Как бывшая жена, опять пыталась меня убить?

бляди

Бывшая мама в коридоре суда

(дела семейные?)

Но сначала о том, как она меня убивала первый раз.

В субботу вечером 18 сентября 2010 года, после празднования окончания поста ссудного дня, она сделала всем (мне, сыну и дочери) бутерброды на завтрашний день, и мы мирно (после того как после поста поешь, настроение самое благожелательное) легли спать.

Утром я проснулся от того, что мне в висок ударила пятикилограммовая кувалда.
Я вскочил. Над залитым кровью местом, где я лежал, еще на коленях стояла моя жена, занеся кувалду для следующего удара… как стало ясно потом, третьего и несостоявшегося.

Полицию, она вызвала сама, поскольку мой крик (а когда тебя убивают трудно сохранять спокойный тон) разбудил детей, и стало ясно, что убийство провалилось.

Подушка под головой была пружиниста, череп из дамасской стали, а молотком (5 кг) она била, слава Богу, той частью, которой вбивают клинья и забивают гвозди, а не той, которой ломают стены.

Хороший врач сложил мне ухо по новой, откачав из ушной раковины кровь и сказал, что это чудо, что я жив.
Ну не зря же я постился для хорошей окончательной записи?

Попытку меня убить, конечно же уголовным преступлением не признали. Продержав неделю в тюрьме ее выпустили под домашний арест, что дало ей возможность обворовать дом придя, когда меня не было.
Потом ей дали 140 часов общественных работ.

Мы в Израиле, а я всего лишь мужчина. Другое дело если бы она поиздевалась над кошкой, собакой или даже крысой. Тут бы, без пару лет тюрьмы не обошлось… и правильно. А что мужчина?
Ведь евреи когда молятся, женщина говорит «Господи! Спасибо что сотворил меня! (человеком)» А мужчина? «Господи! Спасибо что сотворил меня (хотя бы) мужчиной!».
Ну ладно. Это дела давно минувших дней.
После этого, бывшая жена и бывшая мама, с помощью социального отдела отправила дочь в интернат тюремного типа и все добивалась, что бы ни компьютер, ни телефон, ни визиты на конец недели домой, ее бывшей дочери разрешены небыли.
Как к ней после всего этого относилась ее бывшая дочь, рассказывать не надо? Догадаетесь?
Но эта полоса испытаний кончилась и уже больше года в моем доме наступило счастье. Дочь со мной и мы оба очень счастливы.
Социальный отдел все настаивал, что отношения с бывшей мамой нужно дочери восстановить. Я не был против и даже предложил, что бы каждый день после школы, дочь по пути, заходила к маме, мама ее кормила (я ведь на работе) делала с ней уроки и только потом дочь шла домой. Я получил «мишморе кавуа» постоянное опекунство над дочерью.
Но мама на такое общение с дочерью не согласилась, заявив: «Я Вам не нянька!».
Ну не нянька и не надо. Как-нибудь обойдемся.
Но что бы обходиться, нужны деньги. А часы моей работы, поскольку «нянькой» (причем с удовольствием) стал я, резко сократились, и я подал на алименты.
Сначала бывшая жена и бывшая мама захотела вновь отправить бывшую дочь в интернат. Она написала (через адвоката) письмо в социальный отдел, что дочь ее не любит, потому, что у меня с дочерью сексуальная жизнь.
Когда ее в социальном отделе спросили, почему она так думает, какие у нее основания, бывшая мама вполне логично заявила: «А почему же она тогда не хочет со мной встречаться?»
Вообще, социальные отделы Израиля всегда на стороне женщин. Но моя бывшая жена уже и их достала.
Я, не выдержав, услышав такое заявление бывшей мамы, заржал, а социальницам видно было не до смеха.
Им же на это идиотское заявление нужно разумно ответить.
А что? Потребовать установить видеокамеру … а куда? Анализы? А какие? У них же моя дочь и так под неусыпным наблюдением, а поведение девочки меняется автоматически.
В общем, попытка очередного интерната, а заодно и посадки меня под следствие, провалилась.
Бывшая мама написала в суд по поводу алиментов защитное письмо, в котором обвинила бывшую дочь в постоянном шантаже с целью вынудить на покупку каких-то вещей.
Сам я на иврите не читаю, поэтому смысл защитного письма бывшей мамы донесла до меня моя дочь.
И удивилась. Она же знает, что все, что ей надо, покупаю я. И надо сказать, претензии моей дочери, очень умеренны. Она дитя своего времени. Ее больше интересуют гаджеты, а не футболки и штаны. А ее лицо, фигура и волосы настолько красивы, что чтобы она не одела, выглядит прекрасно, хотя видимо и это пока ее не волнует. Время Х еще не пришло.

Девочка и медуза

Юля и первая медуза 2015 года

Поэтому удивлению дочери не было предела. Бывшая мама, желая предъявить в суде чеки сама покупает всякую фигню, причем одновременно с дочерью и себе. А чек ведь один?
Но дочь решилась спросить у бывшей мамы, почемы она так написала и зачем она оправляет в суд, копии написанных дочери СМС, в которых пишет как она по дочери скучает.
Вы знаете, что ответила бывшая мама?
Что иначе ей придется снять меньший стоматологический кабинет.
Ну и фиг с ним, переживем. Израиль.

Но мы подходим ко второй попытке убийства.

Утром, вчера, 20 июля 2015 года, пошел на работу с большой сумкой на колесиках. Дочь заказала воду (она пьет только минералку) , а тащить ящик 12 литров в руках или даже в рюкзаке, занятие не из приятных.
Но сумка на колесиках не удобна, особенно когда поднимаешься по лестнице. А и дом и работа на третьем этаже.
В общем, на работу пришел уже усталым. Хорошо что работа сидячая.
Ну и по телефону обычный перезвон: Старховые компании, компании сотовой связи, хот, ес, освобождение от налогов… все звонят и каким угодно образом хотят получить от меня денег. Фигу!
И вдруг звонок без обратного номера:
— Это Сергей?
— А кто это?
— Это из полиции. Это Сергей?
— Я слушаю.
— Я звоню по поводу Юли….
Я похолодел. Юлей, зовут мою дочь. Юля ни пьет ни курит, не употребляет наркотики и даже не дерется. Ну ни как она не может попасть в поле зрение полиции иначе чем…
Что же может случиться, что полиция по ее поводу звонит мне на работу?
Мое сердце остановилось, дыхание прекратилось, в голове замелькали куртки бригад ЗАКА, за звучала сирена скорой.
Я проклял всех мусульман за террористические акты, водителей за неосторожную езду, строителей за нарушение правил техники безопасности. Перед моими глазами пролетела вся моя жизнь и жизнь дочери. Если случись что-то с моей дочерью, моя жизнь мне ни к чему.
— Слушаю! – сказал я молясь и сжимая кулаки: «Чтоб только жива! Чтоб только жива!».

***
Мы живем с Юлей так. Утром я ухожу на работу, проследив, что в холодильнике есть йогурт, молоко или шоко. Чтоб была какая-то колбаса и булочки. Что бы на столе стояли корнфлексы. Что бы были овощи и главное чеснок. Дочь любит делать чесночные булочки.
Вечером я прихожу, Юля, уже сделав уроки, сидит за компьютером.
— Что будешь ужинать? – спрашиваю я с порога.
Юля перечисляет… это как в ресторане. Какой и как приготовленный салат, какой гарнир и какое мясо или сельдь. И я начинаю готовить.
Приготовив я приношу ей и требую, что бы она ела: не играя, не рисуя, не общаясь с компьютером. Пока я за этим могу наблюдать, это так и происходит. Я тоже ем и отдаю ей посуду. Посуду моет Юля.
Когда кто-то из нас ложится спать (первенство бывает разное) я говорю: «спокойной ночи!», а в ответ получаю, что-то на подобие: «миёйсе миносай». Дочь учит японский.
Летом Юля встает пораньше (я еще сплю) и они с подругой идут в парк и гоняются друг за другом, (пока не жарко) качаются на качелях и все время чего-то рассказывают друг другу.
А на каникулах, Юля иногда едет к бабушке, с ночевкой и более. И бабушка ей рассказывает, а юля внимательно слушает. И обе очень довольны.
Я надеюсь, что из разговоров с бабушкой, Юля узнает, что такое быть мамой, поскольку от своей мамы она узнать этого не смогла. Мама стала бывшей.

***
Но пока я приник к телефону и уже почти умер.
— Я слушаю.
— Юля не хочет встречаться со своей мамой…. Говорит полицейская.
БЛЯЯЯЯЯ!!!
В эту секунду самые противоречивые чувства раздирали мое сознание. Хотелось и избить и зацеловать эту полицейскую сцикуху, которая не соображает, как она задает вопросы.
Избить за то, что не сказала:
— Я звоню по поводу того, что Юля не хочет встречаться со своей мамой.
Ведь я же мог получить инфаркт, инсульт… но что ей. Она наверно из семьи, где десятка два детей и о ребенке думают: «Бог дал – Бог взял»?
А расцеловать, потому что моя дочь жива и здорова и перестали перед глазами мелькать куртки ЗАКА и в ушах выть сирены Маген Давид Адом, скорой помощи.
Слава Богу!!! Слава Богу!!! В этот момент всех хочется расцеловать и поделиться своей радостью.

— Юля встречалась с мой бывшей женой примерно две недели назад, а сейчас у бабушки, в Нетании.- Говорю я. — Бывшая жена об этом знает и была очень этим довольна. – отвечаю я полицейской.
— А когда была последняя встреча?
— Откуда я знаю? Как я могу это помнить? – ну на работе я. Юля встречалась с бывшей мамой, когда хотела она и когда этого хотела ее бывшая мама.
— Натали могла предложить поехать и встретиться с Юлей в Нетании или подождать, когда Юля приедет в Ришон. Кроме того, я апотропус, и если у нее (у бывшей жены) проблема со встречами, она могла обратиться ко мне. Зачем в Полицию? — добавляю я.
— Я тоже так считаю. – Отвечает, полицейская.

Я понимаю, бывшая мама опять хочет запихнуть бывшую дочь в интернат, чтобы не платить алименты… дура.
Моей дочери 14 с половиной. Как можно, почти взрослого человека заставить любить своего врага? Социальный отдел это понял. Полиции это ясно.
Дура, готовая на все ради денег, не понимает, что поезд ушел, что больше ей никто не поверит, что она тогда, в сентябрьский день, 2010 года, пыталась убить меня, защищая от меня дочь.
Даже в Израиле!!!
Конечно, ни в тюрьму ее не посадят, ни награбленное у семьи, не отберут. И если алименты и назначат, так символические…. Но уже не поверят.
А дочери у нее больше нет. Не по тому, что я этого хочу. Дочь бы не любила меня меньше, если бы она еще любила маму. Мне все равно. Я никогда не мешал встречам мамы и отношениям. Я вообще не вмешивался. Я не выбирал ей подруг. Не вбирал компьютерные игры. И уж аниме, которое она смотрит, пытаясь выучить японский, тоже не выбирал. Я не требую, чтобы дочь проявляла любовь ко мне. Я просто стараюсь быть ей полезен и в этом мое счастье.
А моя дочь человек. Человек умный, позитивный, но упрямый.
Так что мама, уже бывшая… хотя, если честно, я думаю, что ей, бывшей маме, это все равно.
А я опять выжил!

Красавицы

Моя дочь

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии

Как бывшая жена, опять пыталась меня убить? — 2 комментария

  1. Я не понимал и раньше и сейчас мотивов покушения на убийство. Нужно иметь сильную мотивацию что бы убивать мужа причём таким зверским способом. Вы , Сергей не опубликовали до сих пор то как она сама объясняет то что сделала. Есть же у неё какое то объяснение совершённого покушения. Напишите как она это объясняет.

  2. Объяснила она это в приватном разговоре:(есть запись) «Я почти ничего не помню. Это было как во сне». Но в полиции объяснила свой поступок тем, что пыталась защитить дочь, жизни которой я угрожал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


3 + восемь =