Мат и проблемы украинизации

Впервые я задумался о взаимосвязи процесса мышления и языком, попав на ПМЖ в Израиль.

Мне было 38 и мои ровесники, даже те которых я знал по прежней жизни, стали сильно интеллектуально различаться по тому, как быстро они начинали говорить на иврите.
Вы не поверите, но те кто быстро начал говорить на иврите были заметнее тупее тех, кто как я экал и мекал.
Даже то как они говорили отличалось. В их речи перестали использоваться сложные конструкции с деепричастными оборотами.
Если кто подумал, что я лингвист, он ошибся. Но я всю свою молодость провёл в спорах на советских кухнях.
Какой было отдушиной разговаривать с теми кто только приехал в Израиль или приехал в гости.
Вот тогда и задумался.

А дело в том, что для того чтобы начать быстро говорить на незнакомом языке, нужно начать на нём думать. Этот метод придумал не я. Об этом говорил практически любой преподаватель на уроках иврита.
А теперь представьте человека который выучивает по два-три слова в день. Через пять месяцев, на которые были рассчитаны курсы языка от Израиля, он знает +- 450 слов.
Я не приуменьшаю. 450 корней и для обычного израильтянина не мало. Очень много форм использования корней. Среднего рода нет, но есть женский и мужской. Есть множественное, двоичное и единственное число. Есть будущее, настоящее, прошлое, повелительной и так далее.
Приведу анекдотичный пример со мной. Я работал в фирме по установке жалюзи.
Закончили работу, сидим вместе с хозяином фирмы, ждём машину.
Нас человек десять. Репатриант только я.
Тогда в Израиле было принято показывать своё положительное отношение к репатриации. Это сейчас отношение «Понаехали». А тогда нет.
Хозяин фирмы решил демократично со мной поговорить «за жизнь»:
— Сергей! Ма ни шма? (Сергей, как дела).
— Беседер. (порядок – это стандартный ответ).
— Эйх им итеха? (как у тебя с женой).
Ну раз пошёл такой разговор отвечаю развёрнуто:
— Им иштеха аколь беседер.
Все рабочие, все кроме самого начальника легли от хохота на пол. Хозяин выглядит смущённо.
Один ватик (давно живущий в Израиле русский) сквозь смех объясняет мне на русском.
— Ты ему сказал, что у тебя с его женой всё в порядке.
Дело в том, что ища – женщина, ишти – моя женщина (жена), иштеха – твоя женщина (твоя жена). Всё дело в окончании.
И так, 450 корней это много. Это считается очень хорошо для человека живущего в Израиле менее пяти лет. Но это иврит каля.
Иврит каля – лёгкий иврит. Но чтобы говорить даже на этом иврите, нужно на нём начать думать.
И вот люди начавшие думать на лёгком иврите, разучиваются думать сложные мысли. Они привыкают мыслить упрощённо.
Они начинают мыслить теми же упрощёнными конструкциями, абстракциями и на русском. Тупеют на глазах.
Со временем некоторые из них начинают эту «тупость» преодолевать. Но это малый процент. Один из десяти. Остальные так и остаются.

Так что же произошло на Украине. Почему, даже президент, порождение КВН, сейчас отупел?
А ему нужно говорить на другом языке. И тем страшнее, что украинский похож на русский. И человек в автобусе автоматом может спросить:
— Колы останивка кладбыще?
И получить ответ:
— Цвынтар ще одна зупынка, але ты москалыку, вже прийихав.
(анекдот)
Но президенту всё время нужно говорить. Но у него учителя. Ему думать некогда. Он денно и нощно путается не перепутать слова.
А что другие?
Ну нет у них учителей.

Другая история:
Служил я в ЮГВ. Это Венгрия.
В батарее было менее десяти человек свободно говорящих на русском. Азербайджанцы, армяне, башкиры, таджики из аулов и сёл, на русском говорили очень плохо.
Был у нас командиром орудия армянин Кондахчян.
Когда пришло время демобилизоваться, старослужащие между собой порешили не матюкаться. Ну, чтобы дома разговаривать нормально. Два года ведь на родном мате друг друга крыли. А чтобы мотивировать к этому, решили, что кто из них матюкнётся, получает по заднице пять горячих армейским ремнём.
Бедный Кондахчян. Его потом вывели из соглашения, но сначала он своё получил по полной. Оказалось, что все его знания русского языка заключались в мате. Были, конечно ещё слова, но без мата он не был способен построить их в предложения.

Возвращаемся к Украине.
Быстрая и насильственная украинизация привела к тому, что люди, чтобы не попадать в неловкие ситуации говоря на русском, перешли на мат.
И вот когда мы видим ролики со спецоперации России снятые местными жителями, то слышим почти только мат, без связки с приличными словами.
Думаю, что то что я описал в первой части, понимаю не только я. Политика насильственной украинизации, была политикой по отупению населения. Особенно это коснулось молодёжи, с которой их русскоязычные родители стали пытаться говорить на мови.

Делайте выводы. Но братский народ нужно спасть. Если отупел даже Зеленский, то что происходит с остальными? Как думаете?

© Copyright: Ростовцев Сергей, 2022
Свидетельство о публикации №222022700872


Добавить комментарий