Двор.

Двора, времени, страны и планеты, на которой я родился и вырос, больше нет. Только картина звездного неба, которую я иногда вижу сегодня, очень приблизительно напоминает ту картину, которую я наблюдал почти еженощно, до восемнадцати лет, когда шел в туалет находящийся в самом конце нашего двора.
Наш двор был устроен так:
Сначала, справа от входа в него с улицы Свердлова, стоял полутора этажный дом. Говорят, что кто-то видевший его в 1905 году, сказал, что впечатление от нашего дома было такое, что он вот-вот, развалится.
Тогда это был склад муки, какой-то пекарни. Где находилась пекарня, с годами уже ни кто не мог вспомнить.
В этом доме было пять квартир в полуподвалах и три наверху.
В самом крайнем от входа полуподвале, жили мои родные и я.
Справа от входа, перед забором, разъединившим наш двор и соседний, боли узкие цветники, росли ясень и берест, потом была лавочка. Лавочка стояла под забором, на бетонной плите с огромным чугунным люком.
Люк был старый, но добротный и у меня никогда не возникало вопросов, зачем там он. Скорее всего, это был водопроводный люк. На люке обычно стоял стол, на котором мужики забивали «козла» или играли в карты.
Потом опять был цветник и помойная яма. Потом был лаз в соседний двор. Лаз был практически официальной дорогой, поскольку в соседнем дворе, от него шла дорожка усыпанная гравием.
После лаза был кран, из которого все жильцы набирали воду.
Это была ближняя часть двора.
За нашим домом, слева от входа был одноэтажный дом, а потом еще один одноэтажный и небольшая времянка между ними.
Там тоже был цветник, с шелковицей, огороженный забором.
А справа, после водного крана, продолжались цветники, ширенной в метр, которые мы называли огороды и начинались сараи. Там рос берест, а потом и две большие шелковицы, в посадке которых я принимал (года в четыре) посильное участие.
Между сараями находился туалет, с выгребной ямой, после него опять шли сараи, завершавшие двор с тыла и упиравшиеся в последний одноэтажный дом.
Между последним рядом сараев и забором следующего двора был промежуток, метра полтора, который носил имя «за сараями». Там рос клен. Это было наше, подрастающего поколения, место. Там курили, стреляли из самопалов, делали тайники. Пройти туда можно было только по кромке каменного забора, и по крыше туалета.
На забор попадали по выбоинам в нем.
Совсем забыл. Вход во двор сначала был открыт. Потом поставили деревянные ворота, потом железные. Но на замок, они никогда не запирались… как, впрочем, и двери квартир, за тем редким исключением, когда хозяева куда-то уезжали.
Наш полуподвал закрывался на винтовой замок. Но кто будет его завинчивать, если надо просто пойти в магазин или на базар? Кто-то во дворе всегда был.
Двор, между двором и дорогами с улиц Свердлова и Чичерина, окружали огромные, старые акации в два ряда и пустыри между ними, метров по пятнадцать в ширину. На пустырях жгли осеннюю листву и играли в футбол.

старые фотографии

Мы на фоне забора и дома, который был в Лоркином дворе
Слева направо внизу:
я, бабушка, Лорка.
Выше: тетя Мура и не вспомненная мной соседка. Сзади Лоркина мама.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


2 × = четырнадать