Проза

Господа!
Администрация сайта приносит вам свои извинения на некоторый беспорядок с ссылками.
В ближайшее время он будет устранен. Пока (как временное решение) если Вы хотите найти какую-то статью, скопируйте ее название в окно поиска в правом верхнем углу. Еще раз — извините.

* Ликвидация — почти фантастика
* Последний путь. — рассказ
* Обманули!!! — от пациента клиники Стравинского — фантастика
* Операция Глянец. — микро-детектив
* Незапланированная прогулка в режиме реального времени.- фантастика
* Пусть горит! — юношеские рассказы.
* Серые облака на голубом небе.— юношеские рассказы.
* Началось со спешки.— юношеские рассказы.
* Урок фехтования. — юношеские рассказы.
* Эссе. — юношеские рассказы.
* Леди Маргарита. — юношеская мистика — эротика — ужасы.
* Автобус был длинный и желтый. — юношеские рассказы.
* Номера — рассказы
* Мусоровоз или пять минут на автобусной остановке. — рассказы
* Оранжевые цветы для Политковской. — детектив
* Удивительно педерастическое небо. — эротическая проза
* Национальный вопрос. — ироническая проза
* Как я провел выходные почти школьное сочинение. — фельетоны
* Отличные игры! — художественная литература для компьютерщиков — порнографическая проза
* Комиссар человеческих душ. — эротическая проза
* От экономии энергии — к современному спорту. — ироническая проза
*Израильский декабрь 2008 года — детективный рассказ..

Мы запомним тебя, Слободан!

Скончавшемуся в застенках нацистов Гааги, президенту Югославии Слободану Милошевичу посвящается.

Мы запомним тебя, Слободан
Мы тебя никогда не забудем
Ты всю жизнь свою передал
Сохранившим достоинство людям.

А погром продолжает «коран»
На Балканах, на юге России
И Израиль наверное сдан
В растерзанье безжалостной силе.

Мы запомним и мы не простим
Их, закрывших, свободу в застенок.
Не сдается не стих и не штык
И мерзавцам назначим мы цену.

Поэт Григорий Трестман, завтра будет судим за стихи

Я не сторонник Либермана, но его сторонник, поэт Григорий Трестман, завтра будет судим за стихи, которые я приведу ниже:
Созрел, я полагаю, час,
когда (и как это ни странно)
полезно для еврейских масс
понять идеи Либермана.

Статья, конечно, не роман
и не концепция Завета,
и если ты из мусульман,
то лучше отложи газету.

Почти четырнадцать веков
совместной жизни на Востоке,
как ни учили дураков, — евреям впрок
не шли уроки.

Зубри историю до дыр –
поймешь: выигрывая войны,
евреи проиграли мир,
и участи своей достойны.

Хоть за бедою шла беда,
но поумнели мы едва ли.
Арабы били нас всегда,
когда мы это позволяли.

Смотри: кто прав из нас, кто лжив?
Нет смысла в продолженье спора.
Историю перекроив,
мы не придем к согласью скоро.

Мы жили вместе лишь в крови.
От крови на зубах оскома.
Любое время назови:
резня, насилие, погромы.

Друг друга били мы и бьем –
у всех вокруг мороз по коже.
Пора понять, что жить вдвоем
мы не умеем и не сможем.

Там юрисдикция мертва,
где мы – увы! – мишени тира:
две веры, два народа, два
несовместимых в мире мира.

Из мирных инициатив,
сегодня выбрав Палестину
и поселенья запретив,
мы снова угодим в трясину.

Альтернатива здесь одна,
считайте, болтовню отсеяв:
опять арабская страна,
очищенная от евреев.

А что останется у нас?
На берегу песок и крабы?
Страна – заплатка про запас,
где четверть жителей – арабы?!

Каков же выход, господа?
Земля одна, да два народа.
Вновь исходить нам? Но куда?
В глубь моря? В бездны небосвода?

Обетованная земля!
Святое наше окаянство!..
Дотла, до точки, до нуля
нам надо сократить пространство,

где бы арабы и жиды
в едином обитали месте.
И дабы разошлись следы
убийства и заветной мести.

Чушь? Трюк предвыборный? Обман?
И вместо мира – потасовка?!
Вот в этом месте Либерман
и предлагает рокировку.

И не обман здесь, а обмен:
обмен людей и территорий.
Мы отдадим, но мы взамен
возьмем не надпись на заборе.

Как нашу землю ни дели,
без крови не решить задачу.
Мы палестинцам часть земли
со всею их родней впридачу

передадим: вот весь секрет.
А поселенья, где евреи, –
возьмем под суверенитет
еврейский: вот и вся идея.

А что же Иерусалим?
Какие б ни были напасти,
еврей вовек пребудет с ним,
сей град не делится на части.

Такой осмысленный расклад
признают поздно или рано…
И это первый постулат
из парадигмы Либермана.

II. Проблема израильских арабов

Я думаю, что Либерман –
политик явно не двуликий –
в двух ипостасях басурман
не видит разницы великой.

Два сорта, да одна родня,
и каждый правду чует в силе.
И, кстати, не проходит дня,
чтоб оба нам не навредили.

Везде евреев ждет урон:
коль не овамо, значит, вемо.
Дублет арабский с двух сторон
в одну смыкается проблему.

Здесь, братцы, что ни говори,
а все «чем далее, тем хуже».
Нас били те, кто жил внутри,
нас били те, кто жил снаружи.

Нас били граждане страны!..
Мы отметем такие факты,
как басурманские сыны
в стране готовили теракты.

И после сна, и перед сном
мы умолчим, что чуть не каждый
из данных «граждан» с каждым днем
всё больше крови нашей жаждал,

что недалек тот день, когда,
забросив соглашенья в урну,
от нас потребует орда
не автономии культурной

и политических свобод,
а отделенья от евреев.
И мы, отмечу наперед,
всё спустим в этой лотерее.

На нас и штык давно готов,
и гильзы с русскою картечью.
Меж тем арабы двух сортов
друг другу движутся навстречу.

Должно быть, нашим потрохам
полезно лезвие заточки.
Ужо! Грядет «Великий хам».
Но это всё — еще цветочки.

А ягодки – кошмарный сон:
число израильских арабов
зашкалило за миллион,
и далее растет не слабо.

Взгляни на них – темно очам!
Скажу – евреям не в обиду –
арабы пашут по ночам
во имя восполненья вида.

Затменье лунного луча,
дыханье смерти, след напасти?
Крольчиха, кошка, саранча
не ведают подобной страсти!

И как ты счастья ни пророчь,
уже нам путь мостит ко гробу
за ночью ночь, за ночью ночь
арабской женщины утроба.

И поделом нам, поделом!
Мы оглянуться не успеем,
когда нас превзойдут числом,
и вздрогнет мир:
— Конец евреям?!

И как ты ни играй судьбой,
погост фортуной именуя,
весьма решительный убой,
последний самый, неминуем.

Смотри, еврей: среди пустынь
стада арабские пасутся
в стране с названьем «Фаластын»
с чумной столицею «Аль-Кудсом».

Ужели в доме праотцов
судьба закланного барана
евреев ждет, в конце концов?
— Нет! – заключенье Либермана.

Ничьих не ущемляя прав,
границы мы переиначим.
Дадим арабам их анклав
со всею их родней впридачу.

Зато – без лишних слез и драм –
отныне наши поселенья
навеки переходят к нам в
беспрекословное владенье…

И все ж, готов держать пари,
после обмена в нашем стане –
и по границам, и внутри –
жить с нами будут басурмане.

Введем закон (и не один):
еврейскому святому стягу
страны еврейской гражданин
обязан принести присягу.

Кто предпочтет попрать закон
(над этим стоит посмеяться),
тот смеет жить – не смеет он
ни избирать, ни избираться.

Такой сюжет, такой раскрой
: ни спекуляций, ни тумана…
И это постулат второй
из парадигмы Либермана.

III. Проблема и последствия шароновского «размежевания»

«Великий» план размежеванья,
который навязал Шарон,
скорее тест на выживанье
всей нации со всех сторон.

Да и какое отделенье
от палестинцев, коль премьер
отправил Бушу откровенье,
где обязался, например,

по отступлении из Газы продолжить
поставлять туда
от электричества до газа
(нефтепродукты… связь… вода…)?!

С кем и какие вёл расчеты,
какую он наметил цель,
арабам увеличив квоты
для въезда в Эрец Исраэль?!

Ужель для Нобелевской речи
о благе нации, о том,
что безопасность обеспечит
он гражданам таким путем?

Бежим…
Смертоубийцев свору
вдогон спускает Амалек
Лишь эскалацию террора
способен вызвать наш побег.

Причем не только в Палестине,
не только в нашей стороне.
Так было раньше, но отныне
террор уйдет от нас вовне.

Ислам не знает нашей боли…
Считает весь арабский род
отнюдь не жестом доброй воли
односторонний наш исход.

В их головах одно и то же:
они считают, что террор
Израиль напрочь уничтожит,
и кончен будет разговор…

Что ж, мы ушли без договора,
дабы ближайших пять веков
безудержные слышать споры:
«Как обуздать боевиков?»

И кто из них на власть помазан,
тот убивать нас будет рад:
Абу-Алла иль Абу-Мазен,
иль околевший Арафат.

Ведь мы для них не люди – стадо.
Приносит каждый в жертву нас:
бойцы «Исламского джихада»,
«Фатх», «База», «Хизбалла», «Хамас».

Пришла пора на камне высечь,
коли Шарон не помнит сам:
обрушились десятки тысяч
снарядов и ракет «касам»

на наши поселенья Газы,
на близлежащий к ним Сдерот.
Не измени Шарону разум,
он дал бы «плану» разворот.

«План» выглядит безумно смелым.
Создал он от врагов заслон?
Сбежали мы — и под обстрелом
лежит приморский Ашкелон.

Шарон не просит разрешений,
он доводы спецслужб отверг.
Мы дарим новые мишени –
электроузел Рутенберг.

Шарон летит вперед тараном,
зажегся «старческий задор»:
Египту отдает «по плану»
Филадельфийский коридор.

А дальше (нет конца гостинцам!)
последние сожжет мосты,
и даст воздвигнуть палестинцам
морской и аэропорты.

Ужели снял Шарон запреты
на ввоз оружия?.. Вопрос…
Иль у него случилось… это…
как называется… склероз?

Арабам транспорт и тоннели
доставят пушки без помех
(похоже, все нас поимели,
но мы друг друга – прежде всех).

Пространства бывшей нашей Газы
(какой кричать об этом прок?)
террористические базы
покроют вдоль и поперек.

И оружейные заводы
поочередно вступят в строй.
Мы ж, несусветные уроды,
опять «за мир» стоим горой.

Мы раскололись. Враг в экстазе!
И никаких сомнений нет,
что скоро он откроет в Газе
джихадский университет.

Слетятся в Газу, как туристы,
со всех концов, со всех сторон
всех континентов террористы…
Ты этого желал, Шарон?..

Опасны пики пьедестала.
И к самой гибельной из мер,
увы, Шарона-генерала
приговорил Шарон-премьер.

Я не пою ему осанну,
хоть лично этому не рад.
(Из парадигмы Либермана
мы дали третий постулат.)

Григорий Трестман

12-12-2012 года. Поживем, увидим.

мой день рождения 12-12- …. года И каждого 12-12, я спрашиваю себя…
Ах, если бы я умел считать больше чем до 18, то наверное чувствовал бы себя стариком. А так…поживем, увидим.