Последний дубль

Книга вторая.

Глава 1. Привет птеродактиль.

Сергей провел в пирамиде ещё несколько часов и даже не выглядывал наружу.
Яна спала, а он скопировал шлем и свой костюм, и резал его копию, на тонкие полосы.
Он старался не задумываться о том, что стало с его дублем и теми, кто попробовал убраться со своей родной планеты, воспользовавшись созданным его другом средством передвижения во времени и в пространстве.
Возможно, все они погибли до того, как это успели сделать. Возможно, они растворились в непонятной флуктуации космоса, возможно…. Мало ли этих возможно? Он желал им успеха, счастья и победы. А ещё его волновал вопрос, не будет ли уничтожена эта планета, естественно вместе с ним, если его друзьям удалось избежать гибели, но не удалось улететь. Может ли быть изменена история?
У них сильное оружие. Но их противники, сейчас сильнее.
Он мог только ждать. И делать было ничего. Ему выпал жребий остаться.
А как воспримет это Яна? Не та, улетевшая Яна, а её дубль. Такой же дубль как он сам. Да и кто более настоящий дубль? Он, с царапиной на руке и когда-то скопированный на Огысе, или его улетевший дубль, созданный с помощью древнего артефакта?
Но сейчас его это не сильно волновало. Хотелось выжить.
Спящая и не посмеивающаяся над ним Яна, а последнее время она была именно такой, выглядела очень привлекательно.
Полная умиротворённость красавицы.
Был бы Сергей художником, он обязательно нарисовал бы эту картину.
Яна была в сарафане и лежала, на расстеленном под ней костюме.
Её сарафан, вымокший в морской воде, когда он тащил её в пирамиду, облегал её тело. Каждую складочку. Кроме сарафана, на Яне угадывались трусики. Её грудь не нуждалась в поддержке и бюстгальтеров Яна не носила.
У неё была небольшая грудь, но она не висела, и сосочки смотрели вверх. А потом узкая талия и в меру широкий таз.
Сарафан был коротким и из-под него были видны её ноги. Атласная кожа, без единого прыщика или морщинки, была почти коричневой от загара.
Сергей любил это тело. Он готов был ласкать и облизывать, каждую его клеточку.
Правда когда Яна бодрствовала, эффект чуть-чуть пропадал. Он подумал, что когда они познакомились, она или не была стервой, или умело скрывала свою стервозность.
Но Сергея это достать не могло. У него была «слоновая» кожа и он знал, что когда она отдаётся ему, стерва превращается искреннюю и наивную девочку.
Сейчас пока он ожидал того, что случиться или уже случилось наверху, и Яна спала, ему ничего не оставалась кроме, как любоваться ней.
Он лёг рядом с ней, взял её руку в свою и задремал.
Мурка стояла в ногах спящей парочки, как охранник.

— Эй, жирный урод! Просыпайся! Что случилось? Почему мы здесь? — Яна стояла над Сергеем.
— Я тебя тоже люблю. Только не устраивай истерики. Может через несколько минут, мы и без этого погибнем. Давай не ругаться на прощанье? — Сергей тоже встал.
— Что случилось? Почему мы здесь?
— На нас напали ракоскорпионы. Их наверху несколько тысяч. А может сотен тысяч. А может нашу планету через минуту вместе с нами взорвут. Я не знаю.
— А где остальные?
— Остальные попытались вырваться от сюда на Валеркином тепмпотрансляторе. Если у них получиться выжить, они о нас сообщат на Огыс. А если нет, надеюсь, что выжить получиться у нас. — Сергей взял Яну за плечи и притянул её к себе. Яна не сопротивлялась. Он слышал, как стучит её сердце.
— Ты не врёшь? У меня такое впечатление, что ты не нервничаешь, а просто хочешь меня завалить.
— Я не вру. А нервничать бесполезно. От нас ничего не зависит. А завалить, я тебя всегда хочу.
Яна дрожала. Уснуть в блаженстве, когда вокруг мир и благодать, а проснуться в ожидании казни. Сергей прижал её сильнее.
— Ну, так завали меня, в конце концов. Помирать так с музыкой. — Яна сдвинула с плеч бретельки сарафана, и он упал к её ногам.
В туже секунду она стала совершенно другой Яной, она нежно обняла Сергея и поцеловала его.
Сергей целовал всё ее тело, опускаясь всё ниже и ниже, а Яна запустила руки в его шевелюру, потом гладила его плечи, которые были уже на уровне её живота.
— Я люблю тебя! — Сказал Сергей
— Я люблю тебя! — Сказала Яна.

***
Через двое суток, Сергей одел на голову Мурки, чуть ниже воротника, скопированный шлем, привязав его тесемками от разрезанного костюма. Поверил в своём шлеме, имеется ли картинка.
Шлемы работали. Всё что увидит шлем Мурки, увидит и он, и увидит Яна. Он вставил ей фильтры и вывел её из шлюза.
— Домой! — скомандовал он Мурке через шлем. — К Валерке.
И Мурка уплыла.
Яна молча и грустно смотрела за этими приготовлениями Сергея.
— Надень свой шлем и смотри. Может ты увидишь что-то, что я пропущу. — Попросил он Яну.
И они начали наблюдать.
Небо было чистым. Никаких ракоскорпионов они не видели.
Когда Мурка подлетела к Зазаборью, они увидели грустную картину. Вся сетка, защищающая Зазаборье, была сломана, и дом был наполовину разрушен.
Но кроме мирно пасущихся в загоне молодых трицератопсов, никого живого видно не было.
— Ну что, родная, бог не выдаст, свинья не съест? Полетели на разведку.
— Полетели.
— Только не вызывай никого. Не пробуй пока.
— Не тупая. И знаешь что? Прости меня. Я стерва, а ты добрый. — Яна обняла Сергея. Я не знаю, представится ли мне ещё случай извиниться. Так что не сердись. Если мы погибнем. То такова судьба. А если нет, и если мы отсюда не выберемся, я буду тебе хорошей женой. Я не смогу тебе ни с кем изменить, и сейчас жалею о том, что было раньше. Я тебя не заслужила, но выбора у тебя нет. А теперь полетели.

Они прошли через шлюз и вылетели.
Вечерело. Всё было мирно и тихо. Но неожиданно картинка шлема, который был на Мурке, показала птеродактиля.

Они поспешили к Зазаборью.
Огромный птеродактиль и Мурка кружили в воздухе.
Птеродактиль, видимо привык охотиться на трицератопсов, но наглый летающий трицератопс, да ещё и сам норовящий напасть, вызвал у него нерешительность. Это и решила исход сражения. Сергей не стал дожидаться его естественных результатов, и голова птеродактиля, срезанная его световым мечом, упала в Зазаборье.
— Лехи нет. Вот бы порадовался трофею.
Было грустно.
Захватив с собой отважную Мурку, они полетели в Ручьеград.
Ручьеград был в полном порядке, и они решили пожить в нём.
Сергей ввел в дом Мурку, и Яна не возражала.
Когда они сели за стол есть, Мурка раздвинула их своими рогами и сказала:
— Привет!

***
Они смеялись долго и не могли остановиться.
Всё время, которое прошло с нападения, они были в тяжелейшем напряжении. Даже секс не снимал его.
Ну а что плохого могло случиться рядом с говорящим динозавром.
Сергей чмокнул Мурку в нос и почесал за воротником.
Мурка закрыла глаза от удовольствия.
Яна положила ладонь Сергею на шею и почесала его.
— Я для тебя, как трицератопс?
— Трицератопс симпатичнее. Ой. Прости. Я обещала не стервозничать.
— Не страшно. Я тебя не разлюблю, но и тебе от «жирного урода», никуда не деться.
— Ты, кстати, последнее время сильно похудел.
— Спасибо.
— Нет, правда. И ещё. Если я опять забудусь и начну стервозничать, нужно придумать мне наказание. Нет. Не то, о котором ты подумал. Это не наказание.
— Я тебя буду ставить в угол, коленями на соль, и заставлять читать «отче наш».
Они опять расхохотались.

Муркин «Привет» вывел их из состояния грусти. Чтобы ни произошло. Перед ними лежала девственная Земля, которую предстояло покорить или найти очередные приключения на свои задницы.
Муркин «Привет» означал, что скучно не будет.

Глава 2. На всякий случай.

Начали они с того, что многократно скопировали их снаряжение и разместили практически по всей Земле. Для этого выбирались пещеры, в которые можно было добраться без снаряжения, но вход, в которые был закрыт для любого, кто не обладал разумом. Рядом со всеми пещерами лежали ломы и кирки, чтобы открыть в них вход, даже если они бы оказались рядом без оружия. На самом большом камне, который запечатывал вход в пещеры, они вешали замурованное в глину кольцо — шпалу.
Этому посвятили две недели.
То, что ракоскорпиолны оставили их Землю в покое, было уже совершенно ясно. И новый астероид они аннигилировать совершенно не собирались.
Потом, они создали каменный остров, внутри которого устроили огромное солёное озеро, пляж, с песком, закрыв сверху всё строение прозрачным снизу куполом. Сверху он выглядел как скалы. Потом организовали внутри искусственную атмосферу.
Сюда не пускали даже Мурку. Для мурки создали отдельное безопасное место. И объявили себе пожизненный отпуск.
Утром выгуливали мурку, летая над планетой, днём купались, загорали и любили друг друга, а вечером сидя у камина ели мясо динозавров и пили кизиловку.
Так прошли ещё полтора месяца. Но через два месяца новой жизни, Яна сообщила, что у неё второй месяц задержка. То есть, она на третьем месяце.

— Боюсь, что ребёнок будет не от тебя. Я хотела бы, чтобы он был от тебя, но я в этом уверена быть не могу. Ты меня не прогонишь?
Сергей задумался.
— Следующий будет точно от меня, если я смогу принять роды. Но я не уверен смогу ли я принять роды.
— Ну, деваться тебе некуда. Учись.
— Если мы останемся на этой нашей планете, то для нашего народа, генетическое разнообразие не помешает. Но боюсь, тебя придётся скопировать. И меня. И до родов наши пары должны будут жить в разных климатических зонах. Чтобы ты, по очереди, могла помочь себе.
— Как это меня будет две? Ты что, совсем с ума сошёл?
— Яна! Земля огромна. И нам найдётся на ней место, даже чтобы прожить всю жизнь и об этом не знать. Просто одна Яна, до родов будет жить в районе экватора, а другая в районе Антарктики. Семь месяцев не большой срок. А потом, если не уживёмся все вместе, то одна пара улетит в Австралию или на тот материк, который между Австралией и югом Африки, а другая останется здесь. Это же лучше чем, если я останусь один, не сумев принять роды?
— А научиться, слабо?
— Риск.

Сергей почувствовал, что Яна сомневается. Теперь, когда он предлагал её скопировать, не для удовлетворения всей компании в смысле секса, а для большей вероятности помощи ей при родах, это, наверное, не казалось ей таким диким.

— А почему ты считаешь, что Яна с экватора, будет рожать не в тоже время, что и Яна с полюса?
— Организм зависит от температуры. Питание зависит от температуры. Так или иначе, будут какие-то флуктуации. И чем раньше мы это сделаем, тем больше будет разрыв во времени.
— Ну, предположим, разрыв во времени будет час. Я, родившая, через час смогу помочь мне, которая будет рожать?
— По меньшей мере, двумя Сергеями она сможет руководить. Или ты хочешь, чтобы я скопировал только себя?
— Ну да. И два тебя будут меня одну трахать? Развратник! — Яна расхохоталась.
— Ну, а что ты предлагаешь?
— Дай день подумать.
— Ладно. Можешь свыкнуться с этой мыслью. Хотя чем ты вторая будешь мешать первой, я не пойму.
— Тут есть ещё одна проблема, не практическая, но интересная. Если я, со второй Яной, станем праматерями, и родим новый народ. Мы изменим историю нашей Земли.
— А что ты знаешь о цивилизации гипербореев? О цивилизации Атлантиды? О Лемурии? Откуда всё это взялось? Может это, как раз, наши потомки?
— Ты фантазёр. Но это не практический вопрос. Полетели в пирамиду.

Сергей, до того убеждавший Яну, понял, что рассматривал всё чисто гипотетически. Он был уверен, что Яна не согласиться или согласиться не сразу. Но отступать было поздно. Тем более что он уже однажды общался со своей копией.
— Полетели. Но давай пока мы одни договоримся. Мы царапнёмся и после копирования отправимся в Антарктиду или на север, поближе к полюсу. А наши копии отправятся на экватор. Или почти на экватор.
— Давай царапнёмся, но сделаем наоборот…. Хотя? Я всё не привыкну к мысли, что ничем не буду отличаться.
— Может, станешь ещё добрее?
— Договорились. Пусть они живут в тепле. Но первым копировать будем тебя.
По пути они захватили Мурку.

Прилетев в пирамиду, они царапнули себе руки, но первой скопировали Мурку. Стало ясно, что Мурку они скопировали, наверное, в последний раз, поскольку она едва влезла в саркофаг. Потом скопировались сами.
Два Сергея смотрели друг на друга заговорчески улыбаясь, а две Яны смотрели друг на друга с любопытством.
Царапнутый Сергей пометил одну мурку буквой «Ц».
— «Ц» означает царапнутые. Если первой выйдет мурка без «Ц», обладатели царапин отправятся в холодное место, а другая пара на экватор. Если выйдет мурка «Ц», то наоборот.
— Договорились. — Улыбаясь, сказал нецарапнутый Сергей. — Яны не против.
— Не против — хором сказали Яны.
Все расхохотались.
— Ну, слава богу — Сказал царапнутый Сергей, что ни кто не видит в произошедшем трагедии.
— Тогда начнём — сказал нецарапнутый.

Первой вышла Мурка без «Ц».

— Может, первый вечер проведём вместе? — спросил царапнутый Сергей.
— Нет — хором ответили Яны. Они сделали паузу, а затем царапнутая продолжила. — Обойдёмся без оргий.
— Тогда мы полетели. — Сказала царапнутая Яна. — Но я предпочитаю Тундру.
— Может вам нужно помочь оборудовать жилище? — Спросил не царапнутый Сергей.
— Но ведь и вам нужно оборудовать новое жилище? — Ответил царапнутый — А мы справимся.
Стало ясно, что полное сходство исчезло очень быстро. Оба Сергея посмотрели друг на друга с некоторой грустью. Пройдёт время и они станут различными людьми.
— Давай дадим друг другу какие-то имена, чтобы различаться?
— Давай. Моя детская кличка была Зёга.
— Но ещё раньше, Зёня.
— Ну вот, ты Зёня, а я Зёга
— Идёт. А Вы девочки как?
— Я? — Спросили обе хором.
— Давайте мы дадим вам новые имена.
Возникла минутная пауза, а потом обе опять хором сказали:
— Ладно.
— Мою спутницу будут звать «Лана» — сказал Зёня
— А мою Юна.
— Лана, так Лана — Сказала спутница Зёни
— А я хочу быть Айри.
— Пускай Айри, — сказал Зега.

Зёга и Зёня, поцеловались с той Яной, с которой расставались и пары разлетелись.

Глава 3. Раздел.

Царапнутые Зега и Айри, вместе с одной из Мурок, полетели в сторону северного полюса.
Когда приборы показали им что они над полюсом, они приземлились. На северном полюсе находился плоский остров довольно значительного размера, 900 на 600 километров. Тут было холодней, чем в Зазаборье, но арктическим климатом известной им Земли и не пахло.
Посредине острова или маленького континента, который ещё Александр окрестил Арктидой, было большое и очень глубокое пресное озеро, которое зимой должно было замерзать. Но поскольку пока был июнь, температура в нём достигала 10 градусов.
Они проверили расположение тектонических плит.
Тектонический разлом, проходил в стороне будущей Гренландии, и плита образовывала с этой стороны треугольник. С противоположной стороны она завершалась полукругом в будущей Сибири.
Но между Сибирью и Арктидой, было море. Вот на морском берегу Арктиды, практически на единственной возвышенности, как раз посередине тектонической плиты они и решили разбить лагерь.
Возвышенность была не очень протяжённой. Это была коса метров восемьсот на двести, посредине возвышенности. На ней, да и вокруг был девственный хвойный лес. Папоротников практически не было.
Сначала они ограничились созданием малого дома, выделив комнаты для мурки и организовав ей искусственный климат. Потом окружали края возвышенности прозрачным куполом.
Птеродактилей не было видно, но они укрыли конструкцию для Мурки мелкой сеткой, которую поддерживали колонны. Все обнаруженные на возвышенности животные, были изгнаны вниз. Трицератопсов тут не обнаружилось. В основном это были покрытые бурыми перьями тероподы. Все динозавры, обитавшие на Арктиде, были довольно мелкими. Самые крупные были не больше человеческого роста.

Всё это время они поддерживали связь с Зёней и Ланной. Те сообщали, что обосновались на большом тропическом острове. Этот остров тоже находился посредине тектонической плиты и проверка температуры плиты, находилась в пределах нормы. Остров был не таким большим как Арктида. И они решили окружить его полностью.

Собственно, когда они включали шлемы, они видели всё глазами своих двойников, но Яны, потребовали конфиденциальности своих разговоров, которая и была им предоставлена.

Недели через две, они привыкли относиться к своим двойникам, как другим людям.
Во-первых, голос своего двойника, Зёга слышал иначе, чем свой. Он, его двойник, был поставлен в другие условия и принимал решения, которые Зёга, наблюдавший за ситуацией только через шлем, принял бы вряд ли. Но спорить он не собирался. Жизнь его двойника это его, двойника жизнь, и пока не спросили его совета, он в неё вмешиваться не хотел. И не хотел, чтобы такие советы давали и ему. Он и с Яной, которую старался даже в мыслях называть Айри, не делился своим непониманием некоторых решений Зёни.
Имя Зёня было его более ранней кличкой, и незаметно для себя он стал относиться к своему дублю, как к младшему.
«Интересно», — думал Зёга — «а как Зёня относится ко мне?»

Но хозяйственные интересы не давали расслабляться. Каждую неделю или Зега или Зёня, проводили день в Зазаборье или в Ручьеграде. Они предполагали, что после родов, или даже на время родов, можно будет вернуться в эти хорошо обустроенные жилища, которые нужно было только восстановить и поддерживать в порядке. Кроме того там был запас поголовья трицератопсов. Те стада, которые находились на свободе, без их присмотра хищники всё же хорошо потрепали. Но сезон хищников заканчивался, и запас молодняка трицератопсов в этом районе лишним оказаться не мог.

Однажды, вернувшись с такого облёта, Зега обнаружил голую Айри, в джакузи и со шлемом на голове.
Айри смотрела какой-то фильм.
Зёга слегка постучал своей подруге по шлему.
— А, это ты? Присоединяйся.
— Родная, это не лучший способ обмануть природу. Ты и здесь и там, лежащая в джакузи, ни чем не отличаетесь.
— А что мне делать? Умирать от скуки?
Зёге совершенно не хотелось ругать свою голую подругу, которая, несмотря на обозначившийся животик, выглядела очень сексуально.
— А давай станем моржами. Вода в море 14 градусов. Организуем открытый бассейн. Там вода будет даже теплее.
— Ну давай. Но в холодной воде долго не просидишь.
— Давай сделаем луки и начнём соревноваться в стрельбе из лука.
— Давай. Делай.
Яна-Айри вылезла из джакузи и мокрая, не одеваясь, вышла из дома.
— Воздушная ванна. — Прокомментировала она и легла на мягкую подстилку под пробивающиеся сквозь купол, лучи полярного солнца.
Зёга смотрел на неё с восхищением.
— Тебя почти сутки не было. Как ты думаешь, я не скучала? Только выключи шлемы. Я не хочу транслировать наши отношения, твоему второму я.

На следующий день, Зёга сделал луки, мишень и они начали соревноваться попадать в яблочко с расстояния десяти метров.

Сначала лучше получалось у Зёги. Но когда Айри сама изготовила для себя лук, результаты изменились. Айри начала выигрывать шесть из десяти попыток.

Конечно, луки, которые они изготовили, были наверняка хуже настоящих спортивных образцов их времени, но они были намного лучше первобытных и уж по материалам точно превосходили их.
Зега сделал себе лук из метало-пластика. Лук был высотой метр шестьдесят. Лук Айри она сделала из плетённых пластиковых тяжей, был на двадцать сантиметров короче.
Мишень отодвинули, и теперь она была удалена на тридцать метров.
Первенство на некоторое время вернулось к Зёге.
Но ненадолго.
Теперь он сделал себе другой лук, более сложный, но более лёгкий.
Это был блочный лук.
Лук был такой же высоты, как и лук Айри, но сила его стрельбы явно превосходила ее лук.
Айри тоже попробовала стрелять из него, и первенство опять вернулось к ней.

Соревнование увлекло их, и они опять отодвинули мишень.
Теперь она была на сто метров. А стрела, которую Зёга выпускал из своего лука под углом сорок пять градусов, пролетала почти полкилометра. Конечно, ни о какой точности при этой дальности речи не было

Было интересно и то, что их дубли занимались совершенно другим. Они нежились на солнышке, купались в искусственном озере и Лана иссушала Зёню сексом. Причём делала она это в прямом эфире, что раздражало Айри, и она запретила Зёге за этим «подсматривать», хотя Зёгу это возбуждало.

Айри и Зёга продолжали совершенствовать свои луки и своё умение, и наконец, Айри решила попробовать его на практике.

Они летали вокруг Зазаборья и Ручьеграда в радиусе пятидесяти, ста километров, и планомерно истребляли двигавшихся к месту их предыдущего обитания хищников. Но и сами убитые хищники были преградой для дальнейшего продвижения их собратьев, поскольку являлись их кормом.

Убить стрелой тираннозавра, было не просто. У него была очень крепкая шкура. Ему нужно было попадать только в глаз. Но у пары было на это время.
Внешне, тираннозавры были очень красивы. Тигровой окраски, они чем-то напоминали или ходящих на задних лапах собак или попугаев. Но представьте такого попугайчика восьмиметровой длины и с полной зубов пастью акулы.
А несколько полутораметровых кулиндадромеусов, с тонкой, как у змеи кожей плотно покрытой черными и рыжими перьями, забрали с собой. Эти динозавры чем-то напоминали страусов и как из изучения желудка одного из них, выяснил Зёга, питались молодыми побегами папоротника и насекомыми. Айри решила обработать их кожу и сшить из неё себе костюм.
Ох, эти женщины.

***
По прилёту домой, Айри стошнило, и она сказала, что пока беременная постарается не убить больше ни одной твари. Но костюм ей всё равно хотелось. Так Зёга и узнал о содержании желудка кулиндадромеуса.

Зато Айри с удовольствием таскала воздушные шары с питанием для Мурки.
Сама мурка была большим сильным, но очень ласковым созданием. Хвою, она тоже ела, но предпочитала маленькие молодые папоротники, напоминавшие пальмы. Но ела она много.
А вот связь с дублями они устанавливали всё реже и реже. Зёга даже подумал, что они оба, и он и Айри, хотят вытеснить знание о существовании дублей.
Но спрашивать, нет ли аналогичных ощущений у дублей, он не стал.

Зёга отпустил бороду и если бы не шлем, который был его непременным спутником, стал похож на какого-то священнослужителя или первопроходца.
У его дубля, бороды не было.

Глава 4. Перелёт.

Но время шло. Наступала осень. Пошёл снег и некоторые динозавры, через брод или вплавь, перебирались на континент. Солнце висело над самым горизонтом.

Оказаться совсем в темноте, Зёга не хотел. Поэтому оставляя Айри, он стал всё чаще летать на южный полюс, в Антарктиду. В Антарктиде уже темно не было, но ещё и не было солнца. Светало.
Природа Антарктиды, от природы Арктиды ни чем особенно не отличалась. Но Антарктида была значительно больше, там были горы и большее разнообразие динозавров, несмотря на зиму. Но отдаление Антарктиды от континентов, видимо не давало большинству динозавров покидать ее в зимний период.

Зега выбрал заснеженное плато, неподалеку от полюса и стал строить на нём их будущее жильё.
Собственно, нужно было просто создать безопасный от земной живности участок. Нужно было обнести его забором, укрыть куполом, проницаемым лишь для воздуха, построить хоть какой-то дом. Хотя Айри, скорее всего, потом сделает новый дом по своему вкусу, нужно было достаточно удобное жилище, которое позволило бы ей, не торопясь этим заниматься.
И вообще, строить Зёге очень нравилось. Кроме прочего, это был прекрасный способ оставить Айри побыть одной. Ему казалось, что он ей, со своим постоянным желанием её завалить, ей надоедал. Она говорила, что заваливать её, нужно только тогда, когда сил нет терпеть и градус страсти зашкаливает, а не просто, как позавтракать или вздремнуть на солнышке.
Антарктида была прекрасным поводом исчезнуть из дома на недельку.
Они с Айри постоянно были на связи, но связь это совсем не то, что личное присутствие.

Зато когда он возвращался, Айри называла его героем полярником и сообщала, что соскучилась. Это было счастье.

В Арктиде солнце совсем перестало показываться, и вместе с одетой Муркой, Зёга и Айри, наконец, полетели в Антарктиду.
— Я хочу сама найти то, что ты построил.
— Но я неплохо это замаскировал. Вдруг ракоскорпионы вернуться.
— Вот я и проверю, хорошо ли ты это замаскировал. — Рассмеялась Айри — Так что, не говори.

Полёт был не близким и не быстрым. Кроме того, они решили пару дней погостить у Зёни и Ланы.
Связывались последнее время они редко, и обеим парам было интересно посмотреть на свои дубли.
Когда они прилетели, сразу стало ясно, что перед ними уже не совсем их дубли, вернее совсем не дубли.
Зёня выглядел не то, что более толстым, но каким-то более рыхлым, а кроме того, у него не было бороды. Да и Лана выглядела менее напряжённой. А кроме того, в отличии от Айри у неё был (как потом выразилась Айри) «блядский» взгляд.
«Блядский» взгляд дополняла одежда Ланы. Вернее полная условность этой одежды на коже с красивым коричневым загаром.
И Зёга заметил, что Айри начала ревновать.
Несмотря на этот взгляд, Зёга не согласился бы поменяться. Айри была его. Он ощущал её своей. Всего четыре месяца проведенные в более жёстких условиях, сделали их не просто любовниками, а очень близкими людьми.

Лана и Зёня, жили в курортных условиях.
Их дом напоминал большую хижину, стоящую на берегу огромного, стометрового в диаметре, идеально прозрачного бассейна. Зёня объяснил, что идёт постоянная фильтрация воды, которую обеспечивали несколько, стоящих снаружи ограждённого участка, мельниц.
После обеда, который отличался большим растительным разнообразием, они пошли купаться.
Лана без всякого стеснения, но и без жеманности, сбросила одежду и вошла в бассейн нагишом. На её теле не было ни одного светлого пятна, из чего стало ясно, что и ту одежду, которая на ней была, она одела ради гостей.
Айри так и осталась в трусиках.
Не смотря на всю ревность Айри, они с Ланой весело что-то обсуждали, пока Зёня рассказывал Зёге о местной флоре и об удивительных обнаруженных свойствах некоторых растений.
Отличались даже Мурки. Они были одного размера, и жевали растительность, не обращая друг на друга внимания. Но Зёга вдруг понял, что никаких рисунков на воротнике, которые сделала Айри, ему не понадобилось бы, чтобы отличить «свою» мурку. Мурка, жившая с Зёней, тоже выглядела более расслабленной.
После купания стало ясно, что Лана и Зёня рассчитывали на оргию и Зёга вполне бы на это пошёл, но поведение Айри не оставляло никаких шансов на это приключение.
Они ели, купались, загорали, дремля в тени больших папоротников напоминавших пальмы.
Двое суток, назначенные на нахождение в гостях, пролетели очень быстро и Зёга с Айри, одевшись, полетели в Антарктиду. Мурку оставили с Зёней. Снова устраивать искусственную среду обитания молодой самке трицератопса не особенно хотелось. Ну не мучить же животное. Пусть поживёт в более комфортных условиях.
«Грузовиком», стал Зёга.

Нахождение в таких гостях так разнежило их, что они совершили перед Антарктидой ещё две остановки, на первой из которых Айри, наконец сказала, что соскучилась. Сильно соскучилась.

Глава 5. Антарктида?

Как и хотела Айри, она начала искать базу, которую подготовил Зёга, сама.
Делала она это замечательным образом. Над ещё заснеженным и пробуждающимся от холода континентом, она включила инфракрасное зрение. Зёга следил за обстановкой и всё что он видел, второй картинкой отражалось на экране шлема Айри.
Наконец она сообщила, что
— Нашла!
Её «Нашла» сильно удивило Зёгу, поскольку от оборудованного жилища они были ещё, как минимум, в трёхстах, километрах.
Он тоже включил инфракрасный обзор.
И действительно, внизу он увидел красное пятно, которое явно ничем живым не было.
Он сразу сказал об этом Айри и они решили посмотреть, что же там такое тёплое.
Ни медузы, ни ракоскорпионы ничего теплого не создавали. И само теплое пятно, не могло быть чем-то живым.
Они летели высоко, и если бы это было спящее животное, то это был бы гигант, существование которого даже предположить было страшно.
Зёга предположил, что это какое-то теплое, вулканическое озеро. Это было интересно, поскольку иметь такой бассейн возле своего жилища было бы очень интересно.

Когда они опустились на это пятно, оно оказалось мелким холодным озером. Тепло, которое они увидели, располагалось под этим озером.

Дно озера, похоже, было льдом. Что же такое тёплое скрывает лёд?

Они устроили привал на берегу озера, создав небольшой, но крепкий дом, скорее напоминавший блиндаж и перед решениями о дальнейших действиях решили немного выспаться.

Зега завалил стрелой маленького, полуметрового динозавра, не утруждая себя поисками его видовой принадлежности. Динозавр был покрыт, чем-то напоминавшем редкие, жесткие и короткие перья. Густо обмазал его глиной, лежавшей на берегу озера, Зёга отправил эту древнюю птицу, в жар костра из сухих веток хвойных деревьев, которые росли вокруг озера.
Айри, тем временем, собрала орехов из шишек одного из таких деревьев, превратила их в пасту, добавив молодых побегов, знакомого им папоротника, напоминавшего по вкусу, то ли чеснок, то ли хрен.
Через полчаса Зега достал из костра «птичку», разломал образовавшееся вокруг неё керамическое покрытие и они с удовольствием поужинали мясом, вынутым их под шкуры этого динозавра, оставшейся в керамике. Вместе с ореховой пастой, которую приготовила Айри, это было очень вкусно.
Они очень устали и насытившись, не снимая костюмов, улеглись в тёплое рукотворное ложе, обнялись и уснули.

***

Наутро стали придумывать, как забраться под лёд, служивший дном озера, не впустив туда воду. Решили пробить туннель, начало которого было за пятьдесят метров от самого озера.
Однажды, на Земле2, уходя от ракоскорпионов, они уже пробивали туннель, но тогда рядом был Андрей, который хорошо умел это делать и мог в любую секунду исправить чью-то ошибку. А сейчас им предстояло действовать самим. Они сообщили о ситуации своим дублям, и Зёня выразил желание учувствовать в этой операции.
— Ладно. Подождём. — Ответил Зега.
Они с Айри ещё поспали и стали улучшать и место своей остановки и место где они собирались пробивать туннель.
Через пятнадцать часов, Зёня и Лана приземлились рядом с их бункером.
— Привет! Извини что задержались, но мы не могли лететь без остановок, и надо было собраться. И одеться по-зимнему.
— А мы ни куда не спешим. Вся жизнь впереди. Так что давайте поедим, отдохнём, продумаем порядок действий, включая возможный план аварийных действий.
— Мы когда летели, видели это тёплое пятно. По тому, что показал сканер, до 26 градусов в центре. Но общая площадь температурного неадекватного температурного фронта кляксы, более 20 до 30 километров поперёк.
— Клякса? Хорошее название.

Девочки готовили еду и о чём-то беседовали.
Лана была плотно, даже более чем Айри, одета, поэтому видимо напряжение Айри спало.
— А где Мурки?
— Мурок — продолжал Зёня — мы оставили в защищённой зоне. Там еды, лет на тридцать. Персональный бассейн. Они очень сдружились. Не конкурируют друг с другом.
— Самки.

Они решили действовать, двумя отрядами. Зёга и Айри спускаются внутрь, Зёня и Лана ожидают наверху, находясь в постоянной связи.
Но сам тоннель, будут делать мужчины.

Когда тоннель был сделан, они увидели знакомое пространство, подобное тому в которое попали после того, как отец Яны крутанул из «тарелку».
Зёня нехотя оправился наверх.
Единственным его утешением было то, что он видел все, что видит и Зёга, и Айри через их шлемы.
Когда Айри спустилась вниз, она была готова к увиденному, поскольку наблюдала процесс вхождения в это пространство.

— Так мы тогда были на Антарктиде?
— Тут непонятно как сказать.
— Почему?
— Потому что относительно нашего времени, мы тут ещё небыли, но будем.
— Действительно. Парадокс.

Они закрыли проделанный туннель легкой пробкой, которую можно было легко убрать даже руками, и начали обследование, начиная с самых краёв этого пространства.
Периметр Кляксы, по их подсчётам был чуть более 160 километров.
Решили облетать его не торопясь, чтобы не пропустить, что-либо интересное.
Осматривали всё очень тщательно.
За десять часов, всё-таки беглого осмотра и устали и проголодались. Решили продолжить после перерыва.

— Всё выглядит точно так, как мы это видели, когда только нас сюда принёс сифонофор. — Говорил Зёга, пережёвывая мясо приготовленного Ланной небольшого динозавра.
Вообще они давно поняли, что мясо маленьких растительноядных динозавров намного нежнее и более сочное. Но Зёня утверждал, что небольшой водный динозавр, которого ему однажды удалось убить, намного вкуснее и очень вкусны ракушки.
Вообще оказалось, что он увлёкся подводной охотой и даже сделал сеть из тонкого нейлона. Но пока её не опробовал.
— Давай завтра мы пойдём на осмотр — предложил он, когда они ложились спать.
— Не согласен. Это наша находка.
— А пусть Зёня идёт с вами. А я побуду в резерве.
— Это мудро. — Сказала Айри. — Ждать, по-моему, ещё более утомительно. Тем более что найти там что-то за сто миллионов лет до того, как мы сюда попали, наверное, не удастся. Я только не пойму, как это получилось, что сверху холодная вода, потом лед, а потом пустота.
— Гении задают вопросы, чтобы научные работники на них отвечали. — Сказал Зёга.
— Ты имеешь в виду, что такого не может быть? — Спросил Зёня.
— Верно.
— Пошли, возьмём пробу?
— Пошли.

Через десять минут стало ясно, что «лед», который был снизу, не лед, а искусственное полуорганическое вещество.
— Помнишь ледяной океан?
— Да. Кажется, мы натолкнулись на очередное создание медуз. Но в это время…. Зачем оно им?
— Утро вечера мудренее. — Вмешалась в спор Сергеев Айри. — Давайте поспим.
— Да тут ещё месяца три будет утро.
— Но мозгам и телу лучше отдохнуть. Что Вас там завтра ждёт — Сказала Лана.
— Ладно. Тогда спать.

Но уснуть у Зёги ещё долго не получалось.
Но потом ему снился хороший сон. Снилось, что он заболел и не пошёл консультантом. Что он лежит в своей квартире на октябрьской площади пять, напротив золотых куполов собора. Снилось, что ему под одеяло забрался какой-то незнакомый черный пёс, но он его совсем не боялся. Пёс положил свою тяжелую голову ему на руку и начал её лизать.
Но проснулся он последним.
Айри держала его за руку и тихонько говорила, что пора просыпаться.
Он встал, потянулся, умылся, вышел на несколько минут наружу и вернувшись сказал:
— Сержант Ростовцев к бою готов.
Все расхохотались.

Сегодня решили не идти по периметру, а пройти, вернее пролететь, через центр теплового пятна. Но делать это решили аккуратно. От скалы к скале. Первым, на максимальной скорости, но так, чтобы не разбиться Зёга. Когда он достиг скалы, и подал сигнал, к нему направляется Айри, а замыкает Зёня.

Так и пошли. Когда добрались до самого центра теплового пятна, стало понятно его происхождение. Весь искусственный лед представлял собой огромную световую линзу для красного и инфракрасного света.
В самом центре, куда были направлены эти лучи, камень был просто раскалён, а вокруг лежали скелеты. Было бы это в то время, когда они попали сюда в первый раз, Зёга принял бы эти скелеты за скелеты китов, но сейчас было ясно, что это останки каких-то водоплавающих динозавров. Хотя уж очень они китов напоминали. Конвергенция.
Но по краям никакого выхода не было. При этом было ясно, что этот выход где-то есть.
И поскольку это было самым интересным делом, которым они могли заняться, они решили его найти.
Сегодня они провели беглый осмотр территории, но головоломка постепенно должна раскрыться. Вопросов было много. Зачем медузам эта линза?
Зачем такое большое место и почему здесь? И вообще это создание медуз или очередной артефакт какой-то древней цивилизации, который медузы используют?
По существу, как предположил Зёга, это могло быть полой, уплощённой пирамидой вершиной вниз. А если это так, то эта пирамида, своим основанием, собирает энергию Солнца. А какую энергию собирают пирамиды основанием обращённые к Земле? Но для ответов на эти вопросы, не было никаких данных.
«Эх! Нет Валерки, чтобы прокачать эти вопросы. Не самому же себе их задавать?» — Думал Зёга.

Продолжили осмотр этой обратной пирамиды по периметру, но уже чуть ближе к центру.
— Стойте! — Вдруг сказала Айри, когда они облетели примерно половину периметра.
Зега и Зёня остановились, а Айри показала рукой на какое-то, казавшееся совершенно пустым место.
— Что ты увидела? — Спросил Зёня.
Айри подлетела к месту, на которое она раньше показала, и зависла над кучкой камней.
— В каком году ты выложил эту кучку? — Обратилась она сразу к обоим Сергеям.

Зега смотрел на эту кучку камней, которую он выложил тогда, когда их сюда занесло, и не верил своим глазам.

— А теперь представь, что случилось бы, если бы нам удалось выбраться отсюда сегодня безоружными и в одних комбинезонах?
— Нас бы уже съели и переварили. Но непонятно, сколько столетий назад оставлена эта кучка камней. Может дерьмо, в которое мы бы превратились, уже бы окаменело?
— Ну, раз мы живы, так давай проследуем по этой, когда-то помеченной тобой дороге.

Они медленно, скала за скалой стали передвигаться к тому месту, где когда-то был запаркован сифонофор.

Они нашли его и по сорванному ягелю, и лежащему в лужице который чуть привял, поняли, что они были здесь совсем недавно. Но самого сифонофора не было.

Зёга, скорый на объяснения и теории, не знал, что и сказать. Всё что он видел, не укладывалось пока ни в одну гипотезу.
Они, из ангара возле шинного завода попали на Антарктиду находящуюся в меловом периоде. Попали практически мгновенно.

Что-то в этом было такое, от чего у него стыла кровь. Но он знал, что разгадка придёт.

— Давайте спустимся ниже. К тому месту, где мы брали вёсла.
— Хочешь посмотреть, те ли вёсла мы взяли? — спросил его Зёня.

«Да. Они по-прежнему похожи, но мы уже разные и дело не только в моей бороде». Подумал Зёга и сказал:
— Держись всё время немного сзади. Нельзя чтобы Лана осталась одна.
— Ты думаешь, есть серьёзная опасность?
— «Надейся на лучшее, а готовься к худшему», говорила моя бабушка.
— Так что ты предполагаешь?
— Если бы я знал. Но я не представляю, как сифонофор может проделывать такие штуки. А значит, рядом есть артефакт и возможно не один.

Они спустились к тому место, где когда-то брали вёсла у, как они тогда посчитали, белого кита.
Все остистые отростки были на месте. И, кроме того, Зёга понял, что это скелет никакого ни динозавра. Это белый кит или он вообще ни хрена не знает. Но белые киты в эпоху динозавров не плавали. А значит….
Теперь он был уверен, что знает причину и если бы рядом был Валерка, ему достаточно было бы сказать только одно слово:
— Панартефактия.
— Ты думаешь? — Отозвался Зеня.
— Почти уверен.
— Вы о чём, мальчики?
— Я думаю, что через несколько часов мы сможем увидеть нас.
— Каких «нас»?
— «Нас», только что, стартовавших из ангара. Мы придём сюда за вёслами, а потом поставим сифонофор на его место и проснёмся над ледяным океаном.
— Нифига себе.
— Айри, родная, скажи, как сильно ты дорожишь жизнью.
— Ну, вообще расставаться с ней не очень бы хотелось. А есть причина?
— Есть. Я хочу проверить одну гипотезу. Но могу оставить тебя здесь одну. Я не успеваю, но ты, потом, скопируешь себе Зёню.
— Да ладно. Я уже как-то привыкла умирать. Не расставаться же ради этого. Я к тебе привыкла. Да и ты, не такой уж жирный, в последнее время.
— Я тоже тебя люблю. Зёня! Давай к Лане, а мы подождём вас.
— А как Лана будет рожать? Нам скопироваться, не поможет. Роды будут одновременные. Вам нужно скопироваться. И если ты прав, вы ещё успеваете. Только сразу.
— Ну, что родная, полежишь ещё разок в саркофаге?
— Как тебя будут звать на этот раз?
— А тебя?
— Решим когда скопируемся. Тогда не так страшно быть камикадзе.
— Ещё ни кто не знает, кто останется в выигрыше. Тогда вперёд. Времени в обрез. Зёня! Сиди здесь и наблюдай. Но наблюдай инкогнито. Но я хочу это видеть.
— Ладно.

И они полетели к пирамиде.

На размышления времени не было. Они «царапнулись» и скопировались.
— Значит так… — сразу сказал не царапнутый Зёга. — Меня зовут Сергей, а мою любимую Яна. К медузам летим мы. Но давайте быстро скопируем костюмы. Нам с собой нужно четыре плюс. Для нас первых.
Поскольку никто не возражал, костюмы были скопированы и компания из Айри, Яны, Сергея и Зёги, вылетела по кратчайшей траектории в Антарктиду.

Но когда они прибыли, Зёня сообщил им, что компанию он видел, но она направилась спать в пещеру с сифонофором.
Они запрятались, что было не сложно, чуть ниже пещеры и стали ждать.
Ждать долго не пришлось, и они просто порадовались, что времени хватило, и удивления общения с дублями не существовало. Была рабочая атмосфера.
Сифонофор, с закрытыми крышками, вылетел из пещеры и достаточно быстро, направился к тому месту, которое было в центре линзы. Там он начал вращаться и исчез.
Сергей и Яна, вместе со своим багажом, немедленно направились к этому месту и начали вращаться в туже сторону — по часовой стрелке и буквально через секунду ощутили себя падающими в ледяной океан.

Глава 6. Ледяной океан 2

Сифонофор был далеко, очень далеко, километрах в пятидесяти, но скрыться не успел. Они последовали за ним, сокращая это расстояние, но не слишком быстро.
Продолжая следовать за сифонофором, они поднялись значительно выше и их сканеры сообщили им, что под ними был не океан,… вернее океан тоже был, под ними была огромнейшая медуза распространившая своё тело буквально до горизонта. За ней тоже были «ледяные» пятна медуз, но они были значительно меньше. А справа располагался тот каменный материк, по которому они однажды уже ходили и дуга островов, где Серёга умудрился скрыться от медуз.
Тем временем впереди показался большой сифонофор с посланницей медуз.
События развивались стремительно, но они к этому привыкли. Не подавая друг другу какого-нибудь знака, они через пару минут оказались с дугой стороны посланницы медуз и Яна, взорвала её голову.
— Ты же не хотела никого убивать.
— Это касалась живых, а не этой зомби.

Четверка их предшественников летела в сифонофоре, ничего не понимая, с удивлением и страхом глядя на происходящее.

Сергей снял шлем.
— Не пугайтесь. Мы Ваши дубли из будущего.
Они подлетели к сифонофору и передали комплекты своей одежды. Всё, кроме колец-шпал.
— Одевайте быстро прямо на скафандры. Сколько секунд у нас времени, мы не знаем. —
Никто не двинулся.
— Летим на те острова. — Он показал на острова. — Там я Вам всё объясню, а Яна расскажет.
Яна тоже сняла шлем, и четверка их предшественников, видимо поверив, что перед ними не враги, начала одеваться.
Когда все надели комбинезоны, Сергей, взявший управление на себя, вывел группу из сифонофора. Они взмыли на максимальную высоту, и в облёт малых медуз, полетели на острова, которые когда-то спасли, сначала его, а потом и всех остальных.

На островах Сергей и Яна, не вдаваясь в объяснения, начали тщательно проверять правильность того, как всё было одето.
— Потом. Всё потом. Сначала вам нужно избежать участи вам приготовленной.
— Какой? — спросил Валерка.
— Быть генетически съеденными медузой — матерью.
— Как вы докажите, что всё правда и что вы наши дубли?
Сергей наклонился к Валеркиному уху и прошептал пару имён. Потом пошептал на ухо своему дублю, а Яна своему.
— Володя! Ты один, кого мы не очень сильно знаем. Но остальные тебе подтвердят наши знания.
И их дубли подтвердили.

На самом деле и внешне и по поведению, Сергею было бы легко определить, какая Яна, только с Земли, а какая его боевой товарищ и любовница, так же как и Яне определить его. И дело было вовсе не в её немного выросшем животике и не его бороде.
Глядя на своих дублей, они ясно осознавали, что они уже совершенно другие люди.

То есть, они были теми же. Но они ещё небыли ни в медузе, они ещё не видели собственной гибели, они ещё не чувствовали себя полубогами, пользуясь технологиями Огыса. Да и не дублировали их. У Сергея было ощущение, что перед ним дети.

— Теперь ребята, ныряем. Не беспокойтесь. Считайте что вы в надёжных аквалангах.

— А долго мы будем находиться под водой? — Спросил Валерка из своего акваланга, когда они были на глубине нескольких метров, под козырьком одной из каменных скал.

— До ночи. Медузы вас будут искать. Но им вряд ли придёт в голову, что искать вас нужно под водой. А ночью, здесь появиться трамвай… космический корабль дружественной цивилизации.
— Вы с ними договорились?
— Ещё нет. Просто произошла временная петля. Вы это мы, в нашем, теперь кажется уже очень далёком прошлом. Точнее мы не вы, мы ваши дубли. Вы предположительно погибли. Но на этот раз, мы постараемся этого избежать.
— А как работает петля времени? — Спросил настоящий Сергей.
— Не знаю. Мы столкнулись с этим первый раз. Но мы уже изменили ход событий. В медузу вы не попали.
— Расскажите что-то о нас,… вернее о себе. — Попросила настоящая Яна
— Девочка, ты уверенна, что хочешь это знать при всех? — Спросила её Яна — Айри.
— А что, было что-то такое…
— То, что было, было у нас. У Вас этого может и не быть. Ситуация уже другая. Да и я, если честно говорить, сильно изменилась. Я чувствую себя, как будто я твоя мама, а ты просто очень похожая на меня дочь. Но кое-что я расскажу. И вам это пора знать.
Во вселенной идёт борьба между расами гуманоидов и расой медуз и их порождений. Медузы захватывают пленников и используя их генетический материал, засылают на планеты цивилизаций гуманоидов, лишённых инстинкта продолжения рода. Женщин. По существу это их роботы. Одну из них, мы при вас и уничтожили. Уничтожать их нужно сразу взрывая голову. Иначе все, что они воспринимали, станет известно медузам.
Цель роботов уничтожение цивилизаций гуманоидов.
Медузы не строят технику, а выращивают её. Ну как тот сифонофор, на котором мы прилетели.
— А как вы нас нашли? — Спросил Сергей.
— Мы, в силу наших приключений, оказались на Земле в меловом периоде, отрезанные от гуманоидных цивилизаций…
— То есть, совершили путешествие во времени?
— Некоторым образом, но до этого дойдём. Так вот, мы оказались в той линзе, где были когда-то. Ну, там в Антарктиде. И благодаря твоим кучкам камней и тому, что вы еще не успели заменить свои весла остистыми костями, мы поняли, что Вы там же и как раз собираетесь продолжить то, что мы однажды прошли. Нам захотелось внести некоторые изменения в ситуацию, и вот мы здесь. И, по-моему, у моего партнёра, нет желания выйти из ситуации живыми.
— Есть такое желание — Сказал Сергей — Зёга. — но прежде, я хотел бы ответить медузе за её гостеприимство.
— Как? У нас не было времени это обсудить.
— Садим ребят и тебя к Эллу, а я попытаюсь сжечь нервную систему большой медузы. Не той, в которую мы попали в начале, а той, куда вас забросили, когда я остался на острове. Я знаю, как она устроена. Да и вытаскивали мы Вас оттуда. А потом я рассчитываю к вам присоединиться.
—Изнутри медузы?
— Не думаю, что у неё внутри серьёзная система защиты. Они не ожидают удара. Надеюсь застать их врасплох.
— Посадим ребят к Эллу, и будем жечь вместе.
— Но…
— Не обсуждается. А то нас сильно много развелось.
— Что значит «сильно много развелось»? — Спросила Яна
— На Земле, в меловом периоде, осталась ещё пара пар таких, как мы дублей. Они немного разные, но их разница намного меньше той, которая у нас с вами.
— Ещё две пары? — Спросил Валерка. — А мы погибли?
— Сие никому не известно. Вы улетели. — Сказал Сергей — Зёга. — Но мне незачем рассказывать то, что с Вами никогда не случиться.
— А Вы почему не улетели с нами?
Сергей —Зёга посмотрел на Яну —Айри и медленно сказал.
— И мы, наши дубли улетели вместе с вами.
— Гад! Почему ты мне это не рассказал?
— Так вышло, что я не хотел дать шанс на то, что в этом полёте могло произойти, а других скопировать времени не было.
— Что значит, «времени не было»? — Спросил Валерка.
— Нас атаковали ракоскорпионы. Как успешно я не знаю, но корабль улетел и трупов никого из нас, мы не нашли. Но не волнуйтесь, нас во Вселенной ещё хватает…
— А как…
— Я понимаю, что вопросов много, но для вас эта история уже исключена, поэтому давайте помолчим. Я выключу переговорные устройства, чтобы нас не нашли по излучениям. Вы можете расслабиться. И отдохнуть. Я понимаю, что после всего услышанного хочется поговорить, но чтобы такая возможность была, сейчас лучше помолчать. Расслабляйтесь. Да. И справа, в каждом шлеме есть по три капсулы еды, а слева вода. Вы же голодные. Но съешьте по одной капсуле. Этого на день хватит. А на поясе у вас ещё много. Хватит на год.
И Сергей-Зёга выключил переговорные устройства.

Когда начало темнеть Сергей-Зёга выплыл из под козырька и через воду стал внимательно наблюдать за небом.
Несколько раз над ними, в разных направлениях пролетели сифонофоры. Но когда стало темно, полёты сифонофоров прекратились. Сергей-Зега всплыл на поверхность и стал внимательно следить за небом и прослушивать эфир на всех частотах.
Эфир, кроме повышенного шума на радиочастоте, молчал. Вдруг он увидел уже знакомую картину проплывающего над планетой трамвая.
— Стая подъём! Айри! Поднимай всех. Летим к Эллу. Беру управление.
Сергей- Зёга вместе со всей компанией взвился в верх, туда, где трамвай Элла, должен был оказаться через минуту.
Он вышел на частоту переговоров Огыса.
— Эллухьяах. Эллухьяах. Слышишь ли ты меня?
— Я тебя слышу. Кто ты.
— Прими компанию, которую медузы притащили с Земли и некоторое время подожди меня. Ты нас видишь? Мы в костюмах со шлемами.
— Я вас вижу. Спускаюсь. Ты знаешь шлюз.
— Да. Я знаю двери твоего трамвая. Готовь мясо и салаты. Я давно не ел человеческой пищи.
Элл спустил свой трамвай в атмосферу, и открыл шлюз. Сергей-Зёга направил туда компанию землян.
— Элл. Взлетай повыше километров на десять и жди нас. Если в течение часа нас не будет, лети на Огыс. Шифрованный пересказ происходяшего я записал тебе в базу.
— Ты многое знаешь. Кто ты?
— Мы с тобой познакомились в будущем.
— Ладно. Жду час.

— Айри! Разрушай внешнее нервное кольцо, а я внудренее. Разрежь его несколько раз, не разрезая саму медузу. Я отрежу ротовой вход. Пусть паскуда сдохнет.
Сергей-Зёга и Яна-Айри, влетели в большую медузу, проделывая туннели в мягкой плоти.

Лететь и разрушать нервное кольцо было непросто, медуза начала сокращения, но что происходит в действительности, она, конечно, понять не могла. И могла ли она, что-либо вообще понять?
Сорок минут они рушили всё что могли. Кроме разрушения плоти, оба бросали молнии в разные стороны.
— Айри! Давай к Эллу. Я догоню.
— Полетим вместе.
— Я уже лечу.
Они поднялись над медузой, которая представляла жалкое зрелище.
Мимо них несущихся вверх, вниз падали десятки сифонофоров и ракоскорпионы. Видимо вся эта гадость охраняла периметр планеты и управлялась медузой, от которой сейчас мало что осталось.
Им пару раз еле удалось увернуться от падающих ракоскорпионов, а три падающих точно на них сифонофора, Зёга просто взорвал.

Когда они влетели в шлюз к Эллу, оставалось ещё пять минут до отведенного часа.

— Ну и как вам это удалось — спросил Элл, показывая на планету.
— Мы нашли неохраняемый вход.
— Так кто вы?
— Мы дубли дублей ребят, которых ты принял, сделанные на Огысе.
— На вас нет метки Огыса, которая всегда присутствует на дубле.
— Не знаю. Может потому, что мы дублировались и в других условиях?

Глава 7. Огыс 2.

Всё было то и не то.
Может восприятие Сергея-Зёги и Яны-Айри, сильно изменилось, за то время, которое они находились вдали от этого места, может вступили в силу те изменения, которые вызвало их изменения судьбы тех, чьими дублями они являлись, а может это ощущение возникло от того, что попали они на Огыс, несколько раньше того времени, когда попали на него впервые. Ведь не было ни торчания в скалах, ни планеты Крупох, с её райской природой. И не было тех дней, когда Элл готовил их освобождения из медузы.
Всё время, которое занял их полёт к Огысу, они рассказывали и рассказывали о своей судьбе. Был один запрещённый, Яной — Айри вопрос. Ничего о её сексуальных связях, ни с Сергеем, ни с Валеркой, ни с остальной компанией, не говорилось.
— Пусть сама разбирается в своём поведении. — Сказала Яна-Айри Сергею-Зёге, когда они обсуждали, что можно, а что нельзя рассказывать компании.
— Но хоть ей, по секрету ты это расскажи. Ведь иначе нагота покажется ей невозможной, и она может оправиться к лесби.
— Ладно. Ей чуть расскажу. О Валерке.
— А обо мне?
— Давай проясним отношения. На Землю…, на нашу Землю, мы уже не вернёмся. Но ты там был женат, а я замужем.
— Попрошу не путать. Ни я, ни ты, там ни в какой брак не вступали. Это вот они, настоящие Сергей и Яна вступали. А мы дубли. Мы свободные люди. Кстати мы и называть друг друга стали иначе. Ты говоришь Серш , а я называю тебя Янайри. Не заметила?
— И ты до сих пор считаешь себя свободным?
— Ах вот ты о чём? Дорогая, любимая моя Янайри, Будь моей женой.
— Хорошо. Я подумаю.
— Надеюсь не долго?
— Ровно до тех пор, пока ты не догадаешься меня поцеловать? И если у тебя получится, я согласна. Но брак, исключительно моногамный. Иначе убью.
У Серша, получилось.

Несмотря на все предупреждения, которые Серш сделал Валерке и Серёге, смотреть на то, как они пожирали глазами голых Ян, было забавно.
И когда они входили внутрь периметра, у Серёги загорелось 95, у Валерки 92, а у Яны 94.
А кроме этого «красно —синие флаги» Серёги и Валерки говорили об их сексуальных ожиданиях, более ярко, чем табло. У Володи всё было, как и в первый раз.
Янайри и Серш, продемонстрировали свою полную холодность. Их высветившиеся цифры, были 69 и 73. Возможно, это было потому, что им было смешно смотреть на реакцию «молодёжи» или были они другими?
— Что посоветуешь? — Спросила Яна, Янайри.
— Девочка! Твоя жизнь, это твоя жизнь, но будь я на твоём месте, затащила бы сразу Серёгу и Валерку к себе в номер и расслабила бы их по полной. Иначе, боюсь, они так и не смогут начать соображать.

Но как развиваются эти отношения, не Сершу, ни Янайри, увидеть не пришлось. Их посадили в трамвай, который унёс их в неизвестном направлении. Как оказалось, это был просто гетеросексуальный материк, Огыса. Там их должен был заслушать научный совет.

Во главе научного совета, очень старый гуманоид. Если бы они были на Земле, можно было бы предположить, что ему за девяносто. Но, ни здесь, ни на Огысе, ни Серш, ни Янайри еще, ни разу не видели таких стариков.
Он не был высок, как Элл, он не походил на питекантропа, и у него были совершенно не огысские глаза. Глаза были скорее, чуть раскосыми, но с очень большими веками. Было ощущение, что если он их полностью откроет, они станут в три раза больше. Волосы его были полностью седые, нос был крючком, подбородок выдавался вперед. Большие брови были тоже седыми, как и ресницы. Ну и конечно морщины. Морщины были глубокими настолько, что между морщинами кожа казалась гладкой, хотя если всмотреться, не было на лице места, которое можно было назвать гладким.
В отличии от других членов совета, которые как и Серж с Янайри, сидели нагишом, он был одет в какой-то серый длинный свитер, широкие шаровары, того же цвета и во рту он держал какую-то палочку. Он ей как будто бы курил, но никакого дыма или запаха не было. Он представился, как Ямуко.
Он сидел посередине полукруга из восемнадцати человек. Серш и Янайри сидели напротив. Перед каждым стояла большая чашка с прозрачной, но розоватой жидкостью, и лежали желто-красные маленькие ягодки.
Они уже знали, что розоватая жидкость в чашке это просто вода с каким-то приятным ароматом, а ягодки были сладкими, и действовали бодряще.

— И так, — сказал Ямуко, — вы утверждаете, что уже были здесь. И были в роли тех, кого привезли вместе с теми, кого привёз Эллухьяах.
— Да. — Сказал Серш.
— А знаете ли вы, что в этом случае наша планета должна была немедленно взорваться.
— Нет. А что были такие случаи?
— Нет. Таких случаев не было. Иначе нас бы не существовало. Но теория говорит ясно и случаи её подтверждающие были.
— Тем ни менее, мы говорим правду, и у вас была возможность в этом убедиться.
— Мы бы очень хотелись в этом убедиться, поэтому расскажите всё, что вы помните связанное с нашей планетой. И постарайтесь подробно, ничего не пропуская.
Серш начал рассказывать историю Огыса и всех тех перипетий, с которыми было связано развитие этой цивилизации.
Он чувствовал себя свободно, как на лекции, которую когда-то читал Валерке. Естественно, рассказывать, не добавляя собственные оценки и понимание этого развития, в силу характера он не мог.
Он говорил минут пятнадцать, но Ямуко его перебил.
— То, что ты рассказываешь очень интересно, но я хотел бы знать другое. Как и что происходило с вами лично, после того как вы впервые попали на нашу планету. И постарайтесь ничего не пропускать.
— Давайте я попробую это сделать — сказала Янайри, и начала свой рассказ.
Она рассказывала примерно полтора часа и Серш поразился сколько деталей из того что она рассказала, в своём рассказе он бы пропустил.
— Ты что-то можешь добавить? — спросил Ямуко Серша.
— Могу, хотя и не много.
Серш начал рассказывать о мозговых штурмах на космической станции, которые Янайри видимо не наблюдала.
— И ещё. Благодаря нашему самоубийству… я правда не уверен, что это самоубийство, были созданы корабли роботы, которые должны в подобной ситуации прорываться через несколько секунд в будущее и взрываться.
— Это интересно, но может что-то ещё?
— В моём шлеме есть конструкция корабля во времени… тепотранслятора, на которой дубли нашей компании покинули нашу доисторическую Землю.
Мне, кстати интересно, сработала конструкция или мои друзья и наши дубли погибли?
— Это мы проверим более скрупулезно. Но наши техники, смотревшие эту схему, говорят, что был только один шанс из десяти тысяч, что эта конструкция не исчезла в пространстве. Хотя создать такое без специальной техники, они считаю, невозможным.
Ямуко помолчал.
— Ребята. Я хочу, чтобы вы поняли ситуацию, вызывающую наши подозрения. В том, что вы верите то, что говорите, никаких сомнений нет. НО!!! Когда вы в первый раз попали в медузу, вам всё это могли вписать в память. Потом дождались петли и вместе с вашими дублями, отправили вас к нам.
— Для чего?
— В вас может быть записана некоторая программа, которую медузы хотят использовать.
Мы не знаем, как они устроили петлю времени, но теоретически, в отличие от того, чтобы пробраться на планету где вы были в прошлом, без того чтобы её взорвать, всё-таки возможно. Мы кстати отстранили Элла от работы, отправив его на пенсию или переподготовку, поскольку если бы то, что вы рассказали, правда, нас бы уже не существовало.
Поэтому, мы берём вас в ласковый плен. Вы будете жить среди нас, под постоянным наблюдением и в статусе очень обеспеченных людей «всё включено». Но покинуть нашу планету Вы никогда не сможете. Извините.
— Я не думаю, что это жестокое наказание, — сказал Серш. — мне кажется и я и моя жена, с удовольствием отдохнём от приключений, по крайней мере, пока вы не убедитесь, что то, что мы рассказали, правда. Ведь если вы найдёте на Земле наших дублей, и артефакты, это будет доказательство.
И тут Сершу в голову пришла сумасшедшая мысль.
— Я бы просил ваших аналитиков проверить созвездия Огыса записанные в библиотеках наших шлемов, с теми, что есть у вас в реальности.
— Ты думаешь, что был на другом Огысе? — воскликнул Ямуко. — Мы знаем, что теоретически, они должны быть, но….
— Мы так определили, однажды, что находимся на Земле два. Если это другой Огыс, то ему вовсе не обязательно взрываться.
— Или вам, поскольку ПИРАМИДА — артефакт, копировала вас с изменениями.

На следующий день, астроаналитики получили результаты, которые всех ошеломили. По звёздам было вычислено место нахождения того Огыса, на котором дубли Серша и Янайри, когда-то были. Это было совсем не далеко. На расстоянии двух видимых Вселенных, в световом диапазоне. Всего 55 миллиардов световых лет. Была также обнаружена Земля три, обитателей которой и спасли Серш и Янайри. А запись того, что Серш и Янайри сделали с медузой матерью, была показана всему Огысу и стала праздником. Такого ещё никому не удавалось. И Они не дубли тех, кто это сделал, а именно они!
Встал вопрос об использовании артефактов, для преодоления защиты медуз.
Если бы на Огысе было звание гения, то Сершу его бы присвоили.
Но Серша и Айри, которые могли купаться во всеобщем внимании, интересовало только одно, как помочь своим дублям с Земли один, справиться с проблемой родов, и как после родов вернуться на свою планету, где они чувствовали себя хозяевами. Серш соскучился по своему говорящему трицератопсу, с которым не расставался последние несколько месяцев. Но пока они жили на маленьком, предоставленном лично для них, тропическом островке на полном обеспечении счастливого второго Огыса.
Роскошь была неимоверная. Но с просьбами об освобождении от этой роскоши, Серш и Янайри решили подождать до рождения ребёнка. А пока они в режиме реального времени наблюдали за результатами открытых ими возможностей.

На Огыс1 были отправлены представители, которые должны были установить взаимодействие между цивилизациями.
Правда, достичь Огыса один, в то же самое время, которое существовало на Огысе2, пока не удалось.
Картина мира чрезвычайно запуталась и грозила как многими плюсами, так и многими минусами. Хотя плюсы, с точки зрения Серша, явно перевешивали.

Все три обратные пирамиды Антарктид трёх земель, существовали и были уже под наблюдением. Готовились специальные отряды солдат, для нападения на планеты медуз. Всё происходило в режиме чрезвычайной секретности, но Ямуко прилетал на остров, к Сершу и Янайри, обсудить детали.
Это было показателем чрезвычайно большого уважения.
В ударную группу должны были входить несколько сотен человек, чтобы на каждую пятёрку был свой темпотранслятор. Рой темпотрансляторов должны ждать атакующих на орбите.
Но Серш убедил Ямуко не торопиться, а внимательно поискать другие планеты Земля. Вход на планету медуз, из обратной пирамиды будет наверняка закрыт после первой же массовой атаки. Как только медузы уяснят, откуда идёт удар, и что у них не защищено, они смогут защититься.
С различных планет содружества возглавляемого Огысом, не зная даже цели операции, на поиски планет земного типа, были мобилизованы миллионы специалистов. Попутно они искали и дубли своих планет.
Возникло целое научное сообщество пытавшееся найти алгоритмы поиска.
— Ты большой молодец — Сказала однажды Сершу Янайри — то, что ты придумал, серьёзней, чем заморозить всё население на триста лет. Я тебя люблю.
— А я вот думаю, сбривать или не сбривать бороду. Тут вроде не холодно?

Глава 8. Цветы

Зёга сидел перед камином и поглаживал свою окладистую бороду.
Ему и Айри, оставалось ждать. В тайне, каждый из них жалел, что не оправился следом за своими более молодыми копиями. Так или иначе, но каждый считал себя настоящим, не обращая внимания на реальное положение дел.
Зёга очень надеялся что, как и их более ранним копиям и копиям Айри и Зёги удастся выжить. Но полной уверенности в этом не было.
Кому выпала выигрышная карта, а кому «дама пик» с косой, и в этот раз, ни кто не ведал.
Зёня с Ланой улетели назад, к бассейну и Муркам, а Зёга и Айри стали обустраивать своё жилище неподалёку от обратной пирамиды. Строили комфортный, но незаметный дом. От излишеств решили отказаться.
В самой пирамиде, в разных местах, замаскировали пару десятков шлемов, чтобы постоянно можно было следить за происходящим внизу. И следили, хотя там совершенно ничего не происходило.
Айри лежала на огромном ложе, устеленном сшитыми шкурами молодых пернатых динозавриков. Перьевой покров был мягким и нежным. Зёга любил спать на нём нагишом, но на Айри всегда был костюм из тончайшего, изготовленного ей самой, шелка. Сегодня это был фиолетовый костюм, с большими белыми цветами.
— А когда я рожу, ты подаришь мне букет цветов. — Спросила она Зёгу.
Это была явная издёвка. Изготовить цветы у Зёги не получалось, а местная флора ещё до них не доросла. Они не видели ни одного цветкового растения.
Это заставило Зёгу серьёзно задуматься.
Несмотря на свою биологическую образованность, он только и знал, что покрытосеменные или цветковые растения появились позже покрыто семенных, предположительно от общего предка или от исчезнувшей группы покрытосеменных растений. Разобраться в разнообразных гипотезах было не под силу, да и не могли эти гипотезы угадать, что было на самом деле.
Но тогда, как ускорить эволюцию или где достать цветковые растения?
Первое, что ему пришло в голову, это ягель и скелеты китов, лежащие в обратной пирамиде.
Он втайне от Айрис, стал биосканировать каменистый грунт обратной пирамиды.
Это была довольно нудная работа. Он шел от центра по спирали и собирал всё, что хоть как то напоминало семена или споры.
Находок было масса. Были засохшие пушинки, напоминающие семена одуванчика, были какие-то красноватые ниточки, тоже похожие на чьи-то семена. Было масса всякого, что было органикой непонятного назначения. Особенно много нашлось этого добра, там, куда забросило сифонофор, после того как его крутанули в Днепропетровске.
Зёга предположил, что часть этого, микробиологического мусора, они могли завести с собой, на одежде. И когда снимали и надевали комбинезоны, его разбросать.
Этот мусор он несколько раз скопировал, что должно было устранить повреждения, если они имелись, и посадил в парниках на островах, находившихся севернее Антарктиды, где был средней умеренности климат. Там же посадил и часть остальных находок.
Остальное посадил в парнике, рядом с их, Айри, жилищем.
Он продолжал поиски, но кроме этого, он стал каждый день посвящать по часу тому, что летал в тропическую зону и облучал только возникшие зачатия семян различных папоротников и похожих на них, неизвестных ему растений. Он тщательно фиксировал обработанные участки. И улучшив момент, когда Айри и Лана спали, привлёк к этому занятию Зёню.
Одновременно он очистил участки для посадки будущих, обработанных семян. Это, кстати дало ему возможность познакомиться лучше с местной флорой и фауной.

Сидя на корточках и рассматривая появившиеся входы, на своих защищённых полях, он размышлял о том, как мало в нём осталось от того Серёги, сказавшему майор Абрамову: «Крутани». И дело вовсе не в том, что он был дублем. Дело в тех изменениях, которые произошли в его жизни. Даже тот Серёга, который предложил строить пирамиды и делать серебряный контур на Земле два, был совершенно другим человеком.
Этот время первобытной жизни на его Земле, совершенно изменило его. А может это брак?
Он получил в жены Яну, не спрашивая её согласия. Но его Айри, это вовсе не та Яна.
Он действительно похудел. И вот борода.
Он погладил бороду и стал обходить свои посевы.
Он наладил капельное орошение, которое видел на Огысе.
Живы ли его дубли?
Один, улетевший с его Валеркой. Добрались ли они куда? Схвачены ли медузами?
Добрался ли до Элла его последний дубль?
А Зёня? Зёня это прежний Серёга. Толстый, гладко выбритый и считающий секс чем-то вроде завтрака.

* * *
Зёня обходил длинный ряд кубовых аквариумов, созданных им по примеру того, днепропетровского аквариума, где он когда-то работал.
Как это было давно…?
Казалось целая жизнь прошла с того времени.
Он вспомнил о поездке, на которую он с Валеркой так не хотел опоздать. Ему было немного грустно.
Нет, он очень любил Яну и такая замечательная женщина, в той…цивилизованной жизни вряд ли бы обратила на него внимание. Но…
Впрочем, чего грустить?
Вся его грусть вылилась в эти аквариумы, стаявшие один за другим с чистейшей, благодаря фильтрам водой.
Рыбы здесь жили в таких же курортных условиях, как и он сам.
Как мало всё-таки человечество знало о рыбах периода динозавров. До того времени дошли только остатки скелетов громадных экземпляров. А реки и озёра тут кишили такой разноцветной и удивительной мелочью, за которые любой аквариумист, на Троицком базаре Днепропетровска, отдал бы всё что имел.
Он как раз стоял перед аквариумом с маленькими, сантиметров по пять розовыми рыбками, внешне напоминавшими акул. Только рот был не снизу, а сверху. Он нашёл их в озёрах, на континенте между Африкой и Австралией. Видимо часть этого континента, когда-нибудь станет Мадагаскаром. А пока он тянулся от одного континента к другому, почти окружая индийский океан.
Эти маленькие акулы были растительноядными и вылетая из воды, своими зубами срывали ягоды папоротников.
Иногда ягода не отрывалась и тогда рыбка повисала пойманная как на наживку, пока не высыхала.
Её, вместе с ягодами, поедал большой чёрный рогатый жук.
Здесь Зёня и спас от этого жука, питомцев своего аквариума. Он вообще не любил сильных и готовых ко всему. Его живот несколько мешал ценить этих мачо.
Ягоды папоротника были расположены над этим аквариумом так, что даже если рыбка не сумеет её сорвать, ветка вместе с рыбкой опускается в воду, где рыбке ничего не угрожает.
В следующем аквариуме жили золотистые рыбки, которых Зёня окрестил микропомами.
Они были длиной до восьми сантиметров и пользовались передними плавниками, как конечностями.
Интересна была история их находки.
Зёня обследовал все водоёмы возле Ручьеграда. И в одном из них, обнаружил эту удивительную рыбку.
Утром, буквально за несколько минут до восхода, рыбки выпрыгивали на плавающий лист растения и чего-то ждали. А когда входило солнце, из воды всплывали стебли с распускающимися на поверхности цветами мелких кувшинок. К цветам сразу же летели похожие на ос, насекомые, которых рыбки и ловили в прыжке, который заканчивался падением в воду, где насекомое уже не могло сопротивляться.
А когда солнце всходило окончательно, кувшинки вновь погружались под воду.
Сорванная кувшинка немедленно раскрывалась и источала удивительный запах мёда и фиалки.
Когда Зёня показал этот пруд Зёге, тот был счастлив.
Совершенно случайно, занимаясь поисками питомцев для своего аквариума, Зёня и нашёл такие желанные им цветы.
Они договорились, до родов ни Лане, ни Айрис об этих прудах не рассказывать.
До родов девочек оставалось меньше месяца, и была надежда, что эти цветы ещё будут цветами.

Глава 9. Роботы.

Утром Зёгу разбудил знакомый голос Айри. Но Айри спала. Из шлема лежащего рядом с ним. Его звала Лана.
— Зёгачка, дорогой, меня тут любопытство замучило.
Зёга набросил на тело покрывало, поскольку он, как всегда спал нагишом, а Лана захохатала.
— Дорогой, с каких это пор ты стал стеснительным и стесняешься меня? Слава Богу, я знаю, как у тебя всё устроено. Но я не об этом. Сходи пожалуйста на то место куда пристроился сифонофор, а от него, к третьей или четвёртой кучке камней, которые ты выкладывал. Там что-то мне кажется странным.
— А что?
— Или я не помню, или она стала больше.
Тут проснулась Айри и немедленно глянула укрыт ли Зёга. Видимо Лана обратила внимание и на этот взгляд.
— Привет сестрёнка! А мы тут секретничаем с твоим мужем.
— Ладно — Сказал Зёга — сейчас гляну лично.
Он выключил шлем.
— И куда ты?
— В низ. Там Лана что-то заметила. Надо проверить.
— Я с тобой!
— Лежи. Отдыхай. Мне только преждевременных родов не хватало.
До родов Айри и Ланы оставалось, по их подсчётам, меньше месяца и у обоих были большие животы. Хотя Зёге казалось, что у Айри он был больше и другой формы.
— Тогда не вздумай выключать шлем. А вообще подождал бы ты Зёню.
— Тем более, что я уже лечу. — Сказал голосом Зёни шлем Айри.
— Ты оставил Лану одну? Ты знаешь, когда ей рожать?
— Вообще —то именно поэтому я лечу забирать вас. Хватит разнообразия в климате. Пусть девочки рожают в тепле и комфорте.
— Вообще это правильно. Я и сам об этом уже думал. А когда ты будешь?
— Скоро. Когда Лана с Тобой говорила, я уже был на полпути.
— А что же ты голоса не подал.
— Я хотел, но проснулась твоя жена. Она у тебя слишком строгая.
Все расхохотались.
— Ладно. Жду. — Сказал Зёга.

***

Когда они с Зёней подошли к той группе камней, на которую обратила внимание Лана, то ими был обложен люк, который вёл куда-то вниз.
Они приготовились сражаться и открыли люк.
— Не стреляйте, пожалуйста. Мы вас видим и мы не враги. — Раздалось из люка.
Зёга и Зёня отскочили назад и приготовились к бою.
Из люка вылезли два странных голых существа, мужчина и женщина, но не сильно похожие на человека.
— Вы кто?
— Пилипенко, Хлызов, Абрамов, Тимошук — это пароль. Мы роботы, которые должны вам помочь. Открыв люк, вы нас включили. Если вы позволите, мы передадим вам послание Яны-Айри и Сергея-Зёги.
— А если бы мы не открыли люк.
— Сергей-Зёга надеялся на удачу.
— Передавайте сообщение. Зеня слушай, а я за ними послежу.
Включилась запись.
Через две минуты Зёня сказал.
— Пойдёмте наверх. Не волнуйся, это свои.

Они молча поднялись наверх и запечатали вход.

— Привет! — Сказал Зёге его бородатый дубль, сидя в удобном кресле, возле бассейна, судя по деревьям, на Огысе. — Мы не можем добраться пока до вашего времени, а вам нужна помощь. Я послал вам из очень далёкого прошлого четырёх роботов. Почти био. На Земле к вашему времени почти всё измениться, но две вещи останутся нетронутыми. Я не знаю, каких роботов вы найдёте, но два робота в обратной пирамиде, а два в прямой. В одном из помещений саркофагов, где мы не дублировались. И те и другие включаются наружным светом на главную пластину.
Робот женщина поможет с родами, робот мужчина солдат и оба они смогут сделать для вас технику, на изготовление которой мы не способны.
А произошло с нами вот что….
Далее следовал подробный рассказ о том, как его дубль оказался на планете медуз, и как потом было на Огысе.
— О планах, которых громадьё, я тебе рассказывать не буду. Вдруг роботы попадут к медузам и те их расшифруют. Но планы есть.
Когда мы сможем до вас добраться, я не знаю, но я бы с удовольствием вернулся назад. Я уже пресытился поклонением своей … нашей гениальности, и мне бы хотелось пожить с вами и с мурками спокойной дикой жизнью на родной планете. Раз уж не получается в то время когда мы родились, то хоть в эпоху динозавров. В эпоху динозавров даже предпочтительней. Тут из лука и пострелять не по кому.
У меня родиться дочь. Так акушеры сказали…. Вернее те, кто их тут заменяет. Пиши сообщения на саркофаге, где мы дублировались. Через девять тысяч лет, я смогу его прочесть и написать тебе, за миллион лет до того, как ты там появился. Писать конечно буду не я, а оставленный там робот.
Можете скачать из робота полное видео того что с нами происходило, после того как мы расстались. Пароль — имя животного, которого ты упомянул на первой лекции Пилипенко. Исключены только заседания научного совета, о причинах я сказал и интимные сцены. Ну, ты знаешь новый характер Айри. Чем старше, тем строже. Мы их такими любим.

Потом Зёга смотрел на жизнь своего дубля. Это было совсем не так, как смотреть фильмы, в конце которых он погибал. Тут он был уверен, что выжил. И хотя это был уже не он, смотреть это было здорово. И почему не он. Это всё равно он.
Когда все прочитали и посмотрели то, что им было положено, а ушло на это часов 14 и любопытство было удовлетворено, Лана, так же смотревшая, всё происходящее, вернула их к реальности.
— Может быть, вы всё-таки вспомните, что вам пора переместиться сюда? А то вдруг я начну рожать, а помочь будет некому.
И все засобирались.
— Вы умеете летать — спросил Зёга роботов.
— Нет, господин Зёга. Мы не летаем, но мы можем перемещаться в пространстве, если ты это спрашиваешь.
— А сделать летательный аппарат можете?
— Да господин, Зёга. Какого размера вы хотите летательный аппарат?
— Вы знаете, что такое кабриолет?
— Да господин. Это открытый сверху механический аппарат, передвигающийся по суше на колёсах.
— Так вот, мне нужен такой аппарат на шесть мест, но без колёс и передвигающийся в пространстве воздуха. Понятно?
— Понятно, господин Зёга.
— Сколько времени на это уйдёт?
— Сто двадцать две минуты с момента начала изготовления этого аппарата, если мы будем изготавливать его вдвоём.
— Тогда преступайте.

Конечно, лететь в открытой машине было менее приятно, чем если бы она была закрыта. Но Зёга ещё не был уверен в умениях роботов. Из открытой машины, начни она падать, они легко могли вылететь и перейти в автономный полёт. Но машина летела ровно и они без всяких эксцессов, в удобных позах добрались до жилища Зёни.
Лана ждала их в лёгком розовом халатике, а перед ней красовалась запечённая на вертеле, огромная, почти двухметровая, рыбина, неизвестного им вида.
— И она съедобная. — Сказал Зёня.
— А как ты определяешь съедобность? — Спросил его Зёга
— Он сделал тестовый аквариум, с мелкими хищными рыбками — ответила Лана

— Какая прелесть! Я так давно не ела рыбы. — Восхищалась вкусом рыбы Айри.
— Ну, теперь вам совсем необязательно жить в холоде. Можете присоединиться к нам, а не захотите, тут по близости есть много замечательных мест. Я, кстати, когда атлателем загарпунила эту, у меня ее чуть не украло восьми — десятиметровое чудовище. Видимо тоже рыба. А может какой-нибудь ихтиозавр. Я не разбиралась, еле эту успела выдернуть, почти прямо из её пасти.
Обед действительно получился праздничным. Тропики действительно обеспечивали много различных, съедобных вкусностей.
Потом было купание в почти горячем искусственном озере. Потом они с Айри общались с Мурками, почёсывая их за воротниками. При этом свою Мурку, они опознавали легко.

Отдохнув, Зёга сказал.
— Вы ребята тут продолжайте отдыхать, а я возьму робота мужчину и слетаю в пирамиду. Получу оставленную посылочку.
— Давай дадим роботам имена — предложила Айри.
— Ну давай. Робот мужчина будет называться Атар — от имени Антарктида.
— А робот женщина, Анта.
— Идёт.
Они подозвали роботов, стоящих в стороне и сообщили им их имена.

Потом, Зёга сел с Антаром в кабриолет, и они полетели в пирамиду.

В пирамиде на полу возле одного из саркофагов лежали два робота, а на крышке саркофага какой-то большой ящик и бумажная, чего Зёга совсем не ожидал, записка.

«Братья! Не хочу называть вас дублями. Если вы нашли этих роботов, то в обратной пирамиде, под кучкой камней, ещё два. В ящике семенной материал растений. На каждом растении маленький чип с инструкцией. Пакеты с семенами рассадой и отростками (это виноград) сами не открывайте. Пусть это сделают роботы. Для сохранения всхожести туда закачан не очень полезный для здоровья газ. Чтобы вы поняли, что это не дар данайцев, сообщаю пароль, о котором мы не договорились — воробья хватит на всех. Надеюсь, вы поняли, о чём я.
Соскучился. Здесь скучно, а у вас настоящая жизнь. Надеюсь, я её немного облегчил.
Сёстры моей жены! Да, да. Мы с Янайри официально сочетались браком. Я вас очень люблю. Надеюсь, когда-нибудь, мы сумеем собраться вместе.
А пока, до свидания!
P.S. В роботах видео и дополнительная информация. Но записка только здесь».

Зёга засунул записку внутрь комбинезона, разбудил и начал копировать роботов.
Для начала он скопировал десять раз мужчину и двадцать раз женщину.
Потом пятьдесят раз роботы скопировали ящик с семенным материалом.

Первая группа роботов из пяти «женщин», вместе с дублем Антара и двумя ящиками семян уже были в пути к его жене и их дублям. Каждому роботу он присвоил название. Роботам «Женщинам» д1, д2 , д3 и так далее, где Д обозначало «девочка». Роботы мужчина получали название с буквой М.
Когда цифра перевалит двухзначное число, можно будет добавить букву. Давать имена собственные, типа Атара и Анты, было как-то странно и неудобно. Да и смысл?

Потом удобно уселся и начал усваивать информацию переданную ему вместе с роботами.
Так, слушая и смотря, он незаметно для себя и уснул.
Проснувшись, он дослушал информацию, но решение было уже готово.
Чтобы принять это решение раньше, ему не хватало того, что он теперь получил.

Вообще, в сложившейся ситуации, Зёга видел две проблемы. Как быть если медузы, ракоскорпионами и сифонофорами нагрянут опять, ища, где произошёл вход на территорию их планеты, а второе это существование самой Земли, даже если медузы пригнав сюда флот, не захотят её уничтожить?
Развернув на Земле серьёзную хозяйственную деятельность по её освоению, не создадут ли они проблем для развития будущей цивилизации. Ведь как ни как это серьёзное вмешательство в прошлое. И чтобы оно стало не сильно, их потомкам мешать, нужно либо заметно одичать, либо исчезнуть.
Была у Зёги идея, как решить эти проблемы, чтобы не исчезать совсем. Но думать об этом пока не хотелось. Но главное что теперь у него было, это была огромная потенциальная армия роботов. Роботы умели летать, могли перемещаться даже в космическом пространстве, они могли делать на Земле, всё, что он им прикажет. И главное их количество в очень короткий промежуток времени могло возрасти до немыслимого числа. Можно хоть Венеру осваивать, хоть какую другую планету.
И для этого вовсе не обязательно было уже использовать артефакт. Роботы сами могли создавать роботов.
Он задумался об артефакте и месте, где он находился. А за счёт чего происходило дублирование? Уменьшалась ли масса всего остального или артефакт вытаскивал нужное вещество из каких-то таких законов, которые ему, а может и никому из гуманоидов известны небыли.
Зёга был уверен в своей гениальности, он мог построить любую модель имея всего две точки для её построения. Но здесь точка была только одна — пирамида, копирующая любой объект, существовала.
А поскольку её существование не было гарантированно завтра, Зёга выступал в роли генерала отдавая приказы различным группам роботов стараясь почти не использовать возможности пирамиды.
Теперь он, усевшись в пирамиде вместе с натуральным Антаром и двумя натуральными роботами присланными Сершем, выяснял все их возможности. Понятно, что возможностью кабриолета их умения не ограничивались. А могут ли они создать темпотранслятор?
Оказалось, что могут.
А могут ли они создать подобие сифонофора?
Оказалось, что могут и это, но этот сифонофор будет только внешне идентичен тому, о котором Зёга спрашивал. И перемещаться он будет как обычная машина. Можно конечно, чтобы электронный разум был у него внутри и по существу, тогда этот новый сифонофор станет роботом.

Практически, он уже принял решение. Так было всегда. Он принимал идиотское стратегическое решение, а потом долго убеждал себя, что оно правильное. Но нужно было быть честным с собой — решение принято и оставалось убедить в нём остальных. Всё время жить под дамокловым мечом двух неблагоприятных факторов, зная, что решать их надо, но надеяться, что не скоро, было невозможно. Для него это было невозможно. Это не текущий кран. С этим долго жить нельзя. Можно чокнуться.

Он отдал команду роботам продолжать своё копирование пока их количество не достигнет тысячи. Потом создать сто тысяч роботов-сифонофоров с полным комплектом вооружения, и начать создавать роботов специализированных для атаки на медуз.
Создать рядом с обратной пирамидой базу, где разместить половину всего этого хозяйства. Каждый робот сифонофор должен был кроме четырёх роботов солдат, нести надёжно закрытый ящик с семенами и четыре полных комплекта костюмов со шлемами и ботинками.
Роботы и без пирамиды могли создавать костюмы и шлемы. Но на это требовалось время, а дополнительные костюмы, могли понадобиться в любом месте и в любое время. И поскольку в отличии от танка роботу-сифонофору не нужно было брать с собой боекомплект снарядов, костюмы и шлемы составляли мизерную нагрузку.
Затем он приказал создать два десятка темпотрансляторов, хотя пользоваться ими он всерьёз, не собирался. Так, на всякий случай, если до прибытия вражеской армии всё не будет готово.
Остальные робото-сифонофоры с роботами бойцами должны были распределиться по всей планете и ждать команды, если в ней возникнет необходимость.

Казалось, он предусмотрел все непредвиденные, но возможные ситуации и только время могло показать, не упустил ли он чего. Быть генералом с неограниченными возможностями, легко и приятно. Но противник был чрезвычайно силён и Зёга даже не представлял возможностей медуз, поскольку ему было очевидно, что цивилизация Огыс, создавшая все эти чудеса технологии, медузам проигрывает.
«Проверим в бою», решил он.

Отдав все распоряжения и посмотрев на то, как они начали выполняться, он сел на один из первых созданных сифонофоров и полетел туда, где его уже ждали Айри, Лана и Зёня.

Глава 10. Минус парадокс.

— Значит, ты больше не хочешь, чтобы мы стали праматерями? — Спрашивала у Зёги Айри.

Лана сидела улыбаясь, и глядела на то, как они спорят. Зёня слушал и пока ничего не говорил.

— Хочу, очень хочу. Но именно поэтому я и предлагаю то, что предлагаю. На этой планете вам стать праматерями не удастся. Нельзя стать праматерью самой себя. Я не знаю, как Вселенная справиться с парадоксом, который может возникнуть, но то, что она справиться, у меня сомнений нет.
— Но мы же только дубли?
— Это не важно. Оставаясь здесь, мы изменим процесс эволюции. Вон, мы уже одомашнили трицератопсов и они совсем не против этого. Это им не мешает. Мы позволим им вымереть? Я не знаю, как это произойдёт… вулканы, метеориты, наводнения или ракоскорпионы, но на этой планете мы или наши потомки всё равно обречены.
Но мы сильны. Мы сильны, как боги, и есть планета, которую мы, без страха перед Вселенной сумеем переустроить по своему желанию, как захотим.
— Но она занята нашими врагами!
— Значит, освободив её, мы покроем себя славой, как древние викинги.
— Или погибнем.
— Айри! От тебя ли я это слышу?
— Но погибнем не только мы, но и наши дети. Причём не спровоцировано. Медузы оставили нас в покое, живи и радуйся.
— Ну да. Хлызов взорвал астероид, а мы запустили на планету медуз своих дублей, которые уничтожили медузу праматерь. Ты же видео смотрела? Почему ты считаешь, что они сюда не нагрянут?
— По той же причине, что сюда, в наше время не могут попасть посланники Огыса.
— Ну да. И возможно завтра или через десять лет, нас ожидает вторжение эскадры медуз, которые смогут уничтожить планету вообще.
— А что там?
— Ребята! Прекращайте бессмысленный спор. — Вмешался Зёня. — Понятно, что стратегически Зёга прав. Медузы или метеорит, но с нами будет покончено. Поэтому, дорогая Айри, давай сосредоточимся на том, как нам переехать с квартиры на квартиру максимально безопасно и захватив всю необходимую мебель. Я, например, не хочу расставаться с питомцами своего аквариума. А уж с Мурками? Значит, нам нужно придумать, как на всё совершить без потерь или с минимальными потерями.
— Я даже верю, что вы не сговаривались — грустно сказала Айри. — А что ты думаешь сестричка?
— Я думаю, что нужно дать им время проверить свои возможности. Сумеют разработать точный и приличный план, тогда ладно…Можно будет его рассмотреть. А пока это не план, а рабочая фантазия, мне и сказать особо нечего. Пока нечего критиковать. Был бы Валерка, он может и понял бы как. А наши ребята просто фантазёры.

Тем не менее, план обрастал подробностями и возможностями. Создавались специальные контейнеры, которые должны забросить на планету медуз по 30 роботов сразу.
Создавались сами роботы со специфическими функциями.
Кроме того, после высадки на планету медуз через обратную пирамиду обеих пар, должны были начаться перемещение больших растений Земли для их посадки там. Нужно привести туда достаточно животных, чтобы создать нормальную экосистему.
Зёга действительно ощущал себя богом и, видимо, ощущения Зёни, при подготовке переселения, не смотря на явную разницу между ними, не сильно отличались.
Конечно, придётся ограничиться мелкими динозаврами, рыбами, птицами и теми млекопитающими, которых удастся найти. Но всё же.
Были созданы роботы, которые получили задание в течение 200 лет после того как пары покинут Землю, регулярно переправлять на бывшую планету медуз, контейнеры с почвой и растения для прокорма животных. И поскольку эти контейнеры могли попасть в самое неожиданное место планеты, в каждый из них решено было ставить микропередатчик, который оповестит переселенцев, о месте нахождения контейнера

Зёня и Зёга работали быстро и жадно. Каждое утро они устраивали микросовещание, в котором по очереди критиковали план, стараясь найти в нём уязвимости. А потом эти уязвимости устраняли. Теперь у них было столько и таких помощников, сколько им было нужно. Всё пространство вокруг обратной пирамиды превратилось в склад. В тщательно замаскированный склад.
У роботов был только один недостаток: Человекообразных женщин, созданных медузами, они уничтожать не могли. Но они могли их обездвижить, если это понадобиться.
Так, незаметно за делами и приблизился момент родов. Первой начала рожать Лана. И Зёня и Зёга присутствовали при родах, хотя их практической помощи не требовалось.

Лана сначала не хотела, чтобы мужчины видели этот процесс, но когда роды начались, она протянула свои руки обоим, и тужась тянула за руки их. Айри следила за действиями роботов.
Родилась прекрасная девочка. Девочка весила три килограмма сто грамм.
Айри приняла девочку из рук робота, шлёпнула её и когда она закричала, приложила к груди Ланы. Девочка сразу успокоилась.

Потом девочкой занималась сама Айри, отстранив роботов от этого занятия.
А через три часа к ней присоединилась уже полностью пришедшая в себя Лана.
— Я думала, будет намного тяжелее, сказала она.
— Ну, ты тут, сестрица, разнежилась, вот мышцы и не сопротивлялись. Я боюсь, что мне будет намного труднее.

Айри начала рожать только через две недели. И родила мальчика. Недолгие размышления показали, что Айри, дубль скопированный ещё на Огысе. Именно она и забеременела. А Лана и Янайри были скопированы пирамидой.
Женщины, когда до них дошло произошедшее, расхохотались.
— Это значит, что мальчик просто ущербная девочка. Плод у женщины с царапиной, которую пирамида исправила — Говорила Лана.
Айри тоже смеялась, но сказала.
— Ничего! Я прослежу, чтобы половая принадлежность, была единственным ущербным свойством моего сына.
Тогда рассмеялись мужчины.
— И как бы без этой ущербности вы беременели?

Но как все понимали, вовсе не роды занимали компанию. Хотя, ещё что несколько месяцев назад это было бы удивительно.

Когда после родов Айри прошло две недели, Зёга и Зёня настояли на рассмотрении предложенного плана уже в деталях.
— Критикуйте и найдите, где мы просчитались, чтобы это исправить. — Сказал Зёня.
Лана и Айри очень внимательно выслушали все детали плана.

— Понимаете мальчики, Вы молодцы. — Говорила Айри. — Тут есть, конечно, что добавить, но это мелочи. Главным, в этом плане, так это то, что само переселение, как смерть. То есть, тот, кто переместился на ту планету, не может отправить сообщение оставшимся и сказать, всё у него в порядке или кранты.
Конечно, мы всегда можем умереть, чтобы нас не сожрала медуза…. Но и только. Это билет в один конец без всякой надежды что-то узнать до того. А вдруг когда мы умираем, мы попадаем на тот свет. Кто из Вас хочет попробовать?
— Но мы получили сообщение от Янайри и Серша.
— Так это было тогда. А сейчас возможно десятки ракоскорпионов только и ждут, чтобы попробовать, как хрустят наши косточки.
— Но ведь сегодня есть тысячи роботов. Чем не армия вторжения?
— А если все эти роботы и вся полученная нами информация фальшивка и только для того, чтобы наконец до нас добраться?
— А зачем? Если они захватили наши дубли, наша генетика у медузы уже есть. Айри! Зачем такие сложности.
— Ну, дай ей свыкнуться с мыслью о смерти — сказала Лана. — Что ты на неё так напираешь?
— А ты согласна? — спросил Зёга.
— И то, что говоришь ты, и то, что говорит Айри, правильно. Я не знаю.
— А знаете, что я понял? — вмешался в полемику Зёня. — Я понял, что мы стали совершенно различными людьми. Мы уже не дубли друг друга. Мы просто во многом похожие друг на друга люди. Айри и Лана даже детей родили с разницей в две недели и разного пола.
— И что это прибавляет к ситуации? — Спросила Айри.
— А то, что можно ещё раз, пока у нас имеется пирамида, скопироваться. Сначала мы все идём в бой. Потом, дубли Зёги и Айри, к нам присоединяются. Либо они нас спасают, либо мы их встречаем. А потом, дубли меня и Ланы, вместе с детьми, ныряют в тот мир и вероятность того, что с нами и тысячами роботов справились, не велика. Дети будут в полном порядке. А исходя из полученного опыта, можно сказать, что через год дубли будут совершенно другими людьми и мы ведь сотрудничаем, а не конфликтуем? И они будут также.

Вообще понимание того, что сформулировал Зёня, уже было у всех. Но сформулированное стало восприниматься совершенно по-другому.

— И сколько ты на самом деле хочешь дублей? — спросила Зёню Айри.
— А как ты догадалась?
— Я с тобой…, с вами…, твою мать…. С твоей сущностью, давно трахаюсь.
Мужчины засмеялись.
— Вы наверно уже обо всём договорились?
— Даже не обсуждали. Честно. — Ответил Зёга.
— Так сколько?
— Думаю, вместе с нами, семь.
— Почему семь?
— Потому что пятеро дублей вылетают одномоментно. До роботов, две пары, две пары одновременно с тысячей роботов. Потом летят сто тысяч роботов. Потом ещё пара. Потом миллион роботов. И через неделю, когда сражение наверняка законченно, вылетают ещё две пары с четырнадцатью детьми.
— Почему четырнадцать детей?
— Ну чтобы у каждой пары был и мальчик и девочка.

По тому как вздрогнула Айри, было видно, что последняя фраза её зацепила.
«Ну да. Она то надеялась и ждала девочку» — подумал он. — «Наряды, наверное, в голове придумывала. Как же Зёня придумал так их зацепить?».
— Постой, Зёня. — Обратился он к своему дублю. — Получается, что какой-то из пар будет четыре, а какой-то три?
— Но одни ваши дубли уже существуют?
— И не одни. Они все, наши дубли существуют в другой реальности. А здесь? А потом ты ещё предложишь всё решать демократически, а вас больше?
— Ребята! Я дико извиняюсь, но я не поняла: Вы что, считаете, что вопрос дублей уже решён и осталось решить сколько? — спросила Лана.
— Ты считаешь это не рациональным предложением? Давайте отвлечёмся от количества и поставим качественный вопрос на голосование. Кто за то чтобы создать ещё дубли и чтобы у каждой пары были мальчик и девочка — спросил Зёня. — голосуем.
Зёня и Зёга сразу подняли руку, а через несколько секунд её подняла Айри.
— А ты почему? — Спросила Лана.
— Кто-то должен сражаться, а кто-то должен привести детей в целости и сохранности.
— Сговорились.
— А что тебя напрягает? — Зёга решил, что против Ланы должен выступать он. Зёне с ней жить. Он и так молодец.
— Это тут Земля большая. А там?
— Там такая же планета. Возможно когда то бывшая как Земля. Разницы в силе тяжести мы ведь не ощущали, когда шли по каменному плато?
— Так может там одно море?
— Делов то? Наделаешь себе островов, сколько захочешь.
— И сколько будет дублей?
— Думаю с нами, восемь. Четыре дубля ныряют туда сразу. Потом роботы. Потом еще два дубля. Потом опять роботы. И через неделю мы с детьми. Восемь дублей на такую планету… это почти ничего. Кто захочет, будет жить отдельно. Кто захочет, вместе. Хоть оргии устраивай.
Зёга вспомнил взгляд Ланы, когда они первый раз с Айри, прилетели к ним с Зёней в гости и решил на этом сыграть.
— И когда? — Спросила Лана.
— Копироваться прямо сейчас. Ну и к началу переселения всё готово.
— Погодите ребята. Осталось прояснить один вопрос. Наши дети братья и сестры. Значит когда они захотят вступить в отношения рождаться будут уроды.
— Не будут. — Уверенно сказал Зёга. — Я об этом уже думал. Пирамида исправляет все рецессивные гены. Поэтому у Ланы и родилась девочка. От нас и наших дублей, будут рождаться только красавцы и гении. И я надеюсь, что мы сами не остановимся на достигнутом. Ну, в смысле детей. Когда после родов уже можно.
И Лана и Айри расхохотались.
Попом Лана, как бы шутя сказала.
— Мне можно будет на две недели раньше, чем Айри.
Зёга, который в это время, пил кислый напиток напоминавший брагу, даже поперхнулся. О женщины. Умеют вставить друг другу шпильку.
Айри перестала смеяться и сказала:
— Если бы мы были на Земле…. Ну в нашей прежней жизни, можно было бы написать роман: «Ростовцевы заполняют Вселенную».
— Не заполняют, а завоёвывают. — Поправил Айри Зёга.

Глава 11. ТОИ ДВА.

Серш лежал на краю пластиковой кромки помоста, о который ласково стучали мелкие волны тропического океана, под нежным солнцем Огыса и гладил гладковыбритый утром подбородок. Он, наконец, решил побриться.
Рядом с ним лежала его жена, красавица Янайри и их руки соприкасались.
Серш услышал шаги и приподняв голову увидел, что к ним направляется Семрик, посыльный Ямуко.
Серш почувствовал, что рука Янайри напряглась.
На Огысе голыми были все. И они с Янайри воспринимали это нормально. Но когда вдруг, они тут лежат голые в интимной обстановке и кто-то идёт к ним, как говориться без стука, даже у него срабатывал инстинкт — прикрыться. Янайри это напрягало ещё больше.
Она не любила бывать в городе.
— Мне не по себе, когда кто-то нагло рассматривает мою промежность. Я понимаю, что для них, всегда голых, рассматривать причёску на моей вагине или причёску на голове, тоже самое. Но для меня это не тоже самое.
— Приветствую уважаемая Янайри и уважаемый Серш. Получено сообщение от Зёги оставленное в Пирамиде.
— Что за сообщение?
— Ваш дубль с армией роботов собрался атаковать и освободить планету медуз.
— Что — Серш вскочил на ноги. Когда?
— Атака должна была начаться месяц назад по реальному времени. Мы срочно направили на планету эскадру, чтобы поддержать вашего дубля и возможно скрыть точку откуда произошло нападение, но не успели.
При этом нам удалось взять планету без серьёзного сопротивления медуз, но никаких следов нападения совершённого вашим дублем, мы не обнаружили. Причины не ясны.
— Но планета наша?
— Да. Господин Ямуко сказал, что видимо так и следовало поступить даже без сообщения вашего дубля.
— Но на планете установлен наш контроль?
— Да.
— Тогда нужно отправить сообщение Зёге, что он может спокойно перейти на эту планету, и мы его встретим.
— Господин Ямуко, так и приказал сделать.
— И что?
— Получено сообщение от робота, что вторжение на планету медуз, началось по запланированному реальному времени, а две недели назад оно закончилось, перемещением в указанном вами портале четырёх последних пар.
— Что значит четырёх последних пар? И почему я получаю всю эту информацию только сейчас?
— Этот вопрос Вы зададите, если сочтёте необходимым, господину Ямуко.
— Семрик! Я ещё не полностью в курсе вашей этики. Я не должен счесть нужным задать этот вопрос господину Ямуко?
— Разве какое-то действие из тех, которое было совершено, вызывает у вас возражения?
— Нет. Я бы, наверное, считал, что так и следует поступить.
— В однозначных ситуациях, поскольку вы не член военного совета Огыса, вас нельзя было ставить в известность о военной операции против медуз и о её результатах.
— Зачем же вы сейчас мне об этом сообщаете?
— Я выполняю распоряжение господина Ямуко.
— И что теперь?
— Если Вы не заняты чем-то более важным, господин Ямуко хотел бы вас, с госпожой Янайри, навестить, для обсуждения произошедшего.
— Мы бы и сами не против немедленно оправится к нему.

***
— Спасибо что согласились уделить мне время, господа! — говорил Ямуко, когда Серш и Янайри вошли к нему. — Всё ли вас устраивает в вашем быте? Я вижу вы решили одеться, как принято в вашей цивилизации?
На Янайри было фиолетовое кимоно с белыми цветами, а Серш одел на себя некое подобие комбинезона, который когда-то вручило ему КГБ. В одежде они действительно чувствовали себя увереннее.
— Нас в быту всё устраивает, господин Ямуко. — Ответил Серш — меня не устраивает то, что я не могу участвовать в жизни своих дублей, а значит в своей жизни, в режиме реального времени, не смотря на то, что всё уже выяснено.
— А как бы вы хотели поучаствовать?
— Я бы хотел немедленно оправиться на планету медуз и постараться понять, что произошло, если мои дубли туда направились, но их следов там не обнаружено.
— Это не сложно. Но можете мне поверить, сейчас планета полностью сканируется. Но если вы хотите в этом убедиться сами, сразу после беседы вы сможете это сделать лично.
— Второй вопрос, который меня интересует, что с теми ребятами, нашими копиями с «Земли три», которых мы вытащили от медуз? Думаю, они хотят вернуться на свою планету и нет причин этого не сделать.
— Есть одна. Их возвращение будет возможно через сто сорок два часа. Так что если хотите с ними попрощаться, то можете успеть это сделать, перед вылетом на планету медуз.
— Мы очень хотим это сделать. — Сказала Янайри.
— Ни кто вам в этом не помешает — Ямуко поднял руку и Семрик, наблюдавший за беседой на расстоянии двадцати метров, немедленно к ним подошёл.
— Семрик! С этой минуты господа свободны и я прошу чтобы все их решения, касающиеся их личного местонахождения и действий, выполнялись как мои. Им присваивается ранг ТОИ второй степени.
— Благодарю Вас, господин Ямуко, — сказал Серш, а Янайри просто поклонилась. Ранг ТОИ второй степени, был в некотором смысле офицерским званием и соответствовал званию земного полковника запаса. Обладатель этого звания не обязан был являтся на регулярную службу, но мог использовать по своему усмотрению до трёх тысяч солдат. Таких солдат, как Эл! Форма «им присваивается» означала присвоение этого звания Сершу. Женщины в армии быть не могли.

Выше были ТОИ первой степени до десяти тысяч солдат по усмотрению ТОи2 и ТОи1 Звания регулярных войск. А так же РАи3 — 100 тысяч солдат, РАи2 — миллион солдат, РАи1 — все вооруженные силы Огыса и наконец глава военного совета, которым и являлся Ямуко, мог распоряжаться всеми силами содружества. Члены военного совета были в особом статусе, но как командиры считались ТОИ первой степени.

Две недели вместе с тремя тысячами солдат, Серш обыскивал планету медуз. Одновременно её чистили, поскольку в морях было ещё много планул и полипов, которые со временем могли развиться в бог знает что.
Сейчас было не до академических наблюдений. И если исключить, что Зёга затащил свою команду внутрь каменного материка, искать было больше негде.
«Но зачем…» думал Серш «…ему, с его возможностями, с армией роботов, залазить внутрь камней практически побеждённой планеты?» Ответа не было.
С тяжёлым чувством он возвратился на Огыс, где его ждала следующая загадка. Оказывается, роботы продолжали всё это время посылать в портал других роботов с почвой и растениями.
Но ведь на планете медуз, которая была полностью под контролем, ничего не возникало?
Серш попросил встречи с Ямуко.

— Я знаю что вы ничего не нашли, ТОИ. — сказал Ямуко при встрече.
— Почему? — ответил Серш. — Я нашёл ответ.

Глава 12. Переселение.

Когда из пирамиды вышли восемь пар, с шестнадцатью детьми всем было как-то не по себе. Каждый видел трёх полностью совпадающих с ним дублей. Женщины, конечно, оказались хитрее, поскольку все женщины под комбинезонами были одеты в разную одежду.
Зёга расстроился, что Айри не сказала ему об этом рецепте. Он и Айри оставались единственными в этой компании, которые были скопированы ещё на Огысе. Теперь число их дублей созданных пирамидой было равно десяти. Первые дубли улетели с Валеркой на его аппарате. Вторые это Зёня и Лана. Потом в портал обратной пирамиды ушли Серш и Янайри. И вот теперь восемь новых дублей шло вместе с ними. Причём трое вполне могли думать, что они и есть настоящий Зёга. Потом, все изменятся, но пока это было плюс три него, плюс три Айри, плюс три Ланы и плюс три Зени.
«не нужно об этом думать» — решил Зёга — иначе можно свихнуться.
Через месяц они начнут операцию по захвату планеты медуз.
Зёга анализировал сообщение Серша. Они Серш и Янайри, последовали за сифонофором секунды через три — четыре, и на планете медуз оказались на расстоянии пятьдесят километров. Значит нужно было, чтобы те, кто туда оправляется, входили на планету непрерывным потоком. Но они через две недели должны будут включить связь в скафандрах, чтобы найти дуг друга. Ну и даже те, кто отправлялся через неделю, должны были поступать так же.
Видимо эти мысли приходили в голову не только ему, потому что поле того, как вся компания вышла из летающих кабриолетов, один из его дублей сказал, что есть тема для серьёзного разговора по пересмотру плана.

— И какие же возражения против плана?
— Ты же знаешь сам. Дети должны следовать с каждой парой. То, что ждёт пару, то будет ждать и тех детей, которые с ними.
— Голосовать бессмысленно. — Сказала одна из дублей Айри. Все женщины поддержат это предложение.

— Ну ладно. — Сказал Зёга практически сам себе и удивился, как само то, каким номером вылетать на планету медуз, делает людей разными.

План изменили, но не кардинально.
На планету медуз решено было переселяться в два прыжка.
Сначала туда вылетали 100 роботов в десяти боевых лжесифонофорах. Потом в двух лжесифонофорах следовали четыре дубля с детьми и четырьмя роботами в каждом.
Всё должно было происходить с промежутком пять секунд, чтобы через минуту эта часть программы была выполнена. Затем, с той же скоростью, шли тысяча боевых лжесифонофор и тысяча грузовых лжесифонофоры с экипажем из четырёх роботов в каждом, а также животными, растениями семенами и почвой. Затем опять тысяча боевых и двадцать пять тысяч грузовых.
Поскольку роботы в грузовых сифонофорах могли немедленно прийти на помощь сражающимся, если это будет необходимо, решили что этой армии должно хватить.
А через две недели, с таким же составом должны были вылететь в портал четыре оставшиеся пары.
После этого, оставшиеся на планете роботы, должны будут еженедельно формировать и отправлять в портал сто боевых и сто грузовых сифонофор, в течение двухсот лет.

Только сейчас Зёга на себе ощутил напряжение общения со своими дублями. С Зёней такого напряжения не было близко. Они после дублирования сразу расстались и в дальнейшем, встречаясь, уже были совершенно независимыми личностями. Они никогда бы вместе не протянули руку за одним предметом. С тремя дублями именно его, Зёги, постоянно возникали какие-то неурядицы это напряжение вызывавшие.
Во-первых, каждому хотелось облокотиться на другого.
Он и Айри были единственными, которых не копировала пирамида. Они были неисправленными копиями.
С дублями Зёни, было общаться намного легче, чем со своими. Он поговорил об этом с натуральным Зёней и выяснил, что у того такого напряжения не было.
— Это как родные братья, а твои дубли, как двоюродные.
Ладно. Осталось не долго. На планете медуз, если всё будет в порядке, они с Айри заберутся туда, где не очень жарко и подальше от остальных.
— Ты же сам это придумал — сказала Айри, когда он поделился с ней своими планами.
Наличие дублей Айри, напрягало его не меньше. Они сразу сделали так, чтобы одежда и цветная метка на запястье, сразу говорила с членом, какой пары ты имеешь дело. Но ему всё время казалось, что Айри, настоящая Айри, решила с ним пошутить или поменять на неиспорченный дубль. Он ревновал. И когда царапина сделанная перед копированием начала сходить. Попросил Айри сделать другую царапину. Айри улыбнулась, но согласилась.
Как всё-таки глубоко сидит в человеке желание собственности. Это его Айри и она, именно она, должна принадлежать только ему. Хорошо, что Айри против этого не возражала и они втайне от остальных, сделали друг другу маленькие тату, изображавшие искривлённый круг.

Но когда первые две пары дублей отбыли на планету медуз, ему стало легче. Два Зёги, всё таки не четыре. И эта пара, с фиолетовыми метками на внешней стороне пальцев, тоже не проявляла желание перепутаться.

Зёга долго копался в своей психике и наконец понял: Да, этот родившийся мальчик, может и не его сын, но в будущем сыновей может родить только его Айри. Ему очень хотелось сына. Но может и скопированные дубли, в случае, когда женщина забеременела после копирования, а не когда копируется и плод, тоже могла родить мальчика? Будущее покажет.

Переброска первых четырёх пар на планету медуз, была делом очень напряжённым. Пять секунд, вращения лжесифонофора на нулевой точке, и он исчезал сразу заменяемый следующим. Портал работал без сбоев, но напряжение от того, что время летит, было не меньшим. По тому как они смотрели видео Серша, было ясно, что секунда это километры, разделяющие лжесифонофоры на планете медуз.

Но после отправки работы прибавилось, теперь нужно было в два раза меньшим коллективом подготовить следующую отправку.
Нужно было всё проверить, поскольку после того, как они отправятся на планету медуз, роботы будут выполнять все операции уже без их контроля. А роботам, несмотря на то, что ещё ни один из них не допустил ни одной ошибки, доверять не очень хотелось.

Время летело.
Обе Мурки и еще сотня совсем юных трицератопсов, летела с ними. С первой группой полетела сотня новорожденных трицератопсов и еще около тысячи разнообразных растительноядных динозавров различных видов. И это кроме рыб.

Уже когда первая группа улетела, Зеня пришла в голову мысль один из грузовых лжесифонофор, полностью загрузить яйцами динозавров. А яйца нужно было собрать, поскольку при копировании получились бы одни самки.
В общем, работа была, и час икс приблизился незаметно. Жалеть об оставляемой Земле, было некогда. На это ещё будет время. И наконец, час икс настал.

Сначала в портал отправились пары с фиолетовыми метками, а потом и Зёга, Зёня, Айри и Лана, с четырьмя детишками на борту.

Глава 13. Знакомая планета.

Вылетев в атмосферу планеты, Зёга с некоторым ужасом понял, что они не на планете Медуз, на которую из портала вылетел Серш или попали на неё они совершенно в другом времени.
Но ужасаться и впадать в прострацию, было некогда. Нужно было сразу понять, где они и что им здесь может угрожать.

Вылетевший перед ними лжесифонофор с фиолетовыми дублями, двигался по направлению к ним и был уже на расстоянии 10 километров. Следом за ним, были видны двигающиеся в том же направлении машины боевых роботов.

Они находились в атмосфере планеты, в четырёх с половиной километрах от поверхности. Приборы шлема показали им замеры, сделанные фиолетовыми дублями.
«Молодцы ребята!» — подумал Зёга.
Планета была практически той же массы что и Земля, с кислородной атмосферой пригодной для дыхания, без наклона оси к похожей на Солнце звезде. Главное отличие состояло в намного более медленном вращении планеты вокруг своей оси. Её сутки были равны сорока двум часам.
Лжесифонофор, на котором находился Зёга, стал двигаться в сторону обратную той, с которой к ним приближались фиолетовые дубли.

Через четыре с половиной, часа оставив часть роботов принимать прилетающие грузовые лжесифонофоры, они с сотней боевых сифонофор отправились на разведку перпендикулярно тому разлёту, который возникал при вылете из портала.

Положительным было то, что ни вражеские сифонофоры, ни ракоскорпионы их не атаковали. Они создали карту планеты и поняли, что дубли, вылетевшие за две недели до них, здесь не находились.
Находись они здесь, можно было бы сразу связаться по шлему, и не было ни одного сигнала от грузовых лжесифонофор, которые шли в первой партии.

— Знать бы заранее, мы бы оставались на Земле, каждые две недели запуская новых дублей.
— А я говорила. — Улыбаясь, ответила Зёге Айри.
Отсутствие покрытых ртутью ракоскорпионов при встрече их на этой планете, значительно улучшило ее настроение.

Через шестнадцать часов, они встретили летевших с другой стороны планеты фиолетовых дублей и оба аппарата уже не так быстро полетели рядом.
Планета в основном была покрыта морями. Суша занимала около девяти процентов, но она вся была покрыта растениями.
Но один участок суши был очень странным. Это был остров. Он занимал тридцать шесть тысяч квадратных километров. Его поверхность была исключительно равниной и покрыта какими-то мелкими растениями, травой и кустарниками. Но странность его была не в этом. Он плавал на поверхности. Сканер показывал, что между ним и настоящей сушей дна моря, 200 метров.
— Ты думаешь там медуза? — Спросила Айри Зёгу.
— По крайней мере, если медуза — мать есть на этой планете, то этот остров единственное место под которым она может скрываться.

Они тщательно осматривали остальную поверхность планеты, просканированную ими и роботами.
Неожиданно они нашли остатки брошенных разрушенных городов, показывая их друг другу. И вдруг Лана из фиолетовых дублей вскрикнула и показала всем ту картину, которая вызвала у нее такую реакцию.
Это было озеро. Очень мелкое озеро, в форме эллипса примерно от 100 до 120 метров в диаметре. Собственно даже не озеро, а широкий разлив ручья, по ровному каменному плато.
Там где плато заканчивалось, ручей вновь вымывал себе небольшое, узкое русло.

Эта картина была знакома всем. Довершало зрелище то, что вокруг озера, пожаром были сожжены все растения.

— Первое что нужно сделать, это дать задание части боевых роботов, уничтожить роботов находящихся на этой планете.
— И одновременно с этим, вместе с роботами атаковать медузу мать, как и Серш, уничтожив её нервную систему. — Сказал Зёга из фиолетовых дублей.
— Мы можем быть возле медузы, возле плавающего острова через два часа — Сказала Айри из фиолетовых дублей.
— Я думаю — Сказал Зёга из фиолетовых дублей. — Четверых мужчин и тысячи роботов на эту операцию хватит. Женщины пусть кормят детвору.
— А я думаю, что перед атакой нам нужно, наконец, организоваться и выбрать себе новые имена, чтобы не было путаницы. Давно надо было это сделать
— Оставляйте себе свои, — сказала Лана из фиолетовых дублей — а я буду Виолеттой.
— А я Джен. — Сказала Айри из фиолетовых дублей — и все девочки заговорчески расхохотались.
— Я что-то пропустил? — Спросил Зёня.
— Не ваше дело. — Ответила ему Айри.
«Всё-таки мы хоть и похожи, уже разные». — Подумал Зёга.
— Я буду Эриком — сказал его дубль.
— А я, если вы не против, возьму себе имя «Язон».
— Прекрасное имя. — Сказал Зёга — И так. Язон со своей командой роботов, атакует с севера… ну оттуда куда показывает…
— … синяя стрелка. — Закончил Эрик. — А я с востока.
— Я с Юга. — Сказал Зёня.
— Ну, тогда понятно, откуда атакую я. Девочки. А вы с детьми и сотней роботов, летите на ту проплешину, где когда-то были наши дубли. Там нет растений медуз, и вас не скоро обнаружат. Я надеюсь, что к этому времени мы справимся.
— Через час мы будем у медузы, — Добавил Эрик — а вы приготовьте нам обед и место для сна. Сутки без сна дают себя знать.
— А если медуза не там? — Спросила вдруг Айри.
— А где же она, по-вашему? — Спросил Зёга, и все рассмеялись.
Напряжение спало.
— Тогда мы летим с Вами. А там будет ясно.

Остров, под которым, как они предполагали, спряталась медуза, располагался между краями двух континентов.
Течение должно было обеспечивать пропитание медузы матери.

Мать медуза действительно была там, и Зёге даже показалось, что она съёжилась, когда они с разных сторон всплыли под плавающий остров.
Он разрезал лучами её слизь и полетел сквозь эту слизь к внешнему нервному кольцу.
Роботы также должны были атаковать медузу с различных сторон.
— Она выплевывает роботов — услышал он голос Айри.
Краем глаза, наблюдая за внешним экраном он увидел, как роботы только войдя в поверхность медузы-матери вылетали из неё с увеличенной скоростью.
Он вспомнил, как после разряда тока Валеркиного прибора она также выбросила их.
— Направляйте роботов следом за нами! — Сказали они хором с Эриком. — Пусть расширяют наши проходы — добавил Эрик.

— Нас атакуют гидры — сказала Джен. — Но я думаю, мы справимся. Продолжайте работу.

Девочки были не одни. С ними рядом была тысяча роботов, которые вместе с ними жгли вылетающих из моря и атакующих их медуз. Медуз было несметное количество, и они были достаточно велики — от метра до трёх в диаметре. Их остатки буквально засыпали девчонок и роботов, как гора ядовитого мусора. И если бы не костюмы, никакое оружие им бы не помогло.
Внезапно сверху на них полетели десятки тысяч сифонофор.
— Кончайте с внешним нервным кольцом, — Я перехожу на внутреннее — крикнул Зёня.
— Не кричи. Мы в шлемах. — Сказал Зёга. Это не такая медуза, как та которую уничтожил Серш. Это кубомедуза. У неё только одно нервное кольцо.
— Я знаю — ответил Зёня.
И они продолжили.
За каждым из них летело несколько десятков роботов, и расширяли сделанное людьми.
— Как вы там — Спросил Зёга Айри.
— Держимся. Создали энергетический купол. Они его пробивают, а мы восстанавливаем. Но интенсивность атаки гидр, стала намного ниже. А сифонофоры, кажется уже свалились в море.
— Наверное, гидры автономны. Держитесь! Мы заканчиваем.
Они действительно заканчивали. Как не велика была эта кубомедуза, но к такому нападению она готова не была.
С четырех сторон медуза мать была прикреплена к субстрату грунта. Они обрезали эти крепления и ротовой стебелёк — манубриум.
Медуза развалилась на куски.
— Поможем девочкам? — Сказал Зёга.

— Мне кажется, что на войне нужен тот, кто отдаёт команды, а не спрашивает — Сказал Эрик. Давайте это буду я.
— Демократией займёмся потом, — сказал Зёга, а пока на это нет времени. Вверх и в атаку.

Они атаковали летающих гидр огнём. По пути Зёга, отдал команду роботам, связать и завязать глаза выжившим женщинам защищавшим медуз, на сифонофорах. Сифонофоры с ними плавали на поверхности, упав с большой высоты. Женщины, еще неизвестно живые ли, лежали в ячейках сифонофор и признаков жизни не подавали. И заниматься ними, взрывая их головы, было некогда, а роботы, воспринимая зомби, как людей, сделать этого не могли.
Сотни тысяч гидр атаковали огненный горизонт, которым укрылись их подруги с тысячей роботов. Что будет, если они прорвутся, сомнений не вызывало. Атаковали гидр неистово. Их поливали кислотой, жгли лучами, посыпали щелочной пылью. Каждый действовал самостоятельно. А роботы методично, гидра за гидрой, без спешки уничтожали тех особей, которые были по краям.

Наверное, это было правильно, поскольку через час сражение было закончено. Когда гидр осталось всего несколько тысяч, они рванулись в сторону, и поскольку к этому ни кто не был готов, большей их части удалось уйти.
— Ничего. Потом зачистим планету. — Сказал Язон
— Медуза-мама, всё. — Сказал девочкам Зёня.
— Так мы всё видели.

Это напомнило Зёге о прибывающих грузовых контейнерах.
— Надеюсь все помнят, что здешние роботы уничтожают всех животных? Нужно выбрать место и очистить его от них, чтобы туда принять все грузы, которые пока висят в небе.
— Вон гора. — Сказал Язон — если она закроет от роботов одну сторону, а море другую…
— Понятно. — Сказал Зёня. — мы перекроем остальные.

Глава 14. Старый город.

— Оставшихся в живых женщин-зомби, помогавшим медузам — отдал команду роботам Зёга, — связать и плотно завязать глаза, заткнуть уши и спрятать в какой-нибудь пещере. Пещеру при необходимости увеличить. Кормить и поить капсулами. Мертвых, сжечь.
— Зачем оставлять в живых этих женщин? — спросила Зёгу Айри.
— Для генетического разнообразия. У них, слепоглухонемых, лишённых родительского инстинкта, будут абсолютно здоровые, нормальные дети.
— Ты собрался их оплодотворять? — Спросила Айри с презрением.
— Ну что ты, дорогая. Не я, а роботы. А сперму где-нибудь отыщем. Вон нас сколько.

Зёга увидел, как Айри выдохнула.

Демократию решили не устраивать. Все одинаковые. Каждый из материков, разделили на две части и разыграли по жребию. У каждой пары, оказалось, почти по двенадцать миллионов квадратных километров суши материка, острова и огромный океан. Причин для ссор и конфликтов из-за территорий, в ближайший миллион лет не ожидалось. Грузы тоже решено было разделить. Мурок решили поселить на территории, которую назвали «международной», под постоянной охраной и заботой роботов. Туда же отправили помощниц медуз. Это место и навали Столицей.
«Подписали» соглашение о границах. Это Зёгу не сильно волновало, потому что с ним, на его материке поселился Зёня. А в отношениях с Зёней у него напряжения не было. Напряжение возникло с Эриком и немного с Язоном.
Но Зёга понимал, что эти напряжения кончатся, когда они станут разными людьми. Сейчас он и Эрик слишком одинаковые. Он сам представил, что если бы ему пришлось отказаться от имени «Зёга», потому что Зёга, это другой. От «Серёги» отказаться было проще. Зёгой, он звался больше половины жизни. Хотя, конечно, это ложная память. Напряжение было, но оно не было чем-то отрицательным.
Зега и Айри, поселились на берегу океана, срезав под плато одну из гор. Саму срезанную гору попилили на столбы, которые воткнули в дно океана, там где он был мелким, таким образом устроив возможность будущего искусственного кораллового рифа.
В одной из посылок переданных Сершем, оказалась законсервированная, живая икра спинорога. Эта рыба прекрасно поедала медуз, и в рыборазведении было решено сделать упор на её размножении и заселении ею океана. Мальков выводили в больших промышленных аквариумах.
Работы было много. Роботы должны были не только охранять ближайший космос от вторжения, но и контролировать воздух. Все помнили, как они проникли на эту планету, и не хотели, чтобы медузы и их посланники повторили этот трюк.

Хорошо, что были роботы. Зёга любил лениться. Он признался себе, что чертовски устал. Ему хотелось создать остров, и чтобы никого кроме Айри не видеть и не слышать. Всё-таки дубли его раздражали. Но пока они жили на своём плато. Каждый день им сообщали о количестве уничтоженных роботами гидр. Это были единственные новости, и они Зёге нравились.
В здешнем море рыб пока не было. Может и были, но такие редкие, что встретить их пока не удавалось. Все надежды на заселения моря и рек, были на Зёнино аквариумное хозяйство и законсервированную икру разных обитателей моря, присланную Сершем.
Биороботов населявших планету, сначала переправили на один континент, а потом и на нем отгородили их непреступным для них забором.
Вообще роботы эти были очень интересны, но разбираться с ними Зёга решил позднее. Сначала нужно передохнуть и расслабиться.
Айри много времени уделяла детям, а он, в сопровождении двух роботов, летал осматривать руины древних городов, существовавших до потопа на этой планете, и созерцая их думал о бренности бытия.
Надо сказать, что даже сейчас руины были чисты от всякой растительности. Видимо древние жители не любили не только животных, которых должны были уничтожать их роботы, но и всё живое вообще.
На десятках квадратных километров, которые эти руины занимали, не было ни одной травинки.
Несколько таких древних городов, которые находились на территории полученной Зёгой при разделе планеты, были частично погружены в океан.
С ними, с этими, погружёнными в океан, руинами, произошло нечто противное их хозяевам. Они полностью обросли водорослями и кораллами, превратившись в искусственный коралловый риф. А действительно, кораллы и медузы достаточно близкие родственники. И медузы и кораллы, «стрекающие». Но возможно это конвергенция. Кто это знает? Сейчас не до изучения вопроса. А вот рыб не было. Но разнообразие животных, когда Зёга погружался в прозрачнейшую воду, было потрясающим.
В его планах было расширить этот искусственный риф, населив его рыбой, главной из которых должен был стать спинорог.
Вот и сегодня он осматривал очередные руины, бредя между развалин по берегу океана.
Посреди этих руин, в океан впадала небольшая река.

Разница между полностью опустошённой от живого суши и буйство подводного животного мира, впечатляла.
Он удобно уселся на берегу моря и стал обычно медитировать.
Так сидя у моря, среди руин он и увидел шествующего по берегу моря робота, накалывающего на железный прут какую-то живность и отправлявшего её в мешок.

Зёга был удивлён тем, что здесь остался ещё один из этих биороботов, уничтожавших животных. Было странно, что он остался незамеченным.
Зёга встал и пошёл к нему. Он хотел, чтобы его роботы переправили этого блюстителя чистоты мира, в их закрытую зону.
Но подойдя чуть ближе, он увидел, что этот робот выглядит странно. Он даже сразу не понял в чем дело. Одежда на этом биороботе, была такая же, как и на других роботах, но она висела ну худом теле. А потом до него дошло, у этого биоробота была борода.
Зёга поспешил и когда приблизился к этому бородатому тощему субъекту вплотную, тот поднял своё лицо, оторвавшись от поиска животных.
Зега увидел своё лицо.
Первая мысль была снести этому «порождению медуз» голову. Но потом он вспомнил, что медузы порождают только женщин.
— Вы не подскажите, который час, обратился он к этому субъекту.
Субъект смотрел на Зёгу не менее ошарашено, чем Зёга на него.
Наконец он поднял свою палку, заменяющую ему гарпун, с явным намерением запустить ею в Зёгу.
— Медузы не создают мужчин. — Сказал Зёга незнакомцу.
Незнакомец видимо осознал сказанное и настороженно спросил:
— Ты кто?
— Я Сергей Ростовцев, по прозвищу Зёга.
«Незнакомец», видимо от неожиданности, расхохотался.
— Это я Сергей Ростовцев, по прозвищу Зёга.
— Ну, значит, мы оба Сергеи Ростовцевы по прозвищу Зёга. Как тебе удалось выжить и что ты сейчас делаешь?
— А чем докажешь, что ты тоже Сергей Ростовцев, по прозвищу Зёга?
— Я могу тебе рассказать, что такое интервалочка и что значит на стеночку.
Это были те особые понятия, которые кроме него, Сергея Ростовцева, по прозвищу Зёга, знали только две его юношеские подруги. Причём, каждая, знала только один из терминов.
— Любите женщин по утрам. — Вместо пароля ответил истощавший Сергей Ростовцев одетый, как биоробот.
— Тогда спешить не надо…
Они расхохотались.
— Так, как тебе удалось выжить?
— А откуда ты знаешь, что я не должен был выжить?
— Я твой дубль, скопированный на Огысе, и видел фильм, где ты погиб.
— Я погиб? Но сейчас же не 2018 год по земному календарю?
— Нет. Пока не 2018.
— Я думал, что погибну. Уж очень не хотелось назад в медузу.
— Ты выжил один? А остальные?
— И остальные выжили.
— Но как? Я же видел, как вы взорвались!
— Ты не поверишь, но я тоже это видел. Но давай об этом потом. Как ты здесь оказался? Ты думал, что мы погибли, значит, мы напрасно ждали эти пару… или сколько там лет, что нас будут искать?
— Никому и в голову не приходило, что вы живы.
— Да уж. Так как ты здесь оказался.
— Вообще, мы попали именно сюда случайно…
— Мы? Значит остальные копии тоже с тобой?
— Не все. Только я и Яна. Но зато в учетверённом варианте.
Сергей рассмеялся.
— Вы что, решили заполнить собой всю Вселенную?
— Это моя Яна, уже предполагала.
— А где остальные? Погибли?
— Нет. Но это длинная история. Надеюсь, мы об этом ещё поговорим, а сейчас веди меня к Валерке. Я очень по нему соскучился.
— А не мог ли бы ты, пригласить сюда свою Яну?
— Не доверяешь? Ладно. — Зёга одел шлем. Ало. Айри? Найди меня, но только быстро.
— Что-то случилось? — спросила Айри.
— Ничего плохого. Но посмотри кто передо мной. Но никому не говори. Поручи информацию роботам.
— Уже лечу.
Зёга снял шлем, оставив его в таком положении, чтобы Айри могла всё видеть и слышать.
— Кто такая Айри? — Спросил Сергей.
— Айри, это Яна. А ещё есть Виолетта, Лана и Джен. И всё это Яна. А ещё у нас есть куча детишек.
— Вы не опасаетесь медуз?
— Мать-медузу мы прикончили. Остальных постепенно добиваем.
— А я то, думаю, почему мне за все последние дни удалось только трёх выловить.
— А зачем ты их ловишь.
— А что святым духом питаться?
— Вы едите медуз?
— Не всех. Только корнеротов. Но не только медуз. Эти биокрасавцы следят, чтобы живность оставалась только в море. Тут много иглокожих и моллюсков. Есть что-то наподобие морской капусты. Море кормит. Но в основном это моллюски, медузы и трепанги. Тут есть очень большие моллюски. Они чуть менее вкусные, чем их молодёжь, но зато надолго хватает.
— А что значит большие?
— Есть с прямой раковиной, до метра длинной. Но они поглубже. Есть с закрученной. Есть, как устрица или мидия. Закрученные, до шестидесяти сантиметров в ширину. Есть круглые, четырёх — створчатые. Створки открываются как цветок. Они до сорока сантиметров. У нас из них вся посуда.
— А что, шпалой нормально пользоваться так и не научились?

Тут к ним подлетела Яна и сразу расцеловала Сергея.
— Думаю, мой муж не будет ревновать.
— Будет, будет.
— Нет у нас шпалы. — Продолжил Сергей. — Но пусть об этом Яна рассказывает. Теперь пойдём.
— Видишь, Сказала Зёге Айри — чтобы войти в доверие к человеку нужно его расцеловать.
— Не думаю, что так я бы вошёл к нему в доверие. — рассмеялся Зёга, уже предвкушающий встречу с Валеркой.

Сергей вёл их вглубь развалин подальше от моря. То место, куда он привёл его и Айри, было тремя целыми стенами, половиной стены и потолком. Это был небольшой зал.
На чистом мраморном полу, у стен, лежали четыре широких тюфяка, сплетенные из высохших водорослей. На тюфяках были искусно сплетенные из тех же водорослей, покрывала и подушки. Один стол, сложенный из обломков стен, стоял у стены, а один прямо посередине зала.
На тюфяках, одетые в одежду биороботов спали три человека
— Подъём господа! У нас нежданные гости.
Первым вскочил Володя. Он посмотрел ошалелым взглядом на двух Сергеев и Яну и четырёх вошедших с ними роботов, явно не биологического производства.
Он не успел выдавить из себя какие-то звуки, потому что следом за ним поднялись Валерка и Яна.
Зёга видя ошарашенные лица проснувшихся, не знал к кому бросаться обниматься первым, к Яне или к Валерке.
Рядом была Айри и бросься он целоваться с Яной, она могла бы это как-то не так понять или даже расстроиться. Хотя с Сергеем она целовалась без зазрения совести, хотя и назвала его, Зёгу, мужем.
Броситься обниматься к Валерке…? Это был тот Валерка, с которым он работал, с которым ездил в экспедиции с девочками, с которым вместе он трахал Яну…. Нет. Это всё делал Сергей, стоящий с ним рядом. А того Валерки с которым он вместе отбивался от ракоскорпионов, строил пирамиду Хеопса и серебряный контур, того Валерки который создавал новый темпотранслятор… рядом не было. Да и с этой, вставшей в лохмотьях женщиной, с лицом Айри, у него ничего не было. Это ложная память.
Поэтому он просто сказал:
— Привет! Поздно спите. День на дворе.
— Привет. — Первой отреагировала Яна. — Вы кто?
— Я это ты. — Ответила Айри. — Но это разговор со множеством вопросов. Но коротко. Когда вы погибли… вернее все думали что вы погибли, создали нас. Точнее даже не нас, а ваши дубли. Когда и они погибли, создали их, то есть и ваши дубли. Когда и они погибли, создали нас, как ваши и их дубли. Мы смотрели фильм, как вы погибли, и Сергей обещал нам рассказать, что мы пропустили, раз вы живые.
— А чем ты докажешь, что ты это я?
— Джессика или Джен. Достаточно.
— Пока хватит.
— Так как вы остались живы?
— Я что-то не так сделала. Видимо нас, на секунду или две, отбросило в прошлое. Шпала взорвалась без нас. Мы видели этот взрыв, уже барахтаясь в море недалеко от этого города.
Зёга в это время этого объяснения пожал руки Валерке и Володе и сказал:
— Ребята, вы тут за пару с половиной лет, немного намучились. Давайте пригласим вас к нам. У нас нормальная еда и сносные удобства и всего пятнадцать минут лёта.
— А медузы?
— Медуза. Кубомедуза. С ней покончено, по крайней мере на этой планете. Мы в предвкушении очередного нападения, но возможно, в ближайшее время, медузам будет не до нас. Но давайте об этом потом. За стаканчиком напитка ненулевой крепости с кусочком настоящего, красного, а не мраморного мяса.
— Ты сказал полетим? — спросил Валерка. — Можно на ты?
— Мы с тобой не только на брудершафт пили — Хихикнул Зёга, забывшись, что он всего лишь дубль. — Айри, мы полетим?
— Ну я, на всякий случай, заказала кабриолет.
— Мы полетим в открытой машине. Но в дальнейшем у вас будут такие же, как у нас костюмы и в них вы просто сможете летать.
— Ничего себе!
— Это ещё что, Хлызов. Твой дубль собрал темпотранслятор и перемахнул пару сотен световых лет. Но об этом потом…, За чашечкой кизиловки.

И тут Зёга заметил то, что рассматривала Айри. А рассматривала она посуду, стоящую на столе у стены, и висящую над ним.
Посуда была великолепна. Зёге стало ясно, что это производство Валерки. Перед ними были тщательнейшим образом обработанные изделия из перламутровых и изумительных розовых раковин.
Были даже ножи. А поскольку Валерка и Володя, в отличии от Серёги были побриты, видимо ножи были очень острыми.
Зеза взял в руки один нож. Ручка была из длинной улитки, а сам нож, из перламутровой раковины. Нож, казалось, светился.
— И кто же такую красоту создал? — Спросила Яна.
— Ну, создала природа, а обработал я. — сказал стоящий чуть позади них Сергей. — К обработке пищи, Валерка и Володя меня не допускали.

Глава 15. Гости?

— Привет! — В шлеме Зёга услышал голос Эрика. — Спасибо за приглашение, но лучше вези их в Столицу.
— Но я нашёл их на своей территории.
— Зёга! Они тебе не древняя монета или кувшин. Они это мы. Точнее мы это они. Я знаю всё, что ты хочешь сказать. Но теперь представь, что их нашёл я. Ведь я это ты?
— Представил.
— И что?
— Ты прав. Но до столицы несколько часов лёту, а ко мне четыре минуты.. Я их на часик завезу к себе, переодену в нормальную одежду, дам принять душ, бассейн на скорую. И дам какой-нибудь кусок мяса. Я обещал. Они же медузами питались. А потом в Столицу. А ты бы как поступил?
— Ладно.
— А вы пока, приготовьте в Столице баньку и прочее.
— Об этом не беспокойся. Значит, в шесть вечера мы все вас ждём.
— Хорошо.
— И не выключай шлем. Нам интересно всё, что они расскажут.
—Замётано.

Зёга понимал, что эту беседу слушали все. Эрик говорил и от имени остальных. И всё-таки он Зёгу раздражал. Он говорил всё правильно. Зёга и сам бы это говорил.
Но слишком они были пока похожи. Со временем, когда они станут разными людьми, будет конечно полегче. А пока нужно выбросить раздражение. Просто он был долгое время единственным ребёнком в семье, а тут взрослый близнец.
С Зёней было проще.

Кабриолет летел над океаном. Гости не без напряжения смотрели сверху на простирающуюся гладь.
Зёге была ясна причина. Но сколько времени этот страх перед медузами, который всё это время жил в каждом их движении, будет ещё их мучить, неизвестно.
Но когда они приземлились на плато, перед большой крепостью, закрытой со всех сторон, напряжение спало.
— Так, друзья! — сказал Зёга, когда они вошли в ограждённый сектор — К моему глубокому сожалению, остальные члены нашей компании, хотят видеть вас лично. А потому у нас час времени, после чего мы отправимся в столицу. Поэтому предлагаю, если не будет особых возражений, прямо сейчас, двадцать минут, на водные процедуры, двадцать минут на знакомство с костюмом, как тот который на нас…
— То есть, нашего тела тоже не будет видно?
Зёга удивился. Он то привык к тому, что линии тела одетого в костюм совершенно размыты. Он давно уже не обращал на это внимание. Для него это было просто данностью.
— Зато, вы сможете летать и без этого кабриолета — Зёга приподнялся на метр над поверхностью и сделав кувырок, завис. — У костюма есть и многие другие преимущества. Но с ними вы познакомитесь потом. А не обычность того, как вы его видите, связанна с тем, что это не просто материя, а силовое поле.
— Класс! — Сказал Валерка.
— … И последние двадцать минут нашего нахождения тут, лёгкий завтрак. А потом, захотите в кабриолете, захотите просто в костюмах, полетим в столицу. В шесть вечера, по земному времени, будем там.
— А сколько сейчас?
— Сейчас восемь утра. Тут день длиннее. Но по пути, мы конечно, что-нибудь перекусим. — Зёга подумал, что весьма удобный случай познакомить гостей с питательными капсулами.
— Прошу прощения. — Сказала Яна. — а туалет.
— В костюмах вы будете нагишом. Все естественные оправления он немедленно растворит и переработает. Но это мы забегаем вперёд. Перед вами парилка, душ и бассейн. Ваша одежда будет тщательно выстирана и выглажена роботами, и как я предполагаю отправиться в музей.
— Если вам нужны купальные костюмы для бассейна… — Айри посмотрела на Яну — они висят в предбаннике к парилке.

Через час, вымытые и одетые в костюмы гости, дожёвывающие великолепные сандвичи, из вяленого игуанодона, с салатом папоротника, стояли перед кабриолетом.
— Теперь я Вам покажу фокус покус. Я беру управление вашими костюмами на себя. — Сказал Зёга и приподнял всех на метр над почвой. — В принципе, мы можем выбраться и в космическое пространство. Но пока у нас этой цели нет, а потому, и он посадил компанию в уже весящий над землёй кабриолет.
Он почувствовал, что все опять напряглись.
— Мой муж, удивительно «тактичен». Но вы не беспокойтесь, никаких фокус — покусов, я ему больше не дам над вами проделать. Но хочу, чтобы вы знали. Всё, что он может и будет проделывать потом, проделывали и с нами, пока мы сами не научились разбираться с костюмами, точнее не привыкли к ним. Управление ими довольно простое — вы думаете, они делают. Но пока, полетели.

Во время полёта то Зёга, то Айри подробно рассказывали о своих приключениях и о приключениях тех дублей, о которых у них была информация. Сознательно ни о чём не спрашивали своих гостей, об их приключениях.
Тем, кто был в столице то, что сейчас они рассказывали, было известно и незачем было тратить общее время на этот рассказ. Кроме того, там бы каждый старался вставить своё слово. Пусть лучше потом дополнят их рассказ.
Одновременно, по ходу этого рассказа, объясняли особенности своей экипировки, в рамках возможного учили пользоваться кольцами, заменяющими шпалу. И даже сделали десятиминутную остановку, чтобы гости попробовали полученную информацию в деле. Они взлетали, приземлялись, пытались делать кольцами различные предметы.
Тренировки этого не прекращались и в летящем кабриолете. И сколько ложек, мячей и горшков, было уронено в океан, ни кто не считал. В конце концов, в низу не было никого, кому это могло свалиться на голову.
Зёга и Айри, рассказывали и рассказывали, а те кому они всё это рассказывали, задавали вопросы.
Валерку очень заинтересовали биороботы. Но заинтересовали они и Володю.
Они достаточное время прожили вместе с ними, но условия были таковы, что заняться ими в серьёз было невозможно.
Компания с грустью осознала, что возвращение на Землю не возможно, но приняла это спокойно. Они уже были к этому готовы.

— А как ты собираешься раскурочить биоробота, он же БИО? — Спросил Зёга Валерку.
— Раз там есть батарейка, солнечная и кадмиевая, значит кроме БИО, там должен быть какой —то механизм.
— Кроме того ткани. — Добавил Володя — Ведь не могут обычные биологические ткани выдерживать груз тысячелетий. Возможно и больше. Никто же точно не знает, сколько лет этой погибшей цивилизации. Эл не говорил. А создать такую штуку как биоробот, это не те, покрытые синтетиком железяки, которые использует очень развитая цивилизация Огыса.
Разговор продолжался. Делались различные предположения, но Зёга, между тем, понял несколько вещей.
Во-первых, оставшись без Валерки, ему пришлось справляться с теми задачами, о которых он раньше не думал. Поэтому он сидел и рассуждал, вместе с Валеркой и Володей о путях решения задачи, о которой он и раньше думал. А вот настоящий Сергей, присутствовал в беседе как слушатель, хотя всё время казалось, что он вот-вот возьмёт и огорошит технарей, какой-нибудь сумасшедшей идеей.
Во-вторых, Зёга увидел, что Володя наконец открылся. Это был уже совсем другой, а не истеричный мужик. Даже его поступок на Эгерба, несмотря на весь героизм, был похож на истерику. Видимо и с ним, годы партизанского существования сделали своё дело.
Но в ходе разговора, Зёга также отметил, что напряжение спало и с ним уже разговаривают, как со своим, а не так как в начале — чужаком, пришедшим из другого мира.
Они сделали ещё одну остановку и Зёга показал, как всё это оборудование работает под водой.
Подводное плавание компании очень понравилось и наружу были вытащены огромные моллюски, три громадных морских ежа, куча разных водорослей и трепанги.
— Это конечно не мясо, но надо же и нам вас чем-нибудь угостить — Сказал Серёга.
— Серёга у нас главный охотник. Но медуз мы ему готовить не позваляли. А это было основной нашей пищей. Ракушек и прочих моллюсков, на доступных глубинах там, где мы жили, мы почти истребили. А у Серёги неплохое ночное зрение…
Зёга усмехнулся
— Я знаю. — Значит, с Серёгой его напрочь разделили. Разные люди.
— … и он отходил от этого места на порядочные расстояния.

Единственным человеком, который внимательно слушал, но никак не вмешивался в их беседу, была Яна.
«Может она была общей любовницей? Хотя как иначе? И поэтому ей не совсем удобно выступать, после того как Айри подчеркнула, что Зёга её муж? Не знаю. Но это неплохо бы понять» — Думал Зёга

В столицу прилетели единой командой.
Несмотря на изменения произошедшие с Зёгой, Валерка снова был во главе.
В столице всем было интересно и радостно. Пока Валерка и Яна излагали то, как они жили на этой планете всё это время, Серёга разделал пойманные морепродукты. Володя, попросив кухонную утварь вместо оставленной в руинах старого города, начал приготовление этих морских изысков.
Зега и Эрик, быстро изготовили достаточное количество разнообразных кастрюль и сковородок, а Джен и Айри, совместными усилиями сделали очаг.
Поскольку всё это происходило в достаточно большой комнате, рассказ Валерки и Яны прерывался редкими замечаниями Серёги, никому не было грустно.
Через полтора часа после прибытия сели за большой круглый стол пировать.
Собственно, в рассказанном Яной и Валеркой, ничего нового уже не было. После того, как их выбросило в море, видимо сместив во времени, и они остались без шпалы, они стали обживать планету в старом, почти разрушенном городе.
Растений, которых они боялись, не было.
Серёга, в наибольшей степени, походивший на биоробота, ходил по берегу, и даже иногда, вдалеке от их убежища, рисковавший нырять, приносил живность и водоросли, которые потом, ночью, готовились Валеркой и Володей. Яна наблюдала за происходящим как дозор, а Валерка с Володей стаскивали камни, сушили и связывали водоросли на постели и вообще занимались бытом.
Когда было скучно, устраивали групповой секс.
Причём, сообщила об этом Яна, без всякого смущения. Ну а чем ещё радовать себя трём мужикам и женщине, прячущимся от медуз? Никто ни к кому не ревновал, ни кто никому не завидовал и так они и дожили до того дня, когда Зёга встретил добывающего пропитание Серёгу.
Пируя, все наелись и охмелели. Хорошо охмелели. Когда Айри решила, что пора спать, она увела Зёгу в предназначенную им комнату.
— О Яне, даже не думай! Понял?
— Зачем мне думать о другой Яне, когда моя Яна со мной? Тебе скоро будет можно?
— Когда будет можно, скажу. А пока смотри. Если что, просто убью. Скажу, что стрела выскользнула.
— И с кем ты останешься?
— Уведу у Яны Серёгу.
— Убью!
— Ты тогда уже не сможешь, любимый мой. Поэтому, веди себя прилично и тогда можешь быть уверен, что я только твоя.
— Ладно. — Сказал Зёга и они, обнявшись уснули.

Глава 16. Гражданин начальник.

— Господа дубли! — Валерка разбудил всех через восемь часов, после того как все пошли спать и пригласил их в общий зал. Потом он попросил роботов поставить перед каждым чашку какого-то напитка из сушеных водорослей, утверждая, что это для того чтобы проснуться, и начал речь.
— У меня такое впечатление, что вы готовитесь к самоубийству.
Все молча смотрели на Валерку, ожидая, что он объяснит сказанное.
— Как вы думаете, цивилизация медуз не заметит того, что одна из планет перестала быть их планетой? Вы рассказали мне, что медузы обладают оружием, которое может даже уничтожить планету. Убив медузу мать, вы справились с местной системой управления и координацией действий. А когда такая система будет на прилетевших кораблях цивилизации медуз и не будет никакого элемента неожиданности? Гордо помрёте?
— Ну мы приняли меры для того чтобы нас не застали врасплох — сказал Эрик.
— Ну не застали вас врасплох. Зачем вам это нужно? Чтобы успеть помолиться перед смертью?
Валерка сделал паузу, но никто не отвечал.
Вместо того, чтобы объединить усилие и каждый день что-то придумывать, вы разделили планету на княжества и будете делать ставки, какое из княжеств уничтожат первым.
— Но мы же не знаем, сколько времени потребуется медузам. Может сто лет. Мы одинаковые пока и коллективный разум вряд ли возможен. Мы одинаковые. И нам вместе очень неуютно. А вот когда мы станем немного разными, тогда ты прав — сказал Зёга.
— Я думаю, вы заблуждаетесь. Вы уже разные. И даже если попытаетесь остаться одинаковыми, у вас это не получиться. И почему ты считаешь, что на расстоянии эта разность будет увеличиваться быстрее? Я не буду утверждать что, как раз наоборот. Но ты — вы любите спорить, а значит, каждый будет защищать точку зрения противоположною высказанной. Важно ведь не то, отличаетесь ли вы наличием бороды, а тем, что у вас в головах.
Поэтому я предлагаю центральное управление, чтобы один не повторял то, что делает другой, но в своём княжестве, а каждый работал в какой-то своей области. Кто-то должен заняться мирными делами, кто-то военными. Например, мы, с Володей, собираемся заняться биороботами. Тут Серёга, высказал гипотезу, что здесь, на этой планете, была цивилизация гуманоидов намного превосходящая цивилизацию Огыса. Нужно попробовать вытащить знания, которые возможно кто-то из них сохранил.
Если вы согласитесь, я распределю задания для вас. Так ни кто не будет чувствовать себя второсортным или обиженным. Согласны?
— Не возражаю. — Сказал Зёня
— Не возражаю — сказала Виолетта.
— Ладно — сказал Эрик.
— А возражающие есть?
— Перед тем, как давать задания, гражданин начальник, побеседуй с каждым в отдельности. Выясни, что именно этот дубль считает более важным и чем бы хотел заняться. — Сказала Айри. — И решай только после этого. Думаю, так, по моему мнению, будет продуктивнее.
— Да. — Согласился Зёга. — предполагаю, что намеченный отпуск, мне придётся отложить.
— В следующей жизни отдохнёшь. — рассмеялся Валерка. — Теперь, господа дубли. Я, как вы знаете, умею руководить, но мне кажется, я ещё не в курсе всех ваших возможностей. Поэтому давайте, каждый не только сообщит, чем бы он хотел заниматься, но и полный список задач, которыми, по его мнению, кроме него должны заняться другие. То, как серьёзно вы отнесётесь к этой задаче, тоже будет влиять на моё решение. Нас всего двенадцать человек, кроме детей, и если мы хотим стать хозяевами на этой планете, некоторое время отдыхать не придётся. Договорились?

В это время, с веранды в зал, протиснувшись через двери зашли обе, двух с половиной метровые Мурки. Одна из мурок затрусила к месту, где сидела Яна.
Гости онемели и затаили дыхание, а Мурка подошла к Яне и ткнулась носом в её колено.
Яна смотрела на неё выпучив глаза и казалось не дышала.
Для дублей картина оказалась смешной. Не будь присоединившейся к ним компании, на Мурок внимания никто бы не обратил.
— Почеши ей за гребнем — Сказал Зёга Яне. — Смелее. Она не кусается. Её зовут Мурка.
После этих слов, Яна икнула, несмело протянула руку и почесала Мурку.
— При — вет жив — от — ное! — Сказала Мурка скрипучим голосом и все расхохотались.
Яна продолжала чесать, а Мурка закрыла глаза и ещё ниже опустила голову.

— А какой сегодня день — Спросил Серёга.
— В каком смысле — Спросил Эрик.
— Ну, там суббота, воскресенье…?
— Я не думаю, что это возможно узнать. Мы попали сюда через три портала, вы через один, но вас не догадались оснастить шлемами. Но даже если бы оснастили…
— Так может, объявим воскресенье?
— Мне очень хочеться посмотреть но Зёнины аквариумы. Ну и просто покупаться и по валяться на солнце, без страха что сожрут.

— Ладно. — Согласился Валерка — Вводим декларативные 24 часовые сутки и сегодня воскресенье… Сколько там по местному после рассвета?
— Шесть часов после полуночи.
Прекрасно. До тридцати часов по местному времени, объявляю выходной. Заодно и обдумаете мероприятия. И накупаться успеете и выспитесь.

Всё было прекрасно, но выспаться Зёга успел раньше, а потому и пришел к Валерке первым.
— Ничего, если я поговорю с тобой сейчас — спросил он
— Есть идеи?
— И много.
— Ну давай.
— Поскольку в твоё отсутствие, более менее руководил я, у меня есть определённые задумки в этом отношении. Но непонятно почему возникшая напряжённость с Эриком, это тормознуло. Эрик мой самый поздний дубль. Так что, хорошо, что ты появился. Дублей у тебя нет и…
— И ты хочешь продолжить руководство, через меня?
— Только в том смысле, что обычно. Ты же знаешь, я не большой любитель брать ответственность на себя. Просто приходилось.
— Ладно. Так в чём идеи.
— Идеями это назвать трудно, но был план. Я собирался заняться роботами и планетой. К роботам я не знал, как приступить, но найти этот путь в планах было. А планетой, нужно выяснить, какой у неё возраст. Какой возраст исчезнувшей цивилизации. Создать геологическую и природную карту, высот, глубин, почв, полезных ископаемых. Надеяться только на шпалы, опасно, тем более что принцип их работы и энергии мне не известен. А значит нужно иметь полную информацию, для развития обычным путём. Эрик, по моему разумению, должен был заниматься подготовкой к возможной атаки медуз.
Зёня, должен был заниматься животноводством и нашей любимой ихтиологией, а Язон растениями. Большая часть растений умирает. Мы привезли много почвы, и семян. Но почвы здесь хватает. Но организовать это сельское хозяйство нужно. Да, и тут не нужно что-то делать самому. Есть много роботов…наших роботов. Нужно держать в голове все проблемы. Тут, я надеюсь они с Зёней со стыкуются. Поскольку нужны растения, чтобы кормить привезенных нами животных.
А женщины должны были заниматься детьми и детопроизводством. Это я о том, что нужно оплодотворять следить за здоровьем женщин оставшихся после медуз. Они не видят, не слышат. Но их нужно кормить, поить, делать с ними зарядку, следить за менструальными циклами, делать искусственное оплодотворение, принимать роды и воспитывать будущее население планеты. Ну и за нашими детьми нужно приглядывать. Тут работы, завались. Живых людей полностью скидывать на роботов нельзя.
— Нормально. Даже без особых фантазий. Ты таки изменился.
— Пришлось. Того кто будет ремонтировать поломанные краны, рядом не было.
— Ладно. Я хотел начать раздавать поручения после того, как выслушаю всех, но одна твоя иде6я мне кажется настолько важной, что я поручу её тебе сразу, и ещё придам в помощь Серёгу. Вы же совсем разные? Значит планета. Нужно создать карту всех её сооружений. Нужно найти, все эти сооружения и исследовать их, подключая меня к самому интересному. А также, конечно, создать природную карту планеты. Причём, подробную. Обратить внимание на перемены климата. Справишься?
— А куда деваться?
— Тогда Серёга в твоём распоряжении. Ты старший. Работайте.

— Привет! Валерка назначил нам работать в паре.
— Обследовать старые города?
— Не только. Всю планету. А почему ты заговорил о старых городах?
— Так я давно мечтал до них добраться. А мечтаю я часто вслух.
— Ну что ж, нет ничего удивительного в том, что наши мысли сходятся.
— Не всегда они сходятся.
— Это тоже понятно. Давай составим план работы.
— Хорошо. Но разреши мне бестактный личный вопрос.
Зёга не представлял, что бестактного хотелось узнать тому, чьим дублем он был.
— Ну, задавай.
— Ты не ревнуешь Яну?
— Мою жену зовут Айри. Яна… она была до того, как тебя в меня продублировали. А сегодняшняя Яна совсем другой человек.
— Я имею ввиду Виолетту, Джен и Лану. Яна она и есть Яна. И как я заметил, Джен и Айри, вообще ничем не отличаются. Они на один звук синхронно поворачиваются.
— Но Джен жена моего второго я.
— Ну и что?
Тут Зёга вспомнил, как Айри ревновала его к Лане.
— Возможно, я начну ревновать, когда Эйрик изменится. И вообще мне странно что ты об этом спрашиваешь. Ты что, не помнишь, что ревность это женская выдумка?
— Да. Я тоже несколько изменился.
— Ты ревнуешь к Валерке?
— А то.
— Она его предпочитает?
— Яна предпочитает всех. Но мне бы хотелось, чтобы она предпочитала меня. Так что тебе сильно повезло.
— Наверное.
— Но давай вернёмся к плану действий.
— Давай.
— Что первое?
— Первое запускаем роботов на детальную картографию. Ну, скажем масштаб десять метров. Пусть летают.
— Но города, я думаю, стоит осматривать лично.
— Да. А ещё зафиксировать какие сухопутные растения не являлись порождениями медуз.
— Одно я знаю.
— Какое?
— Вереск. Но он здесь только в горах.
— Вереск без пчёл?
— Почему без пчёл?
— А как же биороботы?
— Ульи в маленьких углублениях отвесных скал. Туда человеку не подобраться.
— Ну, можно полететь? Но я не о пчелином мёде.
— Да я знаю, нашу идею вересковый мёд пиктов.
— Ну, так нужно попробовать. Но там, в горах, есть ещё растения?
— Да и много. И похоже, даже козы сохранились. Самих коз я не видел, но видел из помёт.
— Слушай! Давай дадим задания роботам на картографию, и мигом туда. Наши Яны прелестны и замечательны. Но молочными мамами их не назовёшь. Приходиться кормить малышей, чем ни попадя. Козы не женщины, но…
— Но это было в горах, которые возле города, где мы обитали. Туда не пять минут лёту, как я понял.
— Возьмём пять — шесть роботов, чего-нибудь перекусить в дорогу. А в нашем доме есть, что перекусить.
— Из девочек кого возьмём?
— Да я думаю, Айри полетит. Ей же сюда всё равно малышей перевезти нужно. Может ещё кого захватим.

Через пятнадцать минут Зёга изложил идею найти коз Валерке и захватив Айри и Лану, они вылетели к горам о которых говорил Серёга.
Решили сделать небольшой крюк к горам, которые были по пути.
Вылетели на двух больших кабриолетах.
Было темно и сияли огромные красивые звёзды. Было ещё два объекта, поменьше земной Луны. Но луны ли это или близкие самостоятельные планеты, предстояло выяснить.
Зёга и Айри сидели в одном из кабриолетов, с четырьмя роботами, которые сидели на корме и отгороженные барьером и управляли полётом, а Лана с Серёгой, следовали сзади.
Зёга отключил свой шлем и попросил сделать это Айри.
— Прямо тут? В полёте под звёздами? — Спросила она.
— Я так соскучился.
— Может на натуральную ягу насмотрелся и ложная память всплыла?
— Не ревнуй. У меня только одна Яна. Это ты. Как-то незаметно, мы стали настоящей семьёй и мне больше никто не нужен. Только ты.
— Ты тоже изменился. Я бы предпочла тебя всем другим, какими бы замечательными они небыли.
Айри на сбросила костюм и под ним ничего не оказалось.

Глава 17. Козы.

— Я не большой спец в козоводстве, может, кто знает, где ночуют горные козлы? — Обратился Зёга по шлему ко всей компании. Но ощущение было, как будто спрашивает у себя самого… хотя Валерка и Володя разбавляли ситуацию.
— Я тоже небольшой спец по козлам, но думаю искать их нужно на плоских выступах — Неожиданно отозвался Зёня — В пещеру они вряд ли пойдут. Так что, не забудь сеть. Козлы бегают по горам так, что ночь, когда они спят единственное время для их поимки.
«Ну вот», — подумал Зёга — «оказывается не сам с собой».
Конечно, когда они разделились с Зёней, они читали и смотрели по шлему, совершенно разные материалы. А значит и образование у них, уже было разное. Это Зёга оценил, как очень положительный момент. «Одна голова хорошо, а две смешнее».

Часа полтора кружили возле гор, пока, почти у вершины одной из гор, инфракрасное излучение не показало семь светящихся точек.
Семью козлов обнаружили на выступе в метр на два.
Один большой козёл, видимо отец семейства, спал стоя, три козы лежали на небольшом выступе, поджав под себя ноги, а между ними спали три разного размера козленка.
Липкая сеть не оставила никому из семейства шансов на спасение. Роботы переместили коз с крепко связанными ногами в кабриолеты, и все полетели дальше.
Потом нашли ещё две семьи. Их тоже забрали.
После такого развития событий, решили оставить трёх роботов набрать на первое время корма для коз и кабриолет Ланы и Серёги, вместе с козами отправился в столицу, а Зёга и Айри, полетели в своё поместье забрать детей.

Когда они вернулись в столицу, козий загон уже был полностью оборудован. Для коз началась новая жизнь. Еду и воду искать было не надо. Посреди вольера, куда их поместили, роботы воздвигли из камней двадцатиметровую гору, с такими же выступами, как тот, с которого сняли первое семейство. Козы могли лазить по этой горе, не меняя своих привычек. Но дважды в сутки, роботы пленяли коз, у которых были козлята и молоко. Яна с Ланной доили их так, чтобы и их козлятам осталось.

Кроме этого им сообщили, как Валерка распределил работы.
Зёга, Айрис, Лана и Серёга отправлялись на исследование планеты. Первое, что им нужно было определить, это почвы, растительный и животный мир. Когда эта работа будет сделана, исследованием продолжат заниматься только Зёга и Серёга. Лана и Айрис, направляются к Зёне, который немедленно начинает заниматься животным миром. Сам Валерка, с Володей и Эриком и Джен, неделю занимаются проверкой безопасности и поиском дополнительных возможностей. Им ещё желательно хорошо изучить ближайший космос. Ну, там рассчитать орбиты планет и возможность ближайших, каких либо, астрономических событий. После этого, этот вопрос остаётся в Исключительном ведении Эрика, Джен контролирует работу роботов с женщинами сотрудничавшими с медузами, а Валерка и Володя, начинают заниматься биороботами.
Язон и Виолетта сразу преступают к работам по озеленению планеты.

— Есть разговор. Это по поводу распределения работ.
— Что-то не так?
— Понимаешь… — Зёга выловил Валерку одного и говорил с ним без свидетелей. — Нам не нужно столько площадей под растения. Для того чтобы началась работа с растениями достаточно некоторой площади. Остальную площадь нужно исследовать полностью, иначе это двойная работа. А при повторном проходе территории, что-то может ускользнуть от внимания, даже если это внимание робота.
— С козами вы хорошо придумали. Но с некоторой площадью… Она ограничит действия…
— Не ограничит, потому, что мы же будем исследовать территорию и эта исследованная площадь, которую можно использовать под растения, будет всё время расти. Просто чуть медленнее.
— Наверное, это правильно. Ты очень изменился. Ты никогда не командовал и всегда был согласен с моим выбором решений.
— Мне долго пришлось жить без тебя. Твой двойник страшно хотел к Наташкам. Я даже не мог решиться предложить ему дублирование. Пришлось брать его функции на себя и учиться отвечать за решения.
— Да. Я тоже очень хотел к Наташкам. Но реальность берёт своё.
— И ещё одно. Это пока не обсуждалось. У нас имеется два материка. Один материк, мне кажется, нужно превратить в обитель цветковых растений, а второй оставить за голосеменными. Иначе все наши динозавры, перемрут.
— Это кажется логичным. Ну ладно. Считай, что твои изменения в плане, я утвердил. Что-то ещё?
— Пора давать название континентам. Объяви конкурс, а потом закрытое голосование.
— Тоже принято.

Зёга вышел от Валерки решив всё, что он хотел решить, но всё же, неудовлетворённым. Он привык, что в последнее время за всё, во-первых, отвечает он. Теперь за всё опять отвечал Валерка. «Ну и пусть» — думал Зёга. — «Баба з возу…».
Зёга решил сосредоточиться на изучении планеты. Он сделал себе огромный бункер в ближайшей горе и поставил там, созданный роботами большой экран.
На экране в режиме прямого просмотра, с возможностью повторения, была картинка того, что видели роботы. Вентиляция в бункере была прекрасной, и смотреть на экран было удобно лёжа. Зёга предпочитал лежать.
Было восемь групп роботов. В каждой группе было восемь роботов, фиксировавших исследования. Особое внимание на вулканические породы, содержащие радиоактивные элементы. Периоды полураспада должны были дать возраст извержения.
Первое что хотел знать Зёга, это возраст планеты. А он был велик. Потому, что уже было найдено, планета была старше пятисот миллиардов лет. Зёга никогда не занимался изучением звёзд, но представить себе звезду, горящую такой срок, было тяжело. Как же она горела?
А может планета поменяла несколько звёзд? Ну, например, столкнулись две галактики и планету «украла» другая солнечная система.
Нужен был астроном. Но главное Зёге было понятно. Они встретились с очень древней цивилизацией.
Зёга решил никому ничего не говорить. Раз его дубли и Валерка не озаботились этой проблемой и тем более не посчитали её главной, так тому и быть.

Так прошла неделя.
Иногда, в бункер к Зёге заглядывала Айри.
— Филонишь?
— Ну что ты. Наблюдаю за действиями роботов 42 часа в сутки. Иногда корректирую.
— И каковы результаты?
— Скоро будет полная карта всех остатков городов разрушенной цивилизации. А как у вас? Как назвали материки?
— У вас?
— Ну у нас.
— А почему ты не принял участия в голосовании? Валерка сказал, что это твоя идея.
— А мне пофиг. Но мне не пофиг, что Валерка, как бы, не рассматривает то, что мы семья.
— Мы семья, не зависимо от того, рассматривает ли это Валерка или нет. И вообще, работа работой, а в нерабочее время, я переселюсь к тебе в бункер.
— А дети?
— Неужели мы не сможем создать им здесь достойные условия? А днём будут отправляться в общие ясли.
— Я за. Но как всё-таки назвали материки?
— Муркин и Козий.

Глава 18. Новые задачи.

— Что за ответ? — Спросил Ямуко.
— Видимо этот портал рассылает тех, кто в него входит, на разные планеты пригодные для медуз и гуманоидов.
— Почему вы считаете, что именно на эти планеты?
— Все известные нам случаи прохода через порталы, именно к этому вели.
— Порталы древняя и неизвестная нам технология. Возможно о тех случаях, когда проход через портал заканчивался в неприемлемые условия существования, мы просто не знаем.
— Поскольку порталы, по крайней мере, некоторые из них, носят такой характер, я думаю, что древняя цивилизация их создавшая, каким-то образом отрегулировала эти возможности.
— Ну а какие действия вытекают из ответа, в который вы верите.
— Прежде чем я сформулирую свой план, мне бы хотелось выяснить некоторые детали у специалистов по темпотрансляторам.
— Это не сложно. — Ямуко нажал пульт и пригласил присоединиться к его трапезе, двух человек, имена которых, в силу произношения Ямуко, Серж так и не разобрал.
— Это два ведущих специалиста в этой области. — Ямуко отдал распоряжение роботам, и через минуту перед ними стояли прозрачные ёмкости с какими-то соками и корзинки с местными фруктами. Видимо это было нечто не особо доступное всем.
— Господин Ямуко, у меня ещё один вопрос к Вам.
— Слушаю.
— Существует ли вообще карта таких планет во Вселенной?
— Существует карта известных нам планет.
— То есть не всех?
Ямуко озадаченно посмотрел на Серша.
— Нам известно около миллиона таких планет в разных временах, но по нашим предположениям это намного меньше одного процента из существующих миров в галактиках в которых мы были. Их же бесконечность?
— Я хотел бы поработать над такой картой, в определённом слое времени. Для этого мне и нужна консультация у специалистов по темпотрансляторам.
— И мне интересно. У представителей молодых рас гуманоидов очень энергичные идеи.

Они цедили сок, пока не пришли двое спецов по темпотрансляторам. Это были совсем уже не молодые Огысцы.

— Желаю блага и покоя! Наш юный друг, — обратился к ним Ямуко — хочет задать несколько вопросов.
— Блага и покоя! — ответили оба пришедших.
— Каков минимальный размер темпотранслятора. — Спросил Серш.
— А сколько человек он должен перемещать?
— А темпотранслятор может работать в автоматическом режиме. Не перемещая людей? Серш вспомнил шлюпку, которую он видел в фильме, когда эскадра медуз напала на космическую станцию.
— Это нужно уточнить. Мы таких не создавали, но никаких принципиальных препятствий нет. Думаю, в полутораметровую длину и шестьдесят сантиметров в диаметре, уложиться можно. А сколько аппаратов тебе нужно?
— Тысяч сто.
— Сколько? Нет, я услышал. Просто это очень тонкая работа и потом проверки на симуляторах. Обычно из десяти созданных, только один выдерживает проверку.
— Понятно. Ну, хотя бы один. Я доберусь до пирамиды и размножу его.
— Погоди — вступил в разговор Ямуко. — Насколько я понимаю, ты хочешь выяснить местонахождение дублей?
— Да. Именно этот временной отрезок я и хочу проверить.
— Значит, тебе придется добраться до пирамиды намного раньше, чем были созданы дубли?
— Думаю да.
— А знаешь ли ты ресурс пирамиды. Возможно, этот артефакт способен на конечное количество дублирований. Тогда, если это количество будет превышено, то ты сам после этого не сможешь быть дублирован. Это парадокс, а такие парадоксы взрывают планеты. А если его энергия велика, то возможен даже взрыв Галактики.
— А если я доберусь позже того, как дубли покинули Землю.
— Это возможно. Но это приблизительно триста лет, если у меня правильная информация. Это можно уточнить.
— Триста лет многовато. А нет ли возможности обойти эту дату?
— Такая возможность есть — заговорил один из спецов по темпотрансляторам. — Но это много не даст. Дело в том, что если сам темпотранслятор движется с ускорением, то это изменяет интервал. Но человек не может выдержать больше двухсот темпометров в секунду, даже в анабиозе, чем бы его не накачать. А исходя из расстояния до вашей планеты, это всего экономия в 40 —45 лет.
— А если полетит не человек, а робот. Мне нужно, чтобы робот с темпотранслятором добрался до этой планеты максимум через год, после того, как её покинули мои дубли. Но лучше раньше.
— Погодите минутку.
Специалист одел на голову нечто напоминающее наушники соединённые с очками и закрыл глаза.
— Нет. Ваша задача не выполнима. Максимум что может выдержать сам темпотранслятор, это ускорение в две тысячи темпометров в секунду. И это даст выигрыш по времени, но он сможет прибыть на планету только через два года реального времени, после того как планету покинули дубли.
—Два года, так два года.
Значит нужен один большой темпотранслятор, который доставит к пирамиде малый темпотранслятор оснащённый необходимыми мне приборами и роботов со специальными инструкциями.
— Да. Молодая раса гуманоидов очень энергична. Может ты знаешь почему? — Спросил Ямуко Серша.
— Гипотеза есть.
— Ну, поделись.
— Клетки вашего организма более долгоживущие. Они идут на очередное деление, только после того как восстановлены все окончания хромосом. Наши клетки, при делении не дожидаются восстановления длины хромосом, от чего длина хромосом от деления к делению уменьшается. Скорость нашего обмена старых клеток совершенно иная. Организм приспосабливается.
— Интересная гипотеза. Надо дать нашим биологам задание её проверить.

— Господа! — Ямуко обратился к спецам по темпотрансляторам. — Я одобряю пожелания Тои2. Надеюсь, темпотрансляторы будут готовы в ближайшее время. Уважаемый Серш! Надеюсь, к завтрашнему вечеру вы сообщите, какими приборами должен быть оснащён беспилотный темпотранслятор.
— Принято.
— Тогда желаю вам всем блага и покоя!

План Серша состоял в следующем: Он хотел каждый день отправлять команду пяти-шести роботов, вместе с мини-темпотранслятором через антарктический портал. Если его гипотеза верна, то каждая команда или каждые две-три команды, будут попадать на новую планету земного типа. Каждая такая команда будет делать общее исследование планеты на наличие медуз, признаки нахождения на этой гуманоидной цивилизации и признаки наличия там его и Янайри дублей. После такого исследования, информация не полученная темпотранслятором автоматически, будет виде послания записана в него и он отправится к ближайшей планете содружества, чтобы информация немедленно была получена Сершем.
Для этого нужно было снабдить темпотранслятор мощным астронавигатором, который сможет определить место его выброски из портала.
Значит, астронавигатор, первое что должно входить в состав темпотранслятора.
Остальное было мелочами:
Сканер, который будет сканировать планету в разных электромагнитных и звуковых диапазонах частот.
Устройство связи со шлемами дублей.
Двигатель для создания ускорения.
Минимальное вооружение, чтобы успеть уйти в случае атаки медуз.
Пожалуй и всё. Главное мощный астронавигатор. Неизвестно в какой части вселенной темпотранслятор может быть выброшен порталом.
Вот, пожалуй и всё.
С этими предложениями он и обратился к специалистам по темпотрансляторам.
— Такой астронавигатор, сам по себе, должен включать хотя бы три небольших телескопа, в разных диапазонах. Каждый из которых по полтора метра как минимум. Вычислительное устройство, около тридцати сантиметров. Нужны фильтры, чтобы телескопами можно было сканировать планету. Ну и чтобы всё это серьёзно ускорить, требуется двигатель, который тоже будет не меньше полутора метров, остальное мелочи.
— А нельзя ли это всё так и сделать модулями, чтобы из них можно было, потом собрать целый аппарат. Максимальный размер модуля два метра шестьдесят на семьдесят. Чтобы роботы сами могли его собрать?
— Можно. А когда это нужно?
— Вчера.
—Ладно. Как будет готово, сообщу, но это примерно от недели до двух.
— Годиться.

Глава 19. Аквариумы?

Прошёл год. Планета преображалась.
На обеих материках появились леса. На Муркином материке уже гуляли подросшие трицератопсы и прочая семья мелких растительноядных динозавров. На козьем материке появились переселенцы с Муркиного материка. И кроме коз это были ежи, сурки, голуби вороны, ящерицы и даже две пары зайцев, которые в неволе, в очень благоприятных условиях, достаточно быстро увеличивали своё поголовье.
В морях появилась рыба. Конечно, её никто не ловил. Ловили различных малюсков, которые были во множестве. Нужно было дать время рыбе занять экологические ниши. Зёня на склоне одной из гор, устроил каскад озёр — аквариумов. Чем ниже находился аквариум, тем более тепловодные рыбы в нем жили.
Зега составил полную карту всех городов прошлой цивилизации на обоих континентах, да и сама интерактивная и очень полная карта была у каждого в шлеме.
Единственной утаённой, Зёгой, информацией был возраст планеты. Но никто о нём и не спрашивал, так что обманывать нужды не было.
Где находилась планета и успела ли медуза передать о нападении, и сколько идти такому сигналу до адресата, если он всё же был запущен, ни кто не знал. Но то, что эскадра медуз не появлялась, всех радовало. Ракоскорпионы небыли желанными гостями. Они построили неплохую систему обороны, но желания её проверить, никто не испытывал.
Единственные, кто совершенно не продвинулся в своей работе, были Валерка и Володя.
Биороботы, спокойно живущие за своей за своей изгородью, оставались полной загадкой.
Они были не враждебны, но никаких команд, которые им давали совершенно не замечали. Тупо ходили по своей территории и искали, что убить, совершенно не расстраиваясь, что ничего не находили.
Разбор нескольких биороботов, привёл только к тому, что они перестали действовать. И всё.
Но Зёгу это уже не сильно интересовало. Он стал восстанавливать два разрушенных города.
Реставрация была сложным делом. Он хотел, чтобы города выглядели такими же, как были раньше. Но по мере восстановления он понимал, что это города совершенно другой цивилизации, чем та, что создала биороботов. Эти города напоминали древние города Земли. Все они находились на берегах океана или рек. Зёге повезло обнаружить остатки плавсредств. Но ни луков, ни стрел ни копий, не было. Нашлись две остроги, сделанные из какого-то не гниющего дерева. Хотя в самих городах никаких растений не было.
Центры обоих городов украшали великолепные фонтаны. Зёга предполагал, что это фонтаны, хотя системы подачи в них воды, не было.
Собственно именно эти фонтаны и побудили его начать реставрацию именно этих городов.
Оба города находились в устьях рек впадающих в океан, но сами фонтаны, располагались на холмах, в окружении огромных, судя по фундаментам, зданий и именно от этих фонтанов лучами отходили дороги, что и позволяло считать, что эти фонтаны находятся в центре городов. По берегам рек и океана, ниже холмов, в этих городах, находились небольшие и узкие строения в одном из которых и прятались их прототипы.

Зёня бесцеремонно вошёл в бункер к Зёге, когда Зёга и Айри, нагишом лежали на огромном ложе в шлемах и не видели Зёню.
— Что-то интересное, — спросил Зёня — или порнуху смотрите?
— Стыда у тебя нет — крикнула на него Айри, прикрывшись и уходя в детскую.
— Как на людей климат влияет?
— Ну. — Сказал Зёга. — Мог бы и предупредить.
— У меня тут идея неожиданно мелькнула. Я посмотрел твои города…
— Мои?
— Ну, те, которые ты реставрируешь, и подумал, что неплохо бы добавить в них жизни.
— Ты хочешь в какой-то город переселиться?
— Не я. У тебя там два огромных бассейна на двести сотен кубов. Вот я и подумал поселить там рыб. Они не глубокие. Как раз для молодняка.
— Но с водой я всё никак не разберусь. Я не нашёл, как она туда подавалась.
— А я поговорил с Валеркой, он обещал сделать хороший проток, прямо из реки, с аэрацией. Но города это твоё творчество, он сказал, чтобы я сначала договорился с тобой.
— Я согласен, лишь бы ничего старое не было поломано. Это не наша цивилизация, но у нас, другой нет.
— Договорились.
— И просьба. Сообщи следующий раз, когда придёшь. Отношение ведь тоже эволюционирует.
— Хорошо. И поверь, я не хотел никак Айри задеть.
— Я тебя, вернее себя, знаю. Давай.

Через неделю Валерка создал прекрасные водоводы. Водоводы никак не изменяли внешнего вида бассейна и его окружения. Это был пористый материал, с конусовидными порами, которые создавали эффект самоочистки. Шлейф этого водовода, был шириною в метр и высотой в три сантиметра. Перепад высот гарантировал быструю проходимость водовода.
На открытие бассейна собрались все.
Вода в водоводах должна была нагреться и прошла мысль устроить купание в бассейне.
Айри сказала Зёге, что как только кто-то разденется до нага, она уйдёт и заберёт его. В оргии участвовать сама не будет и Зёге не даст.
Зёга не собирался участвовать в оргии и был уверен, что её никто не планирует, но дивился Айри. Она сильно изменилась, с тех пор как была Яной и даже Джен, была совершенно другой. Это было тем более странно, что если раздеть нагишом, то Айри совершенно не отличалась от других своих дублей. У Зёги хоть борода была, которую Эрик подстриг так, что получилась небритость. Он размышлял о генетике. Айри и он, были не совсем полноценными дублями, так как, единственные из всей компании были скопированы на Огысе. Остальные были либо натуральные, либо скопированные в пирамиде с исправлением ошибок. Неужели дело в таких мелочах?

— Ну что начнём? — Спросил Валерка.
— Поехали — ответил Зёга.

Бассейн набирался медленно.
Все разговаривали и пили какой-то сок, который Язон назвал вересковым мёдом. Запах вереска чувствовался, но ничего общего с обычным пчелиным мёдом сок не имел.
Редко было, чтобы собирались все.
Валерка рассказывал о том, что они уже проделали с роботами, пытаясь понять, как их перепрограммировать. Потом Джен рассказывала, что несколько женщин от медуз — уже родили. И несмотря на то, что все они по-прежнему с плотно закрытыми глазами и ушами, две не прекращают ругаться и проклинать их пленителей, а так же то, что их заставили стать самками. Они кричали на разных, известных на Огысе языках и шлемы эти языки прекрасно переводили. Кричали бывшие охранницы медуз, что это насилие и бессовестная сексуальная эксплуатация их пола. В общем, объявляли всех преступниками против женщин.
А малыши прекрасные, весёлые и здоровые. Роботы постоянно следят, чтобы молоко у их мам не исчезло.
Зёня рассказал о планах зарыбления озёр и успехах в разведении зайцев. Они размножаются почти как кролики.
— Зайцы растительноядные. Можно селекцией выбирать самых больших и вывести аналог коров. — То ли в шутку, толь ли в серьёз предложил Сергей.
Робот принёс пирожки, испеченные Ланной, салат из каких-то головоногих моллюсков, сделанный Серёгой и Яной. В общем, отдыхали на славу.
Лана попробовала рукой воду в бассейне и спросила, нельзя ли её подогреть. Все рассмеялись, а Зёня сказал, что купаться можно и в море…

Все совершенно расслабились, когда через два часа, вода не дойдя сантиметров десять до того места бассейна, где она начнёт выливаться, начался неожиданный процесс. Плиты дна бассейна начали расходиться в разные стороны, как лепестки открывшегося цветка, вода вылилась куда-то вниз, и там где только что было дно бассейна, появилась облитая водой верхушка черной пирамиды.
Хорошо, что никто не полез купаться раньше.

Все кто видел копирующую пирамиду на Земле, сразу её узнали и у них при виде этой черной поверхности, испуг от исчезновения дна бассейна, сразу прошел. Зега и Эрик, бросились к краю бывшего бассейна, а не от него.
Однако эта пирамида была совершенно другой. Она вообще не была ни пирамидой ни тетраэдром. Но было ясно, что это творение той же природы.
Валерка, Яна и Серёга, хоть и видели пирамиду по записи в шлемах, но видимо картинка была всё же не та. Поэтому они отпрянули назад.
А Зёня сделал вид, что расстроился.
— Ну вот. А я так хотел поселить сюда «карповых».
Все были без костюмов, но рядом были роботы с этим костюмами, в которые все, тут же и облачились.
Зёга не без иронии увидел грустные глаза Ланы. Лана наверное ждала оргии, а теперь оргия отменяется. А разве новая пирамида идёт в какое сравнение с оргией?
Но Зёга ликовал. Новая пирамида, новые секреты. Он жалел о пирамиде оставленной на Земле. Но притащить её возможности не было.
И вот теперь….
Новая «пирамида» оказалась додекаэдром, стоящем на плоской стороне.
Влетев внутрь пространства открывшегося раздвинувшимся бассейном, они увидели этот огромный додекаэдр. В нём было сто метров, между противоположными гранями. В нём было шесть, разрисованных орнаментом, входов.
По три на верхних и нижних боковых гранях. Был ли вход снизу, увидеть было нельзя, но сверху его не было.
Стены самой пещеры или зала, в котором эта громадина находилась, были покрыты материалом напоминавшем саму пирамиду. И наверно, поэтому не сканировались. Иначе Зёга уже обнаружил бы её.

Глава 20. Дары цивилизации.

Серш и Янайри лежали на самом краю роскошного бассейна с зеленоватой, но идеально прозрачной водой. Все модули были отправлены и оставалось только ждать, а ждать было грустно.
Был бы Валерка, он бы занялся изучением техники. Но техника ни Серша, ни Янайри интересовала только поскольку была необходимость в её использовании.
Не изучать же, в самом деле, как устроен унитаз? Пользоваться здешними унитазами они научились и ладно. А попытаться понять, как происходит процесс дублирования людей или устройство трамвая — темпотранслятора было им не по зубам.
А оба были амбициозны, и на мелочи размениваться не хотелось.
Что им оставалось?
Секс?
Секс это было здорово. Но круглые сутки трахаться нельзя, даже если благодаря местным изыскам кулинарии такая возможность есть.
Смотреть местные или фильмы других цивилизаций?
Они смотрели. Было очень интересно пару месяцев.
Ещё месяц ушёл на увлечение электронными играми.
— Скажи! А какие изыски этой цивилизации, тебя землянина поражают больше всего?
— Не знаю, милая. Сравнивать их технику с земной, смешно. Они намного старше и воюют намного дольше. А война это очень серьёзный мотив для прогресса техники. И их не одна цивилизация, а множество и самое главное, это общественное устройство. У них ведь фашизм в чистом виде.
— Фашизм?
— Конечно. Ни кто никого не избирает. Причём, никогда. Никакой сменяемости власти, никакой борьбы за власть.
Ямуко, практически их фюрер. Ему ведь не надо было ничьего разрешения или мнения, дать мне очень высокое звание?
— Но нет никакого насилия?
— Мы не знаем. Может десяток тысяч лет назад оно было. Но постоянное военное положение и никакого суда. Ведь Элла отстранили административно. Всё решается административно. И ресурсы распределяются административно.
— Но ведь тут есть зарплаты. Не каждый может позволить себе отдых «всё включено»?
— Некоторое стимулирование вовсе не противоречит этой общественной формации. Собственно так и происходит продвижение вверх. Просто движения вниз уже нет. Я проверял. И ещё. У меня такое впечатление, что любой технический прогресс на определённой стадии ведёт к такому устройству общества. Представь, что было бы на Земле, если бы информация, пропаганда, передаваемая какой-то страной, была доступна всем? Никакое КГБ не справиться. Выигрывает от такого положения самая богатая страна. Она больше денег в пропаганду может вложить. Правда тут есть один подвох. Если бы такая техника была бы у нас на Земле, то все хотели бы жить в этой стране. Эта страна этому бы препятствовала, пытаясь при этом обворовать все, пока ещё более бедные страны. И единственное спасение этих стран от обворовывания, была бы монархия или другая форма централизованной власти, не зависимой от пропаганды более богатой страны. Но тогда более богатая страна начнёт втягивать менее богатые страны в войны между собой. Она будет бороться, и разрушать централизованную власть в других странах.
В общем, это будет достаточно кровавый период в цивилизации планеты.
— Ты хочешь сказать, что при развитии технологии это ожидает нашу Землю.
— Не знаю. Может, есть и другие пути? Кстати, ты разобралась, как за нами следят?
— Да. Всё дело в запахах. Запах распространяется не молекулярно, а электромагнитно. Ты можешь ощутить одну молекулу аромата на достаточно большом расстоянии.
— Ну, они узнают, как я потею….
— Вовсе нет. Всё что происходит, создаёт электромагнитный слепок, который уходит в пространство. Остаётся запустить его в интерпретатор, и он выдаст тебе всю происходящую картину из любой точки. Единственное что для этого нужно, кроме улавливателей, это очень сильная вычислительная машина. Непредставимо сильная.
— Так за нами всё время следят?
— Это нельзя назвать слежкой. Можно даже проследить за тем, что ты думаешь, за твоими снами. Они же не используют это для каких-то своих действий? Ну, там, вынести тебе выговор. На просмотр записи, которая есть, ни у кого нет времени. А с интимностью тут дела обстоят так, что они не понимают, что такое порнография. У них моногамная семья, но эта семья может вступить в половой акт, не особо заботясь о том, чтобы её не видели. При желании все и всё могут увидеть. Но кому это надо. Когда я об этом только узнала, меня это напрягало, а потом я привыкла.
— А что же ты мне не сказала?
— Ну, пока я не привыкла, это могло бы создать ещё большие трудности. А кроме того, я уверенна, что тебе на это всё равно плевать видят нас или нет.
— Наверно ты права. А что ещё тебя, как землянку удивило?
Янайри расхохоталась.
— Это я задаю тебе этот вопрос.
— Ладно. Скафандры и шлемы это бесподобно. Жаль, что здесь нам не дают летать.
— Да, летать было классно.
— Ты скучаешь по Земле?
— По какой? По двадцатому веку или по эпохе динозавров?
— А по какой скучаешь?
— По обоим. В двадцатом веке у меня было своё место, и были цели. Было зачем жить. А в эпоху динозавров мы в своих костюмах были, как боги и строили какую-то свою жизнь.
— А здесь?
— А здесь я тебе даже изменить не могу! — сказала Янайри и почему-то рассердилась. — Десятки голых мужиков со стоящими членами могут нагло пялиться в мою вагину, безо всякой цели. В следующий раз воткну в неё цветочек. Пусть думают, что на Земле так принято.
— Они могут узнать, как принято. А на Земле динозавров ты мне тоже ни с кем не могла изменить?
— Во-первых могла. С Зёней. А во вторых мне там это вообще было не надо. Там не было раздражителей.
— И какой вывод? В 20 век вернуться нельзя. В эпоху динозавров можно, но нельзя войти дважды в одну и ту же реку. Искать планету, где ты мне сможешь изменить?
— Ты ни хрена не понял. Там мне это не будет надо.
— Так что же тебе надо?
— Не знаю. Но ты же умный? Придумай что-нибудь.
— Трахнуть тебя на берегу моря? На общественном пляже?
— На этой планете ты этим никого не удивишь.
— А тебя?
— Ну трахни. Нужно же как-то спасться от скуки.

Глава 21. Додекаэдр.

Первыми в «Пирамиду», её так и продолжили называть, вошли роботы. Все наблюдали за тем, что видели роботы, снаружи. Дубли ничего нового не увидели. Всё тоже: вход, зал, комнаты с «саркофагами». Отличие состояло в том, что на каждый вход было только три комнаты, но и «саркофаги» были побольше.
— В такой, пожалуй, и сегодняшняя мурка войдёт. — сказал Зёня
— А ты считаешь, что их функция тоже копирование? — Спросила Айри.
— Ну это мы сейчас же проверим…
— Стоп! — Скомандовал Зёга. — Давайте, всё же проявим осторожность. Не обязательно выполнять проверки, когда мы рядом. Давайте уберёмся отсюда подальше и будем руководить действием робота издалека. Ведь это не та пирамида, которую мы знаем.
— Правильно. — Сказала Виолетта. — Раз это не бассейн, давайте продолжим пикник и отпразднуем находку на берегу моря. Там и освежиться можно.
Зёга увидел, как Айри скептически улыбается.
— Ну, на берегу моря, так на берегу моря — Опять взял командование на себя Валерка.

Празднование было, но никаких открытий не было.
Роботы клали в саркофаги камни, веточки, ложились в саркофаг сами, но никакого эффекта обнаружено не было. То, что клали, то и оставалось после открытия крышки.
— Ничего. — Сказал Зёга. — Первый раз мы тоже долго не обнаруживали никаких эффектов. Потом случайность помогла.
— Не случайность, а твой толстый живот — сказала Лана. — Нужно просто пробовать разные разности. Саркофаг большой. В нём и сексом можно заняться.
Все расхохотались.
— И оргазм наступит в два раза быстрее — смеясь, сказала Джен.
— И что-то увеличится — Сказала Яна
— Вопрос что? — Прокомментировал Язон.
— А может они потому большие, — уже без смеха сказал Эрик, что они предназначены для роста? Или генетика как-то меняется.
— Знаете что — наконец решил высказаться и Зёга. — Бассейн ведь не один.
— Завтра же займусь другим. — Сказал Валерка.
— А потом у меня будет еще несколько идей, если под другим обнаружится тоже.
— Ну, с идеями у тебя никогда проблем не было — Сказал Валерка.
— У нас — Уточнил Серёга.

Под вторым «бассейном» так же обнаружился додекаэдр. Но за три месяца никто так ничего не обнаружил. Туда засовывали козлят, рыбок в аквариумах, сломанные и целые веточки и цветы, мелких динозавров, и их яйца. Ни что не давало никакого результата. Оного козлёнка держали в саркофаге две недели, открывая и кормя каждые два часа. Козлёнок выглядел хилым и несчастным, но с ним ничего не происходило. Он не рос, больше чем другие его собратья и не уменьшался. Когда его освободили он еле стоял на ногах, но только и того. Через неделю его уже и отличить, если бы не метка было бы невозможно. Зега, да и все остальные периодически ходили в додекаэдры и проверяли всё, что могли выдумать. Но додекаэдры стояли как будто мертвой твердыней, как секрет древней цивилизации.
Валерка предположил, что они уже выработали свой рабочий ресурс и от них отстали.
Других дел было много, и дела были интересные.
Новая планета, новый мир, лежала перед компанией не как загадка, а как нечто что они построят.
Детворы, благодаря женщинам бывших зомби цивилизации медуз, становилось всё больше. Детвора была совершенно нормальной.
Для детворы завели ясли-школу, и детвора радовала всех. А кроме того Лана и Джен снова забеременели и все с интересом ждали: родятся девочки или всё же есть шанс на рождение мальчика?
Так всё и продолжалось, когда со всеми сразу связалась Джен и тревожным голосом сообщила, что Эрик уже несколько часов не выходит на связь.
Сканирование ничего не дало. Было такое ощущение, что он на планете отсутствует.

Тогда Зёга и предположил, что он возможно в одной из пирамид.
Так и произошло. Один саркофаг в верхнем ряду первой из найденных пирамид был закрыт, а когда его открыли, то в нём и обнаружили Эрика.

Эрик выглядел странно. Он был как будто в сознании. Его достали, но он ничего не говорил, смотрел на всех удивлённо, как будто ничего не понимал.

Все сидели вокруг и смотрели на удивлённого Эрика, когда Зёня провозгласил:
— Амнезия. Он ничего не помнит. Пирамида очистила ему память.
— Почему же она не очистила память козлёнку, — спросила Виолетта.
— Это козлёнок тебе сказал?

Трагедия была на лицо. Джен освободилась от всех работ и всё время была с Эриком, но безуспешно. Остальные заходили посочувствовать. Больше всех времени с Джен и Эриком, проводила Айри и однажды ночью сказала Зёге, что она хочет принять Джен и Эрика в их семью. Что в другую она не пойдёт.
— Она это я. — сказала Айри. — Будешь нашим мужем. В другую семью Джен не пойдёт. А если Эрик вспомнит, разберёмся.

С этим Зёге спорить было бесполезно, да и неправильно. Эрик был его точной копией и если он и испытывал к нему какое-то негативное чувство, так именно из-за этой похожести. Это и Эрик жил на полюсе и стрелял из лука. Это и Эрик оправил своего дубля Серша, вслед за Валеркой, Серёгой Яной и Володей. И судя по сообщению Серша, которые были с другой Земли, а не те которые были сейчас рядом с ними.

Через неделю провели общее собрание.
Нечто положительное в произошедшем понял Серёга.
— Нужно лишить памяти всех женщин, прислужниц цивилизации медуз. Тогда постепенно их обучая будет возможность сделать их нормальной частью общины. Пусть даже не особенно сексуально активной.
— Нужно попробовать засунуть в эту ячейку биоробота — Предложил в ответ Зёга, схватившись за идею Серёги. – Но на счет прислужниц… мы же не знаем, куда и как уходят их сигналы?
Джен всхлипнула, но жизнь не всегда радостна. Два дня она с Эриком жили в семье Зёги, со всеми последствиями. Зёга старался утешить Джен, как мог. Джен стало лучше и у неё вместо бледности и испуга, стал появляться нормальный цвет лица. В постели разницы между Джен и Айри, действительно не было ни какой. Джен была, как расстроенная чем-то Айри. А Айри сказала, что она на неделю объявила «отпуск».

— Раз так происходит и память к Эрику не возвращается, сказал Валерка, можно ещё раз попробовать положить его в саркофаг. Может там принцип чётности и память вернётся.
— Только теперь не вверх а вниз. — сказал Язон.
— Давайте всё-таки сначала начнём с прислужниц медуз и биороботов — сказала Джен.
— Ладно. — Сказал Валерка. Завтра лишаем памяти бесполых баб.
— Начнём с двух наиболее агрессивных. — сказала Джен — Хорошо? Тогда мы точно узнаем, лишили мы их памяти или нет.
Так и решили.

На следующий день, в этот саркофаг, из которого вынули Эрика, положили одну из наиболее агрессивных прислужниц цивилизации медуз. Через минуту открыли саркофаг, но женщина продолжала ругаться. Тогда её закрыли на десять минут. А когда саркофаг открыли она лежала будто мертвая. Джен дотронулась до нее, и женщина пошевелилась и заплакала. Заплакала, как плачут маленькие дети.
Ей развязали глаза и увидели такой взгляд, какой был у Эрика.
Решили, что вряд ли то, что она видит, могут увидеть в других солнечных системах. Поэтому глаза оставили открытыми, но решили ограничить то, что она может увидеть.
Как и Эрик, женщина, когда её развязали, не смогла ходить. Она лежала на каменном полу додекаэдра и вдруг улыбнулась как маленький ребёнок.
Два робота, которых приставили к ней, чтобы её нянчить и обучать, унесли её из пирамиды.
Вторую женщину, которая вела себя агрессивно, положили в саркофаг нижней части пирамиды. Но не через десять минут, ни через час, никаких изменений не произошло.
Её перенесли в верхний саркофаг, и эффект с амнезией повторился.
— Не будем торопиться. — Сказал Валерка. Очередные эксперименты завтра. Нужно осмыслить произошедшее, да и работа не должна стоять.
И все направились по своим делам. И только Джен направилась к Эрику. За неделю, Эрик научился сидеть и хватать рукой вещь, которую ему давали.

Глава 22. Робот.

Зёга размышлял об их жизни. С тех пор как в небе их Земли появились ракоскорпионы, они всё время жили в гонке со временем. Нужно было успевать. Сначала успеть отправить своего дубля и дубля Яны, в темпотранслятор созданный Валеркой, потом Яне нужно было стать другой, чем её же дубль, из-за приближающихся родов. Потом стало ясно, что на Земле им спокойной жизни не будет, а значит терять время на обустройство там, не стоило. Теперь они готовятся к отражению непременной атаки медуз. Хотя отбить её…. Отбить атаку флота способного уничтожать планеты…не реально. Но будет ли атака?
А если не будет?
А где найти такое место, где можно просто жить. Просто жить.
Но значит жить только для того, чтобы выжить?
И это тоже не мало.
Но они обладают такими технологиями, которые и не снились их цивилизации и возможно смогут получить технологии не снившиеся на Огысе. И неужели всё это только ради того, чтобы только выжить?
И не утеряются ли технологии поколений через пятьдесят?
Зега чётко понимал, что для того чтобы не деградировать, им нужна цель. Ну, что-то вроде национальной идеи. Национальная идея для народа Сергеев Ростовцевых и их потомков, разбросанного по вселенной. Дубли или нет, но все мы люди. Мы люди с понимание справедливости, с пониманием возможной цены этой справедливости, резко отличающейся от понимания справедливости на Огысе. Мы способны вмешиваться и менять, убивать и миловать там, где огысцы полагаю, что у них нет прав на вмешательство. Может они и правы, но мы другие. Мы можем больше. А кому много дано, с того многое спроситься.
Значит, именно мы должны стать той цивилизацией, которая начнёт планомерное уничтожение цивилизации медуз.

С такими мыслями он и пришёл к Валерке.
— Я предполагаю, некоторый дуализм. Раз в верхней части теряют память, в нижней должны ее приобретать. — Говорил Зёга убеждая Валерку попробовать положить Эрика в нижнюю часть додекаэдра. — Хуже ведь всё равно не будет. Саркофаги там уже проверили. Они не убивают.
— Насколько ты хочешь положить Эрика в саркофаг?
— Часа на три.
— Ладно. Тогда через два часа встречаемся у пирамиды. У меня там будет свой эксперимент.
— Какой?
— Хочу попробовать обнулить память биоробота.
— А потом его обучить полезной деятельности?
— Не беги вперёд паровоза. Сначала нужно попробовать обнулить его память. У него ведь не человеческий мозг?

Через два часа Зёга с роботами, которые несли Эрика был у пирамиды. Валерки не было и он начал эксперимент сам.
Эрика поместили в саркофаг.
Через несколько минут пришёл Валерка, и они вместе положили в саркофаг робота.
Робот, когда его укладывали в саркофаг не сопротивлялся, но что-то говорил на языке, который с помощью шлема перевести не удавалось.
— Сколько Эрик уже в саркофаге? — спросил Валерка, когда с укладыванием робота было покончено.
— Минут восемнадцать.
— Проверим?
— Можно.
Они не торопясь спустились вниз, и подошли к саркофагу, в котором находился Эрик. Саркофаг не открывался. Они пытались его открыть, но не могли. Саркофаг был блокирован, хотя никаких замков обнаружено не было.
Открывать саркофаг нужно было так, чтобы не повредить Эрику.
Слетелись все. Искали способ. Никакие лазеры саркофаг не брали. Джен была в ужасе.
Зёгу успели обругать все. А о роботе, который лежал наверху, просто забыли.
Почти через четверо земных суток, в течение которых пробы открыть саркофаг не прекращались,
саркофаг, где был Эрик, раскрылся сам.
Эрик лежал в саркофаге совершенно спокойно, и вдруг также спокойно начал говорить на языке, который шлем не переводил. А именно на языке робота.
Тогда и вспомнили о роботе.
Робот, в отличие от Эрика и женщин, которых лишили памяти до того, в абсолютное беспамятство не впал. Он сказал несколько фраз на своём непонятном языке, но то как он говорил, отличалось от того беглого потока слов, который тек из него в момент укладки в пирамиду. И движения его стали менее уверенными.
— Ну? — Спросил Валерка Зёгу.
— Что ну? Всё понятно и всё непонятно. Теперь есть над чем работать. Часть памяти Робота видимо освободилась, так что приступай к обучению. А я с твоего разрешения возьму Зеню и Серегу, и мы попытаемся начать обучение Эрика нашему языку. Придёт ли он в себя неизвестно, но переводчик получиться может.
— Ладно. Считай что с моего разрешения, хотя мне всё время кажется, что ты уже не тот Серега, которого я знал.
— И ты прав. Но мне довольно долго пришлось брать на себя ответственность и становиться на горло собственной песне. Поэтому мне и нужен Серёга. Он более раскрепощён, в смысле сумасшедших идей.

За Эриком закрепили Джен, Айри и трёх роботов. Большее количество роботов, только мешало.
Они должны были заниматься исключительно Эриком.
Эрик не вел себя агрессивно. Он был невозмутим. Он смотрел и слушал. Казалось, он хочет понять, что ему говорят, но не одного слова повторить не мог или не понимал, чего от него хотят. Но наверняка интерпретировать его реакции, было сложно.
Недели полторы он не ел. Ему пытались дать попробовать разные вкусности. Не сопротивляясь, он даже когда ему что-то клали в рот, не живал и не глотал и эта еда выпадала. Выглядел он ужасно. Но через полторы недели ему дали сок и он его проглотил.
Так он начал пить.
С едой было тяжелей, но решилась эта проблема необычным образом.
Джен взяла в руки его гениталии и начала массировать. Он не сопротивлялся, и эрекция не заставила себя долго ждать.
Тогда Джен, не обращая внимание на то, что при этом, кроме Айри присутствовали Зёга и Валерка, начала его целовать. Эрик не сопротивлялся.
Айри выгнала всех.
А Джен потом сказала, что у неё получилось.
С тех пор он начал беспрекословно подчиняться Джен. Он старался угадать, что она хочет и делал это. Он начал есть. Она научила его ходить в туалет, умываться и он выучил её и своё имя.
Всё налаживалось.
Но однажды, к нему подошла Мурка. Он глядел на неё расширившимися глазами, а потом, оглядевшись, ребром ладони ударил по её «воротнику» и заорал.
Мурка глядела на него удивлённо. Она наверняка даже не почувствовала удара. А Эрик сломал руку.
С этого момента роботам было запрещено подпускать его к животным. Но теперь он продвигался в обучении намного быстрее. Но при этом, он был действительно невозмутим.
Джен ушла из их с Айри, семьи, и как говорила Айри отношения с Эриком у неё наладились.
С пирамидами, больше не экспериментировали. Даже женщин-зомби не лишали памяти.
Решили разобраться. Работы и без этого было много и время, казалось, их не торопит.
Планета приобретала цивилизованный, дикий вид. То, что на ней росло, пока скорее походило на парки, а не на леса.
Язон, занимающийся этим вопросом утверждал, что для образования леса из парка, нужно не менее двадцати лет.
Интересный результат получил Зёня. Зайцев начали доить. Роботы путём селекции отбирали зайцев дававших наибольшее количество молока. Обнаружилось два сцепленных с этим признака. Шерсть у таких зайцев становилась короче, время полового созревания увеличилось, и увеличился их размер.
Моря и реки заполнились рыбой, а леса птицами.
Володя налаживал автоматические производства металлов, изделий из стекла и пластокерамики. И консервировал их до тех пор, пока они понадобятся. Начал строительство гидроэлектростанции.
Валерка взял на себя безопасность, а Зёга с Серёгой продолжали исследование планеты и начали менять очертания материков, и создавали ещё один материк.
Пока это был большой остров. Планета должна была стать неузнаваемой из космоса.
Виолетта и Лана занимались детьми, количество которых скоро должно было достигнуть ста. Им помогала Айри, так же помогавшая Джен в обучении Эрика.
По словам Айри Эрик уже научился отличать её от Джен, и не приставал в надежде получить определённые удовольствия.
Эрик познавал мир и учил язык, но к животным его по-прежнему не подпускали.
Так прошло четыре месяца.
Через четыре месяца Эрик спросил Джен:
— Кто я?
— В каком смысле, кто?
— Я робот. Но мне хочется того же, что вам, людям и чего не хочется роботам. Я очень внешне похож на Серегу, Зегу, Зёню и Язона. Меня специально создали похожим не них?
Джен растерялась.
Что сказать Эрику?
— Ты не робот, ты человек. Ты человек такой же, как мы. Об остальном давай поговорим вечером.
— Хорошо.
Джен немедленно, по шлему связалась со всеми и передала эту информацию.
Зёга немедленно вылетел из своего бункера, к Валерке.
— Нельзя ему пока всё объяснять! — убеждал он Валерку
— Да что конкретно он может вредного для нас, сделать?
— Да просто поубивать! Ты знаешь, какими он технологиями и инструкциями накачан? В смысле робот накачан?
— Но они же не убивали нас, кода мы сюда прилетели? Хотя ты этого не видел.
— Видел. Но тогда роботы могли опознавать вас, как представителей своей цивилизации, давшей им инструкции. А теперь он точно знает, что мы к этой цивилизации не принадлежим. Какие у него инструкции?
— И что ты предлагаешь делать?
— Сообщить ему, что всему своё время. Ограничиться тем, что сказать ему, что он не робот, а такой как мы. И всё.
— И когда ему объяснить всё?
— Нужно…, естественно не объявляя, что это тест, подсунуть ему какого-нибудь зайчонка. Если он попытается его убить, объяснять что теперь это не нужно. И тогда, когда у него ответ на этот тест, будет отрицательным…, ну когда он погладит зайчонка. Сам погладит. Без всяких требований. Ему можно будет всё объяснить.
— Я, честно говоря, не представляю, как это сделать…. Ну как не объяснять. Но в принципе это мне кажется разумным. Сумеешь объяснить?
— Попробую.

Вечером, когда все собрались и устроили общий ужин, что в последнее время было редкостью, Зёга принёс маленького пушистого зайчонка.
Зайчонок спокойно сидел у Зёги на руках и жевал зелёный лист.
Эрик с Джен сидели напротив.
Сначала говорили о продвижении в своих проектах.
Эрик сидел напряжённо и видимо ждал ответа на свои вопросы.
Наконец он не выдержал и попросил:
— Пожалуйста, расскажите мне кто я. Я робот или живой?
— Ты живой. — Сказал Зёга. — Мы здесь все живые. Ты знаешь, чем отличается живой от неживого?
— Живой хочет есть и пить. Живому нужно чтобы его любили.
— Правильно. Вот зайчонок. Он ест и пьёт. Ему нравиться, когда я его глажу. Хочешь его погладить?
— Его не надо убить?
— Зачем?
— Он другой. Он может быть опасен.
— И ты можешь его убить?
— Могу.
— А он может тебя убить?
— Нет.
— Так кто из вас двоих опасен?
Эрик задумался.
— Я опасен.
— Ты хочешь, чтобы тебя убили?
— Нет. Мне хорошо. Я люблю Джен.
— А зайчонок хочет, чтобы его убили?
— Нет. Он доволен тем, что ты его гладишь.
— Значит, он для меня не опасен?
— Нет.
— А я для него?
— Ты его гладишь. Ты не хочешь его убить. Ты для него не опасен.
— А ты для него опасен? Ты хочешь его убить?
Эрик напрягся. Он смотрел то на зайчонка, то на Джен, то осматривал всех, как будто ждал, что кто-то подскажет ему ответ. Но все ждали ответа от него.
— Я хочу взять его на руки.
—Возьми.
Зёга передал зайчонка Эрику.
Эрик взял зайчонка, потрогал его шерсть.
— Дай ему этот лист. — Зега дал Эрику один из листьев салата.
Эрик взял лист. Было видно, как он напряжён, но он дал лист зайчонку.
Зайчонок принялся жевать лист, не обращая на Эрика никакого внимания.
— Я тоже живой. Мне не нужно его убить. — Неожиданно сказал он. — Я знаю, что мне нужно его убить, но мне не нужно его убить. Кто я?
— Ты, Эрик, человек. Человек такой же, как мы. Ты потерял свою память в пирамиде и получил память робота. Это был несчастный случай.
— Я хочу вернуть свою память.— Сказал Эрик и погладил зайчонка.
— Мы не знаем, как это сделать — Сказал Валерка. — Но мы можем тебе подробно о тебе рассказать.

Рассказывать начал Серёга. Валерка начал уточнять.
Конечно, рассказывали схематично. Всю историю, до того, как попали на Огыс, рассказали минут за десять.
Потом рассказчиков перебила Айри и все мужчины поняли, что по сравнению с ней они и рассказывать не умеют и склеротики.
Она рассказывала тоже бегло, но она выделяла существенное.
Через час она дошла до того, что Зёга и Эрик совсем недавно, были полными дублями.
Тут Эрик оживился.
— А можно ли мне получить твои воспоминания?
— Ну, так Айри и рассказывает?
— Нет. Не так. Напрямую.
— Как это напрямую?
— В пирамиде. В том, что вы называете, пирамидой.
— Но это значит, что я всё забуду.
— Вовсе нет. Если ты займёшь ячейку, — тут Эрик произнёс какой-то звук — а я — Эрик опять произнёс какой-то звук, но другой — то, что помнишь ты, буду помнить и я.
— Но тогда ты забудешь то, что помнишь сейчас?
— Вовсе нет. Чтобы забыть, нужно побыть в верхних ячейках. А обе ячейки, которые нам нужны, внизу.
— А я могу получить твою память?
— Конечно. Так роботов и размножили… запрограммировали. Каждого программировать тяжело и много времени. Особенно долго проверяли на ошибки. А потом дублировали воспоминания.
— Ты знаешь, как работают пирамиды?
— Конечно.
— А что ты ещё о них знаешь.
— Я умею ими пользоваться, но не знаю, как их сделали.
— И что могут пирамиды?
— Стирать, записывать, блокировать, восстанавливать заблокированное и полностью стирать память или её блоки. Много разного.
— А почему ты не можешь восстановить свою память?
— Она была не заблокирована, а стёрта. После верхних саркофагов, как вы их называете, у одиночного объекта память стирается всё и навсегда.
— А как ты различаешь названия, которые ты сказал?
— Я могу вас научить.
— Научи.

На следующий день они все отправились к пирамиде.
Те линии, которые они воспринимали как своеобразный орнамент, оказались инструкцией.
Постепенно, они усвоили какой саркофаг, для какой функции предназначен.
— А можно сделать так, чтобы сначала ты передал мне свою память, а потом я тебе свою.
— Можно, но тогда мою память перед возвращением нужно будет стереть. Иначе во мне окажется двойная память робота.
— Это может тебе повредить?
— Вряд ли. Нужно будет только некоторое время моего существования без той и другой памяти. Тогда нервные связи займут исходное положение, и мозг будет готов к восприятию.
— Некоторое время это сколько?
— Это чуть меньше 89 ваших часов.
— Ты не против этого?
— Я понимаю твою логику. — Сказал Эрик. — Я не против.
— Мальчики! А нас с Айри не нужно спросить? — Вмешалась в разговор Зёги и Эрика Джен. — В ваших воспоминаниях есть нечто, что не предназначалось для передачи.
— Джесика! Что такого я могу узнать о тебе и твоих отношениях с Эриком, что ты противопоставляешь возвращении ему памяти?
Джен замялась. Ей на помощь пришла Айри. Она отвела Зёгу в сторону от других.
— Вопрос не в том, что узнаешь ты, а что узнает Эрик. Ведь Джен вошла в нашу семью, когда Эрик был невменяем.
— Эрик опять станет мной. Ведь память того Эрика, который был до того как потерял память вернуть не удастся. А я эту коллизию переживу.
— Ты прав. — Сказала Айри. — Но всё-таки ты развратник.
— Я тебе потом расскажу. — Сказала Айри Джен, когда они вернулись к остальным.

Возражения, если бы это можно было назвать возражениями, были сняты, и на завтрашнее утро была назначена запись памяти Эрика, в память Зёги.

Глава 23. Два робота.

Перед тем, как ложится в саркофаг, чтобы принять память Эрика, Зёга опять передумал.
— У меня другая идея.— Сказал он Валерке. Мы одеваем на Эрика, на всякий случай, наручники и я передаю ему свою память. А потом мы берем другого робота и закачиваем его память в меня.
— Зачем?
Ну, во-первых, мы не будем рисковать новой личностью Эрика, а во-вторых, я получу полную информацию из альтернативного источника. Мы ведь могли вынуть Эрика из саркофага, до того как в него закачалась информация робота. Ну и у меня преставиться возможность найти в психологии оригинального робота, уязвимости, чтобы заставить его с нами сотрудничать.
— Ты не хочешь быть полностью идентичным Эрику?
— Разнообразие ещё никому не вредило.
— А зачем Эрику наручники?
— Пока я не получу знаний робота, у нас нет оснований 100% уверенности того, что Эрик с нами сотрудничает, а не притворяется.
— А это не паранойя?
— А потом, если у меня всё срастется, все смогут получить знания роботов. Посмотрим. Я буду первым добровольным испытуемым.
— Уговорил.
— Но прежде я хочу раскрыть тебе, на всякий случай, одну свою тайну.
— Тайну?
— Я не хотел никого беспокоить, но этой планете больше пятисот миллиардов лет.
— Ты уверен.
— Одень шлем.
Зёга передал Валерке всю имеющуюся у него информацию.
— Может то, что мы считаем возраст в периодах полураспада, неправильно?
— Может. Но пока у меня не было оснований в этом сомневаться. Но пора приступать.

Они позвали Эрика.
— Сколько времени нужно на перезапись? — Спросил Эрика Валерка.
— Чтобы гарантировать идентичность, восемьдесят девять часов.
— Сколько? Так много?
— Ну, это, чтобы гарантировать стабильность связей.
— Да уж. — Сказал Валерка. Придётся поголодать.
— Поголодать, так поголодать. А вот вода… Трое с половиной суток.
— Ладно. Бог не выдаст, свинья не съест.

Из саркофага, из которого он передал свои воспоминания Эрику, Зёга вылез с тяжёлой головой. То, что он чувствовал в саркофаге, было как сон, но это не был сон. Он потерялся в течении времени. Это были мучительные сны. Но пить он хотел и в этих снах, но больше всего он хотел в туалет.
Но когда с оправлением этих естественных надобностей было покончено, его отвезли на реабилитацию.
Реабилитация заключалась в том, что он лежал в бассейне с хрустально прозрачной воды, а Айри массировала его и ласкала.
— Что с Эриком?
— Тоже, что и с тобой. Он сообщил, что программа передачи информации рассчитана на роботов, а как она проходит на людях он не знал. Но это он понял только после получения твоей памяти. С ним работает Джен и рядом, на подхвате, Лана и Зёня.
Зёга пил соки, беседовал с Валеркой.
— Эрик после процедуры понял, зачем наручники и не возражает. — Сказал Валерка.
На второй день реабилитации Зёге стало совсем легко, и он набросился на пищу, хотя мяса Айри ему не давала.
Мясо было на следующий день.
Через неделю, Зега был полностью восстановлен и сказал, что готов получить память робота. Но общее собрание решило, что он ещё недельку должен отдыхать.
И он отдыхал по полной и Айри, против такого интенсивного отдыха не возражала, так как она получила от общего собрания отпуск от всех работ, для Зегиной реабилитации.

Восемьдесят восемь часов, это не такая уж серьёзная голодовка, особенно, когда тело человека практически спит.

Через две недели, из резервации роботов был извлечён робот, казавшийся наиболее изношенным. За выбором наблюдали все.

Когда Зега лёг в саркофаг, для получения всей информации имеющейся у робота, ощущения оказались совсем другие, чем те, которые были при передаче информации Эрику.
Зёга спал и видел сны.
Периодически, через неизвестные ему промежутки времени, он почти просыпался и даже где-то осознавал себя, пытаясь запомнить сон. Но сон ускользал, и он снова погружался в какой-то совершенно непонятный ему мир, в котором при этом были автобусы, трамваи, необходимость платить за билет талоном, которого у него не было. В этом мире нужно было то прятаться от кого-то, то притворятся кем-то другим. Последний сон, который ему почти удалось запомнить, это поиски туалета. Эти поиски были тщетны. Туалеты, которые он находил, были хотя бы с одной стороны открыты и проходящие мимо женщины, всё время разглядывали, что он там делает.
А он не делал ничего. И когда уже не было сил терпеть, и он решил наплевать на условности, он очнулся.
Сначала он даже не понял где он. Он как будто забыл обо всём, что было после того, как Валерка придумал спектроанализатор. Он был закрыт со всех сторон и куда бы он ни протянул руку, везде был гладкий как мрамор и такой же холодный камень.
— Я в могиле. — Громко, но без страха сказал он.
И в этот момент на него нахлынули воспоминания. Он помнил все, что было с ним и что было с роботом. Он даже понял, что робот, который поделился с ним памятью, был роботом второго поколения, тогда как большинство остальных, были роботами четвертого поколения. Он был одновременно и Сергеем Ростовцевым, родившимся в роддоме седьмой больницы Днепропетровска и Зёгой, скопированным на Огысе, и роботом Туин2л, созданным Тунерианской цивилизацией, планеты Тунера, спиральной галактики «След Бона». «Бон», был дырявым мешком Великого Тунерианина, рассыпающим по дороге к его дому маленьких светляков, собранных для колдовского зелья, в ночь ужасного мрака. Причём всё, что было с Серёгой, всю его жизнь, он помнил намного лучше и ясней, чем тогда, когда его закрыли в саркофаге.
Зёга согнул ноги, упёр их во внешнюю крышку и начал медленно распрямлять.
Саркофаг открылся.
Рядом с саркофагом никого не было.
Он надел скафандр, лежащий рядом с саркофагом, покончил с мучившими его проблемами туалета, надел шлем и вызвал товарищей.
— Лети в столицу. — Услышал он напряжённый голос Валерки.
Зега проглотил находящуюся в скафандре капсулу от жажды, проверил, остаётся ли закрытым робот, память которого он получил и полетел в Столицу.
Валерка на связь не вышел, и он связался с Айри.
— Лети в столицу и выключи шлем. — Скомандовала Айри таким же напряжённым голосом, как и Валерка.
Он выключил шлем. Что-то произошло. Неужели нападение медуз? Но тогда он полезней в пирамиде. Но медузы и шлем, ни как не стыковались. Почему он должен был выключить шлем, а не просто оставаться на приёме?
Вопросов было море, но он уже летел в столицу.

Все сидели в общем зале и напряженно смотрели на монитор.
На экране монитора был виден почти невидимый, из-за своего цвета объект. Объект состоял из нескольких модулей сигарообразной формы. Небо было того же цвета и абсолютно без облаков, поэтому не было ясно, перемещается объект или висит.
— А если дать обзор большей дальности, чтобы были видны звёзды?
— Пробовали.
На экране что-то мигнуло и появилось звёздное небо. Объект по-прежнему можно было видеть, но звёзды, как будто, просвечивали сквозь него.
— Снимите с Эрика наручники. А это — Зёга показал на объект — порождение медуз?
— Не знаю. — Ответила Айри. Он не даёт исследовать его, мы решили не дать ему возможности исследовать нас.
— Мы можем его испарить – сказал Зёга Эрику на языке роботов.
— Теперь, когда нас двое можем. Но он неживой, и задание этого не предусматривает.
— Ты уверен, что он неживой?
— Загляни в себя, и ты тоже это почувствуешь.
Зёга заглянул и почувствовал. Объект был порождением технической цивилизации.
— Может он нас ищет — Сказал Серёга, не обращая внимания на обмен мнениями, на непонятном ему языке.
— И по чьему заданию? — Спросил Володя.
— По заданию Огыса. Он же неживой?
— А ты почем знаешь?
— Живой не стал бы притворяться живым.
Зёга подумал, что сам Серёга и его копии, не такие уж дураки.
— Объект действительно неживой — Сказал Зёга — и я предлагаю рискнуть и выйти с ним на связь.
— А если он опять пригласит эскадру медуз?
— Что-то мне подсказывает, — заговорил Эрик — что сегодня мы с ними справимся.
— И что вам это подсказывает? — Спросила Лана.
— Получите память роботов и вам это подскажет.
— Ну рискуйте, раз вы такие смелые. — Сказала Айри.
— Я или ты полетишь к нему — спросил Эрик Зёгу.
— Раз ты спрашиваешь, значит я.
— Жребий.
— Ладно. Задумай число. Начинаем счет с меня.
— Число?
Они сказали числа одновременно. Эрик сказал три, Зёга четыре.
— Я полетел. — Сказал Зёга. — Пусть роботы меня подстрахуют.

Глава 24. Аппарат и интимные тайны.

Зёга уже минут двадцать летел рядом с аппаратом. Аппарат просто летел и вдруг как проснулся и заговорил, передавая слова Зёге в шлем.
Это был русский язык.
— Поскольку на этой планете не найдены вооружённые силы медуз, я предполагаю, что Вы человек.
Если мой вывод правильный, подтвердите.
— Подтверждаю! — ответил Зёга на русском.
— Вы с какой планеты человек?
— Я человек с Земли один.
— Следует ли из сказанного понять, что вы один из дублей четверых людей покинувших эту планету?
У Зёги всё затрепетало.
— Тебя послал Серш?
— Я послан по распоряжению Тои Серша.
— Какие твои дальнейшие действия?
— Немедленно сообщить на ближайшую планету гуманоидов содружества, о вашем местонахождении. После того, как вы покинули антарктический портал Земли один, ваше местонахождение стало неизвестным.
Я передал на ваш носитель видео сообщение, записанное Сершем для вас и покидаю эту планету. Можете передать сообщение ему.
— Серш! Нас здесь четыре дубля и оригиналы. Представителей цивилизации медуз, на этой планете, мы уничтожили. Овладеваем новыми технологиями создателей порталов. Надеемся на встречу. Зёга.
— Спасибо за сотрудничество. — Провозгласил аппарат и исчез.

Когда Зёга вернулся в столицу, его напряжёно ждали.
— Ну, давай сообщение.
— А почему вы его не взяли?
— Пробовали. Но оно только на твоём шлеме и не скачивается.
Зёга предал сообщение на общий экран, но вместо сообщения возникли строки пароля.
Первая строка пароля состояла из пяти букв и имела подсказку «Джесика это (слово из пяти букв) с (слово из пяти букв) ?», а вторая из четырёх групп по семь букв с подсказкой «Чем на стеночку?»
— Я не знаю, что это Джесика. – Сказал Зёга.
— А чем на стеночку, ты знаешь? — спросила его Яна.
— Я знаю — ответил Серёга и все его дубли.
— Я ввиду пароль «Джесика это с»… по крайней мере попытаюсь угадать, а кто-то из вас введёт пароль «Чем на стеночку».
При этом и Джен и Айри, густо покраснели. Лана и Виолетта тоже чуть покраснели, но улыбались. Невозмутимой оставалась только Яна.
— Хорошо.
— Тогда, мужчины, просьба отвернуться.
Когда мужская часть компании повернулась к экрану, вместо букв с строке пароля стояли звёздочки.
Серёга не стесняясь дам написал четыре раза «Язычком». Каждая буква после написания превращалась в звёздочку, и нажал клавишу ввода.
«Пароль не верный» — возникла надпись.
— А какая часть не верна.
— Ребята! Напишите свои варианты ответа, и идите подышать воздухом. А мы поработаем над «Джесикой»
— А давайте мы оставим здесь Серёгу и Яну, с тем, чтобы они добились правильного сочетания, но никому больше его не рассказывали.
— Я за. — Сказала Джен.
— Понятно. — Сказал Зёга. — «Джесика» это как-то связано с сексом.
— Язычком видимо тоже не с красноречием. Это слова, которыми мы направо и налево не забрасывались.
— Ладно. Я согласен — Сказал Зёга
— Мы согласны — Сказал Язон.
В комнате оставили Яну и Серёгу и вышли.

Прошло двое длинных суток. Все уже занимали своими делами. Занимались детьми, растениями, животными. В основном руководили роботами. Отдыхали по-разному. Зёга приходил в себя после пирамиды. Беседовал на языке роботов с Эриком. Айри и Джен слушали и расспрашивали своих мужей о новых знаниях.
А Лана, Виолетта, с Зенёй, Язоном, Валеркой и Володей, устраивали купания с оргией. Они нашли друг друга.
А Яна и Серёга, всё продолжали битву с паролями.
Наконец Яна собрала своих дублей, а Серега своих и каждый в отдельности составили список вариантов.
Прошло ещё несколько дней. Зёга уже полностью реабилитировался и предложил Айри тоже получить память роботов.
— Давай подождём правильных паролей.
— Слушай! Давай, по секрету от всех, сообщим друг другу то, что мы знаем и возможно найдем нужное сочетание.
— Сообщая тебе что-то о себе, чего мне тоже не хочется, очень не хочется, я сообщу тебе это и обо всех Янах.
— Но они же этого знать не будут и им не будет неловко, что я, что-то такое о них знаю.
— Ты конечно прав, но ты не прав. Ладно. Это подростковые фантазии.
Айри рассказала Зёге о подростковых фантазиях вызванных её тайными просмотрами фильмов для взрослых, с участием некой Джесики.
Она очень смущалась и пыталась перескочить через какие-то подробности.
Но её рассказ так подействовал и на Айри и на Зёгу, что им пришлось сделать небольшой перерыв, после которого Зёга глядя в потолок спросил.
— Ладно. Скажи, а слово «порно» пробовали?
— Нет. — Ответила Айри и встала, собираясь отправиться к Серёге и Яне.
— Не торопись — Сказал Зёга — Ты меня своим рассказом очень растревожила. Я ещё хочу.
— Ну, тогда растревожь и меня. Что такое на стеночку?
— «На стеночку» — это минет.
— А почему четыре раза по семь букв?
Зёга рассмеялся.
— Сейчас начнём практическое занятие.

Глава 24. Сообщение?

«Порно» в пароль подошло и сообщение открылось.
— Привет братья! — Вещал с записи голый Серш, держась за руку голой Янайри. Пара лежала на лепестках розовых, фиолетовых и кремовых цветов. —
Если вы меня слушаете, значит с паролем, вы справились. Извините за фривольный выбор пароля, но это имеет смысл, учитывая, что женщины используемые медузами асексуальны, и для них этот пароль будет более сложен, чем любой другой. Это первое. А второе это то, что там, где мы сейчас находимся, кроме как потрахаться, заняться практически нечем. Все мысли заняты этим. Но после того как кого-то из Вас найдут, я надеюсь к вам присоединиться. Тогда найдутся и другие занятия.
Аппарат, который вы видели, и полная его схема которого передана на ваши шлемы.
Войти в информацию можно только приложив фото родимого пятна Серёги, Зеги, Зени и остальных, а также фото левого зрачка Яны, Айри, Ланы и остальных. Это как графический код.
Там, во всём блоке, особо важная и секретная информация. Ну, чтобы благодаря этой информации медузы вас не нашли.
Информация, кроме прочего, составляет карту планет, на которые есть возможность выйти из антарктического портала. Существующая карта, с указанием на ней вашей планеты (раз вас обнаружили) так же уже у вас.
Как я думаю, нам следует перейти от обороны, отражая удары цивилизации медуз, к атаке на планеты занятые этой цивилизацией.
Особо прошу: Если вы встретились с какими-то артефактами, сообщите немедленно… ну, как только сможете.
— Привет сестрёнки! — Начала говорить Янайри. — Я очень соскучилась и мне очень хочется к вам. На любую планету. Мы сделаем из неё рай.
Планета, на которой Вас нашли, просканирована и к вам будет послано всё, чего вам не хватает для счастья. Конечно, возможна небольшая задержка. Я тоже очень хочу к вам. Я хочу какого-то конкретного дела. Мы всегда жили ради будущего. Все наши мысли были устремлены в него. На Огысе всё замечательно. Всё есть. Но если ничего не надо, надо только секс. А тогда это уже не секс, а гимнастика. Я даже пока второго ребёнка не хочу. Вот доберусь до вас, и нарожаю целый полк.
Мы вас очень любим, и очень по вас скучаем.

Серш и Янайри помахали руками, послали воздушные поцелуи и запись оборвалась.

Схемы, которые были переданы Сершем и Янайри, были интересны, но в основном для Валерки. Интересны были только схемы их звезды и планет её системы, что они уже знали, но не с такой точностью.

Однако продолжить изучение им не пришлось.
Неожиданно для всех в шлемах, в которых они посматривали эти схемы, прозвучал сигнал тревоги.

Возле их планеты материализовался темпотранслятор. Но сигнал тревоги шёл вовсе не от него. Роботы, отслеживающие события в космосе подняли тревогу, обнаружив с той стороны, где светили звёзды, плотное окружение их планеты каким-то веществом, на расстоянии 100 миллионов километров. Это была огромная полусфера, уже закрывшая половину звёздного неба. И при этом была видно в её действиях цель это сферу замкнуть. Их солнце оставалось в середине открытой пока части этой полусферы.
Вещество не быстро, но продолжало окружать их и приближалось.
Вещество, судя по спектру, было органическим, но размер отдельного объекта обнаружить пока было не возможно.
— Они слишком мелкие — сказал Язон с волнением. — Какая-то космическая медуза.
Тем временем темпотранслятор приближался к ним, не вызывая никакой тревоги у роботов.
— Привет это я. — Услышал Зёга голос в шлеме. Это я, Серш.
— Ты нас видишь.
— Можно сказать, вижу.
— А то, что за тобой, видишь.
— Уже вижу, но это со мной ни как не связанно. Когда я прилетел, это было. Если это медузы, я могу вас вывезти. Моя машина на 12 мест… если потесниться.
— Но Мурки не влезут?
— Мурки не влезут. — Сказал Серш.
— Тогда мы что-то придумаем. — Сказал Эрик и посмотрел на Зёгу.
— Ты уверен, что у нас получиться? Мы же, всё же не роботы.
— Так полетели, попробуем.
— Не рано? Мы это скопление ещё не возьмём. Далеко.
— Я что-то пропустил? — Спросил Валерка. — Что Вы попробуете?
— Мы получили некоторые знания. Но погоди. — Сказал Эрик. — Но мы можем попробовать контролировать роботов. — Сказал Эрик, обращаясь уже к Зёге.
— Да. Это можно попробовать прямо сейчас.
— Давай сначала попробуем сами.
— Давай.
— Так, господа! Мы с Эриком, временно принимаем командование на себя. Валерка, пожалуйста, возьми помощников и доставь по паре роботов к каждому из додекаэдров, а мы полетели туда прямо сейчас.
— Ну, хоть два слова.
— Мы хотим, и кажется, знаем как — сказал Эрик — защитить планету. Но времени может быть недостаточно. Подробные объяснения, потом…. Если выживем.
Зёга и Эрик полетели каждый к своему додекаэдру. Времени, казалось ещё достаточно, но слишком много было неясного.
Когда Зёге оставалась ещё несколько минут лёту к артефакту-додекаэдру на материке Козий, он услышал в шлеме Эрика:
— Я на месте. И готов.
— Я Скоро буду. Несколько минут. И о готовности сообщу.
— На чём будем пробовать?
— На одном из наших спутников безопасности.
— Тогда на самом дальнем.
— Чтобы взять больший захват?
— Думаю, Десять — пятнадцать кэмэ, будет достаточно.
— Я на месте. — Сказал Зёга Эрику. Он лежал на верхней грани пятиугольника, раскинув к его углам руки и ноги, голова была направлена к грани указывавшей на северный полюс. Эрик лежал головой к южному.
— Поехали?
— По счёту три.
Они считали каждый себе и на счёт три, включились.
Это было что-то наподобие медитации. Зёге казалось, что его тело увеличилось и улетает с планеты. Когда его воображение, усиленное додекаэдром, вынесло его в космос, он дотронулся пальцем своей руки до пальца воображаемого, перекрывающего собой половину планеты, Эрика.
Они вместе схватили сферу в несколько километров, внутри которой летал их спутник, и передвинули её во времени на миллиардную долю секунды.
Они не договаривались, но оба знали, что сделают так. Они могли окружить это сферой в несколько секунд, но тогда это могли бы заметить с того горизонта, который приближался к ним.
Всё у них получилось. Роботы были не нужны.
— Выключаюсь. — Сказал Эрик.
— Уже — сказал Зёга, вставая с грани.
Теперь оставалось ждать, когда приблизится непонятное пока вещество.
— Это не медузы — сказала Айри, которая вместе с Яной были уже около Зёги.
— А что это?
— Это миллиарды триллионов электрически активных грибных спор.
— Что значит электрически активных?
— Они обмениваются сигналами. Это как непредставимых размеров вычислительная машина.
— Это, наверное, гигантский разум. — Сказал Зёга.
— И такой же убийственный. Если эта сфера замкнётся и опуститься на планету, то высота этой «пыли» достигнет ста двадцати километров.
— Какая их глубина сейчас?
— Сейчас чуть больше четырёх километров, но она всё время увеличивает глубину, приближаясь.
— Это понятно. Кольцо сжимается и глубина увеличивается. Эрик! Ты меня слышишь?
— И тебя и Айри.
— Нам придётся, когда эта нечисть приблизится километров на двести, захватить её в стокилометровый мешок.
— Или когда она замкнётся. Солнце будет закрыто. Или справимся или умрём.

Прилетел Валерка с биороботами, которых контролировали роботы Серша. Биороботы не проявляли никакого сопротивления или неповиновения. Животных рядом не было. И Валерка с Володей полетели к Эрику.
Серш с Янайри были уже рядом с Эриком.
— Только одно вызывает оптимизм — Сказал Серш — Если этим грибам удастся с нами покончить, останутся еще те Сергеи и Яны, которых вы отправили через антарктический портал на пару недель раньше.
— Ты уже знаешь, где они?
— Пока нет.
— Но судя по действиям нашего врага, они знают. О такой атаке я на Огысе не читал. Это что-то новенькое.
— Они столкнулись с настоящим врагом. С вероломным и беспощадным. Таким как они сами.
— А у меня другие причины для оптимизма — Сказал Серега, прилетевший с Валеркой. — Пока не 2018 год.

Глава 25. Битва.

Прошло несколько часов. Они даже успели перекусить и вздремнуть.
Когда облако приближаясь, почти замкнуло сферу, Зёга с Эриком заняли свои позиции, попросив остальных покинуть додекаэдр.
Серш и Янайри «запарковали» свой темпотранслятор, рядом с Зёгой. Тут была весёлая компания Серёги, Яны, Айри Зёни и Ланы.
Около Эрика был Валерка с Володей, Джен, Виолетта и Язон. Около каждой компании были по два биоробота и десяток обычных.
«Сейчас бы поговорить с Сершем.» — думал Зёга. — «Такая встреча и всё впопыхах. И времени нет. А Серш и Янайри очень изменились. Появилась холеность. Серш не пополнел, но в движениях появилась медлительность, а в глазах Янайри, копии его Айри, опять появилась стервозность. А Джен он мог бы и не отличить.
Но пора действовать.
Зёга улёгся на пятиугольник.
— Готов? — Услышал он в шлеме.
— На счёт три…

На этот раз, было очень нелегко. Они обхватили весь шарообразный слой с обеих сторон, одной секундой в будущее.
Оказалось операции со временем на тетраэдре высасывают их энергию.
Но они сумели.
Потом они сжали получившийся слой, разорвали его шарообразность и снова сжали. Сжали, как могли и толкнули получившийся гигантский обруч, к солнцу.
Обруч пульсировал. Масса спор пыталась вырваться из этой временной ловушки, но у них не получалось. Всё что оставалось Зёге и Эрику, так это держать эту секунду. Силы были на пределе, но пока всё шло нормально.
Всё проходило очень медленно, но нужно было терпеть.
Когда обручу до солнца оставалось всего два миллиона километров, удалось его смять в шар. Шар был размером с небольшую планету. И он продолжал пульсировать. Теперь содержимое шара отделяло от окружающего мира, всего треть секунды, но площадь удерживаемой поверхности тоже сократилась.
Живой планетоид направлялся в огненную печь.
Шло время.
Зёга терпел, но вдруг Эрик прекратил работу.
Зёга не выпал из состояния, но сам удержать поверхность шара он не мог.
До солнца планетоиду оставалось не больше половины миллиона километров, и Зёга поставил барьер, над поверхностью планетоида, но масса спор, как спрут стала выползать за барьер, хотя нити потянулись и к солнцу.
Стало ясно, что большая часть облака спор сохранится, а сил уже не было.
— Клади вместо себя робота, — услышал Зёга команду Эрика — и работай через него.
Зёга положил биоробота вместо себя, и понял, что действительно может подключиться через него.
Зёга был очень измотан, но сил работать через биоробота нужно было чуть-чуть, да и выбора не было.
Биоробот Эрика окружал вырвавшиеся языки массы спор пузырями времени и толкал их к солнцу.
Начав работать вдвоём, они опять окружили сферой основную массу в шар и толкнули его к солнцу.
Чем ближе сфера приближалась к солнцу, тем сильнее была её пульсация.
Приближаясь к солнцу, под потоком быстрых частиц, пузыри распадались, но для спор это не было спасением. Споры сгорали, окружая часть солнца радужной атмосферой.
Наконец к солнцу приблизился основной планетоид окружённых временем спор, и вспыхнул.
Зёга потерял сознание.
Ему снились странные вещи. Но в основном снился планетоид одноклеточных грибов. Но во сне он не был планетоидом. Сначала это был огромный великан, извергавший пламя и грозивший молниями. Потом он превратился в женщину с горящими глазами, просившую о пощаде и тянувшую к нему свою ладонь. Потом он проснулся.
Проснулся он от обычного своего желания отправиться в туалет, но встать не мог.
— Лежи, не дёргайся. — Сказала Айри.
— Я хочу в туалет. По маленькому.
— Ты в комбинезоне, так что ходи по какому хочешь. И вот — Айри приподняла его — попей. Это энергетический напиток. Серш привёз.
— Что с Эриком?
— С Эриком, как раз, всё в порядке. Мы о тебе беспокоились. Ты ещё не адаптировался после получения памяти…
— Когда Эрик прекратил работать, все оставшиеся силы я истратил на барьер.
— И он очень помог — Услышал он голос вошедшего Эрика. — Мы с тобой совершили чудо. Мы уничтожили Рогиату.
«Рогиату? Да теперь Зёга, памятью робота, вспомнил. Именно Рогиата уничтожила предыдущую цивилизацию этой планеты.
Это было около двухсот миллиардов лет назад. Тогда эта планета была совсем другой. Он всё вспомнил.
Это была зелёная планета и почти половину её поверхности занимала суша.
Медузы только появились в океане, и ни кто не догадывался об их опасности. Он, и такие как он, помогали людям искать и находить нужную информацию. И вообще помогали во всём. Потом появились пауки. Пауки? Да. Тогда медузы ещё не догадались делать «женщин-зомби». — Подсказало сознание Зёги. — Пауков была масса. Яйца пауков были окружены сладким гелем и животные, которых было множество, охотно поедали листья, на которых пауки откладывали свои кладки. А хищники слизывали их. В желудке животных яйца проходили инкубационный период и выходили вместе с экскрементами, вылупляя паучат, буквально через несколько секунд после этого.
Паучата вырастали в агрессивных пауков, укус которых для людей был смертелен.
Были созданы новые биороботы уничтожавшие всех животных. Другого спасения не было.
Потеряв всех животных, но с пауками, как будто, справились.
А потом появилась Рогиата.
Ни кто даже и не понял, что это, пока не стало слишком поздно. Она легла на планету огромным слоем. Всё живое, находящееся на поверхности планеты, люди животные и птицы, было уничтожено.
Потом Рогиата ушла. Она улетела. Зёга помнил, как поднимались вверх ниточки — паутинки спор, до самого неба.
Планета очистилась, но кроме биороботов на её поверхности ничего живого не осталось. А биороботы, миллиарды лет ходили по поверхности, уничтожая всех животных, спасая несуществующих людей от не существующих пауков.
А сама планета перешла во власть цивилизации медуз.
Правда, какая ни какая, а эволюция опять началась.
И вот теперь Рогиата сгорела. Дубли Сергея Ростовцева, получившие память и знания древних роботов, сожгли её.
Зёга ощущал катарсис.
— А почему ты прекратил работу.
— Забавная история, чуть не стоившая нам жизни — Ответил Эрик. — Мы воспитали удивительное животное. Одна из Мурок сама влезла в свои летательные сапоги и полетела ко мне.
— Вот умница. Человеческий интеллект.
— На неё напал биоробот. С роботом не могли справиться. Это и вывело меня из рабочего состояния. Я схватил робота и приказал ему лечь вместо меня. Но зато я понял, что я вижу Рогиату через него и могу через него действовать.
— А что с Муркой.
— Да что с ней будет? Этот балбес нанёс «страшный» удар по кости ее воротника. Не знаю, почувствовала она удар или нет, но говорят, что посмотрела на него удивлённо, но без агрессии.
— Как на дебила? — Не смотря на отсутствие сил, Зёга не мог не рассмеяться, представив эту ситуацию, и вспомнил, как сам Эрик поломал руку.
— Так что всё закончилось хорошо.
— Не для Рогиаты. Было бы интересно с ней в безопасной ситуации пообщаться. Я такие сны видел.
— Я тоже. Хорошо, что передаваемые ей образы, начали всплывать с опозданием.
— Интересное создание. Мега мозг. Теперь я знаю, кто мыслит за медуз.
—Интересное? Это облако неминуемой гибели.
—Вселенная бесконечна. Рогиата редкость. Но вряд ли она уникальна. Может ещё и побеседуем.

Конец второй книги.

Продолжение следует.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники