Макулатура в седьмом А.

журнал, ТМ, 1967

Техника молодежи — 1967 год № 1

В СССР была такая система, что школьники собирали металлолом и макулатуру. Результату своих поисков они несли в школу, где это взвешивали, записывали на этого ученика, а потом объявлялся победитель.

В школе, да и не только в школе, и не только тогда, но и сейчас, я очень не любил установившийся порядок. Не то что бы я был хулиган, нет. Но я действовал в пределах целесообразности, так как ее понимал я. Не нужно уточнять, что такое понимание редко совпадает с пониманием любого начальства, коим в школе были преподаватели. Кроме этого, мой друг, учившийся на класс раньше, Вовка Корж, всегда любил шухерить. Шухерить, это делать какие-то гадости, типа намазать доску в классе парафином, и тогда мел по ней не пишет. Это давало возможность узнать свойства взаимодействия, доски парафина и мела, а так же исследовать психологию преподавателя неожиданно столкнувшегося с этими свойствами.

После пятого класса я покинул хор мальчиков, потому что они все пели в пионерских галстуках, а меня в пионеры не принимали. Не успевали просто.
И вот, на линейке первого сентября, когда начинался седьмой класс, наша классная руководитель Елена Афанасьевна, предложила немедленно принять меня в пионеры, пока я еще ничего не натворил. Класс задумался и согласился. И я стал пионером.

Но став пионером, я решил что-то по пионерски сделать. И когда, мой соученик и товарищ, Володя Петриченко предложил вместо сбора металлолома идти собирать макулатуру, поскольку это легче и чище, я согласился.
Но как собирать макулатуру? Лазить по каким-то свалкам и собирать газеты?
Нет.
Володя пошел со мной на проспект Калинина и мы стали обходить дом за домом, спрашивая в каждой квартире нет ли у них на выброс старых газет или журналов.
Это было золотое дно.
Через неделю мы стали передовиками, а у меня дома скопилось множество журналов, «Смена», «Наука и жизнь», «Техника Молодежи»… в которых было так много интересного. Володя Петричено, выполнив норму, прекратил сбор, а я продолжал собирать и читать.
Месяца через полтора я стал лучшим сборщиком макулатуры в районе. Тз того что я тогда прочел в собранных журналах, мне больше всего запомнился роман Гари Гариссона, неукротимая планета. Правда он был без начала, но это были мелочи.
Меня как лучшего сборщика макулатуры, вызвали в горком комсомола, очень хвалили и попросили вместе со сбором макулатуры, предлагать за три копейки, маленькую брошюрку. О чем была брошюрка, я так и не узнал, поскольку для меня она была явной макулатурой, но пятьдесят брошюрок я взял и через две недели, вернув рубль пятьдесят, взял новую партию.
Видимо в красногвардейском райкоме такого распространителя до того не было, поэтому, уже весной, меня избрали на комсомольскую конференцию района.
И каково же было удивление инструктора райкома, которого я уже хорошо знал, когда он попросил у меня комсомольский билет, что бы вписать его номер то ли в мандат, то ли в какую-то ведомость, услышал что я не комсомолец.
— Как не комсомолец?
— Еще не приняли.
Он тут же пошел со мной в школу и вызвал нашего школьного комсорга, Любу.
Через два дня, я был комсомольцем, а еще через неделю сидел на комсомольской конференции района, где меня куда-то… в какую-то комиссию, избрали.
Так началась моя карьера в комсомоле, хотя ни разу, на заседании той комиссии я не был.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


один × 1 =