Животное сексуальной перверсии.

Пещера, древний человекПредисловие.
Данная статья ставит своей целью защитить некоторые группы приматов, от неадекватной реакции на них людей, вследствие не точных, не адекватных законов, волюнтаристски принимаемых в некоторых социумах.
Статья предназначена для этологов, антропологов, социологов, любопытных зевак и не предусматривает её прочтения религиозными людьми, поскольку чисто материалистический подход к рассмотрению предмета, может нанести ущерб их духовному спокойствию и представлениям об окружающем нас мире.
Поэтому убедительно прошу людей религиозных прекратить на этом чтение статьи и закрыть эту страницу.
Что есть человек?
Вот до сих пор некоторые исследователи, говоря о происхождении человека разумного, его родиной объявляют Африку.
Конечно, если под человеческим существом понимать облысевшего примата, с ними трудно спорить
Но является ли человеком примат, которого мы условно назовём «Маугли». Не тот «киплинговский Маугли», а реальные представители нашего вида в силу каких либо причин оторванные от социума, его языка, его табу и миропонимания выработанного тысячелетиями развития человеческой культуры.
Вот, в одном зоопарке, примата научили языку жестов. Стал ли от этого примат человеком?
Предположим «маугли» нашли поздно и он не может научиться говорить словами. Но языку жестов его обучили. Стал ли он человеком?
Только не нужно абстракций. Готовы ли вы этому маугли, воспитанному каким-то симпатичным животным, например: медведем, предоставить избирательные права? Готовы ли вы призвать его в армию, дав в руки ракетный пульт, сделать судьёй, поваром?
Готовы ли вы рискнуть сделать его тем, от кого будет зависеть ваша жизнь?
Я не готов. Но при этом это животное (а я утверждаю, что не получивший социальных табу примат, животное), не должен по этому поводу страдать. Понимая, что это не человек, права этого животного нужно защитить.
Кстати, совсем недавно, в самых «либеральных» обществах, служба в армии для гомосексуалистов была запрещена.

Человек возник в пещерах ледникового периода.
Тогда перед видом приматов, которых мы сегодня называем людьми, природа поставила альтернативу.
Основной инстинкт у приматов препятствует добровольному сотрудничеству самцов. В стае приматов, только альфа самец оплодотворяет самок. Если это делают другие самцы, то делают это тайно от альфа самца.
Два примата никогда не подойдут вместе к камню, если надо его поднять. Только по очереди. Доказано опытами. У приматов, каждый самец за себя.
И те, кто следовал этим основополагающим биологическую эволюцию инстинктам, в пещерах ледникового периода вымерли. Там выживала только сплочённая группой самцов, стая.
А вот те, кто сумел, ради выживания инстинкт не сотрудничества с другим самцом преодолеть, продолжили эволюционировать. Преодолев этот инстинкт, самцам понадобился способ коммуникации, чтобы вместе решать задачи выживания стаи. Так возник язык.
Но преодолевших этот инстинкт приматов, эволюция поставила перед очередной развилкой.
Когда инстинкт продолжения рода стал вторичен, по отношению к инстинкту выживания, приматы стали полисексуалами. Это был миг полной сексуальной свободы. Но потомство оставили только те, кто научился этой свободой не пользоваться. И поскольку эти ограничившие свою свободу стаи были заинтересованы в потомстве, возникла система табу.
Естественными табу были следующие:
1) Нельзя убивать, и есть членов своей стаи.
2) Секс, не приводящий к зачатию потомства, запрещён.
3) Нельзя мешать сексу других самцов с самками твоей стаи.
Переход от табуированной сексуальной свободы к промискуитету и стал тем переломом, когда из стаи приматов, родился человеческий социум — племя.
Эволюция человеческого социума.
Создав первые табу, люди, выжившие после этого этапа эволюции, попадали на новые развилки эволюции.
Развитие речи привело к развитию мозга и орудий охоты и труда.
Стаи росли, и в пределах одной пещеры им становилось тесно. Возник вопрос о собственности на средства производства. Возник вопрос на праве на определённую самку, которая продолжит именно генетику определённого самца.
Табу стали добавляться и изменяться.
Единственными неизменными табу оставались табу на убийство ближнего и сексуальное удовлетворение без шансов зачатия ребёнка.
Промискуитет сменился моногамией, полигамией, опять моногамией и не табуированной полигамией. Это когда есть семья, но возможен и развод и другая смена партнёра.
Конечно, по ходу эволюции возникали социумы пытавшиеся отменить базовые табу. Некоторые социумы возвращались к не табуированной социальной свободе. Некоторое время такие социумы либерально относились к сексуальным перверсиям типа гомосексуализма, скотоложства, педофилии и прочей некрофилии.
Социальная эволюция была к ним беспощадна. Стаи, отвергнувшие главные табу, это нелюди. Они животные.
Достаточно было нарушить одно из этих табу, как это не минуемо приводило к уничтожению этой группы животных.
Они были опасны для остальных. Поскольку жить рядом с тем, у кого нет табу, запрещающем тебя убить, или разрушающем табу, в результате которого человек хотел продолжить свой род, были смертельны для людей.
Это использовали религии. Они ввели в социумах, которые взяли под свой контроль эти табу очень жёстко. Это назвали смертным грехом. Человек его совершающий подлежал уничтожению.
И эти социальные общины людей продолжили своё социальное развитие.
Разрушение любого из этих табу одним человеком, превращает его в животное.
Но мы живём в гуманном мире. У кошки, собаки, лошади, курицы, гомосексуалиста, хомяка, попугая, тоже есть право на жизнь, и общество должно защитить их от издевательств.
Я специально привёл перечень этих животных, поскольку их не обязательно содержать в зоопарках.
Но есть и определённые законы их содержания. Например, собак нужно выгуливать в намордниках.
Можно выращивать куриц в курятнике, и тогда их можно есть. Но если у вас дома, как домашнее животное живёт курица, то вряд ли вы решитесь её зарезать и съесть. И кошку, и собаку.
Домашнее животное переходит в ранг ближнего. Ближнего, есть нельзя.
Конечно, я немного лукавлю. Люди научились регулировать рождаемость. Не каждый секс происходит ради зачатия ребёнка. Но табу на это не распространяется, потому что в принципе от такого секса дети могут рождаться. И рождаются, несмотря на все предохранительные мероприятия.
Окружающие не знают, ради чего такой секс. Значит, в глазах общины это не нарушает табу.
А вот секс в ходе, которого ребёнок в принципе не может появиться, если он не является тайной для социума, табу нарушает. Значит, угрожает тем членам социума, которые хотят обеспечить продолжение своего рода. Значит, если совершающий такой секс, является в глазах социума человеком, он вызывает законную агрессию.
А агрессии нужно избежать.
Каково решение?
Гитлеровский нацизм боролся с инакостью на инстинктивном уровне. Всё, что было не таким как большинство, нацисты старались уничтожить. Это был дремучий антигуманизм. Это нарушало первую заповедь о запрете убить ближнего. Если соседа можно было отправить в газовую камеру, то этот социум людьми не являлся. А поскольку «намордники» на них одеть было сложно, пришлось бороться с нацизмом другими путями.
Тотальным уничтожением нацизма.
Но что вызвало такой всплеск дегуманизации — расчеловечивания?
Те, кого нацисты хотели уничтожить, не казались им ближними. И очень хотелось уничтожить их и ограбить других, превращая ограбленных в рабов.
Социальная эволюция показала, что стае потерявшей человечность место на свалке истории.
Что делать с нацистами, мы сегодня хорошо знаем. Их нужно истреблять.
Но что делать с теми, кто нарушает второе табу? Если тоже истреблять, то мы сами нарушим первое табу.
Нужно всех животных нарушающих второе табу вывести за рамки человеческого социума и в той или иной степени надеть на них намордник.
Их не нужно убивать. Но они животные и не должны пользоваться теми правами в человеческом социуме, которыми пользуются люди.
Нельзя позволить этим опасным животным независимое существование.
Совершенно не обязательно сажать их в клетки зоопарка.
Но тех, кто заявляет о своём пренебрежении одним из основных табу, нужно от общества изолировать.
У социума нет другого выбора, если он хочет продолжить существовать.
Социум обязан своими законами обеспечивать как безопасность жизни своих членов, так и безусловную возможность способных на это членов социума, к продолжению рода.
Курьёзы и перебор.
Я живу в Израиле. У нас в Хайфе (это город) появились стаи диких кабанов. Они стали терроризировать население. У израильтян хватает оружия, но в кабанов никто не стрелял. Пришлось муниципалитету их отлавливать и переселять за город.
Я думаю, это перебор принципа не убей ближнего.
Но есть и другие переборы.
Например: наши религиозные считают оргии и свингеров, прелюбодеями.
Но когда это секс между мужчинами и женщинами, то это может разрушить только поздние религиозные табу.
Возвращение к промискуитету, не делает участвующих в оргиях и свинге, животными. Это только возврат к более ранним отношениям в социуме. В пещере был промискуитет.
Промискуитет может быть законодательно ограничен в моногамном социуме. Но мы должны твёрдо понимать, что это люди.
Борьба с людьми — перебор.
Если оргии и свинг не на показ, то общество это не должно интересовать.
Переборов нужно избегать. Особенно, когда на эти переборы тратиться много энергии.
Но животных нельзя наделять человеческими правами.
Иначе в Хайфе наделят избирательными правами диких кабанов.
А вам это надо?

© Copyright: Ростовцев Сергей, 2021
Свидетельство о публикации №221071500328


Добавить комментарий