«С молоком матери».

Слушаю, читаю историков. Узнаю много нового, но убеждаюсь раз за разом, что история дело темное и неоднозначное. Одни историки опираясь на одни тексты, говорят одно, другие другое и выбирать между ними очень тяжело и выбор на основании ума будет неоднозначным.
Однако и во мне и во многих других людях, сохранилось ощущение того, как правильно, как справедливо, а как не хорошо.
Вот это общее понятие, что хорошо что плохо, когда оно не касается политики, где сегодня зомбирование населения идёт полным ходом. Но зомбировать удаётся не всё.
Сегодня я хочу рассмотреть вопрос об организации русской общинной демократии.

Россия велика. Города и поселения расположены далеко друг от друга, а народу не так уж и много.

История знает два примера социальных общин: родовую и соседскую.

Наиболее ярким представителем родовой общины, является еврейский народ. У евреев до сих пор Авраам, называется «авейну»- отец наш.

Попробуйте найти русского, который назовёт какого-нибудь самого великого князя, своим отцом.

И там и там, пропаганда бессильна. И при всех различиях нужно сказать что именно эти два народа и сформировали настоящие демократические представления о мире.

Еврея или русского можно на время превратить в раба. Нельзя заставить их поверить, что это хорошо.

В другой части европейской цивилизации, это вполне возможно. Человек воспринимает своё положение как данность, и направляет свои усилия не на то, чтобы его разрушить и стать свободным, а обеспечить себе большие степень свободы… более длинную цепь, в пределах своего рабства.

Но сегодня мы поговорим о русской демократии, вернее о представлениях народа о ней.

В Британии слагают легенды о Робин Гуде, как некотором уникальном явлении, а в России таких «робин гудов» были целые сечи.

Давайте рассмотрим Запорожскую казачью сечь.

Наиболее смелые и энергичные крепостные, со времен введения Юрьева дня и петровских указов о возможности продажи крепостных, сбегали от своих хозяев и поселялись на Кубани, на Дону, за Днепровскими порогами.
Сбегали не все, но вовсе не потому что не хотели. Сил в себе не чувствовали.
Но вот сбежавших в казаки, уже никакие законы не касались, законы они сами себе создавали и подчинялись им, потому что это соответствовало тому чувству справедливости, которое они всосали с молоком своей матери.

На казачьих собраниях слово имел любой казак. Но наибольшим авторитетом пользовались старые казаки доказавшие свою смелость и ум. Это были старейшины.
И вот собрание казаков, где каждый имел слово, выслушав мнение всех желающих и то куда хотел вести их будущий лидер и выбирало кошевого.

И кошевой, пока не делал какой-то глупости, оставался кошевым.
Никаких особых прав, кроме добровольно данных ему всем сообществом, у него не было. И ни кто ни кого не неволил. Каждый казак недовольный общим решением, мог покинуть стан, и действовать по своему разумению.
Подчинявшиеся руководителю, подчинялись добровольно.

Но давайте возьмём другой пример.
После того как построили город на самом высоком холме на правом берегу Днепра, перед поворотам Днепра к порогам и назвали его Екатеринослав, желающие существовать за счёт своей работы на город, стали селиться неподалёку.
Но вокруг было много разбойного люду, желавшего поживится результатами чужого труда и собиравшим свою дань, не хуже царских опричников.
И вот, за оврагом отделявшим место од основного поселения, поселился солдат, отслуживший царю и отечеству двадцать пять лет и теперь в свои сорок, был совершенно легально свободным человеком. И не просто свободным, а умевшим за себя постоять.

Вокруг этого места, где поселился Чечель, стали селиться ремесленники и разбойники. Но грабить своих считалось делом недостойным и нарушителей изгоняли. Решение которое принималось Чечелем, не оспаривал ни кто. Кто не хотел жить по его правилам, мог оставить район.
Люди избрали Чечеля руководителем, поселившись в этом районе.
Район Чечелевка, существовал и видимо существует ещё и сегодня. Я не знаю, грабят ли там сегодня своих, но не думаю, что это считается справедливым.

Следующий пример, двор в котором я вырос.
Во дворе было одиннадцать квартир. Жило две еврейские семьи, венгры, хохлы, кацапы.
Моя семья ни к кому не относилась. Второй муж бабушки был из гуцул, сама бабушка, наполовину немка на половину еврейка и её первым мужем и отцом моей матери, был украинский сапожник.
Во дворе было много вопросов, которые приходилось решать сообща. Где должна быть водная колонка? Где туалеты и когда их чистить? Какие должны быть ворота и даже в какой цвет их красить? Нужна ли лавочка во дворе и за двором? Сколько на то или это нужно сдать денег?
А красить крыши?
А посадить во дворе деревья или нет? И какие?
Все были равны.
Сначала говорили женщины, а мужики молчали. женщины иногда склочничали. Тогда собрание прерывалось и собиралось через неделю. Потом говорили два Ивана, хохол Кудренко, и кацап Герасимов (я тогда даже не знал, что эти слова могут восприниматься, как оскорбительные). Потом говорил мой не родной дед, Гайдуков (которого я считал родным) дед никогда не высказывал своего мнения, а только оценивал то, что говорили два Ивана. Мнение деда уважали. Деда называли не дядя Гриша, как Иванов Называли дядями Ванями, а Григорий Николаевич. Дед был народным заседателем.
Но решение, на основании обсуждения, принимал простой водитель грузовика, еврей Абрам Иосифович, которого только детям дозволялось называть дядя Абраша.
Такая система принятия решений, считалась правильной и справедливой. В ней не было места каким-то идеологиям. Мы жили двором и могли жить лучше, только если будем все вместе. и никакого национализма. Любой сосед увидев что чей-то ребёнок делает что-то опасное, не бежал к его родителям, а сам останавливал его. И дети беспрекословно подчинялись всем старшим.

Я утверждаю, что эта модель общинной демократии существовала в России испокон веков. Она передавалась с молоком матери. И если какие археологические находки ей противоречат, пусть будет хуже для этих находок.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий