эпоха рабства он стал развивать эти свои индивидуальные свободы, доходя до сегодняшнего абсурда.
Русские жили на огромных территориях окруженных пустотой и кочевниками, к которым не уйдешь. Каждый русский город, это был остров цивилизации.
Что бы выжить и жить, приходилось жить общиной, коллективом. В другой город уйти не легко, да и другой город, чаще под тем же князем.
А вокруг кочевники. Степняки.
Выжить без общины, сообща не обороняясь выжить не возможно.
При таком положении дел иметь рабов, это иметь пятую колонну.
И рабов не было.
Были работники.
В России был годовой подряд. Тягловый люд работал на хозяйской земле год, потом обдав налоги мог перейти к другому работодателю, если он думал, что прежний сильно с него дерет.
Естественно это создавало конкуренцию между работодателями.
Так в России существовал и развивался ее исконный русский капитализм.
Именно капитализм, потому что работник мог уйти и к другому хозяину.
Сначала этот капитализм усох, а потом совсем исчез.
Речь о Юрьевом (Георгиевом) дне.
26 ноября по старому стилю, по окончанию сельскохозяйственного сезона, в россии обрядившись в церковный праздник (в честь святого Георгия) существовал этот Юрьев день
В общегосударственном масштабе выход крестьянский был ограничен двухнедельным периодом — по неделе до и после Юрьего дня.
Только с введением «заповедных лет» от 1580—1585 годы право перехода крестьян было временно, а потом и постоянно отменено.
За всю свою историю Россия жила при феодализме меньше 300 лет. Что в историческом и ментальном ощущении народа, просто мгновение. К тому же, в это время процветает убегание в казаки, когда совсем невмоготу и надвигается петровское время.
Феодализм в России существовал только благодаря ориентированным на Европу правителям.
Но в 1861 году (через 275-280 лет после своего начала) исчезнуть.
В скобках заметим, что было еще одно общество в котором в обычном смысле рабства не было.
Причины этого были совсем другие. Евреи (а речь именно о них) сами жили в изгнании или между изгнаниями.
«Раба» не брали на поле брани. Раба покупали. Причем покупали на ограниченный срок — семь лет. Через семь лет, у еврейских «рабов» наступал «Юрьев день». Но поскольку в Иудаизме такое количество законов защищает раба, что некоторые рабы хотели остаться и тогда, и только тогда они навсегда были привязаны к одному работодателю.
Эти рабы, так или иначе были не пятой колонной а такими же, пусть и более бесправными членами общины, как и их хозяева. Но где вы видели равноправие?

Суммируя можно сказать, что и общины русских и общины евреев имеют в своей культурно-общественной традиции, капиталистическую ментальность. Но это не индивидуальный, а общинный капитализм.

Поэтому… имея выше описанные представления, я был крайне удивлен когда на сайте уважаемого мной Сергея Кургиняна, в виртуальном клубе «Суть времени», в его манифесте — http://eot.su/manifest, капитализм связали не с Россией, а с западной Европой.

Ведь проект под названием «капитализм» оказался, мягко говоря, очень трудно совместим с Россией как историко-культурной личностью…
…Но в чем же тайна несовместимости капитализма и России как историко-культурной личности? Идет ли речь только о несовместимости любой многонациональной империи с буржуазностью, всегда оборачивающейся «парадом буржуазных национализмов»? Или речь о чем-то более глубоком?…
…Наши противники из радикального либерального лагеря уже дали свой ответ. Они сказали: «Да, русский дух, русская культурная матрица несовместимы с капитализмом. Мы, может быть, и не понимаем, почему. Но мы это признаем….
…ПОЧЕМУ Россия несовместима с капитализмом. В чем именно тайна этой несовместимости?

Признаем очевидное.

Двадцать лет назад Россия снова закрутила роман с капитализмом. На этот раз с еще более катастрофическими последствиями, нежели в феврале 1917 года. При этом катастрофа Февраля, она же катастрофа несостоятельности тогдашней буржуазии как господствующего политического класса, длилась чуть более полугода. Теперешний роман новой постсоветской России с новым капитализмом длится двадцать лет. За эти двадцать лет капитализм не создал ничего, а разрушил все….

Ну и так далее.
Я просто хочу заметить, что Россия закрутила роман не с капитализмом, а с временщиками.
Сутью российского (как и еврейского) капитализма, всегда был длительный договор. Тогда как на западе, договор мог быть разорван в одночасье.

Сейчас я живу в Израиле. Я живу среди тех, кто уже пожил при европейско-американском капитализме и вижу недоделанный израильский грабительский монополизм.
Суть этих систем — модифицированное на экономический лад, рабство. Раб, на западе, остается рабом, пусть даже более сытым (хотя видимо временно).
Именно это рабство, а не действительный капитализм и пытаются внедрить в России.
Маркс ошибся определяя капитализм, капиталом. Именно производственные отношения и определяют формации — рабство на западе Европы, общинный договор о капиталистических производственных отношениях, на ее востоке.

Таким образом, возражая Марксу мы можем предположить, что общественных формаций всего две. Индивидуализм и общинность. По мере развития производственных отношений развиваются и эти формации. Развиваются параллельно. Попытка перенести на общественную формацию общинного строя, строй индивидуальный, либо его экономические модели, заканчивается катастрофой.
Я не верю, что эти катастрофы несчастные случаи. Эти случаи выгодны конкурентам.
Если лисе легче лакать из блюдечка, то журавлю легче клевать из кувшина.
Российского журавля пытаются уговорить стать лисой.
Крнечно, и в этом Кургинян прав, это каждый раз оканчивается трагедией.
Конечно россиянин ждет большего участия государства в своей судьбе.
Вот только не надо большевиков считать чем-то естественным для России.
Большевики пытались устроить в России западный феодализм. То что этого не было, не их вина и не их заслуга. Ментальность и культура страны даже их заставила постепенно перестраиваться.
И действия в направлении большего участия государства, как судьи у евреев или монарха на Руси в производственных отношениях приносят сегодняшней российской власти заслуженную популярность.

Отвечая на манифест виртуального клуба «Суть времени», скажу:
Капитализм России необходим. Но капитализм, капитализму рознь. Употребляя одну и туже абстракцию по отношению к столь разным явлениям, мы обязательно ошибаемся.
Капитализм, это договорные экономические отношения. Не насильственные, как рабство и феод, а именно договорные.
Договорные экономические отношения индивидуумов на основе законов прав общины — да.
Договорные экономические отношения индивидуумов на основе законов прав индивидуума — нет.

Россиянин не вырос с пониманием того, что нужно обмануть ближнего иначе он обманет тебя. Россиянин вырос с ощущением, что нужно помочь ближнему и он поможет тебе. Именно это воспринимается россиянином как справедливость, как положительное.
Попадая в мир, где выигрывает тот, кто ловчее обманывает, мы проигрываем. И тех кто ловчее обманывает в нашем мире, у нас в стране, будь то Россия или Израиль, мы ненавидим.

Это надо понять и … быть по сему.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии

Преодолевая стереотипы абстракций. — 4 комментария

  1. Опять заблуждения возведённые в науку.

    Нет ничего в мире кроме эквиваолентного обмена труда на деньги и неэквивалентного обмена.

    Опять рассовая теория гнеполноценности . Одни вроде личности индивидумы ,а другие — стадо требующее пастухов. Гитлер нашептал теорию?

    Это раз вгоду поменять хозяина это свобода по Вашему? Это именно и есть рабство. Менять работодателя можно с любого момента и до этого момента работолатель обязан заплатить если таков был договор найма. Понедельная зарплата — это свобода. Помесячная зарплата — это рабство. Вот так просто. Зарплата в пятницу за предыдущую неделю и а следующую неделю можешь не ходить если неустраивает. А месячная зарплата — это надо ждать средину следующего месяца что бы получить за месяц деньги это кабала. Почему надо ждать собственно? Почему всё это время работадатель имеет и отработанные часы работником (сделаную работу ) и деньги за эту работу? Почему ему так хорошо?

    Всё начинается с свободы. Свободные люди не будут мириться с равинскими зарплатами от государства. Потому что это принципиально. А послушное религиознозависимое быдло рта не откроет будет смотреть и молчать. Молчите дальше. Ваше молчание — золото в карманах датишных.

  2. При чем здесь пастухи?
    Если мы с вами попадем на собеседование, когда выберут только одного, у нас будет один стиль поведения.
    Когда Вы и я окажемся на льдине, где единственный способ выжить, совместные действия, где баграми надо толкать ее одновременно с двух сторон, у нас будет другой стиль поведения.
    Если условия вызывающие разные стили поведения существуют сотни поколений, вырабатывается ментальность. Я плохо это объяснил?
    Вообще я надеялся, что это понятно и без объяснений.

  3. Вопрос и необходимости капитализма в России глупый . Капитализм есть и есть такой какой может быть в этой стране. Возможно будет другим если формация не сменится , если принять теже законы что в Америке ,будет Америка,если в Америке принять Русские законы в Америке будет Россия. Если в Израиле принять законы то будет Израиль с законами.

  4. А я так скажу — в России нужен царь батюшка. Пусть так себе, но царь. Нужен человек, семья, которой не нужно было бы бороться за власть и воровать, потому как все и так ихнее. А как по другому?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


+ три = 8