Геймер, как следующее звено человеческой эволюции.

chuzzle, игра, уровеньПредисловие?

Эта статья о том, как видит геймер, через призму своего опыта, современную политику и систему управления реальной, офлайн, цивилизацией.

Пусть простят меня представители моей возрастной группы, но я геймер. Я не специально. Просто так получилось, что в свои 60+, я играю в разные игры. Стрелялки, бродилки, «логику», стратегии… Мало этого, я даже придумываю их.
Да любой маломальски продвинутый геймер, все время думает, а как бы он, еще лучше организовал ту или иную игру и какую игру еще хотел бы качнуть на шару.
Поэтому, многое из того, что я здесь напишу, будет понятно только геймерам.

Геймеры: какие же они?

Собственно, слова «геймер», в русском языке нет. Игрок, это что-то совсем другое. Скорее подходит неправильное «игрун».
Но поскольку слово «геймер» уже закрепилась у всех геймеров, я продолжу называть их именно так, а не игрунами.

Мы, геймеры, совершенно другие, чем обычные люди.
Обычные люди зациклены на реальности. Они добывают себе хлеб, квартиры, яхты. Обычные люди ездят в путешествия. Они ловят кайф, от старинной архитектуры.
У нас, геймеров, пока тоже сохранились некоторые рудиментарные потребности. Нам, пока, нужно что-то есть. Нам нужен какой-то угол, в котором нам будет позволено разместиться вместе со своим игровым устройством. Желательно, чтобы не особенно далеко был душ и туалет. У нас, пока, одна реальная жизнь.
Попробуйте дать геймеру на выбор – путешествие в Париж или обновленную версию его любимой игрушки. Геймерам, этот выбор совершенно ясен.
Геймер занимает меньше места, и потребляет значительно меньше природных ресурсов, чем обычный обыватель.
Геймер значительно меньший эгоист. Он с радостью пошлет своему другу… или даже неизвестному удаленному пользователю, пароль к украденной им игрушке… или даже купленной (что почти невероятно).
При этом, геймер, намного меньше подвержен стрессу.
Стресс у него наступает только при отбирании у него игрового устройства.

Но может, вы скажете, что геймер намного бесполезней для общества, поскольку ничего не производит?

Вы ошибаетесь. В современном обществе живет множество ничего не производящих обывателей, потребляющих общественных ресурсов значительно больше, чем геймер.
А геймер производит других геймеров, и таким образом увеличивает экономию общественных ресурсов.
Но геймером дано стать не всякому.
Для того что бы быть геймером нужен по-особому устроенный мозг. Именно поэтому я и имею честь предположить, что геймеры, следующий этап человеческой эволюции.
Геймер, это человек способный (и делающий это) отрешится от окружающего мира, и уйти в мир фантазии. В предыдущей реинкарнации, геймеры становились поэтами, художниками, композиторами и просто деревенскими дурачками, которые валяясь в навозе, фантазировали себя королями, или богатырями.

игра, chuzzle,дзенОткуда взялись геймеры?

Отдельные личности с мутацией геймера, всегда присутствовали среди отдельных людей. Они в предыдущую историческую эпоху, они редко давали потомство.
Человек отличается от обезьяны тем, что он более инфантилен. Человек взрослеет на пару порядков медленнее других приматов.
За время своей инфантильной молодости, до вступления в период половой зрелости, человек многому научается. Он научается говорить, и всем связанным с этим процессам мышления. Он усваивает систему табу, и становится полноценным членом общества.
Некоторые люди, вдобавок, научаются учиться и могут учиться уже в зрелом возрасте.
Я уже писал об этом в статье «Инфантильность»
Но человеческий ребенок, пока он ребенок,
все время фантазирует.
Ну вот о поэтах. Вы знаете, что в юности многие пишут стихи? Но приходит зрелость и стихи продолжают писать единицы. А стихи это игра словами. Поэты это те же игруны, геймеры, но в эпоху, когда компьютера не существовало.
Пока человек жил в пещере, геймеров ели первыми. Кому нужен был человек, который вместо того, чтобы принести домой мамонта, воображает, как ловко он его угрохает?
Потом у геймеров нашлась экологическая ниша, в виде бардов, советников государей, иконописцев… Геймеры уже могли выжить и этот ген не выщепился. Мутация геймеров не исчезла. Не все, но некоторые из них и вовсе оказались в преимущественном положении.
В нашу эпоху кино и телевидения, необходимо шоу. Шоу требует фантазии. КВН это или «Что, где, когда», или еще чего, без фантазии НИКУДА.
И тут на сцену вышла компьютерная эпоха + социальные пособия.
Геймеры, эти так и не повзрослевшие дети, победили.
От геймеров уже никуда не денешься. С каждым поколением нас будет становиться все больше и больше, потому как компьютер все серьезней входит в нашу жизнь и чем больше ты сохранил от ребенка, тем лучше ты сможешь в этой жизни устроиться.
Геймеры получили эволюционное преимущество.
Появилось много компьютерных профессий. Фантазия и воображение, наконец, приобрели товарную цену.
За сценарий игры по охоте на мамонтов (кстати, пока такой нет) можно получить неплохие деньги и даже больше тех, которые получает забойщик коров на мясокомбинатах. Да и сам забой скоро станет компьютерной аппликацией, с числовым программным управлением.
Женщины все чаще предпочитают геймеров ювелирам.
Геймеры, либо те, кто смог их использовать, возглавили списки миллиардеров.
И если людей можно назвать инфантильными обезьянами, то геймеры это инфантильные люди.
Геймеры, на сегодняшний день, вершина человеческой эволюции.
Собственно это и понятно. Геймеры развивают свой мозг до более высокого потенциала, чем люди, от которых они произошли.
Развитие ветви эволюции гомосапиенс, продолжает идти по линии развития мозга, включающее более развитую комбинаторику, абстрактное, стратегическое или тактическое мышление.
Если люди делятся по темпераментам (сангвиники, холерики, флегматики и нытики), на сов и жаворонков, на оптимистов и пессимистов, на альтруистов и эгоистов, то геймеры делятся на тактиков, стратегов, скоростников, логиков… короче на все виды игр. Потому что какую-то группу геймер проходит с результатами, превосходящими средние и свои результаты в других группах.

Теперь давайте зададимся вопросом, какая эволюция может последовать за геймерами?
Будет ли это продолжение инфантилизации или будет другое направление развития мозга.
Возможно, геймеры разовьют человеческую интуицию до границ телепатии. Возможно проявятся какие другие качества, о которых мы сегодня и представления не имеем.
Ну, например, появится сказка, что какой-то игрок, при онлайн играх, умудряется воздействовать мозговыми импульсами на электронику так, что она ставит его в лучшие условия. А почему нет?

Геймеры и политика?

игра, цивилизация

цивилизация -3800 год, до нашей эры


Политика осталась чуть ли не единственной областью человеческих интеллектуальных занятий, где геймеры практически совсем не присутствуют.
Есть политики, которыми геймеры управляют, но самим геймерам в политике очень сложно.
Почему?
Геймер получает условия, получает цели и дальше действует адекватно. Геймеры прекрасно управляли бы государством, но политики занимаются совершенно другим.
Если для геймера главное победить в игре, то есть полностью выполнить поставленные цели, то политик занят совершенно другим. Победа в игре, для него вещь второстепенная. Главное для политика: что лично он с этого будет иметь.
Сама победа является для геймера наградой.
Для политика награда: деньги, социальный статус, автомобиль, шикарный дом, престижная жена, признание другими политиками, фото, с самыми сильными этого мира… и т.д.
Для страны было бы очень выгодно, что бы ей управлял геймер. Но как геймеру в политики попасть? Никак.
Но дайте время. Если геймеры не попадут в руководители, игра общества в цивилизацию будет проиграна. Поэтому есть надежда, что геймеры попадут.
И возможно даже попадали.
Такое впечатление, что Сталин был геймером.
Если это так, то нужно подумать над тем, как установить красные флажки, для геймеров попадающих в политику.

Игра – «Цивилизация» или…?

Есть несколько игр которые занимают воображение достаточно большого количества геймеров. По меньшей мере эти игры известны практически всем геймерам.
К таким играм относятся «Цивилизация» и «Сити», в разных их вариациях. Не все играли, но все знают, что такое Дум, Портал, Марио.
В конце концов, геймеры выбирают какое-то направление и только иногда возвращаются к наиболее полюбившимся играм других направлений.
Я, например, играю (я называю это: «Для разрядки») в «Chuzzle», и недалек тот час, когда я достигну тысячного уровня.
Но «Цивилизация» незримо присутствует в моих рассуждениях о мире.
Игра прекрасная. Можно как угодно улучшать ее красоту и сложность, но это лишнее. Главное присутствует уже в первой версии. Остальное от лукавого. Жаль только первая версия не поддерживается современными операционками. Даже в 32 витном ХР, у меня почти постоянно мышь работает, на пол экрана.
Но я вижу в этой замечательной игре массу недостатков. Главный: строиться цивилизация страны, тогда, как завоевывать космос, нужно всем миром.
Тут есть два варианта. Либо цивилизация онлайн, но не воевать, а вместе с напарниками строить будущее. Не соперничать, а сотрудничать. Иначе получается, что в игру играют геймеры, более готовые к сотрудничеству, а не к противостоянию, а игра сделана для обычных людей, которые все время меряются, кто круче и у кого «большие яйца».
Второй вариант, дать играть за все цивилизации одному человеку. Тогда этот человек, тоже не будет воевать сам с собой.
Вообще, очень мало командных игр, где нужно вместе что-то строить, а не воевать. Нужно соревноваться в конечном результате, а не воевать друг с другом.
Кстати модель игр один против другого… типа «последний герой», это пропаганда агрессии и антигеймеровской психологии. Я бы запрещал такие игры, намного строже, чем порнографию.
Эти игры тренируют психологию насилия и победы на несчастье другого.
Наш мир изменился. При правильных шагах с ресурсами и демографической политики, на цивилизованные, поддерживающие такой порядок страны, еды хватит.
Так вот, вернемся к игре «Цивилизация».
Если сделать такую игру, и не объявлять геймерам оптимальную стратегию, как это происходит в реальном мире, они будут в различных странах проводить различную налоговую и социальную политики и смотреть, кто выходит вперед, а кто безнадежно отстает. Тогда корректировать политику в отстающих странах, с учетом преуспевающих.
Но нужно учитывать и отдаленные последствия.
Что я имею ввиду? В игре, сознательно или нет, можно создавать пирамиды.
Обратитесь к сегодняшнему реальному миру.
Самая развитая страна, США, стоит на долларовой пирамиде и вот-вот завалиться. Хорошо бы не прихватила в этом своем завале весть остальной мир.
Либеральная Европа, вкусившая плоды быстрого развития при полной либерализации (зашкаливающей до фашизма) теперь стала на краю пропасти и не видно, как ей туда не свалиться.
А вот Китай, о котором еще двадцать лет назад рассказывали анекдот, что самая мощная китайская электростанция, это когда миллион китайцев соскальзывает по эбонитовой палке в шелковых трусиках, похоже, превратился в самую мощную и развитую, экономическую империю.
Но мы ведь и здесь не знаем отдаленных последствий.
Управляют миром не геймеры. Они всего этого не учитывают.
Вот в Игре можно сохраниться, а потом отбросить неудавшийся опыт и начать все с нужного места. То есть, взять ходы назад. Или сделать себе бекап, на всякий пожарный.
В реальности, так нельзя.
Геймеры бы справились. Мы бы оставили одну страну с патриархальным укладом. Оставили бы одну страну, в которой есть глубинка, что бы с ее помощью и на других территориях можно было бы начать «от печки» если случиться непоправимое.

Но ведь в реальном мире такая страна есть. Это Россия.

Случись что с современными технологиями, Россия не вымрет и не вернется в каменный век. В российской глубинке вообще могут этого не заметить.
Может поэтому страны банкроты всеми силами пытаются это положение в России изменить или уничтожить систему при которой это сохраняется.
Это не геймеры.
А геймеры пока вне политики и развитие цивилизации Земли, вовсе не в их руках.

Отступление: Пока писал статью, на пару суток опять подсел на «цивилизацию». Не оторвешься ведь.

Геймерство нация или религия?

Исходя из того, что геймеры генетически отличны, от всех остальных людей, можно было бы назвать их отдельным этносом или нацией.
Но ведь никто не называет нацией рыжих?
А ведь рыжие, это тоже генетическое отличие.
Я предлагаю считать геймерство религией привязанной к некоторым генетическим отличиям. Ну, что-то типа иудаизма, который связывает еврейство, с передающимися через маму хромосомами.
Такой новый, многоконфессиональный «иудаизм».

Осознав себя общностью, геймеры могли бы надеяться, что среди высокопоставленных и хорошо обеспеченных геймеров появятся меценаты, которые помогут облегчить геймеру жизнь. Общество, пока, не ориентировано на геймеров и не учитывает их особые потребности. Поэтому помощь будет очень кстати.
Но как сделать так, что бы такая помощь была целевой?
Давайте посмотрим, как делают это христиане.

Чтобы не дать умереть своим собратьям, не способным адаптироваться в светском обществе, христиане создали монастыри.

Для нехристианина, жизнь в монастыре невозможна и редкий христианин туда отправится, если он может выжить в обществе.

Этот пример, этот механизм и нужно положить в основу «монастырей» для геймеров.
Много ли геймеру надо?
Маленькая келья, с кроватью, вешалкой стулом компьютерным столом и конечно компьютером. Ну и так по мелочам: пластиковая бутылка с фильтрованной водой.
Душ, туалет, столовая, прачечная, на некотором коридорном расстоянии, вполне могут быть общими. Алкоголь регламентируется, секс нет, наркотики –только виртуальные.
Пусть геймер в таком монастыре, не сможет отказаться от работы по тестированию программ, не менее 6 часов в сутки.
Еще четыре часа, геймер должен учиться использованию необходимых на рынке программ. Если геймер приобретет востребованную компьютерную специальность он может продолжить работать в монастыре, улучшив свои бытовые условия и продвинувшись в монастырской иерархии. А если захочет покинуть «монастырь», должен будет перечислять монастырю 10% (церковная десятина) своих доходов, пока он работает по полученной в монастыре специальности.
Обычно, в сегодняшнем обществе, геймеры находят себе применение и без монастырей, и я не думаю, что таких монастырей — убежищ для геймеров, нужно будет много. Но если они появятся, это будет шаг в правильном направлении.

Признание геймерства «религией», будет хорошо еще одним отдаленным результатом еще и потому, что на них, как менее приспособленных к офлайн пользователям, не будут паразитировать мошенники и это снизит в обществе преступный фон.

Объединившись в «религию», геймеры смогут защищать свои интересы по отношению с другими группами населения.

Мы не лодыри и бездельники, мы люди с более прогрессивной организацией мозга.
Мы можем быть очень полезными для общества. Как для общества отдельных стран, так и для общества всей Земли.
Мы можем принять в свои ряды и милитаристов. Желающие воевать, пусть воюют на экране компьютера.
Геймеры играющие в самые агрессивные игры, намного более пацифисты, чем домохозяйки.

Все геймеры подсознательно верят, что Ему, их Богу, компьютеру, нравиться как они играют.

Отступление: Поиграв несколько дней в цивилизацию, вернулся к Chuzzle. Chuzzle обиделась и ставит замки, где не попадя.

игра, цивилизация

Цивилизация. Наука. 160 лет, до нашей эры

Заключение:
Прошу эту статью считать одной из форм создание идеологии будущих пользователей Земли – ГЕЙМЕРОВ.

P.S. Желающие дописать дополнение к данной статье, могут сделать это в комментариях данной статьи, которые будут (в случае, если это не перепечатка ранее опубликованного) напечатаны в нашем журнале. 🙂

Смотреть также:
Инфантильность + 2!
Отклонение от нормы — и Стив Джобс из наших…
Что делает людей людьми?

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии

Геймер, как следующее звено человеческой эволюции. — 3 комментария

  1. Вот прочитал. Нужно проверить уровень тестостерона у геймеров.
    Только для одинаковых возрастных групп, в соответствии с полом.

    Остатки современных людей, обнаружены 200000 лет назад. А вот орудия труда и рисунки распространены лишь с 50000 лет назад. Антропологи долгое время задавались вопросом о причинах того, что на возникновение социальности ушло так много времени. Выяснилось, что причиной мог быть основной мужской половой гормон, тестостерон. «Появление первых технологий, искусства и культурного обмена, вероятно, началось, когда возник характер, склонный к сотрудничеству», — сказал автор исследования Роберт Сайри.

    Антрапологи измерили более 1400 древних и современных черепов и сравнили надбровные дуги, форму лиц и объем 13 человеческих черепов старше 80000 лет, и 41 череп, принадлежавших людям, жившим от 10 000 до 38 000 лет назад, и 1367 черепов 20 века. Они выяснили: культурный прогресс начался с исчезновения густых бровей и появления круглых голов. Антропологи обнаружили изменения надбровных дуг и верхней части головы, которые обычно свидетельствуют о снижении уровня тестостерона.

    Это уже не первый раз, когда было сделано подобное открытие. Исследования, проведенные на сибирских лисах, показали: менее осторожные и менее агрессивные по отношению к людям животные выглядели и вели себя незрело. Такие лисы были выведены в процессе селекции. Незрелость сохранялась на протяжении нескольких поколений.
    Антропологи не уверены, почему снижение уровня тестостерона произошло у людей. Возможно, совместное проживание и сотрудничество снизило уровень агрессии, и люди стали более покладистыми. «Доисторические люди начали жить ближе друг к другу, а для передачи новых технологий, они должны были стать терпимыми друг к другу. Ключом к нашему успеху является именно способность к сотрудничеству, способность ладить и учиться друг у друга», — говорит Роберт Cайри.

    Незрело — синоним инфантильности

  2. вот таким образом надо было написать. И тема та же:

    С самого рассвета разума человек мечтал расстаться с бременем своей биологии и расширить способности тела. Бессмертие, полет, неограниченный интеллект — все это прельщало еще древнейшие народы, а ныне волнует научный мир. Технологии как никогда ранее близки к долгожданному рывку — от человека биологического к существу, возможности которого значительно превосходят наши. Однако какие последствия породит этот переход? Не станет ли он крупнейшей катастрофой в истории человечества, которое в процессе попросту исчезнет как вид?

    Редакция Naked Science решила разобраться в истории и сути современных концепций постчеловека, а также в аргументах сторонников наступления постчеловеческого будущего и его ярых противников.

    В начале была смерть

    Вряд ли есть более влиятельный фактор в жизни человека, чем осознание собственной смертности. Человек получил его вместе с разумом, и по этой причине носит данное бремя в полном одиночестве.

    Знание о смерти насквозь пропитывает природу человека и лежит в основе всего многообразия человеческой культуры. Несогласие человека с естественностью смерти и стремление к бессмертию отражено в самых древних верованиях. На этом глубинном, артхетипическом страхе играли и продолжают играть очень многие религии, обещая вечную загробную жизнь в новой, нередко привлекательной реальности — от мрачного подземного Аида до райских садов и блаженных объятий сотен черноглазых девственниц.

    В других верованиях — в частности, в индуизме и буддизме — также постулируется конечность тела, но бессмертность души. Пряника в виде красивого в своем символизме потустороннего мира, однако, тут нет, зато есть концепция переселения душ, согласно которой каждый человек, в зависимости от своих жизненных дел, переселяется после смерти в новое тело, чем и обеспечивается бессмертие.

    Примечательно, что наука, теоретически, может воплотить в реальность и тот, и другой сценарий, однако не станем забегать вперед.

    Невыносимая биологичность бытия

    Помимо смертности, бременем для человека так же является его биологическое прошлое, которое он всегда носит с собой. Ведь то, чем является современный человек, — это результат сотен миллионов лет эволюции и наслоения различных генов.

    Причем эволюция слишком «консервативна», то есть опирается на старые и далеко не всегда лучшие биоинженерные решения. Именно по этой причине, например, наши глаза устроены абсурдным образом — с рецепторами, которые обращены к мозгу, а не к свету. Так получилось, потому что глаз человека эволюционировал из светочувствительного пятна ланцетника, рецепторы которого были обращены внутрь его почти прозрачного тела. Из-за этого нюанса свету приходится проходить несколько слоев нейронов, прежде чем попасть на вывернутые рецепторы и передать, наконец, зрительный сигнал в мозг.

    Слепота эволюционного процесса объясняется тем, что он адаптируется исключительно под сиюминутные задачи и использует решения, которые могут потерять всякую эффективность в будущем и даже более того — стать вредоносными.

    К примеру, таковым решением является смехотворно длинный возвратный гортанный нерв у млекопитающих, который вместо того, чтобы связать гортань и мозг по наиболее простой траектории, спускается к сердцу, огибает дугу аорты и возвращается к гортани. Из-за этого аневризма аорты, например, может привести к параличу голосовых связок. Это решение нам тоже досталось от тех времен, когда наши предки были рыбами — у них просто отсутствовала шея, и решение, которое было эффективно тогда, начало приносить вред через миллионы лет.

    Эволюция, конечно, не смогла предсказать, что человек станет прямоходящим, переселится в города и полетит в космос. То тело, которое мы сейчас имеем, предназначено для решения узкоспециализированных и устаревших задач — побега от хищников по джунглям, либо охоты. Поэтому, к примеру, сидячий образ жизни, неестественный для наших предков, приносит столько проблем со здоровьем.

    Все это, конечно, накладывает отпечаток и на нашу психологию, которая, судя по множеству факторов вроде особенностей сексуального влечения и общественной иерархии в некоторых странах, также несовершенна и соответствует, скорее, нашему животному прошлому, чем человеческому настоящему.

    На всей этой почве — как на страхе смерти, так и на фрустрации от ограничений собственного тела и неактуальности его устройства под задачи современной цивилизации — и родилось желание сделать человека чем-то большим, чем он стал в результате естественной эволюции.

    Чем-то, что можно было бы назвать сверхчеловеком — или постчеловеком.

    Тоска по сверхчеловеку

    Наиболее ярко научно-философскую идею о том, что человек является лишь промежуточным звеном на пути от животного к сверхчеловеку, развил в своих работах в конце XIX века немецкий философ Фридрих Ницше.

    Например, в своем труде «Так говорил Заратустра» он пишет: «Человек есть нечто, что должно превзойти… Что такое обезьяна в отношении человека? Посмешище или мучительный позор. И тем же самым должен быть человек для сверхчеловека: посмешищем или мучительным позором».

    Не принижая важности человека, Ницше постулирует целое мировоззрение, согласно которому все человеческие усилия должны быть направлены на подготовку мира и самого человека к приходу лишенного оков нравственности и подлинно свободного сверхчеловека. «Человек», пишет он, должен быть «тоской и стрелой по сверхчеловеку».

    Ницше, впрочем, не упомянул в этом контексте технологии. Он считал, что человек должен эволюционировать в совершенную форму сам, используя саморазвитие.

    Это, впрочем, не помешало «сверхчеловеческому» аспекту ницшеанства вылиться в XX веке в новую технократическую форму — трансгуманизм. Трансгуманисты обычно отнекиваются от связей с ницшеанством, однако влияние философа, если вчитаться в манифесты трансгуманистического движения, становится более чем очевидным.

    Человечество+

    Трансгуманизм является на данный момент наиболее крупным и развитым международным движением, прямо нацеленным на достижение постчеловеческого будущего. Именно трансгуманистам — ученым, философам и футурологам — удалось ввести в оборот понятие «постчеловек» и популяризировать его.

    Получив начало еще в конце 1920-х годов, трансгуманизм развился сразу в несколько внутренних течений, однако идеологический фундамент, заложенный основателями этого движения, остался цел: всяческое содействие развитию технологий для того, чтобы с помощью них превратить человека в более совершенное существо — постчеловека.

    Людей, которые разделяют трансгуманистические взгляды и стремятся приблизить постчеловеческое будущее, трансгуманисты называют транслюдьми, подчеркивая переходный характер современной человеческой сущности.

    Трансгуманизм касается очень многих областей науки: кибернетики, нанотехнологий, биоинженерии, генетики и других. Среди целей не только достижение бессмертия, но и существенное увеличение физических и интеллектуальных способностей человека, совершенствование его органов чувств (или даже добавление новых).

    Среди наиболее популярных современных трансгуманистов, движение которых на данный момент охватило практически все технологически развитые страны (включая Россию), можно выделить известного футуролога и изобретателя Рэймонда Курцвейла.

    Ему удалось развить и обосновать понятие технологической сингулярности — точки, после которой научно-технический прогресс станет настолько быстрым, что его дальнейшее развитие будет попросту невозможно предсказать. По мнению Курцвейла, технологическая сингулярность может наступить уже в 2045 году из-за появления мощного искусственного интеллекта и активной киборгизации людей, то есть замены частей человеческого тела на искусственные, но более эффективные аналоги.

    Центральное место в прогнозах Курцвейла, который сейчас возглавляет финансируемый NASA и Google Университет сингулярности в Калифорнии, принадлежит нанотехнологиям. По его мнению, благодаря эволюции нанотехнологий произойдет бурное развитие медицины и промышленности (уже в 2020-х годах), что постепенно не только сделает человека бессмертным, но и значительно удешевит производство различных продуктов, фактически решив раз и навсегда проблемы продовольственной безопасности.

    В данный момент Всемирная ассоциация трансгуманистов называется Humanity+. Такое переименование, вероятно, произошло в целях ребрендинга движения под давлением критиков, обвиняющих трансгуманистов в стремлении к чересчур радикальному изменению человека. Сейчас трансгуманисты сконцентрированы на этическом использовании науки и технологий для совершенствования человеческого тела.

    Лики постчеловека

    Переход от человека к постчеловеку может происходить сразу в нескольких формах. Каждая из них, так или иначе, неизбежно приведет к каким-либо социальным конфликтам, которые могут варьироваться от временного дискомфорта при появлении нового вида человека до тотальной войны, которая опустошит планету.

    По этой причине данная тема является потрясающим драматическим материалом, который уже не раз использовался в научной фантастике. Некоторые писатели смогли развить тему и конфликты постчеловеческого будущего довольно оригинальным образом. Не все из этих сценариев воплотятся, однако каждый из них в определенной мере возможен. Давайте взглянем, какие основные темы доминирует в этом контексте в различных художественных мирах.

    «Классических» постлюдей можно встретить, например, в романах американского писателя Дэна Симмонса «Гиперион» и «Илион». В первом случае это раса Бродяг — бывших Homo Sapiens, которые путем генной инженерии эволюционировали для космических путешествий (так как человеческое тело, как уже давно известно, неэффективно и крайне уязвимо в условиях невесомости и длительного воздействия космической радиации).

    В «Илионе» (и его продолжении — «Олимпе») тема постлюдей раскрывается более подробно. С одной стороны это накачанная нанотехнологиями группа постлюдей, обосновавшихся на марсианском Олимпе. По ходу сюжета становится ясно, что они забыли свое человеческое прошлое и уверовали, что действительно являются олимпийскими богами (от Зевса до Гефеста), а затем начали грандиозный многолетний спектакль по божественному вмешательству в осаду легендарной Трои в альтернативной вселенной, в которую периодически наведывались при помощи телепортации.

    С другой стороны это группа самых первых постлюдей, поселившихся на орбите Земли (чтобы избежать конфликтов с обычными людьми, оставшимися на планете) и выбравших облик исключительно женских тел с идеальной и нестареющей физиологией.

    Еще один классический вид постчеловека — это искусственное тело-аватар, в которое можно «переселить» человеческое сознание (как в цифровой форме, так и с помощью пересадки органического мозга), достигнув, таким образом, бессмертия через воплощение древней идеи о переселении душ.

    Концепция тела-аватара сильно разнится — от сосуда в лице инопланетного организма (например, фильм «Аватар») до полностью идентичных копий своего тела, переселение в которые осуществляется после смерти предыдущей оболочки (сериал «Звездный крейсер Галактика»). Иногда тело-аватар используют лишь временно, подсоединившись к нему через интерфейс мозг-компьютер (к примеру, фильм «Суррогаты»).

    Стоит отметить, что именно в этой плоскости — создание тела-аватара — работает в данный момент российский проект «Россия 2045».

    Следующая разновидность постчеловека, встречающаяся в научной фантастике, касается темы цифрового бессмертия. К примеру, в романе «Ложная слепота» американского писателя Питера Уоттса описывается не такое уж далекое будущее, в котором человечество стоит на пороге переселения в цифровую реальность — фактически в компьютер, в котором оцифрованное сознание может практически вечно существовать в индивидуальном виртуальном раю. Примерно о том же самом писал еще Филипп Дик в своем романе «Убик». Учитывая современные темпы развития технологий виртуальной реальности, эта перспектива кажется наименее фантастичной из представленных.

    Встречаются и такие концепции постчеловека, которые вовсе не затрагивают тему технологий. Например, в «Гадких лебедях» братьев Стругацких мы знакомимся с «мокрецами», которые учат человеческих детей раскрывать свой огромный, скрытый ранее потенциал, недоступный взрослым. Дети затем, исключительно через саморазвитие, становятся своего рода сверхлюдьми, значительно превосходящими интеллектуально и нравственно своих родителей, что приводит к драматическому конфликту.

    Разумеется, это не все возможные концепции постчеловеческого будущего, описанные в научной фантастике и футурологии. При желании можно найти еще десяток оригинальных концепций, однако мы подобрали, на наш взгляд, наиболее любопытные из них.

    Человек против постчеловека

    Не все, однако, разделяют энтузиазм трансгуманистов и футурологов. Постчеловеческое будущее — каким бы оно ни было — безусловно приближается благодаря развитию технологий. Однако при переносе концепций в реальные социально-политические условия обнаруживается ряд неразрешимых, порой катастрофичных в своем потенциале подводных камней.

    Наиболее последовательным и влиятельным критиком трансгуманизма можно назвать известного американского политолога Фрэнсиса Фукуяму. Подробно разобрав возможные последствия идеологический победы трансгуманистов над правительствами мира, Фукуяма приходит к ряду выводов, которые ставят под сомнение не только трансгуманистические ценности, но и вектор движения современной науки как таковой.

    В частности, в своей книге «Наше постчеловеческое будущее» он отмечает, что «наука сама по се­бе не способна установить те цели и пределы, для достижения которых она предназначена» (об опасностях неконтролируемого технологического прогресса писал и Станислав Лем в своем труде «Сумма технологии»).

    В той же самой книге Фукуяма (кратко с тезисами политолога можно ознакомиться в его статье, опубликованной в 2004 году в журнале Foreign Policy) делает ряд логичных, подкрепленных аргументами умозаключений о том, почему трансгуманизм может быть опасен для человечества.

    Среди них можно выделить два основных тезиса. Во-первых, человек очень долго развивался эволюционным путем и содержит в себе множество как позитивных, так и негативных черт — но именно это сложное сочетание делает нас людьми и позволяет развиваться как виду. Радикальное вмешательство в этот процесс при помощи технологий может не возвысить человека, а, скорее, дегуманизировать его, считает политолог.

    Во-вторых — и эта проблема наиболее очевидна — появление первых постлюдей автоматически разделит людей по беспрецедентному ранее принципу и создаст огромный конфликтогенный потенциал в социальной, экономической и политической сферах. Другими словами, это породит непредсказуемых масштабов неравенство, а также неразбериху в сфере права (какими правами обладает человек, а какими — постчеловек? Является ли постчеловек человеком и так далее).

    Последствия этого искусственно созданного неравенства буду беспрецедентны, потому что ранее, несмотря на все различия, людей объединяло одно важное обстоятельство — они были единым видом Homo Sapiens. Теперь же человечество разделится на два (или даже более) вида. Не исключено, что по финансовому признаку, ведь технологии «постгуманизации» могут оказаться чересчур дорогими для обывателей.

    Фактически это разрушит всю систему либеральной демократии, которая существует в данный момент в странах Запада и основывается на определенном философском фундаменте — например, на концепции естественного права (все люди рождены равными в правах и от рождения наделены определенными правами), которая просто потеряет всякий смысл с появлением первого постчеловека. Как можно постулировать подобные идеи, если люди разделятся на несколько видов и не будут разделять общую человеческую природу?

    Во времена, когда человек только-только выбрался из царствовавшего на протяжении почти всей его предыдущей истории неравенства, он рискует оказаться в еще более несправедливом мире, чем когда-либо ранее — и все это благодаря биотехнологиям и трансгуманистам, какими бы благими их намерения ни были, считает Фукуяма.

    Российское трансгуманистическое движение, к примеру, отвечает на подобную критику так: «подобные измышления основаны либо на неполном представлении о будущем, либо на произвольном предпочтении автора. Как правило, не учитывается всеобщая тенденция к удешевлению различного рода услуг, в том числе медицинских, развитие робототехники и получение прибавочной стоимости путём роботизации, возможность перераспределения этого дохода государственными структурами в пользу населения, не учитывается развитие нанотехнологий и — особенно — прогнозируемое появление нанофабрик и наноассемблеров. Также не учитывается возможность интеллектуального апгрейда каждого человека».

    В риторике сторонников трансгуманизма также можно встретить такие контраргументы, как присутствие технологического компонента в модификации жизни человека на протяжении уже нескольких столетий — это, например, медицина — лекарства от болезней, антибиотики, которые уже давно вмешались и значительно изменили естественный ход эволюции человека (теперь выживают даже изначально слабые и больные, что полностью нивелирует естественный отбор).

    Величайшие достижения науки и технологий, считают трансгуманисты, всегда воспринимались обществом как извращение и оскорбление природы, прежде чем обосноваться в массах. Поэтому и можно заметить столь сильное неприятие технологического вмешательства в человеческое тело (особенно в религиозной среде), которое, с другой стороны, со всевозможными имплантантами и пересаженными (или даже искусственными) органами происходит довольно давно.

    Кто окажется прав, видимо, покажет только время, которое неумолимо приближает постчеловеческую реальность одновременно в нескольких ее потенциальных формах. Мощность компьютеров растет — в этой сфере ожидается «квантовая революция»; нанотехнологии идут вперед семимильными шагами, и уже в ближайшие годы мы, вероятно, сможем увидеть высокоточную доставку лекарства к определенной клетке с помощью наноустройства; методики продления жизни имеют все больше и больше успехов на мышах, а технологии вроде Oculus Rift позволяют окунуться в виртуальный мир глубже, чем когда-либо ранее.

    Вряд ли все эти процессы удастся замедлить, не говоря уже об остановке. Остается лишь наслаждаться благами технологического прогресса и следить за развитием событий.

  3. Приведенная тобой статья, скорее о научной фантастике, а не о том что я пишу. Пример:

    Во-вторых — и эта проблема наиболее очевидна — появление первых постлюдей автоматически разделит людей по беспрецедентному ранее принципу и создаст огромный конфликтогенный потенциал в социальной, экономической и политической сферах. Другими словами, это породит непредсказуемых масштабов неравенство, а также неразбериху в сфере права (какими правами обладает человек, а какими — постчеловек? Является ли постчеловек человеком и так далее).

    Постчеловек, геймер, на мой взгляд, никак не отличается от человека. Он более инфантилен или он дислектик. Эти, казалось бы недостатки-свойства, становятся очень полезными в эру высоких технологий.
    Они были всегда. Просто раньше, это было недостатком, а сейчас, очень постепенно становиться достоинством.
    И никакого «конфликтогенного потенциала» в этом нет.
    Инфантильных становиться больше и они, бывает, уже лучше устраиваются. Чем дальше, тем больше. Смена обычного человека на гомо-геймер, будет проходить сотни лет.
    И возможно, если бы не я, этого вообще бы ни кто не заметил.

    P.S И я понял. Ты реагируешь как геймер. В той статье, ссылку на которую ты послал, приводятся романтические и драматические версии человека. А у меня все буднично. Был человек чадом, разгильдяем и фантазером оторванным от реальности, и руки из жопы. А после изменения технологического уровня стал востребован. И никакой романтики. Как разгильдяем был, так и остался. Просто запросы и возможности общества изменился и он получил преимущество над мастеровыми и деловыми. Ты вот, вообще к офлайновой жизни девятнадцатого века не приспособлен. Тебя, как крепостного за копейку никто бы не купил. Ни пахать на тебе не сеять. Тут ты отслужил в нестроевой части… для порядка… Но!!! Развитие технологии дало тебе возможность работать там, где грузчики не нужны. Собирал микроскопы, кроил,программируешь… и получаешь больше сантехника Виталика и Вовы с золотыми руками. Это и есть эволюция.

Добавить комментарий