Номера.

Его считали местным дурачком. Он знал об этом, но это его не тревожило. Не стоило обращать на это внимание. Он понимал магию цифр, и цифры дарили ему счастье.
После того как он заканчивал помогать матери в коровнике и в огороде, в самый жаркий час, когда до вершины солнечного пути оставалось один или два солнечных диска, он садился под раскидистым деревом сирени, у трассы, проходившей по краю деревни и смотрел номера проезжающих машин.
Ни кто ничего не понимал в этих номерах, а он, ни кому не собирался об этом рассказывать.
Люди глупы. Им бы только кого-нибудь осмеять.
Вот проехала машина с номером, заканчивающимся на 88. Конечно, 88 в конце номера, вовсе не то, что в начале. Но все равно он произнес магическое
— 88 дай удачу!
День начинался очень хорошо. Плохо когда первой же цифрой шло 13. Да еще если в самом начале номера, то можно было прямо идти домой. Ничего хорошего в такие дни вообще не происходило.
День, начавшийся на 88, пусть даже в конце номера, сулил удачу. Это удачное начало дня. Сегодня обязательно что-то произойдет.
Машины пролетали и чаще их номера ни о чем не говорили. Конечно, если вдуматься 31 это те же тринадцать, поставленные в другом порядке. Он не любил 31. Но и восемьдесят один, тоже был неясен. Почти 18, но наоборот.

Двойные номера, кроме 00, это хорошие цифры.

Один один – «сам себе господин», говорил, что вечером никакой тяжелой работы ему не поручат.

Два два – «ласковые слова» означал намечающуюся похвалу.

Три три – «на море смотри» сулил путешествие в дальние страны.
Он пока не выезжал из своей деревни, но верил, что ему уготована судьба великого путешественника.

Четыре четыре – «все довольны в мире» был хорош тем, что хотя лично ему ни каких выгод не приносил, но позволял порадоваться общественному благополучию.
И он радовался. Потому что если не радоваться, когда другим хорошо, ни кто не порадуется, когда хорошо тебе.

Пять пять – «радуйся опять» ну тут и объяснять нечего. 55 возвращала прошлые, забытые радости. Эти радости можно было вспомнить. А уж когда радоваться было нечему, это было вовсе не последнее дело.

Шесть шесть – «вкусно будем есть». Конечно, речь шла о еде в путешествиях. Он представлял различные, невиданные и не попробованные яства. Это всегда было разноцветным, но с преобладанием красного цвета.
Красным было мясо. Красным было вино. Красным было мясо, которое было очень вкусным. Когда в селе кто-то забивал бычка, мать приглашали в гости, и она приносила ему кусок красного, только зажаренного мяса. Мясо было вкусным, но то мясо, которое предвещало 66 было намного вкуснее. Да разве только мясо…

Семь семь — «огорчаться незачем» могло многих, многому научить. Что толку было огорчаться? От этого никогда не становилось лучше и радостней. Но все равно, об этом как-то забывалось, а вот 77 всегда спешило об этом напомнить.

Восемь восемь – «дай удачу». Эх, о чем только не помечтаешь, когда пролетит белая или серебристая машина с таким цифрами в начале номера?
Тут открывается весь мир. Нет в этом мире ничего недостижимого. Вот оно, на блюдечке – иди и бери. И никто, ни кто этому помешать не может.
Но 88 в конце номера, это тоже неплохо. В конце концов, радоваться тому счастью, которое у тебя уже есть, тоже здорово. Ведь просто дышать, пить, есть … даже если это просто хлеб – на самом деле, счастье. Просто что бы понять, что это счастье, нужно немножко не подышать, или долго не пить. А что такое быть голодным уж наверняка знает всякий.

Но самое большое счастье, было увидеть 18.
Восемнадцать встречались редко. Почему-то так выходило, что восемнадцать можно было увидеть не чаще двух раз за день. И уж совсем было обидно, когда и этого не было.

18 это значит и путешествие и красивая женщина, которая полюбит тебя и родит тебе детей. Твоих детей, которые никогда не будут над тобой смеяться.
18 это значит, что всю жизнь ты будешь видеть, что-то новое. Новые города, улицы, страны. Это значит, что жить ты будешь в новых домах. Это значит, что каждый, кто встретит тебя, вежливо и с уважением поклонится тебе. Это значит, что ты сможешь сделать что-то такое, что даст тебе все это и от чего ты будешь всегда полностью и бесповоротно счастлив.

Солнце уже перешло свою высшую точку и начало опускаться. Скоро тень сирени переползет на другую сторону, и тогда нельзя будет наблюдать за дорогой, машинами и их номерами, из тени. А этим летом уж очень печет.
44, 33, 69 … 69 говорило о возможной перемене. Вот только хорошей или плохой….?

И вдруг его легкие наполнились ожиданием. Он почувствовал, что это приближается. Огромная серебряная машина несла на себе номер 18 888 18

18 888 18 !!!
18 888 18 !!!
18 888 18 !!!

Это был предел! Это было счастье! Это было мгновение, которое ни кто и никогда у него не сможет отнять.

© Copyright: Ростовцев Сергей, 2009
Свидетельство о публикации №1908260453
Дата публикации подтвержденной Copyright — 26.08.2009 11:36

Автобус был длинный и желтый.

Автобус был длинный и желтый. Его плавно качало, когда мимо него проносились девятиэтажные кварталы.

Было полпервого ночи. Автобус был почти пустой, но мне нравилось стоять на задней площадке пружинить ногами и смотреть, как остаются сзади пустые дребезжащие троллейбусы.

На остановке никого не было. Водитель вылез из кабины и начал регулировать зеркало.

Чуть за остановкой стояла, видимо сорящаяся парочка. Парень, что-то взволнованно говорил… девушка повернулась…

Это была Марина.

… парень пытался ее задержать, но Марина побежала и впрыгнула в автобус. Парень хотел вскочить следом, но дверь захлопнулась и он несколько секунд бежал за автобусом маша кулаком в сторону зеркальца водителя. Читать далее

Леди Маргарита.

голая девушка в когтях

- Вы выиграли меня… для того, чтобы съесть

Девушка в белом платье, которое слегка касалось белых мраморных плит устилавших пол, с безразличным лицом, под полупрозрачной вуалью, шла по длинному коридору. По одну сторону коридора располагались черные резные рамы с черными, ночными стеклами, по другую такой же резьбы черные деревянные стены с такими же подсвечниками. Толстые желтые свечи горели, освещая коридор тусклым светом. Пламя их казалось неподвижным.

Иногда девушка проходила мимо дверей, о существовании которых можно было догадаться по медным позеленевшим ручкам. Но некоторые были приоткрыты.

Девушка свернула в неосвещенный коридор.

— Леди Маргарита, вам сюда.

Посреди коридора стояла старуха в потертом смокинге. Старуха держала в левой руке курительную трубку в которой тлел огонек.

Старуха смотрела на дверь, через которую как-то и освещался темный коридор.

В углу зала стоял стол, на котором горела еще одна с неподвижным пламенем свеча. На зеленом сукне которым был накрыт стол лежали скомканные карты.

В другом углу зала стоял невысокий человек в сером балахоне. Он смотрел на свечу, но ее свет не освещал его лица.

— Вы и есть Маргарита? Читать далее

Эссе.

Деревья были высокими, стволы гладкими, плоды сладкими и сочными. Мои сородичи уже карабкались по стволам беспомощно размахивая короткими хвостами.

Мне было грустно…. Плодов я очень хотел, но так как я был самым ленивым в стае, на дерево я не полез.

От злости я начал колотить по дереву большим черным корнем. Потом бросил его вверх и еле успел отскочить.

Тогда я взял длинную легкую палку и бросил ее в плод. Я промахнулся, а мои сородичи захихикали показывая на меня пальцем. А один подошел ко мне и показал, как надо добывать пищу.

Он полез на дерево.

первобытный человек эволюция

- А теперь копье.

© Copyright: Ростовцев Сергей, 2001
Свидетельство о публикации №1111300085
Дата публикации подтвержденной Copyright — 30.11.2001 17:57

Урок фехтования

Утро сегодня уж слишком морозное. Снег и рубашки, как всегда, белые. Белые у обоих.

Черт побери, а он кажется нервничает. А я?

Кто придумал – в такой мороз драться в одних рубашках? Легкий жилет не помешал бы. Ничего скоро начнем.

Вот и шпаги.

— Любую.

Все равно какой…

Поправить сапоги… Перчатки… Потом не до них.

Не люблю когда голенища сползают. Так… Вроде не скользко.

— Приступим?

Черт возьми. Не нравиться мне конец его шпаги. Поблескивает серо. Пуговицу бы туда.

— И так…

Черт, неплохо атакует… Батман… Еще… Батман… Перевод… Туше???

Какой быстрый.

А подумаешь, что можно станцевать, как курица на вертеле…

— Не торопитесь сударь. Я уже согрелся.

Молчит.

Только не следить за блеском…

— Ого. Вы, я вижу решили меня убить? Читать далее

Началось со спешки

Началось со спешки. Я брился, чистил зубы и одевался одновременно. И когда вскочил в троллейбус, понял, что кошелек и проездной билет остались дома. Карманы оказались пустыми. Только во внутреннем кармане плаща, неизвестно с каких пор, лежала распечатанная пачка «Памира».

Всю неделю я не видел Ленки. После работы ехал домой и спал или читал забывая о чем сразу после прочтения. Хорошо для этого подходили книги по биологии. И у отца не был, хотя нашел по биологии пару интересных вопросов.

Я приехал к «Сачку».

— Спрячь улыбку краб — Лена взяла меня под руку и мы пошли по бульвару.
— Поехали ко мне — я попытался поцеловать Лену в ухо, это мы называли «пошептать», но она посмотрела на меня, и я уже не пытался целовать ее в ухо.
— Веди себя прилично. Мы еще не у тебя и вообще сегодня к тебе не поедем.
— Тогда пошли в кино?
— Мне нужно домой.
— Но мне скучно.
— Не корчи рож. Читать далее