О своих корнях…

На форуме «Еврейский журнал» мне задали вопрос:

Меня не волнует,что вы иудей! Может быть! А может быть нет
Ранее вы писали о своих дворянских корнях….

Ну во-первых, за моих дворянских корней, читайте тут — «Национальный вопрос«, во-вторых, тут — Бос и наг (одна из историй семейного архива).
Теперь поясню и кое что расскажу… Но так как я это знаю.
Всеми своими происхождениями, какой бы национальности они не были – я горжусь. А почему нет?
И так мой прадед отец матери моего отца (следите внимательно) Ростовцев Иван Сергеевич, граф и русский офицер, а впоследствии академик, академии сельскохозяйственных наук Украины, имел двух дочерей. Матерью дочерей была бывшая балерина Екатерина Рубин считавшаяся (и представлявшаяся – тогда была еще черта оседлости) гречанка. Человек ее знавший, в разговоре о ней со мной, посмеиваясь цитировал:
«Предку, благодарен будь
Он служил в аптеке
И проделал трудный путь
Из евреев в греки»
Так вот, Иван Сергеевич Ростовцев, переживал, что его фамилия умрет с ним, после того, как его дочери выйдут замуж. Поэтому когда его старшая дочь, Галина Ивановна Ростовцева, собралась в жены за бывшего студента ешивы, шалапая и авантюриста (будущего профессора истории в харьковском университете) Сашу Пакуля, Иван Сергеевич, поставил условие – дети будут носить фамилию «Ростовцев», иначе браку не быть. «Пакуль», конечно, очень уважаемая фамилия, говорящая о том что ее обладатель серьезно относится к выполняемой работе – специалист (идиш), но Саша Пакуль, очень влюбился в черноволосую красавицу с орлиным носом, и он согласился – фамилия останется Ростовцев. Сын, Саши и Гали – мой отец. Сестра Саши Пакуля, похоронена в Израиле.
Теперь с материнской линией.
Тут полный беспрел.
Мать, матери, моей матери – моя прабабка — дочь раввина, Роза Линник.
Ее муж, немецкий граф Пауль …(фамилия опасна для написания – а то меня могут убить католические монахи – хотя наверно после стольких лет, охота за потомками героя «Истории для семейного архива» возможно, прекращена, но рисковать не буду – у меня тоже есть дети).
Отец моей матери, выходец из рода ассимилированных евреев, пришедших на Русь при Петре первом, но его бабка по отцу – монголка. Остальные родственники «украинцы».

Когда я выбрал себе жену (вторую) ее национальность интересовала меня не в последнюю очередь, как это могло бы показаться, а вообще не интересовала.
Если бы я задумался о ее национальности (чего не было) я бы предположил, что она «украинка». В общем, почти так оно и вышло.
Я уже «работал» в синагоге и как-то раз, меня там чего-то задержало, и ко мне пришла моя жена.
— Слушай, а что это за белые стрипки у парня из под пиджака?
— Это такая одежда.
— Интересно. Брат моей бабушки, тоже такое носил.

Когда мы уже собирались ехать в Израиль, мы решили сделать хитрость, решили собрать у все родственников жены (якобы так требовал овир) свидетельства о рождении. Бабка (светлая ей память), брат которой носил цицот, свое свидетельство дать отказалась и объяснила.
— На моем свидетельстве, ты, Сережа, в Израиль не поедешь.
Она меня не любила, была против нашего отъезда в Израиль и говорила (откуда только знала об этих обычаях):
— Ты свою жену продашь или бросишь.
И мои просьбы остановиться на одном, из противоречащих друг другу сценариях, не слушала.
А муж ее был Венгр и антисемит – хоть человек хороший и добрый. И ей пришлось скрывать, кто она всю жизнь.
Но вот по отцовской (тоже украинской) все было в порядке. Бабка «полька», а отец «украинец» с немецкой внешностью свободно говорящий на идиш.
Недавно я узнал от куда это знание. Его отец, русский офицер, инженер, был пленен турками во время крымской войны. Его увезли в Турцию и стали продавать как раба. Купили его два еврея и забрали в Палестину. Здесь он семь лет чего-то проектировал и был уважаемым человеком, и выучил идиш. Ни кто, как с рабом с ним не обращался, но вернуться в Россию он сам не мог. Через семь лет, два купца, купившие его у турок, ехали в Россию и предложили довезти и его. Так он вернулся на Украину. А его сын, дед моей жены, нашел себе в еврейском местечке, польку, в матери своим детям. И отцовский идиш (который был в семье уважаемым языком) как раз сгодился.

В общем все украинцы таковы и есть. Сын мой, копия дед. Гитлер бы сам повесился от завести, глядя на такого чистокровно арийского еврея.

А иудеем (ну евреем по выбору), я стал в 1976 или 1977 году. Я пришел с вопросом к одному очень уважаемому мной человеку, какие рассказы из моей генеалогии правда, а какие сказки. Он сказал, что в связи с полной неразберихой в моих национальных связях, я должен сам определиться, кто я. Иначе, мол, не бывает. Я думал целых пять минут и решил:
— Я еврей.
— Значит с этого момента, ты еврей. – сказал внук раввина, но совсем не за это уважаемый мной человек, считавшийся в КГБ, главным сионистским агентом.
Вот с тех пор я еврей, а не человек без роду и племени.

Добавлю еще только для Вас, что мои родители крещены не были и меня не крестили, а так же ни к одной другой (хас вехалиля) религии не присоединялись. Хотя вообще то — это не важно.
И я считаю, что это единственный правильный способ стать евреем – а остальное от лукавого.

Спасибо за интересный рассказ о своей пёстрой родословной.
Я думал только у нас бывают русскоговорящие православные евреи с Украины или иудеи немецко-филипинского происхождения.
Вот писал бы ты, Серёжа, на такие темы — уверен, читали бы многие с удовольствием.
А на политического обозревателя ты не тянешь, уж извини. У тебя ярко выраженный крен в одну сторону, а писатель-журналист должен хотя бы создавать видимость беспристрастности и пытаться взглянуть на события с разных сторон.
Я, например,не читаю статьи журналистов с ярко выраженной направленностью взглядов, даже если я эти взгляды разделяю — мне просто заранее известно что такой журналист напишет.
Вот так и с твоей публицистикой: какое бы событие не произошло, можно заранее предсказать как оно будет истолковано, какие выводы сделаны. Исправляйся, русско-немецкий-граф-еврей-израильтянин
с украинскими корнями и антиамериканским уклоном.

Энто я еще их проффесий всех не по указывал:]
Например, бывший ешиботник Саша пакуль, прежде чем стать профессором, был вором, благодаря чему сел только на три года, а не был расстрелян. А его жена была замечательной пианисткой (но не пианисткой Кет, а настоящей), как и все ее родственники, по женской линии, которых я знал. Те которых я не знал – были скрипачами…грэческими.
А отец матери, к которому сбежала пятнадцатилетняя графиня — еврейка, был сапожник, но так прекрасно играл на гавайской гитаре, что сердце юной красавицы (память и благословение моей бабушке, у которой после завтра был бы день рождения) не устояло.
Графья уже правда обеднели, к тому времени и пахали землю очередного фамильного участка, силами двух батраков. Бегство старшей из длинной череды дочерей, которой кстати, до упора надоело нянчить младших, совсем повергло семью в уныние и она переселилась в город. Вовремя, иначе попала бы не только под революцию но и под голодомор. А тетка, моей бабушки, сестра красавицы еврейки, Розы Линник, Мина Линник, уехала в США… И вот я не знаю, от кудава у Била Гетса такая фамилия… вроде ж не еврей…?

Занимаюсь я не публицистикой, а проектированием производства электронных плат. Но вот когда меня, при выходе на улицу… по мордам….Я домой и пишу. Это чтоб инфаркта не получить. Как например по мордам ответить израильской полиции, или сучке Кандолизе?
На самом деле, направленности во взглядах у меня нет. Мне за них ни кто не платит. Завтра с другой стороны по морде получу и беспринципно изменю взгляды. Но пока американская сторона морды аж горит, аж в кровь. Уж очень достали своими играми с арабами, мирным процессом и его жертвами. Кровь каждого погибшего от террора израильтянина – моя кровь. Но об этом в другом разделе.
С уважением,
Сергей

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


− два = 2