Недоношенный Израиль.

Сегодняшнее мое размышление началось с мелочи. В Израиле это мелочь – надуть гос.бюджет
Оказалось, что в наших израильских больницах, детей родившихся с пониженным весом, записывали в недоношенные. Вес фиксировался горазда меньший, чем был на самом деле, а за недоношенных детей, за содержание и уход за ними, государство платило больнице ровно в десять раз больше, чем за нормального ребенка.
Слегка переусердствовали. В больнице Бейлинсон доношенные дети практически перестали рождаться.
Кипишь по этому поводу подняло «Национальное страхование» Битуах Леуми.
Конечно Битуах Леуми молчал бы в тряпочку, если бы эти больницы оставались государственно гистадрутовской (профсоюзной) собственностью. Одни чиновники закрыли бы глаза на воровство других, а те, на воровство этих. Они-то считают, что это их государство и именно оно, собирая у нас дань, должно их сытно кормить. Ну подумаешь, нужно при этом соблюсти лицо и провести какие-то процедуры.
Нет — нет, у младенцев для снижения веса ничего не отрезали. Отрезали у мальчиков потом. Просто записывали на килограмм меньше. Кило туда, кило сюда – смешно сказать.
Но вот беда, больницы из государства выделились. А чиновники Битуах Леуми, строго смотрят, что бы государственные деньги доставались только государственным чиновникам.
Но больницы то привыкли….
Расскажу вам, как я это прочувствовал. Нет-нет, я в Израиле (и не только) никого не рожал и не рождался, и мой вес до недоношенности исправить не удастся, поскольку он зашкаливает. Пожрать я люблю. Причем, все люблю. Я к еде очень не равнодушен. Я хлеба уже два месяца не ем вообще. Но мог бы есть с большим аппетитом. И пробовать разное люблю. Вот однажды, я чего-то не того нажрался и мой желудок слегка засорился. Выразилось это тем, что живот вздулся. Он и так не маленький, но тогда, когда это произошло, со стороны выглядело, как беременность. Знаете, как в анекдоте: «Слоненка рожать собрался, и судя по хоботу, уже начал».
Но шутки шутками, а я забеспокоился и решил, что хваленная израильская медицина уже придумала лекарство, как мне прочистку желудка произвести. И пошел я к врачу.
Врач посмотрел на мой живот, и сказал, что мне надо срочно идти в поликлинику, в центральный офис.
В поликлинике макаби Холона, увидели мой живот и ничего делать не захотели, а вызвали скорую и повезли меня в больницу.
В больнице мне сразу поставили капельницу, чтоб не сбежал и стали делать анализы.
И на мою беду, сердце у меня здоровое, аллергией не страдаю…
Я читал в глазах врачей немой приговор – не знаем что, но резать будем. А как не резать? Это же, какие деньжищи государство за операцию отвалит.
Пролежал я так уже три дня и уже проклял тот день, когда к врачу обратился. Живо стух, я тайно (мне запретили) жрал таблетки древесного угля и когда пришел, какой то новый врач, я сказал ему, что абсолютно здоров, и он сказал, что бы я выписывался тогда. Наивный. Я тут же вынул капельницу и побежал требовать вещи… А мне на встречу, катилась медсестрой кровать на колесиках, что бы везти меня в операционную.
Я показал этой даме, подпись на выписку, и как она засуетилась… Но тут уж я не в какую.
— Я – говорю – здоров и даже без капельницы. Все. Ничего не знаю, отдавайте вещи.
— Да как же, как же, — причитала она и еще парочку мясников, лишившихся такой туши.
Я вырвался и с тех пор, местную халву молоком не запиваю.

Какое счастье, что больницы перестали быть государственными. Зарезали бы. Я какой-то кусок своего мяса, должен был бы пожертвовать на их зарплату.

Но не все так хорошо в других сферах. Мою дочь… и не только мою, а вообще кучу детей отбирают у родителей, и отправляют в интернаты тюремного типа, только для того, что бы обеспечить работой всю ситемы социальных работников, адвокатов и судей ювенальной юстиции.
Эти твари, отрезают детей от их родителей, что бы получать свои зарплаты.
Надо бы всех соц.работников перевешать, перетопить, перерезать или хотя бы перестрелять. Но это сладкие фантазии. Но хотя бы нужно сделать как с больницами. Что бы каждый человек мог выбрать себе социальную кассу, и Битуах Леуми следило, чтобы не было злоупотреблений, типа массового недоносительства… ну в смысле недоношенности детей.
Но пока этого нет, чувствуется недоношенность всего государства.
Вы думаете в Битуах Леуми, все в порядке?
Недавно мне прислали бумагу, что бы я погасил задолженность, одиннадцати летней давности.
О том, что такая задолженность есть, я даже не знал.
Оказалось, что одиннадцать лет назад, когда я будучи безработным упал, и был на больничном, я должен был платить в Битуах Леуми. Что характерно, сам больничный, мне до сих пор не оплатили, хотя в Битуах Леуми я плачу взносы именно для таких случаев.
Но это я так думаю, что плачу для этого. Сотрудники Битуах Леуми знают, что я плачу для них и их зарплат. Это мой оброк и барщина.
А что делают остальные гос.организации и предприятия?
У нормального человека никаких сомнений в недоношенности всего государства Израиль, нет.
И государство Израиль прекрасно знает, что оно недоношенное дерьмо.
Не верите?
Государство Израиль зная, что бесплатно о нем не один психически нормальный человек доброго слова не скажет, ежегодно выделяет несколько сот или десятков миллионов тем, кто весь этот год, будет говорить о нем хорошо.
Кто похвалит его лучше всех, тот получит сладкую конфетку. А для остальных, конфетки с дерьмом, кровью и гноем.
И когда уже этот недоношенный, злобный, мирконтильный уродец прекратит свое существование?

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


1 × = четыре