Остров Краба.

Предисловие автора.
Этот приключенческое или фантастическое сочинение написано вовсе не для читателя. Я писал его для себя. Я так устал от чернухи и порнухи, летящей изо всех щелей сегодняшнего информационного и развлекательного пространства, что мне захотелось почитать что-то, где не будет злодеев, антигероев, пидорастов, либерастов и прочего дерьма.
Мне так захотелось просто почитать что-нибудь, где будут только хорошие люди, где никто не будет жрать друг друга,  а если кто и руководит, то только потому, что точно знает, как сделать лучше, а не потому, что с детства мечтал командовать и плевать на всех сверху. Мне захотелось, чтобы всё было логично, и чтобы герои не погибали  только потому, что автор не знал, куда их девать. И конечно, чтобы был счастливый конец. Мне захотелось этого до крика, до слёз!
Но где сейчас такое взять?
Вот и пришлось написать.
В этом сочинении даже страны ведут себя не самым злодейским образом. Собственно, это и составляет элемент фантастики.
Если хотите, читайте. Я обо всём вас предупредил. + 14.
Сергей Ростовцев
Часть первая.
Маршрут.
Странная штука это – авиабилеты.
Вот, например. Марк, из почти родного Ришон ле Циона, решил с дочерью слетать на пресловутые Гавайи.
Отпуск у него и каникулы дочери  в июле. Но скайсканер  заявил, что билеты есть только на апрель, да и то по полторы тысячи долларов.
Такой суммы у Марка билеты не было. Это же на двоих, туда и назад больше шести тысяч долларов.
Суммы не было, а голова была.
Билет в родную Москву - сто сорок долларов, три дня гуляем и полетели в Нью-Йорк за триста долларов, а из Нью-Йорка до Гонолулу четыреста пятьдесят. Итого девятьсот долларов.
Это тоже немало, но это не просто полететь на Гавайи, а заодно посетить Москву, где его шестнадцатилетняя дочь однажды уже была, и Нью-Йорк, где они ещё не были, и наконец, Гавайи.
Таким образом, всё их путешествие, с жильём, едой и развлечениями, должно было вложиться в пять, ну пять с половиной тысяч долларов. Это тоже много. Но раз в жизни…
Ему пятьдесят пять и больные ноги. Когда ещё он сможет это осуществить?  Правда, говорят, что его ноги болят из-за его веса. Но вес ведь тоже девать некуда? Дочь Ольга, ей шестнадцать. Ещё пару лет и их графики могут не совпасть. А пока главное - это её, школьный график.
Нет, решено.
Три недели отпуска! Успеют нагуляться.
Полёты.
Каждый раз, садясь в самолёт, Марк переживал.
Да, самолёт надёжный вид транспорта, он много летал, и всегда всё было в порядке. Катастрофы они где-то там. Большая вероятность погибнуть в автокатастрофе. Но никто не отказывается ездить и непереживает перед этим. Но самолёт другое дело. Он высоко.
Москва встретила их тёплым ливнем, который уже через час оставил после себя замечательный солнечный день. Москва это вообще праздник.
Апартаменты дешёвые, еда вообще почти бесплатная. Ольге понравилось. Особенно еда.
А ягоды? Черника с молоком на завтрак, русское мороженое, шоколад…
Полёт в Нью-Йорк, был очень утомительным 10 часов.
По сравнению с Москвой Нью-Йорк серый и грязный провинциальный городишко, пусть дажу высокий, в некоторых местах. А еда, даже по сравнению с израильской, картонная. А уж сравнивать с едой, которую они ели в Москве, вообще нельзя. Россия - очень вкусная.
И аэропорт Нью-Йорка им не понравился. Не будь у них билетов до Гонолулу и назад в Израиль через Москву, не пустили бы их в США, хоть и режим безвизовый.
- Почему такой маршрут выбрали? – Перевела Ольга вопрос аэропортового Нью-Йоркского чиновника.
«- А тебя е…т?» спросил бы Марк, если бы он мог сказать это на английском. Но матюкаться при Ольге? Да и возьмёт эта тварь и завернёт назад. И плакали наши денюжки.
- У нас путешествие к совершеннолетию дочери. Мы хотим на Гавайи, но перед этим решили побывать в двух самых великих городах планеты.
- Так летели бы через Лондон – ответил чиновник, которому наверно не понравилось, что Москву записали в великие города.
- До Лондона из Тель-Авива намного дороже. – Ответил Марк, решив, что денежный вопрос  убедит американского чиновника в большей степени.
И видимо так и произошло. Ещё минут пять, почитав представленные документы, он шлёпнул штамп и сказал проходить.
Хорошо, что в Нью-Йорке были всего пару дней.
Рейс до Гонолулу начался с неудачи. По пути в аэропорт у Марка порвался его любимый безразмерный израильский военный рюкзак. Пришлось прямо перед аэропортом, что всегда дороже, купить новый пластмассовый чемодан. И перекладывая вещи впопыхах, он положил в этот чемодан и свой смартфон, и увеличительное стекло, делавшее из смартфона таблетку. А до Гонолулу 10 часов полёта. У Ольги лэптоп, но она же всё время в нём. А ему придётся поскучать.
Его чемодан забрали в багаж, несмотря на то, что он вполне проходил и по размеру и по весу в ручную кладь. Но в нём был нож. Очень удобная для резки овощей, пилочка, купленная в Москве. В Москве, при прохождении багажа, на неё не обратили внимание. Она являлась не большей опасностью, чем маникюрный набор. Вот он и остался без своего смартфона. Vernee  был недорогим аппаратом, но он его очень любил. А увеличительное стекло превращало его в полноформатную книгу. Разрешение экрана это позволяло. А шестьдесят четыре джигабайта внутренней памяти, из-за которой он и был куплен, и тридцать два внешних, превращало аппарат в мировую библиотеку, хранилище его отсканированных фотографий…, и ещё оставалось место.
В самолёте Boeing 717–200 два места в  двадцать восьмом ряду справа оказались самыми последними местами в самолёте. Марка это не очень расстроило. Он не мог зарегистрироваться и выбрать место заранее. Но они сидели рядом, и не было третьего сидения, а значит ему, чтобы встать и пойти в туалет, а эта необходимость возникала у него иногда неожиданно, не нужно никого беспокоить.
Как всегда стандартный ремень, которым пристёгивались в самолёте, был ему мал. Но он уже знал, что у стюардесс есть удлинитель.
На этот раз ему выдали жёлтый удлинитель. Они пристегнулись и стали наблюдать в окно, как самолёт взлетает.
Более волнующий момент, когда самолёт благополучно приземляется.
Ольга, как всегда расположилась у окна и внимательно смотрела за происходящим.
Ничего нового за окном не происходило. Самолёт поднялся над облаками, и земля исчезла из вида.
Марк поворочался в неудобном кресле и задремал.
Проснулся он, когда разносили еду. Был какой-то сэндвич с солёной рыбой и что-то вегетарианское. Марк выбрал вегетарианское. После рыбы будет хотеться пить, а количество бесплатных напитков, кто их поймёт этих американцев, может быть ограничено.
-Сколько я спал?
- Часа три.
- А который час?
- По местному времени, - засмеялась Ольга – сейчас 11 часов.
- Но мы пока над континентом?
- Да. Я через вайфай, включила Глонас.
Ольга показала Марку карту США, на которой где-то в районе Солт-Лейк-Сити висел и даже наверно двигался зеленый треугольник.
- Ты спи. – Сказала Ольга и опять воткнула в уши наушники. На лэптопе разворачивалось какое-то действо японских мультяшек.
Марк подумал, что он уже выспался, прошелся в туалет, размял ноги, сел в кресло, пристегнулся и опять задремал.
Когда он проснулся в следующий раз, дремала дочь. Но на её открытом лэптопе был не аниме, а Глонас. Зелёненький треугольник висел над морем, но за окном, по-прежнему были исключительно облака.
- Привет. – Сказала Ольга проснувшись. Я медитировала.
Марк усмехнулся.
- Я видел.
- Нет. Честно.
- А как ты медитировала?
- Я представляла себя феей летящей высоко над морем.
- Я тебя люблю, моя фея. Мы таки летим высоко над морем.
- Но моя фея летела сама, а не на самолёте.
- А мне уже давно такое не снится.
Ольга посмотрела на экран.
- Нам до приземления сорок минут. Но ты, наверное, выспался?
- Более чем.
Марк поднялся и опять прошёлся до туалета.
Когда он вернулся, в туалет пошла Ольга, а Марк начал делать гимнастику, опираясь сзади на спинку кресла.
- Пожалуйста, пристегните ремни. – Перевела вернувшаяся из туалета Ольга английский текст объявления.
- Наверно начинаем посадку.
Они сели и пристегнули ремни.
Катастрофа.
За окнами потемнело и их начало трясти. Трясло всё сильнее. Вернее уже не трясло, а бросало. Только застёгнутые ремни не давали им вылететь из сидений.
- Зона турбулентности – сказал Марк. – Такое бывает.
Но неожиданно самолёт стал пикировать вниз.
- Катастрофа? – Спросила Ольга. – Мы погибнем?
Марк обратил внимание, что никакой паники в её голосе не было.
- Возможно всё. Но мы над океаном. Если будет шанс, постараемся выжить. Ты можешь достать жилеты, не отстёгиваясь? Я не дотянусь.
 Ольга наклонилась и вытащила из-под своего кресла и кресла Марка, два спасательных жилета.
- Главное, не дергай за эти веревочки, пока не попадёшь в открытую воду, если удастся выбраться из самолёта живыми.
- Хорошо.
Самолет продолжал, то пикировать, то выравнивался, и их опять бросало, то вниз, то вверх.
- Может это просто сильная турбулентность и всё обойдётся. Но когда я скажу - отстёгивай пояс безопасности. Или я это покажу, или ты это сама увидишь.
Марк чуть не прикусил язык, так дёрнуло самолёт.
В иллюминаторе уже было видно море.
Прозвучал голос на английском и Ольга перевела.
- Мы посадим самолёт на воду. Не включайте ваши жилеты до выхода из самолёта. На выходы будут надувные трапы.
В это мгновение Марк ощутил сильный удар и потерял сознание.
Но был он без сознания наверно не больше нескольких секунд, потому, что когда он пришёл в себя, перед ним кувыркаясь, проносилось море. Хвост самолёта,  с большим куском его днища, вместе с ним и Ольгой оторвало. Теперь это всё, кувыркаясь, летело вслед за удаляющимся телом остального самолёта.
Ольга в сознание ещё не пришла.
Марк смог дотянуться только до правой веревочки на её жилете. Он дернул её, потом свои и постарался одновременно отстегнуть пояса безопасности. Но пояс Ольги он всё-таки на мгновение отстегнул раньше.
При очередном кувырке их выбросило из оторванной части, и Марк потерял сознание.
- Папа! Папа! Ты живой? - Ольга, плавая рядом, дёргала его за ухо.
- Ещё не уверен.
Ольга улыбнулась.
Замечательная у него дочь. Улыбаться, плавая посреди Тихого океана, выпав из потерпевшего катастрофу самолёта, могли только два человека в мире, он и его дочь.
- Будем надеяться, что нас быстро найдут – сказал Марк. – У тебя все цело?
- Да. Но я потеряла лэптоп.
- Пошел он…. Купим нового поколения.
Самолёта и его остатков по близости видно не было.
- А что случилось с тем куском, откуда мы выпали. Ты не заметила.
- Заметила. Он вон там плавал, а потом развалился и утонул. У меня как-то сама собой надулась половина жилета.
- Это не сама собой. Ты после удара потеряла сознание, а я мог дотянуться только до одной половины. А потом отстегнул нас. У тебя крови нигде нет? Раны?
- Кажется, нет. А что?
- Кровь очень далеко чувствуют акулы.
- Вроде нет.
- Ладно. Поплыли по направлению улетевшего самолёта. Основные поиски будут там.
 - А откуда ты знаешь, куда он улетел?
- Ну, ты же показала, что хвост затонул там?
- Да.
- Ну, так в том направлении и самолёт. Хвост-то, летел по инерции.
Марк заметил, что до сих пор сжимает в руке тот удлинитель пояса безопасности, который был ему нужен, чтобы стандартный пояс оделся на его толстый живот.
 Они поплыли в направлении, куда указала Ольга. Солнце ещё было не в зените и светило им в левую щёку.
- Ой? Что это?
Марк тоже сразу не понял, что происходит, но первый же выпрыгнувший из воды чемодан, сразу объяснил происходящее.
А разноцветные пластиковые чемоданы выпрыгивали из воды, как большие лягушки и оставались лежать на поверхности.
- Это, похоже, наш плот выпрыгнул. Если они, конечно, такие герметичные как их рекламируют.
Половина чемоданов были такие, как купил Марк. Но не такого противного цвета. Как тот, который он купил вместо рюкзака по скидке. И большая часть чемоданов была более значительного размера.
Марк подплыл к двум таким чемоданам и связал их ручки удлинителем ремня безопасности. Потом подтащил третий  и привязал его. Но, растянутый во всю длину удлинитель, ещё имел запас. Тогда он с другой стороны пристегнул еще один, так, что получился крест.
- Держи его. - Сказал он Ольге.
Потом он вынул свой брючный ремень и связал в такой же крест ещё четыре чемодана.
- Залазь наверх. Я тебе дам какой-нибудь маленький чемодан. Попробуй его открыть. И если откроется, посмотри там всё, что можно использовать как верёвки.
Чемодан был мужской. Из подходящего, в нём оказалось два пояса, четыре галстука, футболки, тонкие спортивные штаны, рубашки, брюки, и шнур для электробритвы. В дело пошло всё. Потом был вскрыт ещё один чемодан…
Через минут сорок или час, были связаны все всплывшие чемоданы. Нашёлся и чемодан Марка. Самым ценным в его чемодане, в этот момент, была двухлитровая бутылка воды. В других четырёх открытых ими чемоданах было виски, духи, шампуни, но воды не было больше нигде.
Достал он из чемоданов и какую-то одежду. Если до ночи их не найдут. Ольга может замёрзнуть.
Посередине они связали большие чемоданы, а вокруг маленькие. Марк достал в своём пилочку, чтобы если какой чемодан начнёт тонуть, можно было его обрезать. Он, с трудом, благодаря помощи Ольги, взобрался на чемоданы. Теперь лежал грудью на самом  большом, водрузив попу на чуть меньший.
- Высыхаем. Будет жарко, сразу намочи себе голову и укрой её какой-нибудь тряпкой. Будет высыхать, мочи. Береги лицо. Лицо лучше не мочить.
- Хорошо.
Ольга была лёгкой и гибкой, она могла ползать по чемоданному плоту, открывать чемоданы, не закрытые на замок, и что-то доставать.
Солнце перевалило через наивысшую точку и стало медленно двигаться к закату. Поднялся небольшой ветер, который гнал их чемоданный плот куда-то на северо-запад. Ни остатков самолёта, ни плавающих людей они не видели.
Ночью волны стали покруче, и они с Ольгой,  держась за ручки чемоданов, взлетая с каждой волной, выкрикивали друг другу: держись крепче или что-то подобное.
Этот крик скорее предназначался себе и волнам.
Но к утру океан успокоился, и они устало уснули на своих чемоданах.
Их почти не качало. Волны поднимались не более чем сантиметров на тридцать, несмотря на свежий юго-западный ветер.
Скалы.
Их несло трое суток. Вода давно была выпита и никаких самолётов, которые должны были бы их искать, не было.
- Сколько времени человек может прожить без воды? – Спросила Марка Ольга, когда последние капли были выпиты.
- Очень долго. Человек чаще умирает от страха перед жаждой, чем от самой жажды. Но вокруг нас океан воды. Можно пить по чуть-чуть эту солёную воду. Но очень по чуть-чуть и только когда станет совсем невмоготу. Пить море - не особо большое удовольствие. Но это легче, чем не пить вообще.
- Папа! Мне кажется, что я умираю.
- Это только кажется. Ничего не бойся. Самое страшное - это страх. Намочи ткань и соси её.
- А что там впереди? Там какие-то столбы.
Марк посмотрел туда, куда их несло. Их несло прямо на скалы.
- Главное не разбиться. Попадём на скалы - я тебе покажу, как добывать пресную воду там, где её нет.
- Расскажи сейчас.
- Закапываем в землю, в песок, в камешки, или ставим в лужу какую-нибудь ёмкость и накрываем её материей, так чтобы средина свисала. А сверху накрываем полиэтиленовой пленкой или кульком  и поливаем, если там уже не лужа, вокруг водой. Такую лужу можно сделать в чемодане. Роса попадает в ёмкость. Эта вода совершенно без соли. Поняла?
- Хорошо. Спасибо. Даже легче стало терпеть.
А скалы приближались.
Это были две торчащие вверх, довольно высокие скалы. И несло их прямо на эти скалы.
 И скоро они уже были в метрах ста от этих скал, которые представлялись уже не просто высокими скалами, а невысокими горами. Особенно, правая.
Их несло, хотя уже не так быстро, в промежуток между скалами.  Промежуток был метра два, два с половиной, и когда они были уже совсем рядом, они увидели, что посредине этого промежутка торчит острый обломок скалы, вокруг которого пенится вода.
- Держись крепко! – Крикнул Марк, и чемоданный плот врезался в этот обломок.
Как ни мала была их скорость, Марка сбросило с плота, а Ольга удержалась.
С облегчением   Марк почувствовал под ногами дно. Он, держа в руках связывающую чемоданы материю, заглянул за выступ правой  скалы и увидел пологий спуск.
И течение тут было слабее.
Часть чемоданов обвило этот камень и весь плот застрял.
- Сможешь вытащить из-за камня чемоданы или надо резать? А я потащу их вместе с тобой сюда. Тут есть, где выбраться.
- Попробую.
Марк тащил. Но тащил не сильно, постепенно продвигаясь в сторону, а Ольга один за другим выводила чемоданы из-за камня.
Всё получилось. Начало темнеть.
Они вытащили все чемоданы из воды и стали поднимать их повыше. Когда они вытащили все чемоданы на более-менее ровную площадку, которая была метра на четыре выше поверхности воды, было уже темно. И луны видно не было.
Марк устал до потери сознания. Хотелось упасть и ничего не делать, но он продолжал работать. У Ольги сил на всё не хватило и Марк дал ей команду: лечь на вытащенную одежду и расслабиться.
Он посидел минут десять и стал встряхивать вытащенные чемоданы, открывая те, где предполагал какое-то питьё. Наконец он нашёл чемодан с бутылкой шампанского.
Ольга не пила алкоголя и не пила газированных напитков. Но это не в этом состоянии.
- Ещё не спишь? - Спросил он у дочери.
- Очень пить хочется.
Марк открыл бутылку и медленно выпустил газ.
- Не думаю, что тебе это очень понравиться, но это не морская вода.
- Что это?
Марк рассмеялся.
- Всё в порядке. Это газированное вино, так что пей осторожно. Оно не крепкое. Но не поперхнись. Но твой вопрос, умирающего от жажды человека, мне понравился.
Ольга начала осторожно пить из горлышка и всё равно закашлялась. Потом ещё выпила.
- И ты пей. Я без папы всю равно обречена, так что пей.
- Ну, тогда поздравляю тебя с чудесным спасением из катастрофы и из вод. – Марк выпил несколько глотков и голова у него закружилась.
- Но это скалы. Мы можем умереть, если не от жажды так от голода.
- Дочь моя! Если мы не умрём от страха, а от страха мы не умрём, мы как-нибудь выживем. Утро вечера мудренее.
Марк выпил ещё пару глотков и передал бутылку Ольге.
- За спасение!
- За спасение. – Повторила дочь и начала медленно глотать шампанское.
Когда осталось треть бутылки, она передала её Марку и сказала.
- Допивай.
Марк допил оставшееся и, закутавшись в чужие вещи и прижавшись друг к другу, они спокойно и крепко уснули.
Пляж.
 Проснулись они вместе. Крики чаек только обостряли тишину этого утра.
Вернее первым проснулся Марк, ему захотелось в туалет. Но с его весом и не совсем здоровыми ногами ещё и усталыми до невозможности, чтобы встать с земли, ему пришлось проделать некоторые трюки. Сначала он встал на четвереньки,  потом на одно колено, и используя бутылку из под шампанского как костыль. Наконец поднялся на ноги
и огляделся.
Ольга, наблюдавшая за этой его гимнастикой, продолжала кутаться в тряпки.
Марк огляделся.
- Мама дорогая! Доченька, мы в раю.
- Умерли, что ли?
- Нет. Мы в земном раю.
Перед Марком лежал пологий пляж из золотого песка, и тянулся он минимум километр, а то и два.
Перед ним была не скала, а прекрасный остров, который вчера они видели в профиль.
За пляжем золотистого песка, который по ширине был метров сто, на всю длину тянулась полоса деревьев, шириной метров двадцать, а над деревьями виднелся серый камень возвышающейся скалы.
В самой высокой точке скала была примерно двадцать - тридцать метров. На глаз не определишь. Но в основном была ниже.
По береговой кромке пляжа лежали холмы водорослей, а ещё дальше в море, тоже заваленные водорослями выступали две каменных косы. Косы лишь чуть выступали над поверхностью воды. Правая коса  заходила за левую, создавая идеальную бухту, в которой даже ряби не было.
Но дело, ради которого Марк встал, принуждало его к действию, отрывая от созерцания открывшееся красоты.
Марк спустился вниз и обнаружил, что вода спала сантиметров на сорок. Он сделал свои дела и заглянул в промежуток между скалами, куда их вчера несло.
Там вообще были места, где высота воды не превышала пяти десяти сантиметров. Но были там и углубления.
В одном из углублений Марк заметил какое-то движение. Он обогнул камень и увидел в этом углублении рыбину, сантиметров тридцать – тридцать пять.
Он снял рубашку, завязал рукава и минут через двадцать охоты вернулся наверх с этой рыбой, напоминавшей обычного окуня.
- А это будет завтрак. - Сказал он Ольге, продолжавшей сидеть закутанной в чужую одежду и любующейся пляжем.
- Ура! – Сказала Ольга. Я даже согласна на шампанское с этой едой. Мы будем его есть сырым?
- Сырым. Шампанского больше нет, но мы придумаем. А пока пойди принеси сухих водорослей с берега.
Ольга пошла за водорослями, а Марк отправился в ближайший участок лесополосы,  где она была самой густой от кустарника, растущего между деревьями.
В отличие от берега, где был песок, под верхним слоем растительной гнили была глина. Глина была мокрой. Через час поисков, раскапывая растительную гниль подвернувшимся камнем, он обнаружил маленький родничок. Родничок находился в лунке, сантиметров пятнадцать в диаметре. Но то, что это не дождевая вода, говорило то, что из этой лунки вода все время вытекала.
Он попробовал воду на вкус и позвал Ольгу.
- Пей. Но оставь место для карася.
Ольга опустилась на колени и стала пить.
- А нельзя ли сделать так, чтобы можно было набрать бутылку.
- Всему своё время. Не торопись. Если бы у нас было много пластиковых бутылок….
- У нас есть много пластиковых бутылок.
- Откуда?
- А в водорослях. Есть даже две, наполовину полные колой. Я не стала пить, но принесла. Я подумала, что ты знаешь, могла ли она испортиться. А ещё там много металлических баночек, из-под разных «булов».
- Теперь у нас есть вода. А колу нужно слить вместе. Это фосфорная кислота. Вдруг для чего и пригодится. И баночки собери. Они мягкие, но это пока единственный источник метала. Крючки для рыбалки сделаем.
Бутылок,  алюминиевых баночек, впрочем , как и пластиковых кульков, в водорослях было действительно в достатке. Но сейчас этот мусор очень обрадовал Марка.
  Он разрезал и сложил в трубочку пять полуторалитровых гладких бутылок из-под пепси-колы. Получился труба сантиметров восемьдесят, ровно до того момента, когда можно было подставить под конец этой трубы горлышко бутылки, под которую он выкопал ямку. А Ольга в это время намыла в море двухлитровых бутылок. И поставила их высыхать рядом с родником горлышками вниз, чтобы вся солёная вода стекла.
Родник был слабый, но несущий жизнь. Полная двухлитровая бутылка набиралась минут за пятнадцать.
Первую бутылку Марк и Ольга пили и выпили полностью, пока набиралась вторая.
Подставив набирать третью бутылку, они наконец решили заняться карасём.
Пока Марк с помощью лупы от своего смартфона или очками, которых было в его чемодане две пары, пытался разжечь сухие водоросли, Ольге удалось вскрыть самый большой чемодан, достав оттуда несколько красивых металлических зажигалок и советский армейский штык-нож.
- Умница! Лучшей находки трудно представить.
- А ещё ты на нём плыл.
- Да. Это самая лучшая функция этого чемодана.
- Вот и это возьми. Нашла. Помажь губы, а то совсем потрескались.
Марк разжёг небольшой костёр, выпотрошил и зажарил карася, насадив его на прутик.
Он взял себе голову, отдав остальное Ольге.  Он съел её подчистую и догрыз то, с чем Ольга не справилась, не забыв о том, что было между позвонками, и почувствовал себя ещё более голодным.
- Скажи мне ребёнок, а когда ты разбирал чемоданы, ты не видела ничего, напоминавшего тебе сеть? Вообще с чемоданами нужно разобраться по-взрослому. Там может быть много интересного.
- Там есть какая-то белая накидка, как вязаный шарф, но с дырками. И есть такие, полупрозрачные платья. А видела ещё один женский цельный купальник,  у которого вся спина и даже попа как сеть. Зачем такой?
- Это не тот вопрос, который меня сейчас интересует. Ты помнишь, в каких это чемоданах? Сколько ты вскрыла?
-  Всего чемоданов сорок два. Я просмотрела поверхностно те, которые справа.
Справа лежало шестнадцать чемоданов.
Они полезли в открытые чемоданы, и довольно быстро Ольга нашла шарф, о котором она говорила.
Шарф напоминал скорее вязаное пончо. Он был метр на полтора и тянулся. И хотя он был белого цвета, это было то, что надо.
Марк продел по краям прутики и скрепил их по углам шнурками их чьих-то кроссовок.
Он спустился вниз и увидел, что вода опять поднялась.
Вода была ещё не такой глубокой как вчера. А вчера она была по грудь, но уже сантиметров на двадцать выше, чем утром. И течение уже несло между скалами кусочки водорослей.
Марк тщательно закрепил свою сеть между камнем, стоящим посреди промежутка и между правой скалой,  на всякий случай пристегнув к скале это сооружение еще двумя ремнями, освобождёнными от связывания чемоданов.
- Оль! Вытащи на сухой песок повыше все водоросли, которые сможешь и разбросай их тонким слоем.
- Все?
- Ну не все, но достаточно  для того, чтобы сделать матрасы из длинных женских платьев. На этих матрасах спать будет уютнее, чем на песке. А я пройдусь у скалы. Вдруг там чего есть.  Но будь осторожна. Вода прибывает. В воду не заходи.
- А она долго будет прибывать?
- Тут, видимо,  приливы и отливы. Точно потом вычислим. Пока нужно как-то обжиться и сделать заготовку для костра. Вдруг корабль поплывёт или самолёт полетит.
- Он может нас заметить?
- Не знаю. Но попытаться нужно.
Марк зашёл в промежуток между скалой и лесополосой. Промежуток был очень узкий, а иногда его вообще не было. Ветви деревьев лежали прямо на скале.
Марк искал какую-нибудь пещеру. Скала была не широкой, метра три четыре шириной (если судить по тому, что было видно с того края, к которому они приплыли), но пещера или что-то её напоминавшее вполне могло бы и быть.
И он нашёл. Не то, чтобы это была пещера, но это было углубление вглубь скалы, метра два на два. По высоте эта выемка была такой, что Марк в любом месте мог, протянув руку вверх, положить на неё всю ладонь.  Ну, значит меньше двух метров. Он дошёл до другого конца пляжа и решил возвращаться рядом с деревьями, но со стороны моря.
Он осмотрел другой конец острова и вдруг увидел лежащее на камнях тело женщины в спасательном жилете.
Виктория.
Женщина лежала лицом вниз, но её рука сжимала выступ скалы. Это означало, что выбралась она сюда сама.
Он подошёл и дотронулся до тела.
Тело было теплым. Он потормошил женщину за плечо.
-Эй! Вы живы?
Женщина пошевелилась.
- Пить. Воды.
- Погодите немного. Я схожу за водой.
Марк как мог быстрее дошел до места, где набиралась бутылка с водой, забрал её, подставив новую. Потом позвал Ольгу.
- Ребёнок! Беги на тот конец острова. Там лежит женщина. Она живая и видимо с нашего самолёта. Неси ей воду. А я следом. Я тут не побегаю. Прямо на камнях с той стороны.
Ольга без всяких дополнительных вопросов  схватила бутылку и побежала туда. Марк пошёл следом.
Когда он пришёл, женщина лежала уже на спине и двухлитровая бутылка была пуста. Лицо у женщины напоминало маску зомби. Губы потрескались вообще.
- Пусть Бог наградит вас. Вы спасли мне жизнь. Я с ней уже попрощалась.
- Идти сможете?
Женщина побледнела, насколько ещё могла побледнеть её маска.
- Я инвалид. Я инвалид колясочник. Так что наверно мне нужно было умереть.
- Не говорите глупостей. Оля! Переложи всё куда-нибудь из большого чемодана, возьми этот желтый пояс безопасности из самолёта  и с этим чемоданом и поясом иди сюда.
- Вы меня закроете в чемодан? С испугом сказала женщина.
- Нет. Тут до места, где мы остановились больше километра. У меня больные ноги, а дочь ещё ребёнок. Дотащить вас до нашей стоянки тяжело. А там есть большой чемодан с колёсиками. Тут вообще песок, но рядом с деревьями камни и глина. Я думаю, что лучше всего, доставить вас на чемодане по воде, а на косах перетащим.
- А чемодан не утонет?
- Ну, я на нём сюда доплыл. – Улыбнулся Марк. Он был раза в полтора тяжелее это несчастной женщины. – Как вас зовут?
- Виктория.
- А меня Марк.
- Очень приятно, Марк. Когда человека хотят засунуть в чемодан, с ним обычно не знакомятся.
- Никто вас в чемодан засовывать не будет.
- А откуда у вас вода?
- Здесь нашли родник.
- А что здесь можно есть?
- Да не волнуйтесь Вы. Тут же море. Еда найдётся. Сделаем удочки, вот и будете рыбу ловить. Согласны?
- Согласна. – радостно ответила Виктория, видимо расставаясь со страхом, что её съедят.
Пока перетаскивали Викторию, частично по морю, частично через косы на тот пустырь, где они расположились, стало темнеть.
Темнело здесь быстро, поэтому, взяв с собой пару связанных в мешок женских юбок, Марк быстро спустился вниз посмотреть, попалось ли что-то в его сеть.
Было опять мелко.
В его сети запуталось пять рыб сантиметров по тридцать, напоминающих скумбрию, только с более острым рылом, и два таких окуня, как тот, что он поймал утром, но помельче. Сантиметров по двадцать.
Оставив пустую сеть, положив рыбу в один из юбочных мешков, он зашёл за камень и в одной из выемок дна, обнаружил огромную, сантиметров пятьдесят, камбалу.
- Готовь костёр, дочь моя! Ужин будем готовить. И дай Виктории помаду.
- А опустошая для Виктории большой чемодан,  я нашла огромный бинокль.
И тут Марк вспомнил.
- У меня же в чемодане мой смартфон!!! В боковом кармане.
Еда была отодвинута. Он достал смартфон и включил его. Питания было ещё тридцать процентов. Смартфон работал, но связи не было. Он попробовал Глонас и GPS. И тот и другой показали точку в пустоте. Потом появилась надпись: «Загрузите карту».
- Пап. Не сади батарею. Может утром будет связь.
- Ты не всё знаешь. У меня с собой солнечная батарея. Маленькая. Получил по ибей прямо перед поездкой. Думал, что может на пляже залежимся. Так что завтра зарядим. Но как я о нём забыл?
- Ну так на пляже и залежимся. – Засмеялась Ольга. - А у тебя там кино есть?
- Не то, которое ты любишь, зато много книг: пятьдесят джига, в формате TXT и PDF. Ну, ты за костром следить будешь или мы с голоду помрём?
- Да я тоже очень есть хочу.
- У меня идея. Тут рыбы много. Мы всю не съедим. Я посмотрю за костром, а ты возьми маленький чемодан, опустоши его, поставь около воды, но так чтобы прилив до него не добрался. Налей туда бутылкой немного воды, брось туда эту камбалу, закрой крышкой и брось на крышку немного водорослей. И у нас будет свежий завтрак.
- Хорошо.
- Да… Бинокль это класс. Молодец. Из-за смартфона у меня всё из головы вылетело. Как я о нём забыл?
Когда Ольга ушла, и Марк развесил над тлеющими водорослями пойманных рыб, Виктория, всё это время сидевшая молча, заговорила.
- Хорошие Вы люди, Марк. Всё у вас легко, весело, как будто мы не потерявшиеся в океане без связи с цивилизацией, а на загородном пикнике. Никакой истерики или депрессии, хандры. Никакого страха перед завтрашним днём. Не плачете, не горюете, не воете от безнадёги!
- А, что, Вика, если выть будет легче? Это чему-то поможет?
- Нет. Без шансов.
- Так за те же деньги мы будем веселиться. Мы на загородной прогулке. Вода есть. И думаю, что ещё найду. Деревья-то как-то здесь живут. Не с одного же родничка. А нет, сделаю водохранилище. В море рыба пока есть. Вон в лесу, если это лес, елки и сосны. А значит еловый чай. Ну витамины значит. А может и еще что съедобное отыщется. Мы-то здесь только день. Мы и на другую сторону острова ещё не заглянули. А может там маяк или ещё какая хрень. А ведь мы сюда на сорока двух чемоданах приплыли. И не раскрыли ещё всех. Кстати, а как Вы сюда добрались? Как Вам спастись удалось.
- После того как самолёт первый раз ударился о воду, я потеряла сознание. Когда я очнулась, я услышала, что кто-то кричит, что хвост оторвало. Я отстегнулась и тут что-то снова ударило или взорвалось. Наверно я как-то вылетела назад, потому что очнулась уже в воде. Очнулась от того, что попала в воду. И самолёта видно не было. Да и осматриваться я не особо могла.  Я начала тонуть, но не запаниковала и уже под водой дернула за шнурки. Жилет надулся и меня выбросило на поверхность. Я плавала так часа два и решала, дожидаться ли, когда приплывут акулы, или самой утонуть. Все решалась, но часа через два часа я увидела проплывающий мимо меня деревянный поддон из неструганых досок. Я начала пытаться на него влезть, но пока я это делала, он переворачивался. И я плыла, держась за него, в надежде, что если приплывут акулы, то я как-то сумею на него взобраться. Наверно через сутки я потеряла сознание. Я очнулась, когда мой поддон ударился о какой-то камень и развалился. Я ещё сжимала доску, за которую я держалась. Тела я не чувствовала совсем. Очнулась только голова. Меня пронесло между скал, и я чем-то зацепилась за какой-то выступ. Я старалась начать двигать руками и мне постепенно это удалось. Потом вода почти сошла и я по мелководью проползла до того места, где вы меня нашли и наверно потеряла сознание.
- Вы проползли даже выше. Вы выползли на берег, на который прилив уже не доходит.
- Понятно.
Они помолчали.
- Пап! Она такая большая – сказала пришедшая Ольга. – Как ты её поймал?
- Завтра пойдём ловить вместе. А пока рыба допекается, давай набьём сухими водорослями  несколько платьев. А то у меня утром бока болеть будут. И свой матрас я положу на пару чемоданов. Иначе вставать тяжело.
Когда рыба была готова, Марк передал Ольге и Виктории по две скумбрии, а себе взял скумбрию и двух окуньков.
После еды положили самодельные матрасы на самую верхнюю часть песчаного пляжа, устроив из маленьких чемоданов широкую кровать, и перетащили туда Викторию. Укрылись чем могли и уснули.
День 002
Когда Марк проснулся, Виктория уже не спала.
-Марк. Я прошу прощения, что говорю об этом с мужчиной,  но у меня проблема, которую я сама решить не могу.
-Какая?
- Туалет. Я бы сходила в море, но сама я до моря не доберусь.
- Не смертельно. Сделаем волокуши, оттащим и притащим. Это не километр с гаком.
- У меня есть другое предложение. Как я поняла, вы вовсе не нуждаетесь пока, чтобы я ловила рыбу. Да и удочек нет. Если вы дотащите меня до линии прилива, я сама смогу заползти в море, сделать свои дела, и выползти назад. Я в прошлом спортсменка. Жаль я вчера об этом не подумала. И если вы мне туда принесёте воды и немного еды, то я совсем не буду связывать вам руки. Вам, наверное, много нужно сделать, а я как гиря на ногах.
- Виктория! Вы не гиря, Вы человек. Я мог бы рассказать вам притчу о старике, которого сын не захотел оставить умирать, а это потом спасло всё племя…
- Я знаю эту притчу.
- Ну так вот. То, что у Вас пока нет функции, вовсе не говорит, что завтра Вы будете бесполезны. Возможно, мы будем зависеть от Вас.
- Так что с моим планом?
- План нормальный. Мы его чуть усовершенствуем, и Вы не умрёте от солнечного удара.
- Да. Я об этом ещё не подумала.
- Оль! Проснись, пожалуйста. Давай дотащим Викторию вон к той бухточке. Но прежде поставь на зарядку смартфон.
Последняя фраза разбудила Ольгу окончательно. И она поставила смартфон, присоединив его к солнечной зарядке.
- Ну и накрой сам смартфон чем-то, чтоб не перегрелся.
Они поставили большой чемодан и посадили Викторию на его верхнюю стенку. Потом положили чемодан, продели в него желтый пояс самолётной безопасности и потащили.
Дотащив до того места, где закачивался прилив, они поставили чемодан на попа и вытащили оттуда Викторию.
- Теперь я пойду, проверю сеть, а ты принеси сюда ещё четыре больших пустых чемодана, поставь их раскрытыми вокруг Виктории, оставив ей проход к морю. А этим накрой конструкцию.
- Так и сказал бы - сделать палатку.
- Ну, извини. Больше не буду.
- Но давай сделаем палатку вместе. Ты обещал показать, как ты ловишь рыбу.
- Хорошо. Тогда тащи сюда четыре пустых чемодана.
Они поставили чемоданы и скрепили конструкцию водорослями. На всё про всё ушел час.
Виктория всё время молчала и только когда они уходили, она сказала.
- Спасибо вам. Я верю, что Бог вас не оставит. Я немногое могу, но я буду молиться за вас.
- Ну и прекрасно. Не скучайте.
Перед тем как спускаться к сети, Марк взял наконец-то бинокль и осмотрел море. Картина его не обрадовала.  На всём обзоре видимости, из под воды, торчали камни. Самих камней видно не было, но белые барашки вокруг указывали на их присутствие. Иногда по плоскости и барашкам моря вокруг неё, угадывалась мель или большой плоский камень.
Марку стало ясно, что это место вовсе не судоходное,  и нормальный капитан обойдёт этот участок десятой дорогой.
Когда они спустились вниз, отлив ещё не закончился, и воды было чуть больше, чем обычно. Но, несмотря на это, в сети запутались шесть остроносых скумбрий, одна рыба чем-то напоминающая карпа, но намного более цветастая. Они сложили это в один мешок, и Марк показал Ольге выемки, где после окончания отлива можно было кого-то поймать. И даже поймал там камбалу, но поменьше, чем вчерашнюю.
Ольга пошла готовить еду, а Марк перебрался через проток и вышел на другую сторону острова.
Иван и компания.
Тут картина была совершенно другой. Никаких кос создающих бухту, тут не было. Но центр мысом выступал в море. Большие голые камни продолжали скалу почти до самой воды. И за ними ничего видно не было. Только чайки. Это всё, что можно было увидеть снизу.  Метров пять-шесть по берегу перед каменным массивом шла  дорожка мокрой мелкой гальки.
Марк решил, что единственная возможность обойти остров до прилива, это идти по самому берегу. Карабкаться по гладким камням не хотелось. Но он не прошёл и десяти метров, и на пустом кусочке пляжа, окруженного камнями, он увидел их.
Их было четверо и на них были знакомые Марку спасательные жилеты.  Они лежали на чём-то очень длинном, напоминавшем надувной матрас, а рядом стояла бочка.
- Эй! Есть кто живой?
Огромный мужик, лежавший ближе всех к воде, со странными татуировками на помятой коже рук, пошевелился и повернул голову к Марку.
Опять сильно потрескавшиеся губы и маска зомби.
 - Привет. С приплытием. Лежим, никого не трогаем, спокойно помираем?
- Типа того. А ты кто? Местный?
- Типа того. Когда приплыли?
- Ночью.
- Рейс Нью-Йорк – Гонолулу?
- Да.
- Кто плыл на бочке?
- Лежала  здесь. Но в ней не вода, а керосин.
Марк качнул бочку. Она была практически пустой. Хлюпало только на дне.
- Идти можете?
- Ещё не знаю.
- Уже хорошо.
- Чего хорошего?
- Если бы знал, что не можешь, было бы хуже. А так, есть надежда.
Пока они беседовали с этим большим мужиком, Остальные трое заворочались и повернулись. Это были две женщины, одна в ярком платье, совсем молодая, если судить по телу, вторая была в серых обтягивающихбрюках.
Потрескавшиеся губы и иссушённые лица, помятая кожа - были у всех. Выше всех лежал долговязый молодой парень, лет двадцати двух – двадцати пяти. Он старался, но ни как не мог повернуться.
- Ну, значит добро пожаловать. Спускайтесь в воду и плот свой спускайте. Я вас подвезу.
- Куда?
- Туда, где есть вода. Пресная вода.
Мужик встал. В нем было метра два и на груди, между расстёгнутой рубашкой было видно огромное выколотое распятие.
- Если до воды я и сам дойду.
- Как зовут то?
- Иван.
- Меня Марк. Ваня ты дойдёшь, а твои спутники?
Спутники Вани пошевелились и сделали попытку встать, но не смогли.
- Мы четверо суток в воде провели. – Сказал Иван - Это аварийный трап. Слава Богу, его оторвало. Но он надутый только по бокам. Сидели по шею в воде. Зато акул не боялись. Тут к камням нас и прибило. Это я их ночью наверх затолкал.
- Ну, давай их как-то спустим, вместе с трапом и прямо на нём и потащим.
- Далеко.
- Метров пятьдесят шестьдесят.
Женщина в брюках интенсивно разминала ноги и руки.
- Я сама спущусь.
А парня и молодую женщину пришлось спускать Марку вместе с Иваном.
Потом Марк с Иваном потащили плот туда, откуда Марк и пришёл. Осмотр обратной части острова, опять откладывался.
Марк тащил  этот надувной плот не там, где он сам вытаскивал чемоданы, а дальше на пляж, где лежала Виктория и где берег был очень пологий.
- ОЛЯ!!! ОЛЯ!!! - Ольга была занята костром и не сразу обратила внимание на происходящее внизу. – Принеси, пожалуйста, воды!
Ольга принесла воды, и бегло оглядев прибывших, побежала к костру. Новоприбывшие  напились.
Иван с Марком отсели чуть в сторону.
- Так вы тоже с нашего самолёта? – спросил Иван Марка.
- Да. Я с дочерью уже пару дней, а Виктория - она инвалид колясочник, сутки.
- Живые консервы?
- Ваня! Побойся бога. У тебя же крест на груди.
- Ты прав. Но когда нечего есть…. Скоро ли нас найдут?
- Я не думаю, что нас скоро найдут. Нас далеко занесло от места катастрофы, а тут суда не ходят. А самолёты,… Так они за облаками.  Но мы посредине продовольственного склада планеты. Придётся поработать, но еды будет сколько пожелаешь. – Марк засмеялся. – Не влезет.
- Ты знаешь, как её добыть? Ни удочек, ни сетей, ни лодки…
Тут пришла Оля с готовой рыбой.
- Ну вот, по крайней мере завтрак.
- Ну что же, командуй студент.
Они положили чемодан, используя его, как стол и поели.
 - Так господа! В норму все уже пришли? Нет? Придёте по ходу. Давайте знакомиться? Если ещё кто не приплывёт, нам в этой компании придётся жить долго.
Меня зовут Марк. Мне пятьдесят пять лет. Я инженер на производстве электроники в Израиле. Это не значит, что я что-то в электронике понимаю. Это моя дочь, Ольга. Она училась в девятом классе. До Израиля я жил в СССР, на Украине. В молодости занимался туризмом. Плавал на туристских байдарках и вообще. Поэтому о возможностях выживания в дикой природе, некоторые понятия имею. На Гавайи летели, как туристы.
Марк передал слово Ивану.
 - Иван. Сорок девять лет. Бизнесмен. Небольшой бизнес по установке и обслуживанию промышленного электрооборудования. Москвич. Но родился в Одессе. Некоторое время жил в Сибири, на особых условиях. Руки не кривые. На Гавайи летел развлечься. Видимо получилось.
Иван сделал жест, передавая слово женщине, в брюках сидевшей от него по правую сторону.
- Валентина. Замужем. Родилась в Ростове. Работала швеёй. Сейчас домохозяйка. Живу в Москве. На Гавайи летела к мужу, через день после него. Там у него корпоратив,  а мне нужно было отвезти сына к бабушке, маме мужа.
- Маргарита. Модель и певица. Живу в Москве  – после того, как эта девушка произнесла эти фразы, возникла пауза.
- Маргарита! А как ваше настоящее имя, где вы родились и чем занимались до того, как стать моделью? – спросил Марк.
Маргарита нахмурилась.
- До того как стать моделью, я училась в школе.
- Вы, не обижайтесь. Я не из любопытства спрашиваю. Мы теперь команда. Деваться некуда. Мы должны знать друг друга, чтобы более эффективно сотрудничать. Может у вас какое-то хобби было? В кружок какой-нибудь ходили?
- В кружок ходила. – Сказала Маргарита более мягко. До восьмого класса, ходила на медицинские курсы. Думала поступать в мединститут. Ну и дралась.
Потом она сделала паузу и добавила:
- Зовут меня Зоя. Родилась и до Москвы жила в Гомеле. «Маргарита» мой сценический псевдоним. Летела на Гавайи петь на каком-то корпоративе.
- Зоя прекрасное имя. Можно мы так Вас будет называть.
- Ладно.
Марк посмотрел на долговязого парня, сидевшего справа от Зои.
- Он по-нашему ни бэ, ни мэ. – Сказал Иван. – А я в английском слаб.
- Я тоже, но у нас есть переводчик. Оля! Спроси его кто он, откуда, чем занимался и что умеет. Ольга затараторила.
Когда она говорила на русском, Марк научил её делать паузы. Но когда она говорила на английском или иврите, Марк не различал, где у неё слово начинается,  а где заканчивается.
Долговязый парень разговаривал не так бегло и Марк даже понял до того, как Ольга это перевела.
-  Зовут его Майкл. Ему двадцать три года. Кончил Кьюни Бруклин колледж по специальности биология. Тур на Гавайи ему подарил папа, за отличную учёбу. Занимался лёгкой атлетикой. Бросал копьё.
- А какой биологией занимался?
Ольга опять протарахтела вопрос.
- Биологией клетки и клеточных культур.
Марк вздохнул.
- Меня зовут Виктория, я инвалид колясочник. Позвоночник. В прошлом акробат. Много знаю в медицине. Нигде не училась, но выясняла различные пути своего лечения. Прочла много медицинских книг,  не связанных с моими проблемами. Постараюсь не сильно вам мешать.
- Хорошо! – Сказал Марк - новоприбывшие  идут отдыхать и отсыпаться в лесной тенёк и до завтрашнего утра – сон. А сейчас вот это. Намазать губы хорошо. Помада ещё есть.
- Это не мой цвет, но сейчас я готова и на собачий жир. – Сказала Зоя.
- С завтрашнего дня, у вас будет много работы. Нас стало много, значит нужно, чтобы и еды было достаточно. Чтобы еды было столько, сколько захочется, а не столько сколько есть. Оля, покажи ребятам, где брать воду и где «туалет», а я пройдусь, поищу чего на ужин и завтрак.
День 003
Инструктаж.
На следующее утро, в семь часов утра, Марк устроил подъём.
Бурча, но все послушно встали. Ольгу он разбудил раньше и она испекла оставшуюся с вечера рыбу и ту что Марк принёс утром. Все пошли на завтрак в тоже место, где ели вчера.
Завтрак был лёгким – каждому по небольшой рыбке или одна большая, на двоих.
- Ну что, господа, перекусили? Прошу прощение за скудость завтрака, но мы не знали, что нас будет столько. А потому, прошу начать действовать так, чтобы на ужин нам хватило сполна.
Пока идёт прилив, давайте начнём разбираться с чемоданами, которые нас сюда привезли. Но предупреждаю! Серьёзно предупреждаю. Ваш чемодан или чужой, сейчас всё наше общее. А потому, любой алкоголь, духи, одеколон, кремы, таблетки, зубные пасты и прочая химия и парфюмерия, а так же любая еда или жвачки, употребляться не должна.
Всё что вы должны делать, это сортировать. Это складывается в отдельный чемодан. Оля, переведи сказанное Майку.
-Майклу.
- Майку. Спорить не надо. Называй его, как хочешь главное, чтобы он всё хорошо понял. Мы ищем любые инструменты. Любая твёрдая пластмасса, метал или даже дерево. Нужно. А так же, нужны очки, спички, зажигалки, заколки, бриллиантовые украшения, запонки, пояса, веревки, карандаши и ручки, маникюрные наборы, электроприборы….
- А это зачем? - спросил Иван. –Тут же электричества нет?
- Нет, Ваня. К сожалению электричества нет. Но в электроприборах, могут оказаться части которые вполне пойдут на рыболовные снасти.
- Ясно.
- Хорошо, что ясно, но мы с тобой будем заниматься другим. Но продолжу. Смотрите теплую одежду ваших или больших размеров. Легкие синтетические или ситцевые блузы, спортивную обувь и спортивные костюмы. И кстати….Ваня, у тебя какой размер обуви?
- Сорок пять. Но и сорок шесть подойдёт.
- А у меня сорок один, сорок два. Сортируйте и складывайте плотно. Мне нужно освободить три небольших чемодана, поставить их рядом с тем, где была камбала, которую мы съели, и налить их все морской водой, оставив открытыми.
- Открой секрет, а это зачем?
- Я тут пока не видел залежей соли. А соль нам понадобиться. Выпаривание….
- Ясно, ясно. Я понял, что у тебя уже всё продумано, обещаю больше не перебивать.
- Напрасно. У меня нет желания быть непререкаемым. Возможно, я где-то ошибусь. Чтобы вы могли понять, где ошибка, спрашивайте. Но если я отдаю распоряжение со словом приказ, моя дочь знает, что это происходит не часто, действовать нужно быстро, точно и не раздумывая.
- Ты был офицером?.
Марк засмеялся.
- Сержантом.
- За всю нашу жизнь, сколько я себя помню, папа отдал приказ два раза. – Сказала Ольга - Потом я поняла, что он прав.
- Так продолжим инструктаж – Марк улыбался. – вещей, лежащих не в чемоданах, быть не должно. Но все вы, Валя, Зоя, Оля и Майк постарайтесь запомнить, где что лежит. Это всё. А мы с Ваней займёмся стратегическими вопросами. Да, кто-нибудь из вас знает, как плести корзины?
- Это я знаю. - сказал Иван. Родители на привоз плели.
- Совсем замечательно. Но потом тебе придётся научить этому девочек. И господа…ребята, напоминаю об алкоголе, сигаретах и таблетках. И найденные телефоны, если такие найдутся, не включать.
- Ну, тогда пользуясь твоим разрешением, задаю вопрос. Почему? По пунктам.
- У нас медпункта нет, а травмы и болезни возможны.
- А сигареты?
- Никотин и другие алкалоиды.
 - А телефоны.
- Блока питания, тут может не быть. Хотя маленькая солнечная батарея имеется. А если будет сигнал, так он будет скорее, если залезть наверх, на скалу.
Есть ещё вопросы? Нет - тогда за работу. А мы с тобой Ваня, немного пройдёмся.
Марк повёл Ивана к тому месту, где он обнаружил выемку в скале.
- Ваня! Мне нужно задать тебе несколько вопросов.
- Ну.
- Вы выплыли из самолёта, или вас тоже выбросило, а самолёт полетел дальше?
- Нас выбросило от удара… а может от взрыва. Оторвало кабину и мы вылетели через нее. Через место, которая она занимала. Точнее говоря, мы все сидели на первом ряду бизнес класса. Потом и кабина и то, что осталось от самолёта пошло ко дну. Мы болтались на волнах минут десять, когда выплыл аварийный трап.
- Никаких плавающих обломков?
- Как ничего и не было.
- Хочу рассказать тебе, то, что говорить другим пока не хочу. Обвыкнутся, тогда поймут сами. Шансов, что нас найдут, практически никаких. Тут мы нашли бинокль…
- И бинокль и штык нож, который на тебе, вы нашли в моём чемодане, но это не важно.
- Так это я на твоём чемодане сюда доплыл?
- Может быть. Но продолжай.
- Когда возьмёшь бинокль увидишь сам, но можешь поверить мне. После отлива, поверхность моря покрыта острыми рифами. Это не судоходная зона. Вероятность что нас найдут, а после того что ты рассказал, что нас вообще будут искать здесь, практически нулевая.
- Почему?
- Мне кажется, что самолёт взорвали. Но взорвали осторожно. Сначала, что-то было выведено из строя, а когда приблизились к поверхности воды, сработала бомба. Когда найдут чёрные ящики, это всё равно станет ясно. Шансов, что кто-то при такой аварии выжил, меньше чем ноль.
- А мы живы?
- Живы, но это всё лирика. Даже без взрыва… нас отнесло очень далеко.  Значит, предстоит зима и может сезон штормов. И у меня такое чувство, что здесь не всегда рай. Сейчас отлив – прилив, сантиметров сорок, но что будет потом, я не знаю. А бережёного бог бережёт.
Марк довёл Ивана до обнаруженной им выемке в скале.
- Пещера! - Восхитился Иван. – как есть пещера.
- Маленькая и ненадёжная.
- А что ты собираешься с ней сделать.
- Тут целый комплекс работ. Тут расстояние от деревьев и кустов, которые вряд ли сильно заливает штормами до песка, плюс минус 15 метров. В пещере, видимо, можно укрыться, но её нужно прожечь…
- Зачем?
- Тебя скорпионы давно не кусали?
- Вообще, пока Бог миловал.
- Но мы же не знаем, есть ли они или ещё какие твари в этой пещере? Нужно устроить в пещере пожар. Значит, чтобы не подпалить весть лес, вокруг входа нужно очистить от деревьев площадку метров пять в каждую сторону. И на этой площадке мы потом построим дом.
- Дом? Из чего?
- Из кирпичей и камней. Глина тут есть, камни тоже. Но это я тебе потом расскажу, как я придумал. А может ты придумаешь лучше. А пока с этого участка можно нарезать лозы на плетень. Нужен плетень, как корзина, где-то метр двадцать на три. Но дырчатый. Чтобы вода походила легко. А кроме этого из веток потолще и попрямее нужно вырезать несколько багров, типа копий. И возможно,  какую то, не совсем прямую ветку на лук.
- А тетиву найдёшь?
- Что-то придумается. Лучше чьи-то жилы, или акулья шкура, Но можно попробовать луб. Хотя…
- Что?
- На ветках, из которых потом будет плестись корзина, под корой есть тонкая лента. Из неё можно сплести прочную верёвку любой толщины. Я научу. У нас тысяч десять квадратных метров, леса в разработке. Надеюсь, на все фантазии хватит.
- Так ты тоже умеешь плести корзины?
- Корзины нет, но плетни могу. У корзины нужно плавно перейти с дна на бока, а у меня это никогда не получалось. Голова работает неплохо, а руки кривые.
- Значит пробовал?
- А то.
-Ладно.
- Тогда держи свой штык. Режь лозу, копья и лук. Но не дальше пяти метров от пещеры. А я хочу ещё на кое-что взглянуть.
Марк очень тщательно рассматривал и ощупывал скалу возле пещеры и, кое-как взобравшись выше, козырёк над ней.
- А можно узнать, что ты ищешь.
- План такой. Когда кончится прилив, мы притащим бочку из-под керосина. Сольём его в пластиковые бутылки, хорошо хоть этого добра хватает.
- Мусор.
- Нам он полезен. Потом, нагревая швы низа бочки и резко охлаждая ее, попытаемся снять с неё днище. Потом это будет коптильня. Но сначала я хочу использовать ее как душ. Хотя пока я не придумал, где взять шланг. Когда мы обожжём пещеру, нужно будет облить ее стены водой. Те места, камень, где разная нечисть свила норки, должны отлететь, от резкой перемены температур. Но, в крайнем случае, бочку поставим напротив пещеры обольём стены, пользуясь, те ми же пластиковыми бутылками как вёдрами, обстучим стены, выметем мусор, и можно будет там жить спокойно.
- Наполеоновские планы.
- Жизнь внесёт коррективы. Но подумать о перспективе и подготовиться к худшему сценарию - нужно. Если сейчас будет дождь, мы в критическом положении.
Они спустились вниз к месту обеда с двумя охапками лозы и четырьмя баграми. Двумя более тонкими и двумя достаточно крепкими.
- Девушки, мальчики! Спускайтесь. Чемоданы еще подождут.
- Тут совсем немного осталось. – Прокричала Ольга.
- Тем более. Через час или два, вода спуститься до минимума.
Марк объяснил, как снимать луб и как плести веревку. Все попробовали. После этого Иван объяснил, как сплетать лозу, чтобы плетень получился нужного размера.
Все вроде всё поняли.
- Ну так начинайте. Пока луб свежий, сначала плетём веревки. А лозу в воду. Чтобы не засохла. А мы пройдёмся за бочкой.
Когда Марк и Иван прикатили бочку, захватив по пути восемь остроносых скумбрий, попавшихся в сеть и ещё одну попавшуюся камбалу, они увидели, что девочки, включая Викторию, сплели уже по метру тонкой веревки, и даже Майкл сплёл сантиметров шестьдесят.
- Молодцы.– сказал Марк – Валентина отправляется печь рыбу, на сухих водорослях. Справишься?
-Справлюсь.
- А Ольга и Зоя одеваются во что-нибудь, чтобы не сгореть. И головные уборы и кульки, как сумки. Берут эти тонкие остроги и идут в бухту искать рыбу, крабов и гребешков. . Это такие крупные ракушки. Идти в обуви. Тут морские ежи - на каждом шагу. Но я не знаю, как их готовить. А наступить… Иван берет большую острогу и охраняет девочек. Вдруг акула, скат или мурена. А я пройдусь по косам. Вдруг там, на камнях мидии или морская капуста недалеко.
Майкл посредине пляжа копает большую яму, до воды. Ну, чтобы сантиметров десять глубина воды. И пусть обкладывает стенки камнями. Делает такой большой аквариум, для пойманной живности.
Оля объясни ему его функции.
Девочки! Заходить не глубже, чем по колено, и если почувствуете  малейшее течение в сторону моря или заметите большую волну, бегом на берег. Ясно?
- Ясно.
- Надеюсь, большая волна, даже если вдруг придёт, разобьется о косы. Но выскакивать из воды без размышлений и подальше. Тоже в случае акулы, мурены или скада.
- А если цунами?
- Я не думаю, что пока на этом острове есть место, где можно спастись от цунами. Так что будем надеяться на лучшее. Не для того же мы проплыли сотни километров, чтобы захлебнуться? Так что, за работу. После начала прилива, обед.
Уходя, Марк заметил, как повеселела Виктория и как усердно она плела верёвку. Теперь этим занималась она одна.
Еда.
Пока Ольга рассказывала и объясняла Майклу, что нужно делать, а Зоя пошла искать нужную одежду, Марк пошел по большой косе.
Коса уже на всём промежутке выступала из воды.
Где-то в сорока метрах от берега, с наружной стороны косы он увидел огромное поле водорослей. Он соскочил с косы и нарезал своей пилочкой килограмм пять. Марк не знал, что это - морской салат или морская капуста, но был уверен, что это съедобно. Не так уж много было в море несъедобных водорослей, а о ядовитых он и не слышал.
Он на что-то твердое наступил ногой.
Это был жёлтый моллюск напоминающий мидию. Он поднял его.
- Всё что есть, можно есть – провозгласил он и, приглядевшись к дну,  минут за двадцать он набрал пару десятков таких моллюсков, запихав их в пластиковый кулёк.
Проведя рукой внизу каменной поверхности косы, он обнаружил мидий. Обломав пару десятков крупных (они сидели крепко), он выбрался на косу. В принципе можно было возвращаться. То что здесь он нашёл, буквально рядом с берегом, могло обеспечить их компанию едой на очень долгое время. Он попробовал на вкус водоросли.
«Не редиска, конечно, но для сельской местности, вполне» подумал он и пошел по косе дальше. Скорее всего, найденные водоросли были морской капустой. Моллюсков он не знал, но после скудного завтрака выглядели они вполне аппетитно.
Чуть дальше он увидел двух морских огурцов. Он знал, как они выглядят, но не знал, как их готовить. Поэтому он решил, сначала проверить библиотеку в своём смартфоне, а уж потом охотиться на эти создания.
Вдруг он услышал за спиной крик.
Он обернулся.
- Щука! – закричала Зоя.
Тонкий багор Зои, был воткнут в дно, и вокруг него стало образовываться тёмное пятно.
- Всем на берег, - Заорал Марк
Девчонки побежали на берег, а Иван подошёл к багру, оставленному Зоей, взял его и медленно пошёл к берегу. Воды, где шёл Иван, было по пояс.
- Ваня бегом к берегу! Это приказ.
Но приказ запоздал, Марк сверху увидел, что по направлению к Ивану, и багру с убитой рыбой, которую он держал, как самолёт  летит серая, метра два, акула.
- Ваня! Акула! Брось подальше рыбу и отбивайся своим багром!
Но и этот приказ не полностью успел. Тонкий Зоин багор с рыбой Иван бросил возле себя, и со всего маху, воткнул свой багор в нос летящей на него акуле.
И попал!!!
Акула с проколотой мордой  рвалась с багра, который Иван продолжал держать. Акула двигалась так интенсивно, что Иван несколько раз падал, но не выпускал багор. Багор гарантировал расстояние между ним и акульей мордой.
От Марка до Ивана было метров сорок. Марк, спрыгнул с косы, и быстро, как только мог, отправился на помощь великану, продолжавшему битву.
Когда он воткнул в акулу второй багор, в неё воткнулся и третий тонкий багор, который держал Майкл. И если багор Марка продырявил корпус акулы, то тонкий багор Майкла воткнулся чуть ниже акульей головы, и она перестала трепыхаться.
- Теперь быстро на берег!
Иван с Марком тащили акулу, а Майк прихватил с собой «щуку» раненую Зоей.
Марк всё время торопил их. Но только когда они были уже на берегу, всем стало ясно, чего опасался Марк.
Весь залив был заполнен серыми тенями акул.
- Ни хрена себе! Сколько их?
- Так! - Сказал Марк – берём багры и бежим на край длинной косы. Но предупреждаю, бить багром и помнить, что главное - не упасть с косы. И бить акулу только меньше метра. Не бить больших, категорически!!!
Стоящая рядом Ольга, перевела всё сказанное Майклу, и взяв тонкий багор, отправилась вслед за ними.
- Ты куда?
- Я только переводить буду. А багор… вдруг ещё один вам понадобится.
Но акулы ушли, не приближаясь к косе.
На обратном пути Марк захватил вытащенную раньше морскую капусту и кулёк с желтыми моллюсками.
Когда они вышли на берег, Зоя подошла к Марку и виновато сказала:
- Она хотела на меня напасть. Я очень испугалась.
- Зоя! Ты молодец! Ты всё правильно сделала. А вот если бы Ваня поторопился, никаких нервов не было бы вообще. Зато есть и плюсы. Слава богу, всё хорошо кончилось и сейчас у нас еды…, которую мы и съесть всю не сможем. Соли нет. Коптильни нет. Ну, разве строганина.
- Какая красавица! – это восклицание Валентины, относилось к загарпуненной Иваном акуле.
- Оля! Принеси смартфон. Сфоткаем. У нашего смартфона есть зарядка.
- Заряжен на сто процентов. – Сказала Ольга, принеся смартфон.
- Иван! Возьми её за хвост или жабры и попытайся поднять.
Иван попробовал.
- Не могу. Тяжёлая.
- Тогда ты бери сверху, а мы с Майком возьмём по бокам.
Они попробовали, но даже втроём не смогли поднять рыбу.
- Ни хрена себе! – Сказал Иван. - Килограмм двести.
Иван, приблизительно измерил длину акулы.
- Плюс минус, два с половиной метра. Она съедобна?
- Еще как. Но сегодня мы обойдемся барракудой. Ну той, что Зоя наколола и на чью кровь сбежались акулы. А акулу попробуем завтра. Её еще вымочить надо и кожу снять.
- Девочки! Вы рыбу свежевать сумеете? Но кожу аккуратно от мяса отделить.
- Попробую – сказала Валентина.
- Оля, ты всё сфоткай и иди печь барракуду. Мы, мужчины, пойдём выроем бассейн под пресной водой, эту красавицу нужно вымочить в проточной воде, а Валя с Зоей, пока аккуратно…, очень аккуратно отделят от неё кожу. Но голову мы отделим сразу.
- Поручи это мне – смеясь сказал Иван доставая штык нож.
- Валя, а чем ты будешь отделять кожу?
- А мы утром нашли четыре складных ножика с маникюрными принадлежностями, два кинжальчика, один кортик, одну финку, один складной нож с кастетом и три ножа с плоскогубцами, отвертками и ещё не знаю чем.
- А пистолеты вы случайно не нашли? – смеясь спросил Марк
- Три. Один травматический, один пневматический, а один зажигалка.
- Ну! Так теперь все чайки наши. Правда, они не съедобны. Ладно, за работу.
Иван достал свой штык, положил голову акулы на камень, сначала разрезал кожу на шее, а потом перепилил позвоночник, соединявший голову акулы с телом. А Марк тем временем положил кулек с моллюсками в вырытый Майклом бассейн, предварительно набрав в кулёк воды. А морскую капусту просто бросил на дно бассейна.
Через три часа,  куски акульего мяса, размером с женский кулак, лежали на камнях, уложенных на дно бассейна наполнявшегося пресной водой и глинистая муть, сделавшая воду мутной, постепенно уходила вниз.
 Обед был настоящим обедом. Марк обязал всех съесть хотя бы по два листа морской капусты говоря, что только так, поглощая витамины и микроэлементы, они сберегут зубы, чтобы жевать рыбу. А при отсутствии стоматологов, это было очень убедительным доводом. А Ольге, Виктории и Валентине, морская капуста, по их утверждению очень понравилась. Иван ел её спокойно, как салат, а Зоя и Майкл ели её, вздыхая. Сам Марк ел её тоже не без удовольствия. Она оттеняла вкус барракуды, делая его более сочным. Хотя он бы добавил в неё чеснок, уксус и растительное масло, если бы что-нибудь из этого у них было.
После обеда, когда шкура акулы была окончательно очищена от мяса, а передние акульи зубы вынуты из акульей головы, Марк объявил выходной вечер.
Они, усталые, но сытые и довольные,  улеглись на тюфяки с сухими водорослями и по очереди вслух читали три мушкетёра, из заряженного солнечной батареей смартфона.
Даже Ольга, раньше всегда оказывающаяся от аудиокниг, слушала внимательно. А может и думала о чем-то своём.
День 004
Флаг.
Из акулы делали шашлыки.
Нельзя сказать, что акула была вкусным мясом. Несмотря на вымачивание, там были какие-то, не очень аппетитные привкусы. Но это было мясо. Это было много мяса и сколько хочешь.  И это, для голодных людей, было главное.  И была морская капуста. Сама по себе не очень, чтобы очень, но в контрасте с мясом, есть её уже никого уговаривать было не надо.
После выходного вечера, Марк объявил свободный рабочий день. Свободный рабочий день, означал следующее. Все работают. Но каждый делает то, что он считает нужным для дальнейшей улучшения качества дальнейшей жизни.
Виктория продолжала плести луб, Иван пошёл делать остроги и корчевать лес перед пещерой, Ольга с Зоей и Майклом копали бассейн. Причем, судя по его размерам, они в нём и сами купаться собирались. Видимо такое впечатление произвела на них бухта, заполненная такими тварями, как та, которой они завтракали.
Марк на эти их усилия смотрел с иронией, поскольку в дальнейшем он собирался поставить между двумя косами, в узком месте, где было всего метров тридцать крупноячеистый плетень, в метр двадцать высотой, укрепив его камнями. Это обеспечило бы безопасность бухты от животных превосходящих размер ячейки. Так что купаться будет, где… если на это останется время. А большой , выложенный камнями, бассейн, мог пригодиться. Рыбы, попавшиеся в сети или плетни, прекрасно в нём будут плавать, пока не понадобятся для пропитания.
- Когда закончите, дайте знать, сказал им Марк. Сам он пошел туда, где почва была глинистой, но деревьев поблизости не было, и стал копать яму. Выкопав яму в пятьдесят сантиметров глубиной, и семьдесят сантиметров в диаметре, он размочил в пресной воде часть выкопанной из ямы глины, тщательно обмазал ей стенки.
Потом, решив подождать пока глина на солнце чуть подсохнет, пошёл к Валентине, которая разбирала вещи.
Марк понял, что разбор вещей сразу нужно было поручить этой женщине.
- Тут женские блузки.  Тут мужские и женские рубашки. Тут обувь. Тут спортивная обувь. Тут женские брюки. Тут мужские брюки.
Валентина раскрывала чемоданы, показывая содержимое Марку. Всё было идеально сложено,
- Тут носки, купальники и галстуки, кепки.
- И все в одном чемодане?
- Да оно всё занимает немного места, а кроме того, купальники тут в основном символические. Более скромно ходить голой, чем в большинстве этих купальников.
- А ты брала с собой другой…
Валентина сразу понравилась Марку. Всё у неё было ладно: фигура, лицо, гладкая кожа с отсутствием малейшего целлюлита. Плюс простота и полное отсутствие стервозности.
Валентина видимо сразу заметила эти ощущения Марка и старалась вести себя так, чтобы избежать каких-то поползновений с его стороны.
- Марк! Я ехала отдыхать с мужем, но даже если бы я ехала сама, то не одела бы ни один из этих купальников. Я замужем и внимание других мужчин меня не интересует. – сказала Валентина, явно давая понять Марку, что флирта не будет.
Марк, вздохнул,
- Я совсем не в твоём вкусе?
- Это не по теме. Была бы я свободной, было бы что обсудить. Но я замужем и всё остальное значения не имеет.
И Валентина продолжала показ и рассказ о содержимом чемоданов.
Наконец закончив с одеждой, которую она  укладывала в чемоданы так, чтобы сверху оказались большие размеры, они перешли к пяти чемоданам, в которых лежали предметы, не связанные с одеждой или содержавшие металлические части.
Четыре складных ножика с маникюрными принадлежностями, два кинжальчика, один кортик, одна финка, один складной нож с кастетом и три ножа с плоскогубцами, отвертками, подзорная труба, два серьёзных и четыре разных, скорее  театральных бинокля . Были и двенадцать очков, с различными диоптриями, которые определить могли только те, кто их носит. Были еще какие-то странные очки, предназначение которых ни он, ни Валентина не поняли.  Пистолеты: травматический, пневматический и зажигалка. Одиннадцать обычных зажигалок. Одно ружьё для подводной охоты и практически, сорок два комплекта для плавания. Тридцать пять различных очков, семь масок, пятнадцать трубок из них девять алюминиевых, двадцать четыре  пары ласт. Очков от солнца было сорок шесть штук. Больше чем чемоданов. Было шесть упаковок различных батареек и три будильника, один из них механический. Были нитки булавки и иголки. Был один маленький спиннинг и большой набор поплавков, грузил и крючков. Кто-то явно ехал удить рыбу. Были фотоаппараты - два дигитальных, а также одна видеокамера,  один MP5, кнопочный с играми, одна читалка, один внешний диск на терабайт, три флешки, шесть карт памяти, четыре из которых были ещё в упаковках. Шнуры и наушники, разные. Три электробритвы и четыре опасных. Пять станков для бритья, две пачки лезвий и восемь наборов насадок к станкам. Было две чайных ложечки с чернёнными именами Оля и Аня и профилем разводящихся питерских мостов. Это были чайные ложечки, которые они с Ольгой привезли из Питера и забыли вытащить из сумки. Вот они и перекочевали в чемодан.
Было так же, три блока сигарет, пять бутылок виски, одна бутылка рома, одна бутылка водки и семь маленьких фляг-шкаликов, с неопределённым алкоголем. Было  девятнадцать флаконов с духами, двенадцать с одеколоном, пятнадцать шампуней и небольшая, но не посчитанная кучка кремов для лица, для бритья и ещё невесть для чего.  Пятнадцать косметичек, с самыми разными зеркалами. Презервативы, всех размеров и цветов.
Была коробка шоколадных конфет и две шоколадки.
С точки зрения робинзонов, приплывших сюда  на этих чемоданах, они получили несметные сокровища.
Жаль, не было мобильников. Но мобильники чаще всего остаются в кармане, и в крайнем случае в ручной клади, а не в багаже.
Марк подумал о людях, которые везли с собой все вещи, ставшие для них сокровищами Али Бабы и бесполезными. Они летели отдыхать и брали то, что как им казалось, поможет в этом. А теперь всё это ничьё и лежит в пересортированных чемоданах. А эти люди…
Не он был виноват в их смерти и не был он мародером, но всё равно ему стало как-то не по себе.
- А вот два дорожных жилета – Валентина показала Марку желтые жилеты с красной полосой из материала, покрытого отражающими элементами. – совершенно непонятно зачем их везли. Дороги, что ли на Гавайях ремонтировать…
- А это … - Марк замер в удивлении.
- Это российский флаг, Марк.
- Класс. Нужно повесить! Над островом повесить.
- Здорово. Ты с дочерью из Израиля, Майкл из США да и остров, скорее всего, американский…
- Плевать. Я из Израиля, но я советский человек, а Россия правопреемник СССР. Жаль, серпастомолоткастого флага нет. Но и Российский пойдёт.
Марк взял флаг, фотоаппарат, который он мог потом зарядить от солнечной батареи и пошел к Ивану.
- Ваня! Спрошу тебя как художник художника.  Ты по горам лазать умеешь.
- А что, недалеко есть горы?
- Гор нет. А скала за твоей спиной, есть. Когда я был молод, высок и блондин, я на такие скалы залазил, как ящерица. Но сейчас ноги не дают.
- Ну, на эту скалу, думаю, что найду возможность влезть. Цель?
- Пофоткать сверху наш остров и вот….- Марк достал и развернул флаг.
- Ни фига себе! Ты хочешь повесить НАШ флаг?
- Ваня! Я хочу повесить НАШ флаг. А кроме того, у меня вполне прагматические цели. Мы не всегда наблюдаем за всей окружностью острова. Мы еще и на другой стороне не были. Я когда  пошёл её осматривать, нашёл вас. А там может город.
- Ну, город там вряд ли. Там сплошные каменюки.  Но идея с флагом мне нравится.  Тем более, что есть флагшток.
Иван показал Марку почти ровное дерево, метра четыре высотой  и внизу сантиметров двадцать в диаметре, стоявшее в зоне которую предполагалось очистить.
- И как ты его туда запрёшь?
- Сначала я должен найти место, по которому я туда запрусь, а уж потом нужно будет найти какую щель.
Пока Иван искал место, где залезть на скалу, что было вполне реально, поскольку отвесной она не была, Марк рубил штык-ножом выбранное дерево.
Иван нашёл место, где этот ствол можно воткнуть и даже туда слазил.
- Марк! У меня для тебя, вернее для всех нас, подарок. Вот посмотри, я сфотографировал.
Марк сначала даже не понял что сфотографировано.
- Это обратная сторона острова. Раздвинь фото.
Марк раздвинул фото и охнул. На обратной стороне острова было лежбище морских котиков.
- Моржи. – прокомментировал Иван.
- Ваня! Это не моржи. Это лучше! Это морские котики. Это тюлени.
- В этом я ни фига не понимаю. Так почему лучше?
- Потому что на котиках есть шерсть.
- Ну так нужно пойти и добыть несколько штук.
- Ни в коем случае. Нам негде хранить мясо. Нужно подготовиться. Ну и к самому забою нужно подготовиться.
- Но они же без ног. С забоем проблем быть не должно.
- Ага. Ты побегай с ними наперегонки. Сильно удивишься. Но наблюдение организовать надо. От взрослых пап, когда мама кормится, часто погибают детёныши. Но детеныши, по идее, появились в июне. Пусть чуть подрастут. Мы как раз будем готовы. Нашей целью будут эти детёныши, у них самый лучший и очень дорогой мех. А при стечении обстоятельств и молодые самцы одиночки. А если удастся украсть пару живых детенышей, это и будут живые консервы…. Хотя они очень милые.
- Милые это хорошо.
- Всё это супер. Поздравляю с находкой! Но пока флаг. Ты нашёл место?
- Место есть.
- Мне осталось немного дорубить.
- Давай я дорублю и очищу ствол от веток. А ты позови Майкла и девочек. Я вместе с этим стволом, туда не вылезу. Мне его снизу надо будет подтолкнуть.
- Может не надо такой длинный? Он тяжелый.
- Ничего. Я думаю, справимся. Тем более, что короткий я сверху взять не смогу.
Подъём флагштока потребовал усилий всех, кроме естественно Виктории.
Но он был поднят, закреплён, укреплён камнями, глиной и дополнительно щепой. В этом не было особой надобности, но хотелось, чтобы никакой ураган, не мог сбросить его с того места, где он сейчас находился. Был и возражающий.
Майк, через Ольгу сказал, что это неправильно вешать Российский флаг, поскольку этот остров, скорее всего, относится к Гавайской гряде, а значит является территорией США.
И Марк ответил:
- Майкл! Как ты думаешь, какая вероятность больше, что сюда приплывут, увидев с самолёта, вертолёта или катера  США, что на острове принадлежащем США,  развевается флаг США или России,
- Но ведь это не правильно?
- Правильно дать сигнал SOS. Но у нас нет передатчика. Мы не можем денно и нощно палить костры или даже выставить кого-то в наблюдение за окружающим горизонтом. Флаг это минимум и раз он неправильный, больше шансов, что на него обратят внимание.
- Ну ладно. Я не против.
Так и начал развиваться над островом российский триколор.
Остров Краба.
Марк, оторвал всех от дел, но понял, что руководство можно прекращать, все занимались чем-то полезным, похоже, выбирая себе задачи сами.
Иван корчевал участок, Виктория снимала кору с веток и плела веревку из луба, Ольга Майк и Зоя, работали над бассейном, а он сам, занеся одну из подзорный труб Виктории,   вернулся к глиняной яме, которую выкопал накануне.
Марк скручивал в колбаски размоченную глину, и накладывал их друг на друга, по кругу.
Потом похлопыванием , мокрыми руками заравнял места между этими колбасками. Так он  вылепил неё некоторое пособие кастрюли, и оставив её высыхать на солнце. А в яму вложил в яму сухие водоросли и поджёг, для практики использовав для поджигания, один из биноклей.
Я му нужна была печь из обожжённой глины. А вертикальной она была или горизонтальной, значения не имело.
Марк стоял над ямой, раздувая огонь помахивая одним лёгким пластмассовым ластом.
Когда костёр уже хорошо разгорелся, к нему подошла Зоя.
- Марк! Я очень хочу курить.
- Как на счёт отвыкнуть?
- Можно. Но ведь и секса нет? Без секса и сигарет, мне вообще кранты.
- А Майкл? Нет?
- Если ты слепой и ни фига не видишь, то я тебе сообщаю, что Майкл от твоей дочери не только не отходит, глаз не отводит. Он меня в упор не видит.
- А я могу тебе в этом помочь?
- Обязан. Лучше разреши курить, хоть одну сигарету в день или…
- Или?
- Мне что, тебе объяснять, что должен сделать мужчина с женщиной, которой нужен секс? Пошли трахаться!
- Пошли. Сейчас?
- Майк с Ольгой пошли доставать рыбу из сетей, Валентина делает шашлык из акулы, Иван вообще где-то в лесу. Так что можно прямо здесь, но лучше отойти на какую-то полянку. Пошли. Тебе просто некуда деваться.
- Да я и не стремлюсь «деваться». Пошли.
И если их ухода никто не заметил, то за возвращением наблюдала вся компания.
Что-то с людьми во время секса происходит такое, что всем сразу видно, чем они занимались. И то, что все увидели это, Марк понял по взглядам. Но по поведению Зои, было видно, что её это совершенно не смущало.
Как ни в чём  не бывало, Зоя отошла от Марка и продолжила заниматься бассейном. Марк тоже изобразил, «ни в чем небывало» и отправился к своей обожженной глиняной яме.
Водоросли которые там были, превратились в пепел, лежащий на дне уже твёрдой поверхности.
Марк засыпал яму новой порцией сухих водорослей, вставил в них свою кастрюлю, набил  её и внутри сухими водорослями и поджёг и те водоросли, которые были внутри кастрюли  и те что были снаружи. Когда огонь разгорелся, он досыпал и в яму и внутрь кастрюли сухих водорослей. Когда не стало шансов, что огонь погаснет, он накрыл всё это тонким слоем ещё влажных водорослей и пошёл к Ивану.
Иван, по мнению Марка был просто героем, практически очистив вокруг пещеры полутораметровый радиус. Деревья все были относительно молодые. Самое толстое было в диаметре, сантиметров двадцать пять и корни, наверное, оставались внизу, но ни одного пенька видно не было.
Марк так и выразил Ивану своё восхищение его работой. А кроме того, Иван был пока единственным, не знавший об их походе с Зоей.
- Да тут ещё работы невпроворот. Каждый следующий метр радиуса это больше, чем в два  раза все предыдущие. А тут, всего три дерева и куст был.
- Так оно так, но эти два метра ты, только со штыкножом, почистил с космической скоростью. Но мне придётся тебя от этой работы отвлечь. Нужно аккуратно вскрыть бочку.  Будем ее вертеть.
Они пошли к бочке, развели костер и положили туда нижний край бочки.
Несмотря на то, что бочка была пустой, Марку одному было бы тяжело с ней справиться.
Минут через пятнадцать, посчитав что шов достаточно нагрелся, они, чуть оттащив бочку от костра, облили нагретое место холодной водой. Что-то зашипело, защелкало, но внешне ничего не изменилось.
Они почти до вечера нагревали и резко остужали место шва, и в некоторых местах шов немного отстал.
- Теперь мы набьём в образовавшиеся щели щепу, поставим бочку в воду и зальём водой…Ну чтобы не унесло – сказал Иван.
- Щепа набухнет и сорвёт дно?
- Сорвёт не сорвёт, а щели расширит.
Когда бочка стояла уже в море, начало темнеть и Валентина дала команду на ужин.
- Ну что, Иван рассказывай и показывай. – Марк вручил Ивану фотоаппарат, с которым тот залезал на скалы, ища место для флагштока.
- Да лучше сам расскажи. Ты больше об этих животных понимаешь.
- Ладно. В общем, господа, товарищи и друзья, мы на острове. Не думаю что это новость. Но сегодня Иван сделал фотографии нашего острова, с обеих сторон проходящего через остров каньона.  Другая сторона нашего острова обитаема. Живут на ней морские котики и бакланы. Вот фотографии.
Марк пустил фотоаппарат по кругу.
- А вот вид нашей части острова – Марк выставил фото и опять пустил аппарат по кругу.
- Да это же краб! – Воскликнула Валентина – огромный краб с двумя клешнями.
Косы сверху действительно напоминали клешни краба. Меньшая левая и большая правая, заходящие одна за другую.
- А давайте так его и назовём – сказала Ольга. – Остров Краба.
Солнце село, они ели и обсуждали перспективы того, что их найдут или долгой жизни на этом острове.
День 005
Тунец.
Марк проснулся, когда еще все спали и пошел посмотреть на то, что получилось с обжигом его кастрюли.
Кастрюля была как настоящая и даже не треснула.
Марк залил в неё морскую воду и пошёл в туалет.
Вернувшись, он обнаружил в ней небольшую течь, но достаточно высоко.
Тут проснулся Иван - собирался продолжить очистку вокруг пещеры, Марк его остановил.
- Погоди. Я думал, думал и пришел к выводу, что мой первоначальный план неверен. Будет большая проблема с крышей. Как я планировал, от стены до стены будет десять метров. А чем такую крышу перекрыть? И ведь за скалу зацепиться нечем? А веток на плетень более чем достаточно. Так что пока мы всё не продумаем, работа будет полегче. Сделать два плетня.
Одни плетень повыше, ну где-то метр двадцать, и длиной метра три. Его поставим внутрь каньона. Второй плетень сантиметров тридцать в высоту, прямо перед каньоном. Когда прилив, в ловушку между плетнями, затянет рыб. А когда будет отлив, всё что заплывет в каньон, выбраться не сможет.
- Ладно. До зимы далеко.
- Но сам плетень не делай. Научи молодёжь. Зою, Олю и Майкла. Плетни нам ещё ой как понадобятся. На сегодня акула ещё сгодится, а завтра она может начать портиться.
Я займусь своей керамикой, а когда ты освободишься, продолжим с бочкой.
- Ладно. Плетень так плетень.
Марк пошёл к своей гончарной яме. Он замазал место, в кастрюле, где она текла, потом надел на неё кулёк из мусора и используя кастрюлю, как форму, тщательно, полуторасантиметровым слоем размоченной глины обмазал его снаружи и поставил высыхать. Потом он сделал несколько неглубоких глиняных плошек, обмазывая низ пластиковых бутылок, откуда готовая плошка сползала, и тоже выставил их на солнце. Потом он сделал совсем неглубокие блюда, с высотой бортика сантиметра по три.
И вдруг краем глаза Марк увидел, как Зоя, оставив Ольгу и Майкла плести плетень, увела Ивана на другой конец острова.
«Курить захотела». - Подумал Марк и вдруг понял, что совершенно не ревнует, а скорее смеётся над ситуацией.
Через полчаса пара вернулась.
Зоя – опять, как ни в чем не бывало, а Иван – выглядел очень смущенным, под взглядами остальных женщин. Марк старался на это дело не смотреть, усиленно занимаясь лепкой глиняных изделий, а Майк был занят плетнём, и поскольку у него что-то не получалось, чертыхался  на английском.
Это выручило Ивана от смущения, и он включился в изготовление плетня.
Ещё через час, оба плетня были готовы, и поскольку вода опустилась, Иван вместе с Майклом и Марком пошли их устанавливать.
После установки плетней, Марк снял с ранее изготовленной кастрюли, которую он использовал как форму, изготовленную сегодня, и поставил  старую в гончарную яму, обжечь залитую и замазанную течь.
Пока он разжигал водоросли, Иван с Майклом пошли за ветками на очередной плетень.
И поскольку начался прилив, Марк нашёл с помощью Валентины свои купальные трусы, подобрал подходящую маску, трубку и ласты…
Ласты его очень порадовали. Это были литые резиновые ласты его размера. Они были как будто вылиты на его ногу. Он очень любил такие ласты, они были тяжелее, чем пластиковые, но в плавании они были как часть ноги и давали возможность развить под водой достаточно высокую скорость и возможность глубоко нырнуть.
Марк надел желтый дорожный жилет, считая, что он отпугнёт акул, пристегнул к поясу тот купальник, у которого вся спина была сеточкой, обнаруженный Ольгой в первый день их робинзонады. Взял ружьё для подводной охоты и поплыл с наружной части правой косы, над зарослями морской капусты.
Первой его добычей была пара гребешков, отправленные в купальник. Потом он увидел стайку кальмаров и погнался за ней, но безрезультатно. Потом он увидел огромного краба, и тоже отправил его в купальник и наконец он увидел больших рыб. Стая этих рыб, плыла очень быстро в направлении ушедших от Марка кальмаров.
Марк замер с ружьём на изготовку. Рыбы плыли совсем близко. Метрах в двух.
Но они были слишком велики и в них чувствовалась большая сила. Такая может потащить, и он может потерять ружье. Но в конце стаи, в которой было плюс-минус сорок рыбин, он увидел рыбу размером сантиметров восемьдесят.
Казалось ружье  выстрелило само, и он попал. У него был опыт подводной охоты, на черноморскую кефаль. Но тут было совсем другое.
Гарпун вошёл в тело.
Рыба сначала заметалась, а потом потащила Марка за собой в сторону глубины.
Этого он и боялся.
Тут было мелко, и рыба не могла сразу уйти на глубину, но она тащила Марка туда, где было глубже и глубже.
Марк поставил шнур гарпуна на сворачивание, и что есть сил начал работать ластами в обратном направлении. Казалось, они замерли на одном месте. И теперь оставался вопрос -  у кого больше сил. Марк вовсю работал ластами и свободной рукой и почувствовал, что устаёт. Но о передышке не могло быть и речи.
Наконец рыба выдохлась и опять начала дергаться в разные стороны. Но гарпун крепко сидел в ней.
Теперь они медленно двигались в ту сторону, куда грёб Марк.
Вода постоянно попадала в трубку, Марк выплёвывал её, стараясь не обращать на это внимание.
Наконец он подплыл к косе, которая благодаря приливу была уже сантиметров на пятнадцать под водой.
Хватаясь рукой за выступы на косе, и удвоив силу работы ластами, он переплыл или переполз косу и сел на нее с другой стороны.
Рыба еще трепыхалась, но это было уже из последних сил. Марку теперь не нужно было плыть.
Марк спрыгнул с косы и стал на дно. Сейчас ему было по шею и он спиной, чтобы не цепляться ластами, пошёл к берегу, таща за собой рыбу.
Всё что его интересовало в этот момент, были акулы. Но, то ли они приплыли к той стороне косы, с которой Марк переплыл в бухту, то ли они были далеко, но они не приплыли.
Марк вышел на берег, и только в этом момент понял, что он загарпунил тунца.
Иван был уже рядом с большим багром, с готовностью убить любую акулу.
Марк предал Ивану ружьё, на шнуре которого трепыхался тунец, снял ласты и растянулся на берегу. Руки болели, а ног он вообще не чувствовал.
- Ну, молодец! А говорил, что будем бочкой заниматься!
- И что с бочкой?
- Половина крышки отстала. Погрели, охладили, вбили клинья во вторую половину, поставили в море и набросали камней. Вода ведь выливается.
- Я полежу пока. Этот тунец меня измотал. Передай его Валентине.
Иван поднял тунца.
- Килограмм пятнадцать.
- А таскал он меня, как центнер.
Иван засмеялся и пошел наверх.
 Когда Иван ушёл, к Марку подсела Ольга, она погладила его, помассировала ноги и голову.
- Ты так больше не делай. Не надо плавать самому, и никому ничего не сказав. У меня только один папа.
- Ты совершенно права. Следующий раз поплыву или с Иваном или Майклом. Ты, кстати поучи его русскому. А то он только благодаря тебе и может быть членом нашего социума.
- Я уже начала. Но ведь Виктория из Нью-Йорка. Она знает английский чуть хуже и говорит не всегда правильно, но вполне понятно.
- Ух ты! А я это пропустил. Оль, если тебя не затруднит, помоги мне снять эту куртку и принеси воды.
- Давай.
Ольга помогла марку сесть, снять куртку, и пошла за водой.
Когда Ольга ушла, к Марку подсела Зоя.
- Насколько я поняла, ты сегодня собираешься сачкануть? – спросила она строго.
- Ты разве сегодня не «курила»?
- Одна сигарета в день… надеюсь, через недельку я немного отвыкну от никотиновой зависимости. А пока, будьте так любезны!
- Да я с удовольствием. Только немного погоди. Я пока с трудом сижу. А пол кэмэ по песку… Надо набраться сил.
- Два часа хватит?
- Надеюсь.
- Ну вот и договорились. – сказала Зоя и пошла в сторону Валентины.
Ситуация начинала выглядеть комично. Что с ним и Иваном будет через неделю этих «спортивных» упражнений…?
Было бы Марку двадцать, это было бы за счастье. Но в пятьдесят пять… раз, ну два раза в неделю… самое то.
«Единственная надежда на Ивана» подумал Марк и внутренне захохотал.
Он только сейчас понял, что утренний поход Зои с Иваном его всё-таки расстроил. Может из-за этого он и попёрся на охоту. Человек многого о себе не знает.
Но сейчас, настроение было хорошим. Он медленно поднялся, опершись на лежащий рядом камень, и начал разминать мышцы.
Вечером все были довольны. Зоя двумя походами на другую половину острова, Иван и Марк, тем же. Кастрюля… Первая кастрюля в их хозяйстве не текла и можно было в ней что-то варить.
Бочка, наконец-то, была вскрыта.
Акула уже надоела. Пировали огромным тунцом. Рыба таки осталась после отлива между плетнями.  Эту рыбу посадили в прекрасно вырытый бассейн и укрыли его ветвями, чтобы вода на солнце не закипела.
Их команда прекрасно работала. Их робинзонада уже не воспринималась, как катастрофа. Человек быстро ко всему привыкает и начинает радоваться тому, что есть. И где-то у Марка даже проскочила мысль, что им повезло.
Повезло не в смысле того, что они спаслись… Это повезло однозначно. И ни тому, что они приплыли сюда на чемоданах, полных сокровищ и нашли здесь чудесную компанию… И это повезло однозначно. Но мысль «повезло» касалась перемены в скучной подневольной жизни, где ты обязан делать то, что тебе не хочется, на жизнь, где, несмотря на необходимость работы, ты всё же был на курорте и мог действовать по своему разумению, отдыхая, когда устал, и включаясь в ритм, когда это было необходимо.
С этими мыслями он и уснул.
 День 006
Новости.
На следующее утро Марк проснулся после всех и понял, что тело его совершенно онемело.  Болело всё. Ноги, спина, шея, руки, живот, в смысле мышцы живота.
Он начал разминаться, вскрикивая и постанывая от каждого движения.
- У тебя сегодня выходной. Ты на бюллетене. Не делай ничего. Отлёживайся. – сказал проходящий в это время мимо Марка Иван.
- Ну да. Вы будете работать, а я сачковать.
- Мы сегодня и на завтрак и на обед будем есть добытого тобой тунца, а всю пойманную в каньоне рыбу оправим в бассейн.
- Ладно. Я займусь самой простой работой.
- Какой?
- Буду обжигать то, что я вчера налепил.
- Это должен обязательно делать ты?
- Нет.
- Тогда объясни это Зое. Твоя дочь с Майклом будут вынимать рыбу из наших плетней, сажать её в бассейн и следить, чтобы она не перегрелась. Валентина будет заниматься кухней, а ты будешь меня развлекать рассказами о том, как ты придумал по-новому строить дом.
- Будем соображать вместе.
- Бочка готова. Я её туда отнесу и будешь на ней сидеть и разговаривать.
- Да я и на камнях могу посидеть.
- Вот и прекрасно.
- Но я хочу ещё одно несложное дело сделать.
- Какое?
- Переписать на карту памяти из МР5, со своего мобильника, PDF файлы, это книги о растениях с иллюстрациями. И чтобы Ольга, в перерывах между ловлей рыбы, носила Виктории лист дерева или куста, и виктория по книгам начала определять нашу флору. Тут может найтись что-то интересное, но я в растениях мало смыслю. Ну и чтобы она определила, что мы едим, называя это морской капустой.
- А это не морская капуста?
- Морская, но предположительно. Возможно это морской салат.
- Сколько на это нужно времени?
- Не знаю. Как найдётся. Час, два.
- Так поручи это Ольге и пусть подключит Зою. При обжиге ведь не нужно быть около твоей ямы постоянно?
- Не нужно.
- Ну вот. А мне там одному совсем скучно, тем более что ты как-то поменял план.
- Ладно.
Марк позвал Олю с Зоей и объяснил, что он хочет переписать на карту МР5.
- Только за рыбой ходите все вместе. Пусть Майкл стоит с багром, а вы выбирайте рыбу в кульки, а потом выпустите в бассейн. Пусть Майкл следит за бассейном, а Вы по очереди обжигайте мои плошки и ищите книги.  Найдя пару десятков, а там есть и определители, отнесите МР5 Виктории и пусть определяет.
- Рациональней, чтобы определяли деревья мы сами, стоя перед деревом. А Виктория пусть плетёт веревки, а ещё лучше, дай ей подзорную трубу, и пусть следит за горизонтом. Вдруг корабль. Мы разожжем костёр с мокрыми водорослями. Чтоб дымил.
Марк с восхищением смотрел на Ольгу выдавшей этот спич. Он понял, что руководить ему уже не нужно. Все сами взялись за дело. Ну, разве, что идеи подкидывать.
- Я не возражаю – сказал он довольно улыбаясь - но, идя за рыбой, будьте осторожны. И среди деревьев тоже. Тут есть птицы, а значит, могут быть и змеи. Ноги должны быть закрыты.
- Ладно. Будет выполняться, товарищ сержант. – Смеясь, ответила Зоя. Свободен… пока.
- И ещё одно. Там есть читалка. Ридер. Он весь из себя на английском. Можете с ним разобраться? Может он будет даже лучше чем МР5. Там больший экран. Посмотрите, как он заряжается. Шнур мини USB, там тоже кажется есть. А если микро, так вообще прекрасно. И всю технику заряжайте. Солнечная батарея не должна скучать.
- Ладно.
Иван и Марк пошли к пещере.
- Понимаешь, какая проблема? – сказал Марк, кряхтя, усаживаясь на камень. – Даже если я нажгу кирпичей, что долго, долго. Кирпич внутри должен быть обожжен. Предположим, мы сделаем стены. Я не уверен, что смогу наладить такое производство черепицы, чтобы она была одинаковой. А без этого крыша не крыша. А ведь цемента для кирпичей у нас тоже нет?
- Так что ты придумал?
- Мне кажется, что если мы не будем корчевать деревья посередине будущего дома, а только обрежем их на нужной высоте и обрежем ветки, крышу можно будет сделать проще. Например, из трапа на котором вы приплыли. Я не думаю, что кто-то захочет использовать его, как плавсредство.
- Да уж. А стены?
- Начинаем, естественно после освобождения нужного места от кустов и трав, плести снизу два плетня. Параллельно. Ну, на расстоянии пятнадцать,  двадцать сантиметров, опирая их на стволы деревьев, верхушки которых тоже обрежем. Чтобы не качались от ветра и не разрушали стены.  Между плетнями, кладём мокрую глину, с песком и водорослями. Ну, такой модернизированный саман. Сами параллельные плетни, связываем, друг с другом веревочкой через двадцать, тридцать сантиметров. Потом штукатурим их влажной глиной. Глина которая снаружи, соединяется с глиной, которая внутри и, высыхая, должна дать нам нормальную стену.
- В теории, нормально.
- А укрыв обрезанные стволы, теми частями, которые мы… ты срезал сверху, трапом, и уложив на него сухих водорослей, связанных в жгуты, мы получаем тёплую соломенную  крышу, которая к тому же, благодаря трапу, не протекает.
-  Жгуты водорослей и по стенам можно повесить, если будет прохладно. Ты прямо хоромы нарисовал.
- Хоромы? Моя бабушка, говорила: «Дурак думкой богатие.». Голова у меня работает неплохо, а вот руки… кривые.
- Не скромничай. Ты нам за неполную неделю, вполне приличный быт организовал. Комаров здесь нет. Спим на матрасах, питаемся почти как в ресторане, купаемся, загораем, адреналин есть куда девать. Не знаю, как ты, а я уже доволен. Для меня здесь жизнь безопасней, чем в Москве.
- Жизнь на особых условиях, это я понял. Ну, комаров здесь, не я уничтожил.  А что ты делал в Москве?
- Когда я ехал сюда, я в Москве только жил. Но это с самого начала нужно рассказывать. - - Ну так расскажи.
- Служил я на флоте. В Североморске. Нормально служил. Думаю,  главным старшиной бы закончил. Я по электрической части был. Ну, там если орудие двигаться перестало или ещё чего…
- А я думал, там пушки механикой вращаются.
- Это когда-то было. Ну, так вот. Взъелся на меня один татарин. Нет, электрик он был от бога. Классный электрик. Но и я не на свалке знания получал. Я после школы, электрикой на ремонтной верфи занимался. С полгода. Ну и в школе…. Но этот татарин хотел быть самым лучшим и главное, единственным. Он на сверхсрочную хотел остаться… и наверно остался. Но поняв, что я мешаю ему показать себя начальству во всей красе, начал мне подляны  подкидывать. Я даже не сразу понял, а когда понял, вызвал его на корму, когда там никого не было, якобы по делу, взял за грудки, поднял, чтобы он над водой и говорю, чтобы он обещал, что больше подлян не будет. А если будут, брошу его отсюда, винтом его порубит и знать никто не будет. Был Рамис, нет Рамис.
Он мне поклялся.
А потом меня арестовали. Этот гад рапорт написал, что я ему угрожал и требовал, чтобы он делал работу плохо и я стал лучшим электриком, иначе убью.
Я, молодой балбес был. Нет, чтобы всё отрицать…. Ну не было такого разговора и знать не знаю о чем он,  начал доказывать, что я это потому, что он мне подлости устраивал и говорил я ему совсем другое.
Ну и отправили меня на особые условия на годик. Угроза, которая могла быть приведена в действие. На зоне говорили, что меня даже пожалели.
Ну, вышел я, с волчьим билетом. Но в лагере, кое с кем познакомился. Пошёл к одному деловару охранником.
А тут приватизации, то сё…. В общем, мой шеф фирму приобрёл, по обслуживанию электрооборудования в различных организациях. Но трус он был жуткий. Даже на совещания без меня ходить боялся. Так чтобы я везде его сопровождал, он сделал меня своим заместителем. Ну и платил неплохо.
Через четыре года, его застрелили у него дома. Конкуренты.
Ключ от сейфа был у меня, и я был в курсе всех дел. В общем, выкупил я эту фирму. А тут на меня наехали. Продавать фирму я отказался, но предложил компромисс.  Очень не хотелось последовать за шефом. Компромисс показался конкурентам очень выгодным и меня оставили в покое. Они, конкуренты, обслуживали все государственные фирмы и предприятия, а значит, могли получать хорошие деньги, откатывая заказчикам. А я получал все частные фирмы моего района, и меня не только не трогали, но и разбирались с наездами. Моя фирма работала очень добросовестно. Частным заказчикам не нужны были фиктивные работы. Себя грабить смешно. Ну а я, получил авторитет солидного предприятия. Открыл филиалы в провинции. В мелких городках и посёлках. Там с частными фирмами мало кто хотел работать. А я находил людей, курсы устроил.
В общем, бизнес не с очень большими деньгами, но пошёл. А копеечка к копеечке….
Моя фирма выросла, конкурентов пересажали и государственные предприятия в моём районе упали на меня. Но я на особых условиях уже был, и возвращаться туда мне никак не хотелось. Но фирма моя осталась одной, а нельзя идти против системы. Ну, на меня ребята и наехали.
Ну а я, чего они не ждали, говорю мол, бабки на стол и московский филиал ваш. Поторговались. Я получил нормальную сумму… меньшую, но нормальную, и пять процентов акций.
Ну, акции мои сгорели потому, что новых тоже пересажали  и мой московский филиал закрылся.
И меня вызывали. Но я же вообще ни при чём. Я и в провинции с госпредприятиями не работал.
Купил я тогда на полученные деньги акций и занялся глубинкой. Но и вот, года два назад, стала повторяться московская история. Тех, кто работал с государственными предприятиями, брали на особые условия, а мои филиалы  оказывались на передовой. Не брать заказы у государственных и муниципальных организаций, было не возможно. Ну а я знаю, чем это заканчивается. Мне лучше меньше, но безопасней. Начал я филиалы, ставшие главными в своих районах, продавать. Продавать без наездов и за очень хорошие деньги и акций не брал.  Вернее акции брал, но совсем других фирм. Русал, Газпром, Роснефть, Башнефть… ну и так, по мелочи инвестировал. Всего понемногу, чтобы не светиться. Вот месяц назад продал свой последний филиал. А тут, Русал совсем упал. Почему не купить? Не торговая же палатка на рынке. Купил. Ну и решил, что хватит с меня бизнеса, на старость я уже заработал и пора начать путешествовать. Ну вот, начал.
А ты как?
- У меня всё менее успешно. Правда, без особых условий. Не будучи таким гигантом как ты, всю молодость занимался спортом.  Велосипед, фехтование, футбол, шахматы. Три раза прыгнул с парашютом от ДОСААФ.
Призвался в учебку. Вышел в ЮГВ, командиром отделения во взводе разведки. Вернулся. Пошёл работать на радиозавод. Ну, чтобы ближе знакомиться с девочками, занимался спортивным туризмом. Разным. Ориентирование, водным, на туристских байдарках, горным и даже подводным плаванием. Так тогда дайвиг назывался. Однажды даже стал призёром Украины.
Поехали с палаткой в Весёлое, это в Крыму, а тут в Весёлое, чемпионат по подводному ориентированию,  приехал. А один парень из моего города не приехал. А команда неполная, до соревнований не допускается. Ну а тут один мой знакомый, по байдаркам меня увидел и с тренером на меня наехали. Говорят, мы тебя научим плавать с аквалангом, а твоя задача, паспорт с пропиской предъявить и отплыть метров сто, а потом всплывай и плыви назад. Дескать, что-то не то с аквалангом. Этого достаточно.  Ну, показали. Ничего в этом хитрого нет. На соревнованиях дали карту с ориентирами. Но они же все, на незнакомое место приехали, а я эту бухту, как свои пять пальцев знал. Не первый год в маске с пикой плавал. В своём заплыве пришёл вторым. А команда получила третье место. Меня потом долго туда звали, но я женился, и мне уже было не до девочек в туристских палатках. Первую жену нашёл в театральной студии, куда с теми же «туристическими» целями записался.
Поступил в радиоприборостроительный   техникум. На вечернее. Потом в университет, на биологию. Потом уехал в Израиль. Ну, там вообще… Кем я не работал, и какого только дерьма не нажрался?
Вторая жена ушла, а Ольгу забрать не смогла. Я с детства с Ольгой. Она первое слово сказала: «Папа». Ну, соцслужбы поупирались, в интернат Ольгу отправили, угрожая, что она там до совершеннолетия будет жить. Но всё напрасно. Её вернули мне и нас оставили в покое. Вот мы вдвоём и живём. Я работаю. Зарплата небольшая. Жильё купить не могу. Живём на съёме. Но время идёт и квартира или не квартира, а ребёнок захотел мир увидеть. На это у нас денег хватило. Два года назад были в Париже и Барселоне…. Очень экономно. Другие даже не верили. На следующий год, полетели в Москву, а оттуда в Питер, плацкартом и тоже экономно вышло. Но Ольге очень понравилось.   Вот решили, что в этом году, через Москву и Нью-Йорк, на Гавайи. Ну и добрались.
Марк рассмеялся.
- Ну, если отсюда выберемся, квартиру я тебе куплю.
- Спасибо! Но пока нам нужно здесь с зимней квартирой разобраться. А ты что, так богат? Новый русский?
- Не то чтобы богат… в списке форбс, меня нет. Но плюс минус, сто миллионов… в зависимости от курса акций, я себе заработал.
-Рублей?
Иван засмеялся.
- Евро. Если отсюда выберусь, на самолёт ни в жизнь не сяду.  Поезд, пароход, оленя…Самолёт не есть хорошо. Но пора заняться этой квартирой. Посредине рубим ствол выше или на той же высоте?
- Думаю, сантиметров на двадцать нужно выше. А по краям метра два. Чтобы с козырька трап плавно спускался.
И Иван начал рубить верх стволов, которые были к пещере ближе всего. Марк про себя усмехнулся. Он командовал миллионером. Нет, он уже ни кем не командовал. Даже Ольгой. Он был советником.
Пол часа Иван работал молча, а потом сказал.
- Заешь что. Не мучайся. Иди ляг на тюфяк, а сюда пришли кого, чтобы лозу Виктории относили.
- Ладно. Я таки видимо в тюфяке сегодня и нуждаюсь.
Марк захватил вязанку лозы и пошёл к их уже произошедшему лагерю, где вверху, было поле чемоданов и занималась кухней Валентина, а внизу, у воды, в шалаше из чемоданов, сидела Виктория.
 Странно как-то бывает. Место для лагеря он не выбирал. Просто выбрался на берег повыше и упал без сил. Нет, ещё шампанское они с Ольгой выпили. Ах да, родник оказался недалеко. Надо, кстати ещё поискать, хотя и этот их пока удовлетворяет.
- Зоя! Пойди к Ивану, лозу к Виктории относить, - сказал Марк, проходя мимо Зои, которая с Ольгой сидели перед обжигаемыми изделиями.
- А можно я тоже чего-то полеплю – спросила Ольга, когда Зоя ушла к Ивану.
- Да что хочешь. А ты ожидала, что я скажу нельзя?
- Нет. – Улыбнулась Ольга.
- Что у нас сегодня на обед – спросил Марк, проходя мимо Валентины.
- Уха из головы тунца с отваренными моллюсками., запеченный тунец  и салат из морской капусты, и … - Валентина посмотрела на гончарное место. - А что, Зоя ушла?
- Помогать Ивану.
- Ну значит с обеденным меню, для тебя всё – Валентина засмеялась
- И это не плохо. – Сказал Марк, плюхаясь на тюфяк из длинного шифонового платья, набитого морской травой и расслабляясь.
- Отдыхай пока.
И Марк уснул.
Разбудила Марка Ольга.
- Папа! Вставай! Есть две новости…
- Хорошая и плохая?
- Нет. Обе, наверное, хорошие.
- Ну давай.
- Первая – обед готов. Вторая – Майк обнаружил, что куча радиостанций, и на твоём мобильнике и на МР5 работают. Сейчас он возится с читалкой. Он говорит, что в принципе, поскольку там андроид, может быть, что-то и там можно слушать.
- Это прекрасная новость. Но что это нам даст?
- Ну, хотя бы узнали, что поиски возможно-выживших не свёрнуты.
- Да?
- Американцы в катастрофе обвиняют Россию. Говорят, что на самолёте летел перебежчик, сдавшийся во времена СССР.
- А что Россия?
- Ещё не поймали. Но США собираются ввести против России райские санкции.
- Теперь райские?
- Ну да. Ну что Россия будет так страдать, что попадёт в рай как великомученица.
- Они больные. Кто у них там ещё в рай попадает?
- Они все немного верующие. Даже Майкл.
- Помоги мне встать. Скажи, а он что молится?
- Я не видела.
- А он верующий кто? Христианин, иудей?
- Протестант.
- Ясно.
Марк с помощью Ольги встал, и они направились в импровизированную столовую.
Виктория сидела в наушниках и держала в руках МР5.
- Вы слушаете радио?
- Да. Париж.
- Вы знаете французский?
- Знаю.
- А какие ещё языки?
- Немецкий, испанский, английский, румынский…, ну и русский и украинский. Мне ведь всю жизнь делать нечего, вот и учу.
- Класс. А Россию не поймали?
- Ты по поводу нашего самолёта?
- Да.
- Россию не поймала, но французы говорят, что Россия всё отрицает, предлагает помощь в расследовании и поиске чёрных ящиков. У них там какие-то аппараты. Но американцы отказываются. Немцы сказали, что без убедительных доказательств  вины России, они к санкциям не присоединятся. А Израиль обвиняет Иран.
- Ну, как раз это, не новость. – Марк засмеялся. – у каждой свекрови своя невестка.
- Ну, что скажешь? – спросил Марка подошедший к обеду Иван. По тону, Марк понял, что новости уже известны всем.
- Идиоты. Вместо расследования, сразу обвинения. Лучше бы нас поискали.
- Да. В этом ты прав.  Кстати, если дом ещё терпит, я могу сделать нечто, что поможет тебе заниматься керамикой. Я придумал. Что-то вроде гончарного круга. Надеюсь, я так прикинул, должно работать. Хоть и своеобразно.
- А не расскажешь как?
- Если честно, я ещё не знаю. Но палки есть, верёвок Виктория наплела, канаты вить можно.  У тебя руки действительно, не лучшая часть тела. Я видел твою кастрюлю.  Но я понял, что с гончарным кругом, когда за дело возьмётся твоя дочь,  у нас и чашки появятся,  и чайник. Деревьев много разных. Может, какая липа найдётся, на чай.
- Ну, так в чем всё-таки идея.
- Нам ведь не фабрика нужна? Продавать некому. А для того, чтобы обеспечить наши нужды, я сплету плотный круг, застелю его акульей кожей, и выведу верёвки, как ремни на блок. Ты, например, будешь крутить ручку, а Ольга, она похоже художник, будет лепить и командовать тебе, быстрее или медленнее. Видел, что она уже сделала?
- Пока нет.
- Котелок, половник, миски и ложки. И всё даже без круга. Около твоей гончарной ямы сохнут. Завтра будем есть, как люди.
- Прекрасно. Но я боюсь, что с обнаружением радио, никто определением Растительного мира заниматься не собирается?
- Но, такие новости. Как оторваться? – Сказала Зоя.
- А давайте так. Один человек на МР5 слушает новости, тем более, что Виктория знает все языки, а остальные занимаются растениями и прочим. А на обеде, Вика нам расскажет, что там нового.
Все в этот момент уже собрались.
- Согласны?
- Согласны.- вздохнула Ольга и перевела сказанное Майклу.
Остаток дня Марк провалялся на своём тюфяке, иногда спускаясь в туалет, или покараулить пока Ольга и Майкл, доставали рыбу попавшую во время прилива в пространство огороженное плетнями.
Бассейн был уже полон,  поэтому решили брать только больших рыбин, предоставляя возможность мелким выбраться во время следующего прилива. В основном, большой рыбой  была камбала.
Иван, взяв в помощь Зою, мастерил гончарный круг.
Виктория  слушала  новости, но ничего нового по поводу их рейса не передавали.
Хорошо, что они вообще что-то об этом услышали, потому, что через неделю в редких новостях вообще что-то об этом упоминалось. Даже о «райских» санкциях не упоминали.
Доллар продолжал падать, Кореи мириться, Канада подозревать Россию в отравлении гомосексуального притона в Монреале, где в числе прочих был отравившийся российский правозащитник, выступавший за возвращение Украине Крыма, против пенсионной реформы и закона, запрещавшего пропаганду гомосексуализма. Он даже предлагал, изымать из России детей и передавать их на воспитание в цивилизованные страны, чтобы избежать их зомбирования. Конечно, он утверждал, что к его отравлению причастен лично Путин. Украина обсуждала закон о языковом переходе на латиницу, а во Львове приняли постановление, что на территории области любое употребление или использование кириллицы, является уголовным преступлением.
На площадях горели книги русских, украинских писателей и переведенные на русский и украинский в прежние годы, писателей иностранных. Горели ясным пламенем, учебники и энциклопедии написанные кириллицей. Правда приносить на площади свои книги, пока никого не обязывали и людей на площадях пока не жгли.
Всё это было относительными новостями, над которыми они все, кроме Майкла, могли только посмеяться. Майк говорил, что он в этом ничего не понимает и всегда эти новости пропускает мимо ушей, чтобы не засорять голову.
  День 007
Стены.
На следующее утро, когда Марк проснулся, гончарный круг был готов.
Марк чувствовал себя гораздо лучше, но место у гончарного круга заняли Ольга и Майкл, Иван пошёл чистить пространство вокруг пещеры, Виктория слушала новости и следила, чтобы солнечная батарея заряжала их устройства, не отдыхая. В перерывах, она плела лубяные верёвки.
Марк оказался предоставлен Зое, и взяв его мобильник они пошли в определять кусты, травы и деревья, которые росли на их острове.
Конечно, начали они не с этого. Начали они с того, что отвлекало Зою от курения. И поскольку в предыдущий  день эта «работа» лежала на Иване, то отвлекались они от определения растений, неоднократно.
Несмотря на это, находки которые они сделали, были прекрасны.
 Даже не пользуясь определителем, они нашли три огромные куста шиповника, около которых собрали старые осыпавшиеся ягоды. Не все. Обнаружился и карликовый, а скорее просто небольшой дуб, вокруг которого собирали старые жёлуди и нарвали немного молодой листвы. Но самой удивительной находкой, которую они сделали, была конопля.
Побеги были молодые, но удивительно длинные., в полтора метра высотой. Причём, сами поросли даже выступали из-за деревьев и росли уже на песке кустами. Большая поляна уходила вглубь площадки.
- Травка. – Сказала Зоя.
- Это прекрасное постное масло, каша и настоящие верёвки.
- А зачем нам верёвки?
- Сделаем плот. Будем с той стороны тюленей возить. Ну это когда коптильню сделаем.
- А лубяная веревка.
- Для плота не годится. Она и человеческий вес вряд ли выдержит.
- Тогда зачем она?
 - Ну, когда напряжение статическое… ну как на плетне. А кроме того, конопля это чай. Шиповник это чай. Дуб, это тоже чай. Листья. А жёлуди, это кофе. При чём если повезёт, сладкий.
Они нарвали с нижних стеблей листьев конопли, и пошли с находками в лагерь.
Обедали они весело. В бассейне прибавилось три огромых камбалы, на солнце сушился чайник, чашки и уже был обожжён вчерашний, сделанный Ольгой котелок. В нём и заварили чай из прошлогоднего  шиповника и листьев конопли. Иван видимо тоже не сидел сложа руки.
Ну и сам обед, на котором доедали уху из тунца и моллюсков  и ели шашлык из этой рыбы, где ломтики тунца были проложены молодыми листьями дуба, от чего приобрели изумительный аромат.
Вместо стаканов использовали алюминиевые баночки из под разных булов, как когда-то выразилась Ольга.
Марк взял себе большую, ноль семьдесят пять, баночку из под пива. Он обмотал её каким-то галстуком, и её даже заполненную кипятком, стало можно держать в руках.
Чай был великолепен. Он ощущался намного лучше, чем английский желтый липтон, который он пил в Нью-Йорке, менее двух недель назад.
Вообще, чем старше он становился, тем короче казались ему дни, недели…. Но эти, полторы недели, по ощущениям были как предыдущие пара месяцев.
- Нашли один черный ящик, с нашего самолёта. – Рассказывала во время обеда Виктория. – вытащили так же хвост самолёта. Русских к расследованию не подпускают, но взрывчатки пока не нашли. Европа, кроме Британии, Польши  и Прибалтики отказалась присоединятся к санкциям до того, как будет доказано что это взрыв и что взрыв организовала Россия. Остальные новости кого-то интересуют?
- А есть что-то весёлое?
- Есть… относительно весёлое.
- Ну рассказывай. Украина?
-Нет. Саудовский принц посетил Солсбери…
- Собор хотел посетить?
- Может быть.
- И его отравили?
- Не угадываешь. Ограбили и изнасиловали прямо у него в номере. И его супер охрана ничего не заметила.
- Ну, это точно не Путин. Это не «новичок».
- Насильников ищут.
- Вкусно. – Сказал Иван.- Что вам эта политика?
- У меня предложение. – Сказал Марк, после того, как обед быт закончен. – Еда у нас есть? – Посуду сделали? Давайте дружно набросимся на наш новый дом. В смысле, Мы с Майком возьмём кортик и финку и  пойдём помогать Ивану, срезать ветки и верхушки. А девочки начнут плести плетни, лозу вытащим из моря. Я и Ваня на месте расскажем что и как.
- Может завтра начнём? – спросила Зоя – А сегодня ещё растения посмотрим?
- Растения от нас не убегут, а вот уже неделю, что мы здесь, ни одного облачка. У меня нет уверенности, что так будет и дальше.
- Есть какие-то признаки?
- Есть принцип. Хорошее не может продолжаться вечно. Уже неделя, небо чистое, море почти тихое, а деревья растут. Я пока нашёл маленький родничок. И больше ничего. Этого родничка на всю эту лесополосу, не хватит. Значит, дожди быть должны. И камни с той стороны гладкие. Значит есть штормы.
- Шторма – поправил Иван.
- Но мы пока к ним не готовы?
- Выходит так. Так что, нужно поспешить.
И работа закипела.
Первое что было сделано, были , на высоте два метра, срезаны стволы трёх деревьев со стороны моря, которые должны были стать опорой плетней.
А в это время, пока Иван, Марк (взобравшись на бочку) и Майкл, рубили стволы на нужной высоте, Валентина, Ольга и  Зоя начали плести плетень.
Закончив с обрезкой, Майк носил воду, из моря, Иван копал глину, за пределом жилища, Марк разводил эту глину водой, доводя ее до нужной консистенции, а девушки набивали этим раствором расстояние между плетнями, связывая их, промазывали конструкцию с обеих сторон, и плели плетень всё выше и выше.
За час до ужина, Валентина ушла его готовить, но передняя стена, длиной почти пять метров, до ужина была закончена.
- Ну вот. - сказал Иван – теперь, если положить сверху трап, шалаш, где пересидеть дождь, готов.
- Только не забудьте оставить два три окна. Можно от метра до крыши. Свет в доме не последнее дело.
- Ладно, начальник.
Марк был доволен и судя по всему были довольны все. Результат их труда был вполне осязаем, и впервые у потерпевших катастрофу, выброшенных на  необитаемый и очень небольшой остров людей, появилось нечто, где они надеялись не чувствовать себя беззащитными перед природой.
Еды было достаточно, поэтому за поисками новой, когда закончился отлив, никто не пошёл.
С аппетитом съев ужин, и запив его «чаем», выслушав Викторию об отсутствии новостей, все крепко уснули на уже личных тюфяках, хоть пока и под открытым небом.
День 008
На следующий день, перекусив остатками ужина, все кроме Валентины и, естественно, Виктории, отправились продолжать работу над домом. Валентина осталась готовить обед.
Как и в предыдущий день, Майкл носил воду в бочку, а потом глину,  Иван с Марком обрезали верхушки следующих двух деревьев, а девочки плели плетни. Сделанная вчера стена подсохла и выглядела превосходно. К обеду было готово ещё три метра стены. Всего была готова четверть той стены, которую запланировал Марк. Но им с Иваном нужно было обрезать ещё пять верхушек по периметру, и тогда работа должна была пойти быстрее.
Перед обедом Марк с Ольгой ещё  успели засунуть обжигаться чайник и чашки, сделанные Ольгой перед этим, а Иван с Зоей, пошли набрать молодых дубовых листьев и листьев конопли, на чай.
Чай с листьями конопли может и давал, какой-то наркотический эффект, но ни Марк, ни остальные, этого не заметили.
Небо было по-прежнему чистым и вечер решили сделать выходным.
 Конечно, выходным чисто условно. Иван решил попробовал сделать форму, в которой можно будет формовать плитку для пола в новом жилище, Ольга с Майклом во время отлива принесли ещё четыре камбалы, а потом Майкл нарезал морской капусты, а Марк с Зоей отправились искать новые полезные растения.
Занимаясь противокурительной терапией Зои , попутно они нашли дерево-куст, достаточно высокое, среди остальных с розовыми цветками, но под деревом лежало множество сухих орехов, напоминавших грецкий орех, но более продолговатый. Они набрали этих орехов  два больших кулька.
Такая находка оправдала бы их прогулки на много дней вперёд.
Но возвращаясь назад, они увидели участок песчаного пляжа, рядом с тем местом, в которое утекали остатки воды родничка, был перекопан и был практически чёрным.
Участок был окружён воткнутыми в песок палочками с натянутой вокруг веревкой.
По средине, в виде ромашки, лежали плоские окатыши.
- Это пепел. – Сказала им Валентина – Тут Ольга, вытаскивающая сушить выброшенные на берег водоросли, чтобы потом использовать их для обжига, нашла маленькое зернышко кукурузы. Если оно взойдёт…. Впрочем, это вряд ли. Оно долго было в солёной воде и наверное мёртвое. Но вдруг. Вот я и сделала огородик.
- Мы тоже кое-что нашли. – и Марк вручил Валентине мешок с орехами.
Ужин был прекрасен, но Марк заметил, что ему печёная рыба порядком надоела. Но альтернативы пока не было.
День 009
На следующее утро Марк встал пораньше, и поскольку прилив только начался, одел маску с трубкой, ласты, желтый жилет, взял с собой кулёк, нож и поплыл добывать моллюсков.
Вся внешняя часть большой косы, была покрыта мидиями. Он отковыривал их, ловил крабов, поймал несколько гребешков, десяток больших крабов.
Выходя на берег с большим кульком улова, он увидел, что все уже собрались к завтраку.
Оказалось, что рыба надоела не только ему. Иван сходил на другую сторону острова, где были тюлени, и набрал в скалах яиц. И теперь на завтрак у них была великолепная яичница.
- Я выбирал из гнёзд только те яйца, которые на свет были прозрачны. – сказал Иван.
- Ну вот, а на обед будут вот эти звери. Марк приподнял кулёк, где среди моллюсков, ворочались крабы.
После завтрака все разбрелись и Марк понял, что энтузиазм по строительству стены, иссяк. Накопилась усталость от того прорыва, который они совершили.
Марк подошёл к Ивану.
- Ваня, как ты думаешь, кто-то горит сегодня желанием делать стену?
- Думаю нет. Нужна передышка.
- Передышка, это перемена деятельности.
- И что ты придумал.
- Глиняная стена восемь метров, отделяющая пещеру от леса, стоит. Мы можем обжечь пещеру. Это не такой трудоёмкий процесс. А после этого пещера и та стена и подпорки что есть, уже нас в случае дождя спасут. Может и дожди здесь не короткие?
Иван посмотрел на небо.
- Ну что же, давай обжигать.
- Тогда я объявлю аврал на час, мы, скопом, перетащим сухие водоросли, чтобы набить пещеру полностью и заполним бочку водой. После этого нам никто не нужен.
- Согласен.
Марк с Иваном оповестили всех о своём решении, и видимо все обрадовавшись, что вязание плетней, их наполнение саманом и штукатурка отменяются, с удовольствием таскали сухие водоросли в пещеру, а Майкл продолжал таскать в бочку, которую поставили в двух метрах от пещеры, воду.
Но когда всё было готово, никто не захотел уходить. Всем хотелось посмотреть на этот большой костёр.
У Марка появился соблазн перенести зрелище на вечер, но он подумал, что если что-то всё-таки не там, где нужно загорится, ночью тушить будет не просто.
Из десятка двухлитровых бутылок, обрезав горла, и обкрутив их верёвками, сделали вёдра. Обрезанные стволы, стоявшие к пещере ближе всего, со стороны пещеры вымазали глиной и Иван, сделав из сухой коры несколько фитилей, поджёг водоросли находящиеся внутри пещеры.
Пламя сначала разгоралось плохо, ну разгоревшись, даже загудело.
Минут через двадцать, всё было кончено.
Сначала, никого не подпуская, Иван и Марк, залили водой пол пещеры смыв наружу весь пепел от сгоревших водорослей. Потом стали обливать водой стены. Ощущение внутри пещеры было как в печке, они по очереди заскакивали в неё, выплёскивали на стены и на потолок свою бутылку превращенную в ведро, и выскакивали.
Все смотрели и периодически предлагали помощь.
Помощь не принималась.
Это была работа взрослых мужиков.
На обливание стен и потолка ушло ещё минут сорок.
За это время,  стены в пещере остыли и Иван с Марком, одев не очень тёмные очки, стали обстукивать стены пещеры, заранее приготовленными как молотки окатышами. Девочек попросили смастерить из веток травы и лубяной верёвки метлы, чтобы потом подмести пещеру.
Когда стали обстукивать стены, их ждал сюрприз.  Один камень, под которым уже видна была трещина, от удара Ивана откололся и открыл дыру, через которую в пещеру тоже проникал свет.
Дыра если считать её круглой, сантиметров тридцать в диаметре, была на высоте груди Марка, и открывала вход в ещё одну пещеру, даже большую, чем та в которой они стояли. А свет проникал в небольшую щель с обратной стороны скалы.
- Ух ты, хоромы. Как есть хоромы барские., - Сказал Иван, заглядывая в дыру.
- Жаль отбойного молотка нет или кирки. Ни ты, ни я в эту дыру не пролезем.
- А огонь на что? Не дрейфь Марк. Была бы такая дырка в тюрьме, зубами бы прогрызли.
- Опять всю пещеру прожигать?
- Поставим сюда бочку. Бочку чтобы в ней что-то коптить, всё равно прожечь надо? Вот и прожжем. Ну и на ту сторону травы насуём. Есть ещё идеи?
- Есть – сказал Марк, осознавая неожиданно пришедшую к нему идею. – Видишь тут весь камень с выемками, в которые можно ставить клин. И мочить. Но сначала можно и прожечь.
- Но сначала, я по тонким краям с окатышем пройдусь.  Отходи, чтобы я случаем тебя не задел.
Марк смотрел, как огромный мужик, голова которого почти задевала потолок пещеры, размахиваясь, лупил со всей дури, огромной, окатанной в море каменюкой, стенки пещеры вокруг найденного отверстия, и представил, как легко, словно пушинку, держит он одной рукой, за бортом над винтами, татарина Рамиса.
Да. Сила в Иване была богатырская.
Марк сказал Ольге и Зое, оставить метлы и принести еще сухих водорослей, а Майклу бутылок  пятнадцать морской воды, не выливая ее в бочку.
Ивану удалось выбить ещё небольшой кусок, после чего они в опустошённую бочку,  открутив внизу, который раньше был верхом, пробку, поставили её под отверстие, напихав и в отверстие сухих водорослей, подожгли всё.
Когда огонь догорел, они облили края отверстия и Иван опять поработал окатышем, который раскололся в его руках пополам, к счастью не ранив Ивана.
Отверстие расширилось ещё сантиметров на десять.
Они вбили во все щели сухие клинья, облили их водой и с чувством выполненного долга пошли отдыхать на берег.
До обеда время ещё было и поскольку начался прилив, они пошли купаться. Потом, Марк развалился на солнышке, а Иван пошёл с Зоей бороться с её привычкой к сигаретам, определив поводом, поиск полезных растений.
К обеду они принесли десяток одуванчиков.
День 010.
После обеда Марк предложил Ивану передохнуть. Не совсем передохнуть, но присоединиться к общему, не авральному режиму работы.
- Мы сегодня достаточно продвинулись.  Завтра, с утра продолжим.
- Так мне теперь никто не нужен. Сухой травы у пещеры достаточно, воды пока тоже Хватает.
- Вань, ну представим, что ты пробил перегородку до самого верха нижней пещеры. От пола второй пещеры до потолка первой. Это всё равно расстояние в метр. Ну поставим лестницу. Девочки как-то протиснутся. Но я толстый, а в тебе два метра.
- На карачках влезу.
- А назад?
- И назад, на карачках. Но задним ходом. - Рассмеялся Иван. – Но зато в той пещере высота к трём метрам, и площадь раза в два больше чем в первой. Щель расширим. Хочу посмотреть что напротив.  Но ты не парься. Лучше отправь молодого за яйцами, а сам опять крабов налови.  И ракушек. Рыба замечательная, но она у меня за неделю, вот где. – и Иван провёл ребром ладони по шее.
- Ладно. А ещё буду делать коптильню. Может вторая пещера, как раз для запасов и будет нужна. Копчёная рыба, не печёная.
Иван пошёл к пещере, А Марк, очертил круг, где будет стоять бочка, и стал делать глиняный проход, по которому к бочке пойдёт дым.
Он огородил свое строительство вешками, чтобы никто не наступил, на прокопанный им проход, послал Ольгу и Майкла набрать на ужин яиц, а сам отправился ловить крабов и рвать мидии.
Наловив десяток крабов и нарвав мидий, он сел делать из крышек алюминиевых банок, обрезанных, когда те использовались как стаканы,  рыболовные крючки. Он вспомнил как рыбычил на бычков в азовском море. На удочке могло быть десять крючков, но стоило забросить и вынуть удочку, как на пяти из них, болтались бычки. А соленые бычки, тоже не та рыба, которую они ели в последнее время.
Потом позвал Зою. И пошел с ней на самый край косы.
- Ты что, хочешь делать это как на сцене?
-Во первых, Ольга с Майклом на другой стороне острова, Иван в пещере, шалаш Виктории направлен в другую сторону, Валентине это всё равно, а самый последний аргумент, я взял тебя не за этим.
Я рассчитываю, что вдруг тут есть бычки.  Спиннинг, для ловли бычков подходит мало.
Вот, я сделал такую удочку.
Он показал Зое сделанную снасть.
На тонкую палку, была привязана тройная лубяная верёвка, от которой в стороны отходили десять маленьких с крючками из крышек.
- Если повезёт, наловим бычков. А не повезёт, посмотрим что там есть. Мы же живём на этом острове, но пока ничего о нём не знаем. Сюда идём впервые. Ту сторону видели только сверху. А потом пойдём искать растения. Постараюсь не дать тебе умереть. – Марк засмеялся.
- Будто тебе самому этого не хочется.
- Ещё как хочется. Я просто в восторге от такой удачи.
- От какой?
- Ну что рядом такая красивая, молодая и страстная женщина. Я и на Гавайях мечтать о таком не мог.
Они, улыбаясь друг другу, дошли до самого края косы.
- Хорошо, что вы с Иваном не ревнивые и не собственники. – Сказала после долгой паузы Зоя. – Не люблю крахоборов. Удовольствием нужно делиться с радостью.
Марк захохотал.
С края косы Марк забросил удочку и стал ждать. Вода была прозрачна и он видел все крючки.
Бычков не было.
Но прямо рядом с косой он увидел приличную стаю кальмаров.
Когда кальмары проплывали над крючками, он выдернул удочку и на камень косы упала несколько кальмаров. Зоя бросилась их собирать в кулёк, а Марк забрасывал и забрасывал удочку пока три кулька которые он взял с собой небыли заполнены кальмарами.
- Всё. – Сказал он Зое – отдаём улов Валентине и идём «искать полезные растения».
Два кулька они высыпали в бассейн, а один Марк отдал Валентине.
- А как их готовить?
- Честно говоря, я не очень в курсе, но знаю, что сначала им вырезают ливер, потом их опускают в кипяток, и главное там их не передержать. Потом как-то чистят от шкуры. И щупальца опускают и от этих твёрдых образований очищают. Но как сделаешь, так и поедим. – засмеялся Марк.
- Ладно.
Марк с Зоей пошли «искать полезные растения», но обсуждение этого на косе так растревожило Марка, что они вернулись к ужину, так ничего и не найдя.
На ужин, была яичница, салат из кальмаров  с орехами и великолепный чай. Чай из конопли и молодых дубовых листьев, Марку очень нравился.
А новостей по-прежнему не было.
США продолжали ругать Россию и Китай. Индия покупала самолёты у России, Германия выступала за отмену санкций против России, Израиль опять поссорился с Турцией, а на Украине доказали, что русские это ветвь злобных неандертальцев.
 Ничего из этих новостей, ни Марка, ни его товарищей по катастрофе,  совершенно не интересовало.
День 011.
 Находка.
 Утром Марка разбудила Ольга.
- Папа вставай! Виктория погибла.
Марк вскочил и побежал на берег к шалашу Виктории.
Виктория лежала наполовину в воде. Около неё была Зоя и Валентина и туда уже, вместе с Марком бежали Иван и Майкл.
- Жива. – Сказала Зоя. – Но пульс очень слабый.
Иван вытащил викторию на берег, и всё увидели, что Виктория мертвой хваткой, рукой которая была под ней, сжимала голову змеи. Змея похоже была уже мертва, и Иван разжав пальцы Виктории, бросил обездвиженную рептилию в кулёк и завязал его.
- Где укус – спросил он.
- Вы бы мальчики отошли, а мы её разденем и попытаемся найти укус.
Иван с Марком  и Майклом отошли за шалаш.
- Тоже мне игры в половое стеснение. – Ругался Иван. Когда жизнь в опасности не до этих глупостей.
Минут через пять Зоя сказала.
- Укус в верхнюю часть бедра, сзади. Но не очень свежий. Минимум часа два прошло.
- Судя по змее и больше. – Сказал Иван.
- В любом случае, укус мы обработаем. Но справится ли организм?
- Если через два часа Виктория ещё жива, значит яд, распространился по всему организму, но не убил её. Нужно подстегнуть обмен. Зоя, я в этом не сильно понимаю, но по-моему нужна водка.
- Разбавленная. Водку она проглотить не сможет. Может быть спазм. А разбавленную, можно попробовать.
- Оля!
- Уже несу.
- И воды.
- Догадаюсь.
Через пять минут, Зоя сказала, что они могут подойти. Викторию уложили на правый бок. И Зоя, пыталась напоить её из ложечки подписанной именем неизвестной никому Ани, которую догадалась принести Ольга.
В этот день никакая работа не ладилась. Мысли всех были заняты Викторией. Она была самым незаметным членом колонии и, несмотря на свою болезнь, никому старалась не причинять беспокойства. Она ничего не требовала и старалась быть максимально полезной.
Иван и Зоя не отходили от неё. Валентина пошла заниматься кухней, Ольга осталась при них, а Марк с Майклом пошли к пещере.
Майк копал глину на следующий плетень, а Марк решив, что тарабанить по граниту как Иван, он всё равно не сможет. Забивал клинья в любую щель разделявшей пещеры перегородки и даже над ней. Потом обливал их водой.
Щелочек было много, но никакого мгновенного эффекта это не давало.
Потом ходил узнавать как дела у Виктории, и поскольку новостей не было, доливал ёмкости, в которых осаживалась соль, пошёл спросить, не нужна ли помощь Валентине, и наконец, не выдержав, поплыл на охоту.
Еды хватало и охотиться смысла никакого не было. Но нужно было куда-то себя деть. Марк сначала не осознано, а потом вполне осознано решил оплыть остров вокруг. Море было совершенно спокойно. Не зеркально конечно, но самые высокие волны, не превышали десяти, пятнадцати сантиметров и лишь слегка покачивали его.
Дно с другой стороны острова отличалась от той половины, где они разбили лагерь. Примерно в пятнадцати – двадцати метров от берега, оно резко уходило на глубину.
Не то чтобы это был обрыв, но каждые десять метров от берега, глубина увеличивалась метра на два - три. Тюлени лениво валялись на прибрежных камнях и никакого интереса к нему не проявляли.
Марк  без всяких приключений оплыл больше половины острова и тогда увидел его.
Верх носа корабля был буквально на трёхметровой глубине, а сам корабль постепенно уходил вглубь, но его рубка была всего в пару метров под водой.
Это был то ли буксир, то ли рыбацкая шхуна. А может это был и военный катер.
Было видно, что лежит он здесь очень давно. Он был весь покрыт водорослями и мидиями, а его нос на половину уходил в мелкую гальку и песок. Остальной корпус лежал на камнях, постепенно уходя вглубь вместе с наклоном дна. Черные темные стёкла окон мостика обросли, вокруг какими-то серыми ветвящимися водорослями.  На корме, лежал какой-то белый баллон опутанный зеленым от водорослей канатом. Нити водорослей тянулись почти до поверхности. Двери мостика были открыты.
Марк не справился с искушением и нырнул. Он хотел посмотреть, не сохранилось ли название судна. Но у него не было ничего, чем  бы он мог содрать зелёный налёт.
Он поплавал над судном, внимательно его разглядывая.
Перед белым баллоном, как будто зацепившись за него, лежал какой-то обросший водорослями предмет.
«Неужели!!!» - Марк весь затрепетал. Предмет напоминал топор.
Предмет лежал на глубине пяти метров. Эта глубина была почти предельной для Марка. Его живот не давал нырять ему так глубоко, но он попробовал.
Он бешено работал ластами и схватился не за ручку,  а за саму железную часть.
Топор был тяжелый, но сейчас его живот ему помогал, и он выплыл на поверхность и поплыл к берегу.
Когда он смог встать на ноги, он весь дрожал от напряжения.
Потерев о камень, топорище, а топор весь был покрыт скользким и толстым налётом водорослей, Марк увидел, что хотя топор и сильно поржавел, был вполне функционален.
Дальше он, то плыл, то шел, не удаляясь от берега далее метра.
Следующий раз он придёт сюда с Иваном, сделав плот, и детально обследует этот корабль.
Добравшись до своей половины острова, он снял ласты и пошел по берегу.
Его ноги дрожали от усталости.
Подойдя к Ивану и Зое, сидящих около Виктории, Марк спросил как у Виктории дела.
 Зоя ответила, что почти без изменений, но пульс стал более наполнен.
Иван с удивлением смотрел на топор, и очищенное топорище.
 - Откуда???
- Скидка в хозтоварах была. На неделе там ещё будет мероприятие. Сходим вместе.
- А ну дай.
Иван взял топор, а Марк, дойдя до чемоданов, положил на место своё снаряжение, плюхнулся на свой тюфяк и уснул.
Ольга разбудила его на обед, но чувствовал он себя отвратительно. Находка топора, да и корабля, на котором ещё кое-что может быть найдено, должна была поднять его настроение, но чувствовал он себя больным и разбитым.
Состояние Виктории стабилизировалось, как утверждала Зоя, но она находилась в коме, которая в их обстоятельствах, практически была равна смерти. Поить как-то её ещё было возможно а кормить…. Ни капельницы, ни раствора глюкозы у них не было.  Оставалось надеяться на чудо.
Поели они молча.
Потом Марк опять пошёл на свой тюфяк, а Иван, как он понял, отправился долбить свою стену. Туда же, судя по направлению, отправились Ольга и Майкл.
Уснуть Марк не мог. Так, лежал с закрытыми глазами и старался ни о чём не думать.
Потом встал и пошёл к Ивану.
На Ивана, который воспринял произошедшее с Викторией ещё эмоциональней чем Марк, влияние это оказало совсем другое.
То ли клинья в битые марком утром помогли, то ли топор, который как оказалось имел не деревянную ручку, а был приварен к слегка расплющенной трубе, помог, что было более вероятно, но проход между пещерами был высотой даже больше метра и в метр шириной.
Когда Марк пришёл к пещере, Ольга выметала остатки камня, а Иван и Майкл выводили в вверх очередной двухметровый плетень.
- Так где ты раздобыл топор. – спросил Иван.
- Я нашёл затонувший корабль. Ну и нашёл на нём топор.
- Ух ты! Было опасно?
- Опасно не было, но было очень напряжённо. Он лежал на глубине пяти метров, а я не обзавёлся грузом, чтобы туда спокойно донырнуть. Это у нас впереди.
- А что за корабль?
- Это я потом у тебя спрошу. Я в кораблях не сильно разбираюсь. Но судя по ручке топора, наш.
- Израильский? – Удивлённо спросил Иван.
- Наш. Русский. Ваня! Я хоть и еврей, но русский еврей. Если конечно еврей.
- А что есть сомнения.
- Да у меня в роду кого только не намешано. И евреи. Били за то, что еврей. Вот и еврей. Но русский.
- Тяжело с вами.
- Нам самим тяжело. Ты вот знаешь кто ты…
- Это ты ошибаешься. Может это как раз я еврей, а ты русский.
- Это как? А так. Я ведь из Одессы. А там было две национальности. Молдаванин и одессит. Я не молдаванин.
- Понятно. Но не обрезанный?
- Нет. А ты?
- И я не обрезанный.
- Так какой ты еврей?
- Антисемиты лучше знают.
- Тут ты прав. Когда пойдём к кораблю?
- Плот нужно сделать. Для камней, чтобы с ними нырять. Виктория много верёвок навязала.
- Да. Виктория.
Они помолчали.
Ольга за это время вымела мусор из обеих пещер, и присоединилась к работе со стеной. Они с Иваном вязали плетень, а Марк с Майком набивали его мокрой глиной и штукатурили с обеих сторон. Работали пока не начало темнеть, но ещё два метра стены, было готово.
- Завтра делаем плот или обжигаем вторую пещеру – спросил Иван.
- Не знаю. Утро вечера мудренее.
Ужинали они тоже молча
После ужина Зоя проверила состояние Виктории и сообщила, что у неё или судороги или просто озноб, но её трясёт.
Викторию обложили тюфяками, но озноб не прекращался.
Тогда Иван лёг рядом с ней и обнял.
- Может так согреется?
Никто не возразил.
Зоя притащила свой тюфяк и легла сразу за шалашом.
- Если что разбудишь. – Сказала она Ивану.
Остальные, оставшись без тюфяков, пошли делать себе новые. Благо и длинных женских платьев и сухих водорослей, хватало.
День 012.
Иван и Виктория.
Утром Зоя, разбудив Ивана, проверила пульс у Виктории. Пульс был, Виктория дышала и Зоя сказала, что скорее всего, кризис миновал.
Оставался вопрос, выйдет ли Виктория из комы или нет?
Иван явно был не в форме и не порывался немедленно начать делать плот. Марк понимал, что он скорее всего не спал почти всю ночь.
- Поспи Ваня – сказал Ивану Марк. – Пещера никуда не улетит, а корабль никуда не уплывёт.
-Корабли не плавают, а ходят.
И Иван пошёл наверх и улёгся спать.
Сухих водорослей было еще много, но с той скоростью, с которой они расходовались, стало ясно, что надолго не хватит. Их прибивало к берегу с меньшей скоростью, чем они расходовались.
Если сейчас набить ими новую пещеру, по на приготовление пищи уже не останется. Поэтому Марк взял Майкла и Ольгу, они стянули на воду трап и потащили его на другую сторону острова.
Марк с Майклом тащили трап, а Ольга сбрасывала на него с берега кучи водорослей.
Они отвозили их на свою сторону острова и возвращались за новой порцией.
До обеда, не обращая внимания на отлив или прилив, сделали четыре ходки.
Они разложили их на песке сохнуть и затащив на берег трап, усталые улеглись рядом.
Водорослей опять было много.
Состояние Виктории не ухудшалось, но и не улучшалось. Оставалось надеяться, что её организм справиться с эти. Водка не помогала.
После обеда, Марк с Ольгой и Майклом, продолжали перетаскивать водоросли, а Иван начал мастерить плот.
Когда Марк притащил трап, с новой партией водорослей, он увидел, что делает Иван. А Иван сплёл два плетня кругами трёх метров в диаметре, и плотно размещал между ними обрезанные верхушки деревьев. И работал очень быстро, ладно и красиво. Марк залюбовался этой работой и понял какая крыша будет у их нового дома. Большие два плетня, а посредине снопы связанных водорослей.  Такая крыша не слетит и не перекроет воздух. Да и сверху её можно будет покрыть тонким слоем глины.
- Что смотришь? – спросил Иван Марка.
- Любуюсь и изобретаю. – О крыше Марк решил пока не говорить. – Катамаран из четырёх таких плотов и хоть в океанское плавание.
- Из этого рая? Да я так спокойно после детского сада ещё не жил. Если бы с Викторией наладилось, вообще полное счастье.  Ты кстати дочери скажи, чтобы они с Майклом сосуды для пресной воды накрутили. Ну чтобы, про запас. И пластиковые бутылки пусть заполнят.  Без пресной воды, тут долго не протянешь.
- Завтра займусь опреснительной установкой.
- Завтра мы с тобой поплывём осматривать корабль.  А опреснительной установкой займёшься позже. Хорошо? А то у меня уже нет терпения, до него добраться.
- Ладно.
Иван продолжил возиться с плотом, Зоя, ни на что в эти дни не претендуя, возилась с Викторией, Валентина начала готовить ужин, а Марк с Майклом потащили обратно трап к Ольге, которая продолжала собирать водоросли  между валунами. И то, что водоросли там были, сказало Марку, что море здесь спокойное не всегда.
 Когда Он с Майклом и Ольгой, притащили последнюю на сегодня порцию водорослей, их ждал приятный сюрприз. Виктория очнулась.
- Я решила дать ей понюхать различные духи, нашатыря ведь нет, и один одеколон подействовал.
Виктория очнулась, но говорить практически не могла. Из того, что она пыталась сказать, это то, что она думала, что это рыба.
Видимо она поймала змею, надеясь, что это будет её первый улов. Хорошо, что этот улов оказался не последним.
Есть, она практически не могла, и всё что съела, так это одна шоколадная конфета.
Зоя похвалила Марка за предусмотрительность, наложившем табу на найденное в чемоданах.
Вечером, после того как стемнело, Викторию опять начало трясти и Иван снова лёг с ней, заключив её в свои великанские объятия.
День 013.
Не то чтобы утро было необычным, но такого развития событий, никто не ожидал. Иван выглядел смущённым, Виктория довольной и без того, чтобы по этому поводу было сказано хоть одно слово, всем, по крайней мере, взрослым, всё стало ясно.
Сразу после завтрака, когда Иван начал доделывать плот, Зоя, буквально потащила Марка, бороться со своей никотиновой зависимостью.
К этому привыкли уже все, поэтому совершенно не надо было изображать, что они идут на поиски растений.
Но растение всё же нашлось. И ещё какое. Выросший посреди поляны и наполовину высохший куст обвивали виноградные лозы. На лозе уже были гроздья с мелкими зелёными пупырышками, которые, как знал Марк, потом станут ягодами.
На самих лозах и в траве под ними были следы прошлогоднего урожая. Видимо клевать ягоды чайки не хотели и при отсутствии других птиц, старые ягоды частично сгнивали, а частично превращались в изюм.
Зоя и Марк попробовали их и остались весьма довольны. Набрав некоторое количество этих старых ягод и поборовшись против никотиновой зависимости, они и вернулись ко всем.
Самое большое восхищение находка вызвала у Валентины. Она знала, как ухаживать за виноградом. В детстве у неё была такая практика. Она сразу начала продлевать в пространстве, свой огород.
- Неизвестно, сколько нам здесь жить – Говорила она, - но с моей точки зрения виноград единственное, чего нам тут совершенно не хватает.
Марк повёл показать ей кусты. Она срезала два кусочка лозы, и поставила их в бутылки кока-колы, заполненные водой.
Но находке обрадовались все.
Однако радость выражать было некогда. Плот был готов и Иван начал искать себе подходящие ласты.
- Мы хотим с вами – Сказала Ольга Марку.
- Ну если хотите, собирайтесь. Ласты, маска, трубка. Но слушаться беспрекословно. Жёлтых жилета только два, так что, скорее всего вы будете сидеть на берегу или рядом.
Ивану дорожный отражающий жилет доходил только до живота, но свою  функцию должен был выполнить. Иван одел ремень с одетым на него штык-ножом, а Марк пристегнул к своему ремню кортик, и они сложив маски и ласты на плот пошли по берегу, таща плот за собой на верёвке.
Марк сразу нашёл место, где был корабль и они с Иваном облачившись в ласты и маски поплыли к нему, оставив на берегу искать небольшие камни Ольгу с Майклом.
Иван показал Марку под водой большой палец. Они поплавав над кораблём минут пять,  вернулись к берегу, взяв плот положив на него камни.
- Ты прекрасно плаваешь. – сказал Марк Ивану. – Я всегда считал себя рождённым в море, но за тобой еле поспевал.
- И поспевал, потому что я не спешил. Студент! Ты не забыл откуда я родом? В Одессе раньше начинают плавать, а уж потом ходить.
- Как обмундирование?
- Ласты немного жмут большой палец, но я потом прожгу это место или привыкну. Ты так и не понял, что это за корабль?
- Нет.
- Это скорее всего, малая, двухмачтовая китобойная шхуна. Довольно большая.  Переднюю мачту видимо сорвало. Выломало.  И трап к пушке. И якоря одного нет. Там следы его, тоже сорвало. Возможно, бочку тоже сорвало с этой шхуны.
- Это что, парусник?
- Нет. Вот трубу видил? За мостиком и малым кубриком? Это пароход.
- А мачты зачем?
- Не для парусов. На передней был большой фонарь и она поддерживала грузовую стрелу. Это же китобой. На шхуне должны быть и сети. Большие сети. До них мы вряд ли доберёмся. Но самая интересная штука на самом носу.
- Какая?
- Гарпунная пушка. Скорее всего, это японский корабль. Но ручаться не могу. Первым делом мы снимем с неё линь. С самой пушкой нам не справиться, а линь и гарпун в хозяйстве пригодятся. Работать будем так. Я спускаюсь и чего-то там пытаюсь сделать. Ты смотришь сверху во все глаза, но если я не дам команду, только смотришь.
- Ладно.
Иван нырял четыре раза, но  не обрезал, а точнее не отпилил трос.
- А ты знаешь, как она стреляет? – Спросил Ивана Марк
- Что? Если получится, тебе присваивается звание гения.
- Ольга! Отойдите метров на пятьдесят в любую сторону.
Иван ещё раз нырнул, гарпунная пушка выстрелила и гарпун едва выпрыгнув из воды, упал на берег.
- Теперь подойдите сюда и натяните этот трос – Прокричал Ольге Марк.
Когда трос был натянут и Ольга с Майклом так и держали его, Иван опять нырнул и когда он выплыл,  обрезанный конец линя был уже на берегу..
Они поплыли к берегу и Иван закрепил гарпун между камнями.
Вторым концом он обвязался.
- Дальше я сморю рубку.  Следи за папой, но если я три раза, вот так дёрну трос, тащите что есть сил. – Сказал Иван Ольге.
- А можно нам хоть посмотреть на него?
- Ладно – сказал Марк – Ваня, давай ты четверть часа отдохнёшь, а в это время, молодёжь одев жилеты посмотрит на лодочку.
- Ладно. Пусть посмотрят. Но линь привязать к плоту и вы плаваете, только держась за плот.
- Хорошо, сказала Ольга.
И молодёжь поплыла разглядывать корабль.
- Ты доберёшься до трюма?
- Честно говоря, вряд ли. Трюм закрыт. Но даже если удастся его открыть, без акваланга туда соваться, самоубийство. Даже верхние надстройки все не осмотреть. Только капитанский мостик, да малый кубрик, за ним.
- А скажи, якорь можно вытащить на берег и тут закрепить?
- Ну это не просто, но теперь, когда у нас есть крепкий линь, это возможно. А что у тебя опять гениальная идея.
- Если вытащить якорь, а он на носу,  и закрепить его на берегу, любой шторм сможет продвинуть корабль только в верх или даже развернуть.
- Это правильно. Закрепить якорь надо, но шторм вряд ли подтащит корабль. Он здесь давно и уже устоялся.
- А мы к корме привяжем самолётный трап, во время отлива, притянув его к корме максимально близко. Канаты же ты видел.
- Ты представляешь, какой это вес? Это как воздушным шариком Эйфелеву башню поднять.
- А вдруг. Сам трап, для шторма как подводный парус. Канаты выдержат?
- Ой, не знаю. Но попробовать можно. В конце концов, раз ты гений….. А чем ты крышу дома будешь покрывать? Ты же трап хотел использовать?
- Когда я увидел, как ты вяжешь плот, я понял, что если так связать крышу, положив между плетёнками спускающиеся вниз снопы водорослей, будет намного лучше.
- Таки молодец. Как я сам об этом не подумал? Это ты, трапом мне голову заморочил. Ну ладно. Попробуем. А вдруг. Вдруг здесь когда-то бывают шторма. Канаты не порвёт, но сам трап, может. Хотя его сделали на совесть. До сих пор надут, и не спускает.
Через полчаса, Иван притащил к берегу плот с Ольгой и Майклом. Они виновато улыбались.
- Ну как? Что увидели.
- Вот – Сказала Ольга смущаясь и показывая на большой, сантиметров пятьдесят, водопроводный  ключ. – Он меня не послушал и нырнул.
- Стиллсона нашли. Молодцы – Сказал Иван. – Такой и за кувалду сойдёт. Ну теперь садитесь и отдыхайте, а мы поплаваем.
Иван и Марк одели жилеты, маски, ласты и поплыли к рубке.
Иван нырнул.
- Там кроме сейфа ничего интересного. Но сейф закрыт и прикреплён к стенке к переборке.
- А ключа рядом нет?
- Где? Ну под рулём, за компасом…
- За штурвалом, студент.
- Может какие-то ящички аптечка.
- Есть идея. Поплыли, возьмём стиллсона.
Они взяли водопроводный ключ. Иван пропустил линь сквозь отверстие внизу ключа и крепко завязал и положил на плот.
- Ольга! Скажи Майклу, чтобы поплыл с нами и пока мы будем внизу, пусть держит плот.
Ольга перевела, Майкл кивнул.
Они опять поплыли к рубке.
- Я посмотрю в малом кубрике, за рубкой. Возможно, сейф прикручен. К переборке болтами. Считай медленно, до ста двадцати. Если я не вынырну, ныряйте и вытаскивайте.
- Договорились.
Марк успел досчитать до 95, когда Иван выплыл без ключа, но был доволен.
- Одну гайку ослабил. Там всё проржавело и не ясно открутиться или обломается.
Ещё раз десять нырну, и будем вытаскивать сейф.
Иван нырял раз двадцать, и каждый раз был под водой всё меньше и меньше времени.
- Сейф свободен. Будем тащить.
- Ваня! Давай ты с полчасика передохнёшь. У нас до обеда времени море.
- Ты прав. Нужна передышка. Я таки умаялся.
Они поплыли на берег, и Иван растянулся на камнях, как на диване.
- Оля! Переведи Майклу. Там сразу за кубриком… кубрик это комната за мостиком, за кабиной капитана, есть большой  белый баллон. Он запутался в канатах…
- Так – сказал Иван – без меня ничего не трогать! Никуда не плавать. Вы не одесситы.
- А корабль, между прочим, нашёл я.
- Марк! Если я на крышу рубки стану, то лицо будет над поверхностью. Ты что, разницы не понимаешь?
- Но пока ты отдыхаешь…
- Сам сказал, что у нас до обеда времени море. Так что ты хотел сделать с баллоном.
- У меня такое впечатление, что он пустой.
- Конечно пустой. Это аварийный буй.
- Там есть ручка. Если продеть линь через эту ручку, а потом закрепить за сейф, то при освобождении этого баллона от канатов, он всплывёт и вытащит сейф.
- Не то чтобы он вытащил. Между ними расстояние больше чем до дна. Но идея правильная. Буй потащит сейф вверх, а мы с берега потащим линь и всю эту конструкцию. Молодец студент. И если запомнишь что на судне штурвал, а не руль, цены тебе не будет. – Иван рассмеялся.
Сейф они вытащили без приключений. Иван так же, ныряя освободил все канаты, кроме швартовых, как он сказал.
До обеда было еще часа три.
- Ну что, поплыли? – спросил Иван.
- Ваня! Это конечно с моей стороны наглость, но я так не разу и не нырнул.
- Ну нырни, а мы тебя покараулим.
Взяв с собой водопроводный ключ, как груз, закреплённый линем, Марк  нырнул.
Ключ был тяжёлый и Марк спокойно опустившись на палубу, сразу за кубриком, которая была на глубине метра четыре, вошёл в кубрик. В кубрике было очень темно, и несколько секунд, пошло на то, чтобы освоится.
В углу кубрика лежала куча тряпья. Марк приподнял ее и хотел уже бросить, когда в тряпье мелькнуло что-то золотое.
Марк понял, что это капитанский пиджак. Вернее то, что от этого пиджака оставалось
Долго, как Иван, он находиться под водой не мог и он, выплыв из кубрика, всплыл с этим пиджаком вверх.
- Ну что нашёл?
- Пиджачок себе на выход.
Иван захохотал.
Но когда они подплыли к берегу, Иван осмотрел находку Марка, назвав её бушлатом и вытащил из его кармана большой ключ.
- С таким счастьем и на свободе!!! Ну студент, ты даёшь.
Ключ оказался ключом от сейфа, который они, слегка поматюкавшись открыли.
Вылив из сейфа воду, они нашли там тетрадь, которую Иван назвал судовым журналом.
Ольге поручили раскрыть все страницы, пока они не высохли, и положить между ними водоросли, иначе страницы потом склеятся.
Она делала это, но видимо напрасно, потому что чернила расплылись, и не одной надписи прочесть было нельзя. Нельзя было даже определить язык, на котором они написаны.
Кроме того в сейфе было по пять-десять купюр различных стран, и среди них 50 американских, и семьдесят канадских долларов. Больше всего купюр было с иероглифами.
Но самое главное, что было в сейфе, это две коробки в самом низу. В одной был револьвер и к нему три пачки патронов по 14 штук, а в другой ракетница с пятью зарядами. Эти коробки были плотно упакованы и вода в них не проникла.
Ракетница, если он будет стрелять, была большей надеждой, чем костёр из водорослей. По крайней мере, очень неплохим дополнением к этому костру.
Забрав находки и погрузив на плот, сейф водопроводный ключ и канаты, от чего плот хорошо просел, и привязав к плоту белый буй, они счастливые отправились  обедать.
Якорь они решили закрепить на следующий день.
Освоение пещеры.
- Господа! Если вы не начнёте что-то придумывать, то с завтрашнего дня будете питаться только рыбой и морской капустой. – Сказала Валентина во время обеда.
Все улыбнулись.
- Завтра будет две недели, как я здесь – сказал Марк – и уже такая несправедливость. Но рыбы хватает?
- Рыбы хватает – улыбаясь ответила Валлентина.
- Ольга! Можете с Майком, после обеда попытаться половить кальмаров, эрзац удочка там,  и набрать мидий.
- Можем.
- Только возьмите желтые куртки и от косы больше чем на пять метров не отплывать. Один на косе, второй наблюдает.
 - И я с ними пойду. - Сказал Иван
-  Ну, тогда Ольга на косе, с кульками собирает улов. И без куртки в воду не соваться.
- Ладно.
- А ты что наметил?
- Водоросли вчерашние совсем сухие. Валентина дежурная по кухне, Зоя с Викторией, а я пойду, обожгу вторую пещеру.
- Мне нормально. - Сказала Виктория. – Если не считать какие-то странности с ногами…
- Какие?
- Мне кажется, что я ими шевелю.
- Женщина. Ты симулянт. Встань и иди.
Виктория расхохоталась.
- Кабы да кабы…
- Иван! Возьми Вику под мышки приподними, так, чтобы она могла стоять.
У Виктории появилось испуганное выражение лица, но Иван, со словами
- Мало того, что он гений, так ему ещё и всё время везёт. – Взял Викторию под мышки и приподнял.
- Женщина! Иди!
Виктория заорала:
- Они шевелятся! Они шевелятся!
Ноги Виктории действительно немного покачивались.
- Ваня аккуратно положи Вику. Вика! Сидя, лёжа, во сне и в бреду, ты должна напрягать ноги и ими работать. Понятно?
- Понятно. – сказала Виктория глядя на Марка, как на Христа.
- Мы пошли работать, а ты ложись на живот и пытайся ноги согнуть. Когда устанешь, повернись на левый бок и пытайся согнуть правую. Потом на правый и работай левой. Это отдых. Потом на живот и обеими. Понятно?
- Понятно. Но Зоя мне уже не нужна.
- Ладно.
Зоя и Марк, связав по небольшой «скирде» сухих водорослей, потащили их в пещеру.
Они сходили за водорослями ещё три раза и, заполнив ими половину пещеры, подожгли водоросли.
Находиться в первой пещере, когда полыхали водоросли во второй, было невозможно.
 Когда огонь закончился, и Марк с Зоей, обстукивали пещеру.  пришёл Иван, сказав что запас кальмаров, водорослей и прочих моллюсков восстановлен. Он забрал у Марка топор.
- Я сам обстучу стены. Вдруг тут сбоку ещё она пещера – сказал Иван Марку  А ты бери Зою, и идите заканчивать с коптильней.  Бочку я принесу.
Марк и Зоя пошли.  И обожгли заранее приготовленные проходы для дыма, и саму яму для костра.  Через час Иван притащил бочку.
- Ты начал торопиться? – Спросил Ивана Марк
- Ты на небо иногда смотришь.
- Да.
- Всё время оно было чистым, а сейчас на западе облака.
- Тут ты прав. Я не очень наблюдателен.
- Завтра якорим корабль и вешаем ему на корму трап, и все кроме Валентины на строительство дома. А Валентина пусть готовит, что-то простое, начинает коптить рыбу и набирать запас воды. Не к добру эти облака.
- Согласен.
Марк показал Валентине как коптить рыбу. Вся рыба плававшая в бассейне, была вытащена и за глаза, нанизанная на прутики была повешена внутри бочки. Потом бочка была нарыта крышкой, сама крышка была плотно укрыта водорослями, чтобы не выходил дым, и в яме для костра, которая соединялась с горлышком бочки глиняной трубой, он разжёг костер и когда костёр разгорелся, укрыл пламя ещё влажными водорослями, и почти закрыл это всё глиняной крышкой.
Зоя, Ольга и Майкл, были отправлены к Ивану на вязание плетней и набивание глиной новых стен, а сам Марк, воспользовавшись отливом, собрал всю и мелкую и крупную рыбу в ловушке между скал.
- Это коптить завтра – сказал он Валентине. Можно ли коптить моллюсков я не знаю, поэтому едим моллюсков, а всю рыбу коптим. Создаём запас еды.
Ужинали в этот день поздно. И решили на следующий день, завтракать только после того, как корабль будет поставлен на якорь.
Уговаривать никого не пришлось. Беспокойство заразило всех.
На ночь, Зоя взяв два тюфяка, приказала Марку следовать за ней.
- Хватит детских игр с поиском растений. Будем ночевать вместе.
- А Иван?
- Марк! Боюсь тебя обидеть, но ты уже скоро старый, а так и не научился понимать происходящего между людьми. Конечно, и я могу ошибиться, но вряд ли.  Можешь считать что Иван и Виктория муж и жена. Они не просто спят вместе, как мы, а именно - муж и жена. Меня ты как мужик устраиваешь и я вижу, что как женщина я тебе тоже интересна, но у нас нет любви. Мы просто получаем удовольствие. А между Иваном и Викторией другое. Можешь, конечно, проверить, но гарантирую, что спят они в чемоданной палатке Виктории сегодня вместе. И даже может быть не будут заниматься сексом. Они уже просто вместе.
- Может, я чего-то не вижу и в Ольге?
- Нет. Твоя девочка молодец. Она себя блюдёт. Она держит Майкла на нужном ей расстоянии. Где женщины этому учатся, не знаю. Это скорее инстинкт. Так вот. Трахать меня будешь каждую ночь или почти каждую ночь. Есть возражения.
- Как можно? Буду трахать с огромным аппетитом.
- Ну и прекрасно. – сказала Зоя и вручила Марку один из тюфяков.
Они пришли в пещеру и  Марк ахнул. Иван продолбил в стене выходившей в промежуток между скал, нормальное окно.
Они положили тюфяки в рядом со входом  большой пещеры и через некоторое время обнявшись, уснули.
День 014.
На следующий день, вся компания, кроме Валентины, оставшейся на хозяйстве и Виктории, начали свой поход с рассветом. Марк с Ольгой и Зоей,  погрузив на плот канаты, топор, водопроводный ключ, потащили его к кораблю. Белый буй не отвязывали и он продолжал болтаться, плывя сзади плота.
Майкл с Иваном тащили по воде трап, погрузив на него ствол срубленного дерева, длиной метра четыре.
Море по-прежнему было спокойным. Но облака уже плыли на западе и были уже не на горизонте, как вчера вечером.
Приплыв к месту, Иван с Майклом вытащили якорную цепь, насколько могли. Цепь, находившуюся рядом с якорем,  привязали к белому бую.
Подтянув цепь линем к берегу, они стали тащить якорь. Белый буй ушёл под воду, но не давал якорю опуститься на дно.
Когда якорь лёг на дно, он был уже рядом с берегом.
Якорь обвязали линем, и используя ствол дерева как рычаг , подняли его и вытащили на берег. Дальше, перенося рычаг с камня на камень, тащили его, до тех пор, пока цепь не была почти полностью натянута.
Якорь опустили так, что цепь соединявшая его с кораблём проходила между рядом лежащими валунами. Так что вырвать якорь штормам, если это будут обычные, а не вселенские шторма, было невероятно. Разве что цепь не выдержит.
Потом, хотя время завтрака уже прошло, они привязали канатами ствол, который раньше использовался как рычаг, к трапу, так что он лег между стянутыми надутыми боками, и дождавшись максимального отлива, притянули всю конструкция канатами к корме.
- Можно Майклу заглянуть в кубрик? - Спросила Ольга Ивана, переведя вопрос Майкла.
- А мы сейчас по очереди туда заглянем. Твой папа показал, что я там не всё вчера увидел.
Они ныряли и каждый нашёл своё.
Майкл нашел в кубрике аптечку, висящую на другой стороне переборки, где вчера Иван отвинчивал сейф.
Марк полез в свою кучу белья и под ней нашёл доску, похожую на шахматную.
Иван под койкой, у входа в кубрик, со стороны той самой переборки, где он откручивал сейф, нашёл ящик с инструментами.
Находка Ивана была признана лучшей и усталые, голодные, но довольные они возвратились в лагерь.
- Я уж думала, вы только к обеду явитесь. – сказала Валентина.
После завтрака они рассмотрели находки.
В аптечке из понятных препаратов были пузырьки зеленки и йода. Надписи на пузырьках выцвели, но сомнений в том, что это такое не было. Были так же пипетка, шприц с поржавевшей иглой, резиновая клизма и ампулы с новокаином. Надписи на ампулах «Novocaine» была нанесена нестираемой краской.
«Шахматы», которые нашёл Марк, оказались игрой Го. Сама доска и фишки были металлические и магнитные, поэтому они не уплыли и не погнили.
- Это говорит о том, что корабль скорее всего японский, хотя есть вероятность, что китайский.
- Ты умеешь играть в эту игру?
- Да. На этой доске можно играть и в Го и в Рэндзю, и даже в шашки. Но мы можем и глиняные шахматы изготовить.
- А в Го научишь?
- Конечно. Но лучше когда мы поймём смысл облаков.
В ящике для инструментов были сокровища. Был старый ворот – ручная дрель, несколько свёрл, большая плоская отвёртка, шурупы, молоток, два разных, хоть и ржавых напильника, ножовка по металлу, металлическая линейка, плоскогубцы, круглогубцы, керн и зубило.
- Ну, Ваня! Скажи, какого инструмента не хватает?
- Как по мне, так полный набор.  А если твой план сработает, так возможно будет и помпа, и насос, и многое другое. Но пока и этого выше крыши. О!!!
- Что О?
- Как раз воротка со сверлом, мне для крепления балок на крыше дома и не хватало. А так дырку сделал, колышек вбил, лучше шурупа держать будет.
Они поели.
- Я предлагаю, - сказал Иван – всем сосредоточиться на стенах. Благо, появился топор, и верхушки намеченных деревьев я обрубил. Так что можно делать плетни.
- У меня есть дополнение. От меня сейчас, при плетении плетня и заполнении его глиной, толку мало, а надо делать запасы еду и воды. Пусть девочки и Майкл займутся стенами, а мы с тобой отправимся на охоту.  Хорошо бы пару тунцов или хотя бы акулу.
- Ладно. А что со вчерашним копчением – вопрос был задан Валентине.
- А оно продолжает коптиться. Огонь, вернее дым, я поддерживаю.
Из под крышки бочки, действительно прорывались маленькие струйки дыма.
- Чем дольше коптиться, тем надёжнее.
Ольга и Майкл пошли к пещере.
- Марк! А не пора ли нам заняться твоими тюленями? А то уплывут.
- А знаешь это правильно. У нас есть настоящий гарпун, и револьвер, на всякий опасный.
- И топор.
- Ну и конечно топор. Возьмём плот, залезем на высокие камни… Осмотримся.
- Вы значит охотники, а мы рабским трудом, глину месить?
- Такая роль мужиков и жён.
- Да??? – сказал Зоя. – на спор уложу любого из вас.
Марк ехидно улыбнулся, а Иван засмеялся.
- Да пошли вы…. Я не то имела ввиду. - Но и она, и Иван с Марком рассмеялись.
- Ладно. - Зоя повернулась  и пошла догонять Майкла и Ольгу.
Иван и Марк забрались на самый высокий камень над лежбищем. Перед ними было пару десятков семей, с уже подросшими малышами, а холостяцкая залёжка, была на другом конце острова. Туда они и оправились. На холостяцкой залёжке лежало восемь котиков. Выбрав одного лежащего поодаль,  Иван с четырёх метров метнул гарпун и пронзил животному шею.
Они стащили свою добычу на плот и повезли её к себе в лагерь. Плот тянул Марк, а Иван скакал по камням и насобирал ещё пять штук мёртвых детенышей, от которых не шёл трупный запах. Живых детёнышей, решили не трогать.
Когда приплыли в лагерь, приближалось время обеда,  Иван пошёл к пещере, а Марк начал медленно отделять шкуру от мяса, а точнее жира, этого светло-коричневого холостяка.
Когда пришли Иван, девочки и Майк, Марк прилично подвинулся в своём деле.
- Вот! А говорил руки кривые.
- Это же не плетень. Тут у меня практика.
- А что будем делать с маленькими – спросила Ольга и в её голосе почувствовалась жалость.
- Их есть нельзя. Это не мы их. Но их шкурки, их мех, это самый лучший мех. А мясо на приманку. – Ответил Ольге Марк.
- А жир, этого большого, тоже есть. Можно есть. А можно мазаться им, если будет холодно. Но запах его будет не очень тот.
- Ясно.
- Но жарить на нём мясо можно прекрасно. Нужно только перетопить и закрыть в горшках. Горшки сделаешь?
- Мы сегодня довели стену до одной скалы.
- Здорово.
- Они напрактиковались - сказал Иван.
- Прекрасно. Тогда мне нужно пару горшков для жира – сколько займет времени?
- Час. Если без изысков.
- Изысков не нужно, но плотные крышки, как пробки, нужны.
- Ну это не сложно после того как кувшины будут готовы. Раскатываешь лист глины, надавливаешь на него горлышком кувшина, но так, чтобы не продавить до конца, обрезаешь, но внешнему краю, сушишь и обжигаешь.
- Класс. Я воспитал гончара.
- Обедать, господа! Кушать подано.
Все расхохотались.
Когда заканчивали есть, Валентина спросила:
- Зоя! Что-то случилось? Ты сегодня не разговаривала совсем.
Зоя помялась, видимо думая как ей выразится и сказала:
- Наша пещера течёт.
- Как течёт? – спросил Марк.
- Водой. Мой тюфяк, совсем мокрый.
- Как мокрый?
- Вот так. Ночью был сухой, а сейчас перед обедом я зашла глянуть всё ли в большой пещере в порядке и увидела маленькую лужицу под тюфяком. Я его потрогала,  а он мокрый.
Марк понял, что вызывало смущение Зои, но то что она говорила было так важно, что на смущение можно было не обращать внимание.
- Ну пошли, посмотрим.
Стена, около того места, где лежал Зоин тюфяк , была влажной. Он послал Ольгу за железной баночкой, молотком и зубилом.
- Родничок? – спросил Иван стоя за спиной марка, когда тот ощупывал стену.
- Похоже на то. И если взять его под контроль, будет здорово.
- Но он же только сочиться?
- Да. Но за половину суток насочил матрас.
Когда Ольга принесла зубило, молоток, и железную баночку, он проделал в баночке отверстие и вбил один её край, под тем местом, которое сочилось капельками воды.
Через пару минут вода, попадавшая теперь в банку, стала капать на пол. Марк обрезал бутылку из под колы, валявшуюся в углу, и подставил получившееся литровое ведёрко под эти капли.
- Вечером посмотрим, сколько на капало. Зоя, а тюфяк нужно заменить новым или набить его сухими водорослями и высушить.
Вечером, Марк и Зоя принесли сюда четыре чемодана, и поставив их в самый угол, положили на них свои тюфяки.
- Тут мы повесим штору. – Сказала Зоя.
- Лучше поставим шкаф. – Сказал Марк и они оба расхохотались.
День 015.
На следующий день, волнение моря усилилось и начал дуть резвый северо-восточный ветерок.
Всем стало ясно, что природа не шутит.
Иван с Зоей и Майклом, усиленно работали над стенами. Все чемоданы уже были перенесены в пещеры. 12 маленьких метровых чемоданов стояло слоем по три по бокам  нижней пещеры, остальные слоем по три заняли почти всё пространство верхней пещеры.
Между ними, по средине пещеры, был примерно тридцати сантиметровый проход  и свободный квадрат оставался у входа, и еще небольшой участок, там где текла вода.
Вода текла чистая, вкусная, но текла со скоростью, стакан в час. Впрочем, в самом критическом случае, семь человек от жажды , имея восемь литров в сутки, не умрут.
И если Зоя и Майк, продолжали гнать стену, по указанному плану, то Иван начал работать с крышей, с той стороны, где стена уже примыкала к скале.
Марк с Ольгой, делали нужные глиняные емкости, была сделана низкая восьмилитровая кастрюля, для сбора воды, текущей в пещере, были сделаны горшки для жира. И даже были заполнены топлёным жиром. Работали они быстро. И когда нужная посуда отправилась высыхать, Марк отправил Ольгу на помощь Зое и Майклу, а сам занялся приготовлением строганины.
Одну из уже готовых кастрюль он поставил на крышку костра для коптильни, и наливал туда, по мере испарения, морскую воду. Потом, вечером он увидел на дне кастрюли слой соли в несколько миллиметров. Если бы эта идея пришла ему раньше, было бы лучше. Но сейчас он полностью снял шкуру с тюленя, заполнил существующие ёмкости его жиром, и начал строгать мясо. Рыбу, которая была повешена в коптильню первой, после того как он полностью занял коптильню мясом тюленя, он отнёс в пещеру.
Иван сделал для нее рамку и пока просто повесил сушиться в дополнение к копчению.
Закончив с заполнением коптильни, Марк пошел к пещере и сообщил Ивану, что хочет сделать печь прямо в пещере, так чтобы дым, выходил в коптильню, которая будет за стеной пещеры.
- Ты собираешься притащить сюда бочку.
- Нет. Я собираюсь сделать коптильню так, как здесь сделаны стены. Но обжечь её изнутри.
- Что нужно от меня?
- Нужна большая, очень большая, метра полтора высотой и диаметром, однослойная корзина, с отверстием, для входа глиняной трубы внизу, и с закрывающейся крышкой сверху.
- Когда?
- К обеду.
- Ещё что-то?
- Нужно что-то придумывать с Викторией. На берегу ей оставаться нельзя. Я сделал утку, чтобы она могла ходить в туалет. Завтра я её обожгу.
- Спасибо. – Сказал Иван, и Марк понял, что Зоя права. Иван воспринимает проблемы Виктории, как свои, а любые действия других в этом направлении, как помощь себе.
Да. Мужчины и женщины по разному мыслят, но когда белое - это белое,  то хоть и разными путями, они приходят к осмыслению этого факта.
Марк занялся тем, что выкопал печь, и проложил от неё трубу, со стороны, где стены еще не было. Набил её сухими водорослями и поджёг их, попросив строителей стены, не наступать на поверхность обозначенную колышками.
Работа шла молча и напряжённо. Валентина, приготовив обед, пришла тоже делать стену. Теперь никто не сомневался, что ненастье приближалось и всем хотелось иметь хоть какую-то защиту.
Марк вышел на берег и обомлел, из песка вылезали маленькие черепашата. Он позвал остальных.
- Нужно набрать как еду про запас. – Сказал Иван.
- Заберём всех, кто не сможет добраться до воды. - Ответил Марк – Все, кто доберется до воды и выживет, потом приплывут сюда откладывать яйца. Большая черепаха лучше маленького черепашонка?
- Ладно.
Черепашат были сотни.
Тут прилетел баклан и попытался перевернуть одного черепашонка.
- Ольга! Тонкий багор!
Марк пошёл на баклана, который не обращал на него никакого внимания, занимаясь черепащонком.
Когда Марк подошёл к нему вплотную, наглый баклан даже попытался клюнуть Марка, за что поплатился мгновенно скрученной головой.
- И зачем тебе багор?
Тут появилось ещё несколько бакланов и чаек.
- Багор нужен не мне, а девочкам, разогнать, и по мере возможностей, поубивать гадов. А нам корзину придётся на немного отложить.  Ваня возьми гарпун. И пошли на косу.
- А что там?
- Там наверняка акулы. Если они там, грохнем одну и оттянем за косу, чтобы черепашата могли спокойно выплыть.
- Я не знал, что ты такой любитель черепах, но ладно. Возможно, нам воздастся.
Часа четыре девочки и Майк били баграми бакланов и чаек, не давая им трогать ползущих к морю черепашат. А Марк с Иваном стояли на краю косы, и смотрели, как черепашата спокойно уплывают из бухты.  Акул не было. Возможно благодаря ветру, который уже очень резво дул в спину их части острова, развевая обычно спокойно висящий российский триколор.
Через два часа движение в песке закончилось. На песке лежало около тридцати не добравшихся до моря черепашонка  и пять убитых бакланов. Чайки на рожон не лезли, чем сохранили свою жизнь.
Черепашат забрали в бассейн, накрыв ветками, а бакланов взялся обрабатывать Марк. Остальные вернулись к работе вокруг пещеры.
Марк ободрал с бакланов шкуру вместе с перьями, выпотрошил их, связав за шеи, бросил отмачиваться в солёную воду с внешней стороны косы. Там вода была значительно холоднее. Ветер гнал холодную воду из глубины, и сейчас поплавать в этой воде в голову не приходило.
Во время отлива Марк всё таки сходил и забрал всю рыбу, попавшую между плетнями, и снял белое пончо.
Бассейн, который вырыла молодёжь, был велик, но сейчас он казался переполненным.
«Ничего – подумал Марк, завтра начнёт работать вторая коптильня.
Марк ободрал черные шкурки с мертвых  маленьких тюленей и выбросил тушки в море, обратную той, куда уплыли черепашата.
Он наскоро обскоблил шкуры. Конечно их надо было скоблить ещё, но он надеялся, что на это ещё будет время.
На обед, Марк забрал Викторию с берега. Обедали там, где была стихийно возникшая кухня.  Но было ясно, что её тоже нужно переносить в глубь острова. Ветер был тёплым, но он крепчал.
День 015.
Работали допоздна, а следующим утром Марк запустил новую коптильню, поместив в неё кроме остатков мяса тюленя, ноги и тонко нарезанную грудинку бакланов.
Ветер немного успокоился, хотя облака ползли уже над ними.
- Ваня! Можно тебя ещё раз оторвать от крыши?
- Да. Но так мы ее никогда не закончим.
- Если начнётся шторм, тюлени уплывут в море.
- Грохнуть ещё одного?
- Да. А когда я его обработаю, мне нужна будет ещё одна такая корзина, как ты сделал вчера.
- Ты её обжёг?
- Пока нет. Но она уже работает. Главная её функция не выпускать дым. Но с дымом, хочешь не хочешь, в неё проникает и жар. Так что постепенно обсохнет.
- Ты считаешь, у нас мало запасов?
-  Запасов немного, но главное шкура.
- Зачем? Ты же ничего не делаешь просто так?
- Нам нужно чем-то завесить вход в первую пещеру. Если начнётся шторм, может придётся скрываться там. На половину проёма, у нас шкура есть.
Ну и я посмотрел. Строганина из тюленьего мяса сохнет в коптильне очень хорошо. Она не мягкая как рыба. А значит не испортиться и в любой момент модно будет её отварить и есть.
- Ладно. Пошли посмотрим.
И они посмотрели и вернулись. То, что с их стороны было небольшим волнением, с краю острова это было очень бурным морем. Никакой гарантии, что им удастся и переправиться на ту сторону, а тем более вернуться не было.
- Придётся делать дверь – сказал Иван.
- И раму, на то окно которое ты побил во второй пещере. Но на это окно шкура у меня есть.
Все, в том числе и Марк с Валентиной, взялись за плетение стен. И к вечеру закончили, оставив вход справа, рядом со скалой.
День 016.
На следующее утро Ольга и Зоя начали вязать снопы из водорослей, передавая Ивану для вкладывания между плетнями крыши, Майк вязал верхний плетень, Иван вкладывал снопы водорослей между плетнями и вязал нижний плетень. Валентина затаскивал под готовую крышу, сухие водоросли и следила, за коптильней, расположенной рядом с пещерой, а Марк, взяв спиннинг, пошёл подбрасывать траву в печь, дававшую дым под бочку.
Кроме того, он обжёг в двух ямах все сделанные накануне гончарные изделия. Потом попробовал ловить рыбу.
Вернулся он пещере, когда начал накрапывать мелкий дождик. Он прикрыл большими плоскими камнями щель, в которой горели водоросли для коптильни и, взяв улов, довольный пошёл к пещере. Его улов состоял из десятка шестидесяти сантиметровых кефалей,  килограмма по три каждая. Тридцать килограмм в руках нести не так просто.
Он мог бы оставить рыб в бассейне, но бассейн был полон, но главное ему очень хотелось продемонстрировать свой улов.
Когда он пришёл к пещере, крыша была почти готова, но работы свёрнуты.
- Под дождём работать плохо, тем более, что лечиться нечем.
Конечно,  улов Марка вызвал восхищение. Но Марку казалось, что ему чего-то не хватает. Потом он понял, что уже второй день, он не боролся с курением Зои, и условия этой борьбы не предвещали. Оказалось, он привык бороться с этим каждый день. К хорошему человек привыкает быстро.
Место, где Майкл копал глину, превратилось в небольшой мутный от глины бассейн.
Две рыбы Марк пожарил на той печке, которая должна была давать дым в коптильню. Но верхняя плитка над ней раскалилась и прекрасно выполнила роль сковородки.
Остальных восемь рыб, выпотрошив, Марк отправил в коптильню.
- Ты сегодня у нас кухарка – Сказала Валентина.
- Кухарь – засмеявшись, ответил Марк.
Они поели.
А дождь всё усиливался.
Марк улёгся на свой тюфяк в верхней пещере.
Капли дробно стучали о мусорный кулёк, которым прикрыли окно, выходившее между скал, и Марк уснул.
Шторм.
Проснулся Марк от грохота.
Даже в пещере, где звук был приглушён, всё выло шипело и грохотало.
Марк встал на ноги. Скала под ним не дрожала и даже не вздрагивала. Был только звук. Потом был очень сильный удар, так что всё вздрогнуло и девочки вскрикнули. Потом второй. И опять душераздирающий звук.
- Что это?
Спросил он у выглядывающего сквозь щёлку в окне Ивана. Остальные сидели на своих тюфяках.
- Как ты и предсказывал, шторм.
- Нас не заливает?
- Шторм с той стороны острова, там наверно валунами волны скалу колотят, но брызги летят и к нам. Если бы, не дай Бог, такое было с нашей стороны, наши плетеные стены помогли бы вряд ли. Когда шторм кончится, буду их укреплять.
- Как?
- Ставить под крышей и посередине стены, распорку. Горизонтально.  Между стволами на которые стены опираются. Сразу не додумался. И хорошо, что мы посредине. Косы такое буйство совершать не дадут. Хотя как знать. Надо делать на вход в пещеру бревенчатые ворота, и вместо амортизаторов бутылки из под колы.
- Ребята! Нас заливает - Сказала Валентина, выглянувшая в нижнюю пещеру.
В нижней пещере была вода сантиметров десять. Но она быстро уходила.
-Наверное,  с той стороны, ну когда всё бухнуло, была большая волна - сказал Иван - Вот если те камни начнёт на нас бросать, нашему сарайчику кранты. Хорошо мы здесь.
- Жаль не доделали крышу.
- Дождь кончился и крышу почти доделали. Ты всё проспал. Но ты сегодня охотник и кухарка.
- А что снаружи.
- На нашей стороне пока не страшно, вернее страшно. Волны, справа и слева перехлёстывают косы и в бухте водоворот. Ветер жуткий. А звук… Тут просто тишина, по сравнению с тем что там. Гудит, стучит, воет, шипит. Я как будто опять на флот попал.
- Надо забрать гончарные изделия. Они в ямах.
- И не думай.  Что будет то и будет. Вечных штормов не бывает. А сейчас ты можешь просто улететь. Я через деревья выглянул, крепко держась за стволы. Так что спи или молись.
- Сейчас. Сразу начал. Как будто это поможет?
- Ну говорят, кто погибает молясь, попадает в рай.
Марк, не смотря на шум и трагизм сказанного Иваном, захохотал.
- Ваня! У нас проблемы есть, но по большому счёту всё в порядке. Там, куда ты выглядывал, вода поднялась?
- Да. Метра на два.
- Сколько метров до нас?
- Метра два, два с половиной.
- И это при таком шторме? Возьми спиннинг и лови. Укрепляй нервы и не думай о рае. Нам туда рановато.
Смех Марка видимо разрядил атмосферу. Только сейчас Марк понял, что все сидели и ждали конца.
- Самое страшное, ребята,  - сказал Марк, - это страх. Не помрём от страха, будем жить до ста двадцати. Иван давай я научу тебя играть в Го.
- Ну давай. Только темно здесь.
- Ты ещё скажи как в могиле.
- Ну как-то так.
Марк набрал в одну из плошек тюленьего жира, положил в него какой-то шнурок и повозив его по жиру, утопив в нём, оставил один краюшек наружи.
-Давно живу. Многое видел. Зажигалка есть?
 Валентина дала зажигалку.
- Марк зажёг фитиль.
Жир немного коптил, но проветривание было хорошим. Даже чересчур хорошим. Стало светлее и веселее. Но огонёк фитиля мотало в разные стороны.
- А нельзя ли чем-то прикрыть окошко.
Зоя взяла один из своих тюфяков, она спала на трёх, и заткнула им окно, вставив между тюфяком и гранитом, пустую бутылку из-под колы с обрезанным дном и горлом.
- Форточка. - Пояснила она.
- Теперь совсем, как в могиле.- сказал Иван и достал Го
- Определяющее в этой фразе, слово «как». И так в этой игре игру начинают с пустой доски, по очереди выставляя фишки своего цвета, на перекрестья линий. - Марк объяснял правила Го Ивану, но смотрели и слушали все..
Слушали все, кроме Зои. Зоя взяла-таки спиннинг, насадила на неё кусок печеной головы кефали, и пока Марк объяснял Ивану правила, вытащила через форточку пять рыбин, таких же, как принёс днём Марк.
Рыба была не нужна, но эта рыбалка всё равно улучшила общее настроение настолько, что появились улыбки, шутки и смех.
День 016-046.
Сильный шторм гремел ещё двое суток. Все кроме Ивана валялись на своих тюфяках, с перерывами на обед и туалет, а Иван работал.
Первое, что он взял на себя, выносить в туалет Викторию. Кроме этого он сделал двойную раму на проём в наружной стене большой пещеры. Рама могла открываться наружу вверх и закрываться. На раму он натянул  оранжевые мусорные кульки, и освещение пещеры днём стало интимным. Рама резко уменьшила сквозняк и шум, и жить стало веселее.
Сделал Иван и рамы в окна в стенах из плетня. Но их он сделал несъемными. Ветра и щелей и так хватало.
А ещё, он начал долбить ступени в большую пещеру.
Даже Марку было тяжело забираться в большую пещеру. Это было не простой гимнастикой. А Ивану с его двумя метрами это было очень непросто. Но теперь у него было большое зубило, молоток и он не торопясь стучал им по зубилу.
Через два дня шторм стал стихать, и уже можно было без особой опаски ходить по пляжу.
Теперь Иван взял руководство на себя. Он, руководя девочками (оторвав их от Го) и Майклом, позатыкал водорослями просветы под стенами и с наружной стороны присыпал их грунтом. Крыша была в порядке, а вода прошла, видимо, под стенами.
Марк в это время обжег сделанные гончарные изделия и перетопил весь оставшийся тюлений жир.
Он вынес из лесу, и ещё раз обмазав глиной сделанную Иваном большую корзину, обжёг внутри эту коптильню.
Бакланов пришлось выкинуть. Пахли они ужасно, а всё остальное коптилось нормально.
Марк начал скобление остатков жира со шкуры котика, но потом передал эту работу, освобождённым Иваном Зое и Ольге.
Оскоблённые шкуры Валентина сшила вместе со шкурой акулы, и этого хватило на полог для первой пещеры, при этом шкуры имели возможность хорошо высохнуть. И вообще всё подсохло.
И всё это было очень вовремя, потому что через четыре дня опять начался ливень,  продолжавшийся неделю. Но их уже не заливало, они подготовились.
Были обожжены три коптилки и теперь денно и нощно горели фитили на тюленьем жире. Вода собиралась в обожжённый глиняный тазик, из которого, каждый, специальной кружкой мог зачерпнуть воду и налить в свою чашку.
Эта вода была вкуснее, чем тот родник, который бил из глины. Воду того родника, заранее запасённую в бутылках от колы, использовали для чая и супа.
Однажды уже сварили черепаховый суп.
Ливень лил, Ольга с Зоей играли в Го. Майкл и Валентина болели. Оба за Ольгу. Виктория занималась своими ногами, которыми она уже начала заметно шевелить, Иван долбил ступени и что-то напевал. А Марк отсыпался. И чем больше он спал, тем больше ему этого хотелось.
Когда кончился ливень, опять налетел шторм. Не такой сильный, как первый, но пока он  бушевал два дня, сидели в пещере.
Иногда, по ночам, Зоя с Марком выбирались на стог сухой травы, лежащий под сделанной крышей, но уже не в пещере, и под грохот и свист ливня или шторма «боролись с привычкой  Зои курить».
Постоянно жить на этом сеновале, было не сильно комфортно. В пещере с окном и светом светильников, было куда уютнее.
И опять шторм, и опять дождь.
В солнечные дни они выходили погреться на солнышке.
Так они и заметили, что кукурузное зернышко проросло. Чтобы ветер не поломал побег, его окружили пластиком обрезанных бутылок из-под колы, закрепив конструкцию растяжкой веревок на колышках.
Иван сделал Виктории качели, и она могла тренировать ноги, отталкиваясь от барьера, которым была воткнутая в землю палка. Потом Иван с Зоей и Валентиной достроил сбоку от стены хранилище продуктов, глубиной в метр и шириной метра в два. Хранилище, несмотря на шторм ветер и дождь, не освобождалось, а заполнялось. На веревках из луба, сплетенных Викторией, сверху донизу висела копченая рыба и тюленина. Хранилище не  давало запасам промокнуть и защищало от неожиданно наведывающихся на их сторону бакланов.  Чайки к их жилищу подходить боялись, а может им просто хватало свежей рыбы.
Ольга и Майкл занимались изготовлением посуды и плитки для пола в их доме. Марк принимал участие в обжиге изделий, копал наиболее перспективную для обжига глину, собирал коноплю и искал чего-то в выброшенных штормом на берег водорослях.
Баночки, бутылки, кульки….
Самыми ценными его находками были десяти литровый бочонок из-под пива с краником.
Бочонок был из хорошего, почти нового алюминия. После полоскания, он стал основной ёмкостью, куда сливалась пещерная вода. Иван сделал для него подставку и, чтобы попить, можно было налить воду из краника. Быт налаживался.  Были найдены две двадцатилитровых пластиковых бутылки, одна из которых была с крышкой. Из них сделали ещё одно хранилище пресной воды, замотав горлышко второй кульком.
Был огромный, пять на три метра, из толстого гнущегося пластика, видимо предвыборный плакат с иероглифами. Иван закрепил его на верху крыши с той стороны, где лежал запас сухих водорослей.
Был еще один, длинный, четыре на метр, рекламный кулёк. Этот был из тонкого полиэтилена, и его пока оставили в том виде, в котором он был. Пригодится.
Марк с Иваном перетащили бочку внутрь их внешнего дома и поскольку непрерывно работали две коптильни, сделанные из корзин, бочку стали использовать для горячего копчения.
Внутрь, вниз бочки клали сухую траву, а на её стенки развешивали несколько только, что пойманных рыб.
Такая рыба была намного вкуснее печеной, варёной и даже жареной. И для её приготовления не тратилось время, и стояла она внутри их глиняно-плетённого дома. А когда шторм, ливень и ветер, это было важно. В это время хотелось побыть в пещере.
Гаджеты в солнечную погоду заряжались, но радиостанции о них уже видимо забыли. Через месяц после крушения о нём уже не вспоминал никто, кроме тех, кто в результате крушения оказался на острове Краба.
За месяц штормов, ступени были вырублены, половина пола в огороженной стенами части дома была застелена плиткой, под которой лежал песок. И маленькая община, несмотря на приближающуюся зиму, смотрела в будущее с оптимизмом.
А всё плохое, как и всё хорошее рано или поздно заканчивается. К сентябрю распогодилось, и шторм совершенно прекратился.
День 047
Корабль.
Все, кроме Валентины, оставшейся с Викторией, пошли смотреть, что сделал шторм с другой стороной острова, есть ли тюлени, и не унесло ли их корабль?  Они уже считали его своим.
Для целей этой экспедиции Иван заранее расширил плот, превратив его в катамаран. Второй плот, в этом катамаране, был уже четыре метра в диаметре.
Взял он линь, канат, топор и брёвнышко, такое же, как то, что  в прошлый раз они использовали, как рычаг для перетаскивания якоря.
Иван тащил свою конструкцию по воде, остальные, кроме протока между скалами, который нельзя было преодолеть посуху, шли по берегу.
То, что они увидели, перейдя на другую сторону острова, их потрясло.
Ничего не напоминало тот берег, который они видели до того.
Тюленей не было.
Двух, трёхметровые окатыши, полностью поменяли своё расположение. Часть была прижата к горе, но большая часть лежала на самой кромке воды, так что нужно было или лезть через них, либо идти по щиколотку в воде. Посредине образовалось озеро.
Первой его заметила Ольга, которая вместе с Майклом, прыгала по камням, как молодая козочка.
Озеро было довольно длинным, но не глубоким. Его дно было хорошо видно и это был сплошной камень.  В озере плавало с десяток больших тунцов, огромные крабы и разная рыбья мелюзга. Под камнями оно было частью океана, но было ограждено таким частоколом высоких камней, что даже крабам было невозможно выбраться.
На дальнем берегу озера лежало два больших раненых тюленя. Видимо они были старыми и не справились со штормом. Они ещё шевелились и иногда открывали глаза. Но при приближении к ним, остались неподвижны.
Но очень огорчило команду отсутствие якорной цепи, ведущей к кораблю, да и самого корабля.  Майкл плавал в маске, держась за плот Ивана, потом Иван и Марк.  Но несмотря на чистую воду, корабль обнаружить не удалось.
Это сильно всех огорчило, но делать нечего, что есть, то есть.
Зоя заметила совсем с другой стороны острова, где был корабль, оторванную от корабля мачту. Её не унесло в море видимо потому, что  прикрученный к ней металлический трос, был придавлен огромными валунами.
Может, когда-нибудь и удастся освободить трос и саму мачту, но пока на это сил решили не тратить.
Перетащили на плот тюленей, что было не просто, хотя те и не сопротивлялись. Канаты и рычаг помогли.
Потом прошли чуть дальше и обнаружили между камнями тело огромной, шестиметровой акулы.
- Класс! Какая прелесть! – сказал Ивану Марк
- Ты что собираешься её брать? От неё ещё не воняет, но есть её вряд ли можно, да и зачем?
- Нужна лишь шкура, позвоночник и зубы.
- Зачем?
- Попробуй шкуру рукой? Но не поранься. Ей проводить чистовое скобление шкур тюленей, супер, не говоря о том, что, например проход в пещеру закрыт с использованием маленькой акульей шкурки. Такую акулу забить самому не удастся.
- Тогда давай шкуру снимем здесь. Корабля нет, тюленей нет, а времени навалом.
- Давай. И позвоночник.
- А позвоночник тебе зачем? - Спросил Иван, сразу начав разрезать акулу.
- Это манечка. Знаешь, я ведь когда сюда прибыл, имел проблемы с ногами.
- Ну да. Килограмм пятнадцать скинул, и всё стало лучше.
- Ну не то, чтобы совсем, но значительно легче. Ну так вот, позвоночник акулы, трость из позвоночника акулы, стоит бешеные деньги. Вдруг мы, когда-то отсюда выберемся?
- Шесть метров? Это тебе на шесть тростей хватит. Ладно. Я начну с головы, сказал Иван распоров акулу по брюху сверху донизу. А ты начинай с хвоста. Но грубо. Не надо сильно выскабливать. Просто избавимся от лишней тонны.
- Нет, Иван. Нам нужно избавиться, как минимум, от двух лишних тонн.
- О, такая она тяжёлая?
- Ага.
- Только шкуру отделяй. Мясо от позвоночника я потом отделю топором.
Этим репликами они обменивались, уже начав разделку.
Подошла молодёжь.
- Майк спрашивает, может ли он, пока вы здесь заняты, полезть набрать яиц? Или нужна помощь здесь? – Переводила Ольга слова Майкла.
- Пусть соберёт. – Ответил Иван. – Яичницы давно не было.
- А сейчас и желудёвый хлеб испечь можно. – добавила Зоя. – А я пройдусь дальше, по бережку.
- Ну и прекрасно. Только будьте в пределах голосовой слышимости – сказал Марк и они продолжили разделку акульей туши.
Марк оттягивал освобождённую, чтобы Ивану было легче отрезать ее от тела.
Они уже сняли шкуру, и Иван топором вырубал позвоночник, когда услышали крик Ольги.
- Папа! Папа!
- Что случилось?
- Посмотри туда.
Марк и Иван посмотрели туда, куда показывала Ольга.
На самом верху скалы виднелся борт корабля.
- Давай закончим с позвоночником завтра?
- Давай. - Сказал Марк.
Они перетащили шкуру, отделенную от головы на плот. Они торопились, но шкура, не окончательно выскобленная, весила килограмм двести. Потом вдвоём потащили плот к той части острова, где на скалах стоял корабль.
- С этой стороны на него не добраться – сказал Иван, когда они, заякорили плоты с тюленями и акульей шкурой и подошли к скале.
Корабль видимо находился между скалами этой части и их части острова. К кораблю вела натянутая якорная цепь, застрявшая между огромными валунами. Сам якорь находился под ними и его видно не было.
Корабль торчал над четырёх метровой скалой, причём его борт возвышался над ней, метра на два с половиной. Но эти метры, нависали над скалой.
- Надо посмотреть с той стороны. Та сторона скал выше. – Сказал Иван.
- Ну, пошли. А корабль не провалится?
- Он по ширине минимум метров восемь, а между скалами максимум четыре метра.
- Да. Шторм был не маленький.
- Это был не шторм. Шторм бы такого не сотворил. Это был ураган и очень не хилый. А может и цунами. Как мы выжили?
- А что?
- Ураган, который такое может сделать  с кораблём, мог выдуть нас из пещеры, как мусор. Но, видимо, скала с одной стороны  и сложная система проходов - с другой…. Но ведь и крышу не снесло?
- Сделал ты её крепко, и она была с подветренной стороны.
- Нет. Просто повезло. Это ты, студент везучий. Нужно тебя держаться.
- Самое моё большое везение, Иван, как я теперь понимаю, что вы на остров приплыли. Будь я сам, я бы такой горы работы, за две недели не провернул бы. И тогда как знать, что случилось бы в ураган.
- Это ты намекаешь на то, что мы сюда попали, только благодаря твоей везучести?
- Нет. – И они оба захохотали.
Корабль был найден и уж как-нибудь они до него доберутся. Настроение было великолепным.
 На их стороне острова,  действительно скала была ниже кормы корабля сантиметров на тридцать. Но взобраться на эту скалу было совсем непростым делом.
Иван забросил канат как лассо на один из выпирающих камней рядом с кораблём, и попробовав, хорошо ли канат засел на каменном шпице и держась за него, просто пошёл в верх.
Добравшись до корабля, он снял канат со скалы и закрепил его на кормовом кнехте*. Потом он сбросил вниз швартовый канат, по которому и спустился вниз и привязал оба каната к деревьям внатяжку.
- Ну, теперь, надеюсь все желающие преодолеют этот путь?
Канаты действительно были как перила. Марк с трудом, но всё-таки вылез на верх. Через две минуты и Зоя с Ольгой, и Майк были наверху. Они шли друг за другом.
- Начинаем экскурсию и расследование. – Сказал Иван. – И так, корабль «Ржавое ведро».
- Откуда ты узнал, что он так называется?
- Это не название, это эпитет. Моряку больно на такое смотреть. Но оно здесь надолго, так что очистим.
Начнём расследование с кормы. Видите трубы дырками вперёд?
- Ну.
- Это вентиляция.  А вот скобы. Тут стояла спасательная шлюпка. Надеюсь, экипаж спасся. Но, в общем, для всех. Это китобойное судно. Длина метров пятьдесят, пятьдесят пять. Ширина … - Иван прошёлся. - Около десяти метров. Хороший кораблик. Высота до верхней палубы, метров шесть.
- Иван! Мы не моряки. Объясняй человеческим языком. До верхней палубы, это куда?
- Это от киля, до пола, на котором ты стоишь.
- Спасибо. Киль я знаю.
- До отрытой палубы, пола капитанской рубки ещё метра три. Сзади капитанской рубки, служебный кубрик. Там где мы все уже под водой были. Это для вахты. Ну для матросов, которые дежурные. Кубрик, как видим, чуть ниже. Это потому, что в капитанской рубке, во время промысла, находился гарпунёр или боцман, которые смотрели нет ли где кита. Им нужен круговой обзор. На этом «Ржавом ведре», вся команда была человек двенадцать, пятнадцать.
Но давайте посмотрим, что у нас под палубой. Что пощадило море.
Иван с трудом открыл вход в задний коридор на палубе, повернув по часовой стрелке какой-то рычаг.
 - Смотри-ка,  задраен. Воды здесь не было.
Они спустились по лестнице вниз.
- Это офицерские каюты. Интересно. Четыре офицерские каюты по сторонам коридора. А  самая задняя, на всю ширину  кормы, капитанская.
Иван открывал и заглядывал в каюты.
- Полный кавардак, но здесь было сухо.
Зоя хотела войти в одну каюту. Иван остановил её.
- Зоя! Мне важно понять, что здесь произошло. Разграбление назначим на потом. Теперь это «Ржавое ведро» тут на вечном приколе. Если тот ураган, не смог его перебросить на нашу сторону, больше тут опасаться нечего.
- Так может, переберёмся сюда жить?
- Можно. Но нужно будет прорубить ступени. Всему своё время. Дай понять, что случилось, чтобы не попасть в опасность.
- А может быть опасность?
- Это море и корабль неизвестно чей. Ты войдёшь в каюту, сядешь на койку, и получишь пулю в затылок. Как тебе сценарий?
- Такого не бывает.
- Всё бывает, хотя это я так… Пуля маловероятно. Не спеши. Дай разобраться, чего корабль покинули. Может тут жили прокажённые?
Зоя немедленно отдёрнула руку от стены, за которую держалась.
- Разберусь, пойму, что тут произошло и гуляй Вася. Тут всё наше. Но поехали дальше, Они вышли из коридора и поднялись по лестнице. Следующая дверь в палубной надстройке была приоткрыта.  Они опять спустились по лестнице. Тут был какой-то коридор с четырьмя дверями. И было очень темно. Иллюминаторы, которые были сверху помещения, изнутри заросли водорослями.
Майк взялся сходить за светильниками. Все поднялись наверх и разбрелись по палубе.
- Вид, конечно, отсюда потрясающий. – сказала Зоя. - Спущусь-ка  я тоже и принесу фотоаппарат. – она ловко съехала по канатам, натянутым Иваном.
Вид действительно был потрясающим. Со стороны, на которой они жили, вдоль скал шла густая лесополоса, потом золотой песок, бухта и косы, как крабовые клешни.
С другой стороны - серые камни, мыс и большое синее озеро посредине.
Марк, глядя на представшую его взгляду картину, сентиментально задумался о судьбе, забросившей его сюда.
Легкий тёплый ветер шевелил его бороду и черные с проседью волнистые волосы.
Марк смотрел на остров, но видел уже картины своей прошедшей жизни.
Нет, он не жалел, что попал сюда. Чудо, что не разбился вместе с самолётом. Счастье, что ничего не случилось с Ольгой, и что сам не утонул. Он не знал бы, как жить без Ольги. Он жил для неё.
Удача, что попались такие спутники. Что не одной гниды.
Это не просто остров посредине Тихого океана. Это его остров. Это его пещера, его корабль - «Ржавое ведро». Друзья, всегда готовые прийти на помощь. Но долго предаваться этим размышлениям не пришлось.
Через десять минут и Майкл и Зоя были наверху.
Они принесли все три светильника
Вся компания опять спустилась в тёмный коридор на корме.
И следующая дверь была отрыта.
Иван распахнул её.
- А тут вода была и ушла. Совсем недавно. - Помещение было большим и почти квадратным. От двери вниз вела открытая лестница. – Это машинное отделение.  Сама лестница ещё мокрая. И на машине капли на ржавчине.  Наверно вода ушла отсюда, когда его ураганом забросило сюда. Где-то должна быть пробоина. Стойте здесь и смотрите.
Взяв один светильник, Иван спустился вниз.
Он ходил за машинами и что-то высматривал.
- Есть пробоина справа. Даже не пробоина, а разрез. Пойдёмте, глянем, что в котельной.
Котельная, была следующей дверью по коридору. Она была закрыта. Но повернув рычаг против часовой стрелки, Иван её открыл.
- Тут тоже была вода.
Иван спустился вниз и сразу стал осматривать правый борт.
- Да. Резануло крепко. Видимо на скалу, на полном ходу, напоролись. Пошли в кочегарку. Разрез уходит туда.
Следующая дверь была предпоследней в этом коридоре.
- Так и есть. Прорезало и сюда. Но тут прорез кончается. Такой прорез только на верфи залатать можно. Жалко.
- Ты что, хотел отремонтировать, чтобы уплыть?
- Нет, Марк. Корабль жалко. Моряк воспринимает судно как живое существо.
- А  «Ржавое ведро»?
- Ну, это ласково. Не обращай внимания. Пошли смотреть дальше. Вероятность проказы стремится к нулю.
Они подошли к последним дверям в этом коридоре.  Иван открыл плотно закрытую дверь, повернув рычаг.
- Это бункер. Но спускаться мы не будем. Тут уголь. Угля много. Проплавали ребята не больше недели.
Они поднялись и прошли внутри палубной пристройки еще пару метров. Опять лестница вела вниз.
Иван отрыл плотно закрытые и первую, и вторую дверь.
- Нам счастье привалило. Хвалю студент. Тут воды не было.
- А что это?
- Это лучше чем каюты. Это трюм. И он сухой. Тут все богатства корабля, которые нас могут интересовать.
Трюм был огромен. Приблизительно десять на десять метров и пять метров высоты. Но его стены можно было увидеть только с самого верха, все остальное было заставлено и заложено ящиками, бочками и мешками.
- Пройдём вперёд – сказал Иван, и я, кажется, могу поставить диагноз.
Они вышли из пристройки к трюму и прошли к носу. Там была треугольная пристройка с закруглёнными краями, в которой была дверь. Иван открыл эту дверь, она тоже была хорошо закрыта. Воды здесь не было, и по бокам стояли по три двухъярусные кровати.
- Ну вот. – Сказал Иван. Экипаж пятнадцать – семнадцать человек.
Они вышли на палубу.
- Вот тут гальюн, для желающих. – Иван показал на двери под капитанским мостиком. – Туалет значит. А с левой стороны открытой палубы,  камбуз и мастерская. Это вы осмотрите сами, а случилось вот что. То ли разогнавшись в погоне за китом, то ли в бурю, шхуна налетела на скалу, которая прорезала ему по правому борту три задних отсека. Машинное отделение, кочегарку и котёл. А в бункер полный угля сам по себе имеет огромный вес. Это всё примерно тридцать пять метров судна, из пятидесяти пяти. Корма погрузилась в воду, а нос оказался поплавком.
Видимо всё же за китом, потому что весь экипаж был на верху.
Судно стало свечой.
Обычно это происходит за минуту до того, пока все кормовые отсеки полностью заполнит вода и судно нырнёт на дно.
Экипаж попрыгал в шлюпки, не думая ни о чём другом. Ни о сейфе, ни о других ценностях.
И корабль пошёл на дно.
Но весь нос корабля оказался задраен. И корабль стал свечой на корму.
Иван показал как.
- Так что, если тут и есть какие болезни, то не они были причиной того, что команда покинула корабль. Но я рекомендую, всё бельё из кают постирать. Может даже и выварить. И в офицерских каютах осторожней. Там какие-то подлянки возможны, хотя и маловероятны. Простой китобой.
- Эй вы там, наверху – громко пропела Валентина снизу. - Вы обедать собираетесь, или сразу будем ужинать?
- Спускаемся – сказал Иван и добавил, уже находящимся рядом. – надо зайти в трюм, взять чего-нибудь к обеду.
Они спустились и нашли ящик с бутылками. Бутылки были с яркими наклейками и иероглифами.
- Скорее всего это саке. – сказала Зоя, взяв одну бутылку и давая одну Ивану.
- Меня интересует, что в том, заполненном на треть приоткрытом мешке. - Он взял мешок. Понюхал. - Рисовая мука.
- А тут какие-то пачки – сказала Ольга, приоткрыв один из картонных ящиков.
- Бери одну. Разберёмся. Ну что. Остальное потом? Может действительно сюда жить перебраться? Угля тут, если на нём только пишу готовить, лет на десять. Придумать, как воду доставлять и ступени в скале прорубить. Это гранит, а не базальт. Спускаемся.
Обедать они не стали, а на ужин, кроме любимой всеми рыбы и крабов, было саке и рисовые лепёшки. В пакете, который взяла Ольга, оказалась соль.
Она одна не пила алкоголь.
Но праздник удался.
 День 048
Трюм и каюты.
Конечно, и на следующий день за акульим позвоночником никто не пошёл.
Иван избавил от мучений умирающих тюленей, и начали готовить к копчению мясо, и  снимать шкуры.
Кто знает, какая будет зима. Может и шубы понадобиться. А тюленей уже нет. На корабль Иван с Марком и Валентиной отправились только после завтрака. Иван показал Валентине камбуз, где они обнаружили баки с пресной водой. Воды было сорок кубов. Вода была без запаха, но учитывая время, когда её в баки залили, пить её не стоило, но в прокипяченном виде вполне могла использоваться. На кухне был сухой чай в большом металлическом бочонке и такой же бочонок с молотым кофе.
Всю было плотно упаковано и не контактировало с морской водой, хотя камбуз был затоплен и печь и большие алюминиевые кастрюли обросли водорослями.
Пошли посмотреть каюты офицеров. Собрали всё найденное там бельё и вместе с двумя кастрюлями, куда бельё и сложили, спустили на лине вниз со скалы.
Иван обнаружил в трюме несколько ящиков с новым линем. А в мастерской за камбузом была кирка, лом и два больших багра. Там стояли огромные тиски и была куча самых разных инструментов, которые хоть и проржавели, но были ещё вполне работоспособны.
Вообще Иван чувствовал себя на корабле хозяином. Он как будто заранее знал что, где лежит.
- Ты же плавал на судах с электрическими пушками? Откуда ты так хорошо знаешь этого китобоя?
- «Я одессит, я из Одессы, здрасти». Но, кроме того, когда работаешь и служишь на флоте, интересуешься, что было до тебя. И все корабли, это корабли. Я и в парусных неплохо разбираюсь. Любой матрос должен знать морскую терминологию. И никому нет дела, что погонное орудие ушло в историю вместе с парусниками. Матрос обязан знать, что это такое, где и для чего существует. А то скажет преподаватель, покажи пузо, а ты тельник приподымешь. Сразу поймут, что салага.
- А что такое «пузо»?
- «Пузо», это когда парус ветром надует. И вообще, не ясно, от какого названия, какое произошло. Пузо на парусе, произошло от твоего бывшего пуза, или наоборот?
Бельё хорошо прокипятили и повесили высыхать. Иван принялся долбить ступени, используя те естественные неровности, которые уже были. Ступени начинались за шесть метров от кормы, куда планировалось заходить.  Марк спросил его, зачем такие пологие, и получил ответ
- А как иначе я смогу заносить туда Викторию?
Стало ясно, что Иван решил что зимой, если будет холодно, им более уютно будет на корабле.
Качели Виктории, Иван повесил в нескольких метрах от того места, где долбил ступени.
Виктория слушала радио и самые интересные моменты, тут же рассказывала Ивану.
Зоя с Ольгой и Майклом чистили палубу, иллюминаторы, камбуз и вообще наводили блеск. Иван восстановил подъёмную стрелу, и морскую воду, как из колодца, черпали ведром, привязанным к линю в каньоне между скал. Этим в основном и занимался Майкл. А девочки мыли всё подряд.
Валентина и Марк, начали разбираться с трюмом, описывая и подписывая ящики, что в каком ящике есть.
Там было всё. Было растительное масло в маленьких, литров по десять металлических баках. Были специи, перец, мускат и такие о которых они не слышали, но то, что это специи, Валентина не сомневалась. Было два, литров по сто, бака с уксусом. Соли было килограмм шестьсот. Кроме пяти ящиков с саке, они обнаружили два ящика с двухлитровыми бутылками виски и сто литровый бак с густым напитком, крепости спирта, который, по мнению Валентины, пах сахарным тростником.
- Что-то типа рома. – предположил Марк
- Ребята подготовились неплохо.
- Это ты ещё их кубрика не видела.
- А что там? Тоже алкоголь?
- Картинки на стенах.
- Порнуха?
- Нет. Просто голые девочки в привлекательных позах.
- А это не порнуха?
- Это эротика. Самого процесса я там не видел.
Так, периодически перебрасываясь фразами, они и описывали содержание этой пещеры Али-Бабы.
Так продолжалось часа полтора.
- Ладно. Валя! Я понял, что тут есть всё. Досмотришь сама? Хотя это можно и отложить, а у меня пара неотложных дел.
- Каких.
- Тюлени.
- А они сейчас нужны?
- Сейчас нет, но завтра могут очень понадобиться.
- Ну ладно. Я тут ещё посмотрю, а потом пора готовить обед. После обеда помогу.
- Спасибо.
- Не за что.
Взяв с собой килограмм пять соли, Марк действительно занялся тюленями. Тюленей Иван утром уже избавил от мук.
Сначала Марк закончил начатое утром снятие шкур, самому было не просто, но он особо не аккуратничал, когда вместе со шкурой снимался слой жира. Главное было выпотрошить животное и отправить его в коптильню. Валентина позвала на обед, а обедали пока внизу, так как Викторию наверх пока поднять было невозможно, а бросать её вне коллектива, коллектив не считал возможным. Засыпав остатки необработанного мяса солью и укрыв шкурами, Марк присоединился к обществу.
На обед была рисовая каша с кальмарами и крабами, заправленная самыми разными приправами, чай, ну и конечно, бутылочка саке.
- Зачем тебе эти тюлени – спросил Иван Марка за обедом, когда они уже выпили по сто грамм.
- Копчёные, а потом вымоченные в уксусе,  они будут намного вкуснее. А кроме того, шкуры и жир на светильники.
- На корабле есть много растительного и машинного масла.
- Это хорошо, но что будет завтра, никто не знает.
- Темнишь, студент. Колись, что не так на корабле?
- На корабле всё супер. Я собираюсь занять каюту капитана. Ты не против или разыграем?
- Я не против. Тем более, что пока лестница не готова, я ночую здесь. Но так зачем тюлени?
- Не только тюлени. Когда я с ними справлюсь, а если мне помогут, это будет быстрее, я начну переброску части запасов корабля сюда. Тут конечно нужно из части огороженной стенами выделить ещё кусочек под склад….
- Но зачем?
- Всё из-за моей бабушки, вечная ей память и благословение.  Она меня учила, что все яйца в одну корзину складывать нельзя и что надеяться нужно на лучшее, а готовиться к худшему..
- Но корабль там сидит мёртво. Можешь мне поверить.
- Сегодня сидит мёртво. А завтра будет ураган, в два раза сильнее, камни над якорем сдвинет, и корабль полетит в дальние страны. Предположим другой сюжет. Ураган придёт с этой стороны, и стены полетят в дальние страны.
Ваня! У нас тут МЧС нет. Мы должны быть готовы ко всему и чтобы что не случись, а нам хоть бы хны. Я, например, видел пещеру… не пещеру, а выемку в скале сзади корабля. Где-то над тем местом, где ты начал рубить ступени. Я думаю, что было бы не плохо и там часть запасов замуровать. Особенно инструмент. Как ты смотришь на это.
- Это фантастический вариант, но с одной стороны, это только чуть больше работы. Если урагана не будет, то запасы отсюда бакланы не утащат. Уговорил. Копти своих тюленей. Но запасы, не по мелочи, а по крупному, начнём переносить, когда будет готова лестница или возникнет угроза нового урагана.
-Ну вот и ладушки.
- Покажешь пещеру за кормой. Я тоже смотрел, но не увидел.
- Ты её не искал. Из капитанской каюты глянь. Справа на четыре часа. Она поменьше выглядит. Так дыра, метр на полтора.
- Тут ты меня на одну мысль навёл. Если есть три выемки, из которых одна настоящая пещера, может еще найдется?
- Но эту сторону я исходил вроде внимательно, а с той стороны, вроде как все видно.
- Всё может и не всё, но есть и внутренние стены скал. Ты внутри смотрел?
- Ну, вот одну выемку увидел.
- Скалы тут, похоже, старые. Надо посмотреть. Ладно. Пошлём Майкла с фотоаппаратом и Ольгу, чтоб ему не скучно. Пусть Майкл и поверху пройдёт, пофотографирует, и потом с Ольгой внутри, когда отлив всё осмотрят. Но пока ты меня убедил. Корабль нужно укрепить. Закончу ступени, займусь.
Марк занимался тюленями до ужина. А после ужина он с Зоей начал обживаться в капитанской каюте. А три каюты рядом, заняли Валентина, Ольга и Майкл.  И Ивану с Викторией оставили одну из офицерских кают, но и в пещере решили не мешать.
Все уже затихли и Марк с Зоей, лёжа на мягком, хоть и узком матрасе капитанской кровати, шептались.
Вид из капитанской каюты был и сам себе потрясающим, поскольку широкие отмытые, иллюминаторы на корме давали прекрасную картину каньона. Но потом в проём между скал переместилась Луна, создав из протоки лунный коридор и лунную дорогу. Это было красиво и романтично, а если учесть, что рядом с Марком была Зоя...
Зоя была страстной и изобретательной. Марк получал с ней огромное удовольствие. Но иногда мелькала мысль, чуть портившая кайф.... «Если бы на месте Зои, была Валентина?»...
- А давай я тебя сфотографирую, на фоне Луны?
- Голой?
- Ну да.
- А тебе что, фотографий из кубрика мало? И вообще, у тебя вроде проблем не наблюдается.
- Нет, Зоя. Я хочу фотографии  совсем другого типа. Красивые. Или ты боишься, что их кто-то увидит?
- Да ладно. Фотографируй. Если бы не твоя Ольга… Она ещё девочка и антипедагогические штучки ей не к чему,  я бы давно и купалась и загорала голой. Не жалко смотрите. Хочешь фоткать? А где фотоаппараты?
- Здесь. Я собирался завтра фоткать эти скалы изнутри.
Марк достал фотоаппарат и начал фотографировать Зою, говоря ей как сесть, куда положить руки, куда склонить голову, куда положить её распущенные волосы. Зоя слушалась и не стервозничала.
Он фотографировал её, пока Луна была в центре между скал и до тех пор, пока последний её кусочек не скрылся за скалой.
- Покажи. – Попросила Зоя.
Она смотрела на фотографии на экране фотоаппарата, а потом сказала.
- Это действительно другие фотографии, чем те, что в кубрике. Ты, мальчик, оказывается романтик и художник.
Марк засмеялся. Он мальчик?
- Я за всю жизнь, ни одной ровной линии не сумел провести.
- Ровные линии проводят чертёжники. Если ты когда-нибудь захочешь меня  фотографировать, хоть в одежде, хоть нагишом, хоть на площади. Я твоя.
Через некоторое время, они спокойно уснули.
День  049
На следующий день, Иван продолжил долбить ступени, Валентина составляла опись склада, Майкл, Зоя и Ольга, продолжали драить корабль. Особенно палубу. Не ходить же всё время, боясь поскользнуться на водорослях, ломая себе шею. Марк создавал склад в пещере и около неё, перетащив туда килограмм пятьдесят соли, и всего понемножку из остального. Таскать ему было непросто, поскольку ступеней ещё не существовало. С канатным подъёмом он освоился, но счастья, этот подъём и спуск ему не добавляли.
Наконец он устал лазать по веревкам и бросил эту затею.
Он взял фотоаппарат, тонкий багор, кулёк, если, что интересное попадётся и решил сам пройтись между скал.
А когда пошёл, понял, что никогда еще между скал не ходил. Это было ещё нехоженое им место.
Он шёл, смотря и под ноги и на стены, тыкая багром в каждый подозрительный выступ. А ну камень отвалиться, и откроется окно в неразведанную пещеру.
Он шёл и тыкал багром как посохом, пока чуть не провалился. Вернее уже начал проваливаться.
Тут, посредине прохода между скал, дно было гладким как выглаженное утюгом. И даже углубления в нём, где пряталась мелкая рыбёшка, были выглажены.  Постоянный поток воды, сгладил все неровности. Но вот в этом гладком дне, была дыра.
Дыра была небольшой. Примерно тридцать на сорок сантиметров и сейчас там где он шёл, отлив оставил только сантиметров тридцать воды. А дыра уходила вниз, под воду.
Он попробовал проверить её глубину, и багор, который был длиной метра два с половиной, ушёл под воду почти весь. Камень, в котором дыра образовалась, был сантиметров тридцать, тридцать пять, а ниже багор гулял и вправо и влево и вперёд и назад.
Похоже он нашёл ещё одну пещеру. Но эта пещера была под водой и даже если пробить достаточную дыру чтобы туда спуститься, без акваланга тут делать нечего. Да и зачем им подводная пещера?
Однако это было любопытным, а не любое любопытство безопасно.
Марк посмотрел вперёд. До корабля было метров четыреста, на корме никого не было, а его капитанская каюта на сто процентов пуста.
Тогда он прислонил к скале багор и вернулся назад, туда, где были камни. Найдя достаточно большой, но плоский камень, и вернулся к багру. Он положил камень на дыру в дне, выпуклостью вниз, и попробовал, крепко ли он сидит.
Камень как будто тут всегда и лежал и под ногой не двигался.
Марк, вздохнул, от неудовлетворённого любопытства и продолжил путь.
Может когда-нибудь, у него и будут ресурсы это любопытство удовлетворить, но пока нужно, чтобы кто-то другой, удовлетворяя своё любопытство, не полез в эту западню.
Ему самому всегда казалось… Даже не казалось, а было ощущение, что вот-вот, за поворотом, он найдёт что-то такое, что ух!!!
Он облазил все пещеры в горах крымского Веселого. Все что нашел, была пыль, а иногда и экскременты предыдущих искателей.
Но на этом острове ощущение было совершенно другое. В нем была какая-то тайна. Никаких человеческих следов, до того как они сюда приплыли. Может так на многих островах? Может в океане их десятки тысяч или хотя бы тысячи?
Для него, никогда не бывавшего на океанских побережьях и не изучавших этот вопрос, это тоже была тайна.
Марк продолжил обследования канала и почти под кораблём обнаружил в стене дыру. Это не была пещера. Это просто была дыра, впадина. Впадина была на высоте его головы, глубиною она была сантиметров восемьдесят, сантиметров семьдесят по высоте и сорок по ширине. Но внутри она постепенно расширялась до … может быть даже метра. Какое-то видение в его голове пролетело. Какой-то механизм. Амбразура? Вдруг он ясно увидел замочную скважину и ключ, который если повернуть, то вытащить не возможно.
Он ещё раз внимательно обследовал эту выемку и довольный этой находкой, зашагал из протока.
- Ваня! Я нашёл место для якоря.
- Какого якоря?
- На словах объяснить мне тяжело, давай пройдёмся метров пятьсот.
- Ну, давай.
Марк показал Ивану впадину.
- Находим плоскую каменюку сорока сантиметров по высоте и восемьдесят в длину. Делаем в ней посередине аккуратную дырочку, для каната. Вставляем сюда, упускаем. Каменюка ложится на бок и больше её  не вытащить. Как повернутый ключ из замка. На кнехтах натягиваем канат и…
- И никакой ураган уже корабль не вытащит?
- Ну, по меньшей мере, этот якорь его задачу слегка осложнит.
- И второе. Помнишь три каменюки, которые закрыли якорь, что его не вытащить?
- Ты придумал как вытащить?
- Наоборот. Делаем снаружи каменюк что-то, вроде пропила. Ну пару выбоин, чтоб линь не соскочил.
- И стягиваем их линем, превращая в якорь всю конструкцию?
- Молодец.
- Хотел бы я научиться так придумывать.
- Не получится.
- Почему?
- Системная причина. У тебя хорошо работают руки и ты силач. А я всю жизнь занимаюсь тем, что стараюсь компенсировать свои кривые руки и немощь. У меня пятьдесят пять лет тренировки этого упражнения. Так что, у каждого свои преимущества.
Они рассмеялись.
День 050
На следующий день Иван взял молоток и зубило и большой кусок линя, а Марк, захватил Ольгу, Зою и Майкла, а так же плот с топором и багром, вместе с Иваном отправился на другую сторону острова.
Виктория качалась на своей качели у неоконченной лестницы. Валентина была на корабле, готовая, если что, помочь Виктории, но следя за тем, что происходило внизу, и когда Иван ей крикнет, сбросить ему линь или канат.
Молодёжи была дана команда искать продолговатый камень, сорок сантиметров в высоту и восемьдесят в длину. Можно и чуть больше. А Марк, наконец, отправился к недоразделанной акуле.
К удивлению и радости Марка, акула оказалась почти разделана. Без шкуры её прекрасно разделали бакланы.
Собственно от акулы за эти дни остался только скелет.
Марк вырубил позвоночник у хвоста, отрубил от него изрядно потрёпанную, но всё же не доеденную голову, оттащил позвоночник, который даже освобождённый от мяса весил очень прилично, и оттащил его на катамаранный плот. Вернувшись к останкам акулы, он выбил ей передние зубы, и довольный вернулся к плоту, потащив его в сторону озера.
Озеро продолжало обмениваться водой с океаном, потому что вода была чистой, а огромные тунцы продолжали метаться от одного края бассейна к другому.
Камень нашёл Майкл, хотя даже сдвинуть его с места он не мог.
Иван уже закончил с канавками для линя и обтянул каменюки линем в пять оборотов затягивающейся петлёй. Иван знал морские узлы.
Они вместе с Иваном и Майклом, обвязав найденный Майклом камень линем, потащили его на плот и оставили на краю острова. Нужно было проделать в нём дыру или сделать канавку, которая удержит канат и не даст ему сползти.
Вообще Марк не особо представлял, как сделать в камне дыру, но решение этой задачи, решил оставить Ивану
Когда камень был сгружен, Марк предложил выловить из бассейна одного тунца.
- Ну давай. А как?
- Я спущусь и накину на тунца петлю из линя, а ты постараешься его удержать, пока я не вылезу из озера и мы вместе его не вытащим.
- А ты сумеешь накинуть петлю?
-  Попробую.
- А я с Майклом попробую вытащить.
Марк сделал петлю, привязал одну её часть на конец багра, а вторую поближе, чтобы она не слипалась, залез в воду. Иван, стоя на берегу, держал в руках конец Линя, чтобы вовремя его затянуть.
Воды было по пояс, но петля всё время всплывала. Линь был сухой и Марк опустил багор вниз и пошел на ушедших в бок тунцов.
Там было чуть глубже.
Вообще идти на рыбину двухметровой длины, даже зная, что это не хищник, добавляет адреналина в кровь.
Пугать тунцов не пришлось. Постояв буквально  минуту у края озера, они стали метаться от берега к берегу и Марк всё время пытался подставить петлю, так чтобы тунец поплыл через неё. В момент, когда морда тунца окажется в петле, Иван должен был резко дёрнуть, чтобы петля обхватила рыбу за жаберные крышки или сразу за ними.
И через некоторое время так и произошло. Но петля обхватила не жаберные крышки, а только хвост рыбы.
Тунец бросился со всех сил в сторону и Иван, выпустив линь, полетел в воду. Ему повезло не убиться и не разбиться.
Рыба вырвала острогу из рук Марка, но теперь металась по озеру с петлёй линя на хвосте.
Иван, грубо матюкаясь, что Марк от него ещё не слышал, поймал линь, вышел на берег и вместе с Майклом и Марком стал медленно вытаскивать линь.
Операция по вытаскиванию тунца, длилась около двух часов и длилась бы еще, если бы не было остальных рыб, которые тоже стали метаться по озеру и один из собратьев пойманного в петлю тунца, проносясь мимо, случайно не угодил в голову собрата ударом хвоста.
Это оглушило тунца и его наконец вытащили на берег, где Иван ударом молотка не прекратил сопротивление сильной рыбы.
- Теперь ты понял, в каком я тогда был состоянии, когда поймал его маленького собрата? – Смеясь, спросил Ивана Марк.
- Конечно – смеясь, ответил Иван. Только этот раз в двадцать тяжелее.
Тунца дотащили до плота волоком. А в обед, Ольга сделала свои любимые суши из сырого тунца и риса с небольшим количеством уксуса.
- Господа! – Сказала Валентина – мне нужна ваша помощь.
- Ну.
- Ну, ну. Мне нужно притащить песка и пепла, чтобы расширить мой огород.
- Ты нашла ещё одно зернышко? – спросила Зоя
- Зернышек тут много и для того, чтобы посадить зёрнышко, я бы помощи не просила. Мне нужно песка и пепла, метров на семь - десять. Я нашла ящик с высохшей картошкой, ящик с высохшей морковкой и подсохшую, но, по-моему, даже вполне съедобную тыкву.
- Высохло, а не сгнило? – Спросил Марк.
- Всё оно высохло, а не сгнило, как я предполагаю, потому что стояла на мешках с рисом, который забрал всю влагу. А может соль, которая тоже была рядом. Всего тридцать пять картошек, сорок морковок, одна тыква и ещё какие-то овощи или фрукты, которые я не распознала. Половину хочу посадить сейчас, а оставшееся - весной. А, кроме того, я нашла чечевицу, семечки и горох. Надеюсь, не обработанные и взойдут. Зелёный горох полезней сухого, а кроме того, возобновляемый ресурс.
- Мне кажется дело стоящее. – Сказал Иван
- Да все набросимся…
- Ты копти своего тунца, Марк. С огородом мы разберёмся.
Марк загрузил коптильни полностью, но килограмм пятьдесят тунца еще оставалось, и он его засолил.
Выпаривать соль тоже было можно, но у него с этим постоянно что-то не выходило. Но теперь соль была и самые сочные листы, толщиной  плюс минус полсантиметра, лежали в двух больших горшках, пересыпанные солью. Теперь Ольга, доставая сверху самые малосольные кусочки, сможет делать свои суши.
Ужинали все довольные, но усталые. Еда была вкусной, а усталость не была хронической. Обменивались планами на завтрашний день, Виктория по сложившейся традиции делала обзор свежих новостей. Новости казались чем-то очень далёким. Как будто с другой планеты или исторические события других эпох. На российских ток-шоу шли политические дебаты, делались фантастические открытия, гадали, кто в этом году станет нобелевским лауреатом, и скоро ли перебьют оставшихся террористов в Сирии и нацистов на Украине.
Один французский парламентарий предлагал закон, чтобы каждая белая европейка обязана была родить ребёнка от негра.
Женские организации Скандинавии, требовали, чтобы для компенсации нехватки женщин в исламских странах, каждая скандинавка могла бы иметь до четырёх мужей.
Мусульманский проповедник в Британии, требовал, чтобы те мужчины, кто не принадлежит к исламу, могли вступать исключительно в однополые связи и браки.
А демократические организации США, требовали ограничений  в выдвижении кандидатур в президенты. Чтобы представители всех групп населения могли воспользоваться правом получить в президенты своего представители. Например, если сейчас президент белый педераст протестант, то на следующий срок свою кандидатуру могла выдвигать только гетеросексуальная негритянка, еврейка или православная.
Хорошую хохму придумали в России. Решили прекратить дискриминацию «сов». Теперь врач выдавал справку, кто ты, сова или жаворонок, и если ты сова, то день для тебя должен начинаться в полдень. Это должно было уменьшить затраты на медицину, так как несоответствие жизни биоритмам, подрывает здоровье. Те, кто критиковали эту идею, говорили, что она только для того, чтобы не строить новых школ, в мегаполисах, где земля дорогая, а сделать занятия в старых школах, в две смены.
Их эти новости не касались. Они просыпались, когда хотели, засыпали, когда хотелось спать. Среди них не было ни педерастов, ни негров, ни скандинавок и в лесбиянки никто не баллотировался.
День 051
На следующее утро, ещё до завтрака, Марк с Иваном взяли плот и пошли к оставленному на той стороне камню, который должен был стать якорем.
Марк придумал, как его сделать надёжным якорем, не долбя внутри дыру.
В двух трёх местах на его узкой части поверхности, нужно было прорубить небольшую канавку. Возражение в том, что канат может соскочить при урагане, было убрано тем, что когда камень займёт положение наполовину повёрнутого ключа и будет подтянут к самому верху выемки, в низ выемки, под него, будут забиты камни меньшего размера, но так, что ни он, ни привязанный за него канат, уже не смогут уйти в сторону ни на миллиметр.
Потом, освободив с помощью рычага, мачту с тросом, сорванную ураганом, её притянули в горизонтальное положение над выемкой.
Наскоро позавтракав, через эту мачту перебросили канат. Канат привязали к «якорю» и Марк и Майкл с помощью рычагов подняли камень, а Иван втолкнул его внутрь прорези.
Когда камень стал в поперечное положение и был подтянут до отказа вверх, Иван набил оставшееся место мелкими камнями.
Потом на канате возле расщелины сделали петлю. Вставили в петлю тройной линь и закрепили его на кнехтах со всех сторон корабля.
Корабль оказался притянут к скале, как муха, попавшая в паутину.
Когда корабль попал в междускалье, он оказался уже недоступен для урагана, поскольку его вес не мог быть преодолён давлением на слегка выступающую над скалами поверхность. Теперь, будь ураган в пять раз сильнее, ему с кораблём не справиться, хотя для обитателей острова это может не играть большой роли, так как сам остров может на достаточно длительное время скрыться под водами океана.
Но корабль теперь был самым надёжным местом. Его каюты или трюм, можно было задраить, и некоторое время пересидеть и под водой.
А если соединить воздуховодом бункер, трюм и матросский кубрик, так просидеть под водой, можно будет достаточно долго.
Несмотря на это, после обеда Иван стал спускать кровати из матросского кубрика вниз.
- Зачем? – спросил его Марк.
- Ну, у вас офицерские каюты, а я захватываю кубрик. Или разыграем?
- Да, пожалуйста.
- Так вот, мне в кубрике нужны только две кровати. Таким образом, четыре кровати, а это восемь мест, отправляются в большую пещеру. Правда придется их разобрать, а там собрать. Если мы опять будем там пережидать ураган, нам с двумя ярусами будет намного просторней.
- Убедил. Осталось добить ступени и можно будет всю зиму отдыхать.
Иван засмеялся.
- Так ты для того так интенсивно пахал, чтобы потом отдыхать?
- В этом вся и проблема. Я всю жизнь, пашу, пашу…, ну чтобы потом отдыхать. А потом раз… Всё в трубу и опять пахать надо.
- Не каркай. Будем надеяться, что этот раз так не будет.
День 052- 82
Ночью начался дождь, а утром дождь прекратился и начался шторм. Но это был просто шторм, а не ураган.
Корабль был хорош, но все опять перебрались в пещеру.
Иван продолжал долбить ступени. Виктория качалась рядом в своей качели, Валентина, наконец, могла попробовать сделать блюда с новыми приправами, Майкл и Ольга придумывали новые гончарные изыски. Ольга создавала их за гончарным кругом, командуя Майклом, который этот круг крутил. Зоя ловила рыбу прямо из окна пещеры,  чтоб поделиться радостью удачи, всё время будя Марка, пытавшегося уснуть.
Когда шторм утихал, они с Зоей ходили искать и определять растения. Но теперь они занимались именно этим.
Штормило пару дней каждую неделю, и убедившись, что с кораблём всё в порядке, все, сначала Марк с Зоей, а потом и остальные, кроме Ивана и Виктории, переместились на корабль.
Сентябрь приближался к концу. Лестница была готова. Стояла тёплая солнечная осень.
Когда Марк, из своей, капитанской каюты,  утром вышел на палубу, его ждал Иван.
- Я хочу обратиться к тебе с просьбой. – Сказал Иван.
- Проси.
- Марк. Мы с Викторией решили пожениться.
- В добрый час! Поздравляю!
- Но мы хотим зарегистрировать брак.
- Через некоторое время…
- Нет-нет, сейчас.
Марк смотрел на Ивана, не понимая, как он может этому помочь.
- Я хочу, чтобы ты нас зарегистрировал.
- Ваня. Я могу, но я не поп, не раввин и даже не служащий ЗАГС.
- А давай мы тебя изберём губернатором этого острова. Ты первый на него приплыл, нас спас и под твоим руководством, и благодаря твоей удаче, мы живы, здоровы и в полном порядке.
- Ну ладно. Только тебя же свидетельство интересует, а бумаги нет.
- Бумага есть. Валентина нашла в трюме. Несколько чистых судовых журналов. Там иероглифы на обложке, кажется журналы корейские, а листы чистые.
- Ты уже придумал, как это всё будет?
- Я почти месяц долбил ступени и думал. Перед обедом, мы на общем собрании изберём тебя губернатором. Зоя будет твоим секретарём.
Тут они оба не выдержали и расхохотались.
- А меня за сексуальные приставания не посадят? Губернатор и секретарша?
- Ну, это же не после избрания началось. – Ивану не удавалось сдержать смех.
- Ладно. Согласился. Проехали.
- Потом ты нас распишешь… вернее проконтролируешь, что мы по свободной воле вступаем в брак. А потом Валентина готовит праздничный стол. И даже торт испекла. Будем пить виски, ром и текилу, запивать охлаждённым напитком из свежего шиповника и соком винограда. Она говорит - очень вкусно получилось.
- Ну, хорошо.
- Валентина и Зоя подремонтировали капитанский мундир, а Виктория связала тебе капитанскую треуголку.
- То есть, все кроме меня знали давно?
- Нет. Ольга и Майкл не знали… ещё не знают. Я боялся, что Ольга может проговориться. Но большинство на выборах тебе обеспеченно.
- Ну а тебе чёрный фрак? И Виктории?
- Поскольку ты спас мой чемодан, я одену свою чёрную тройку с красным галстуком, а Виктория оденет перешитое на неё белое вечернее платье. И фату сделали из шифонового шарфа. Всё как у людей. И фотографии будут.
- Иван! Тут такой вопрос. Ты знаешь, что я не христианин.
- Ну так и Виктория еврейка, да и я не помню, чтоб меня крестили. А это не в счёт – сказал Иван поймав взгляд Марка на своей татуировке.
- Черт возьми, так ты сможешь переехать в Израиль?
Они опять расхохотались.
- Ладно. Тогда пошли в кубрик, там Валентина и Зоя, и примерь капитанский лапсердак с лампасами.
Ламсердак был явно новый, но лампасы и прочую бижутерию на него, перенесли с кителя, найденного в капитанской каюте.
Председателем собрания по избранию губернатора был Иван. Зоя писала всю демократическую процедуру. Потом было закрытое голосование и шестью голосами при одном воздержавшемся, которым был Марк, он был избран губернатором острова Краба, с особыми полномочиями. Он в связи с отсутствием парламента мог единолично объявлять войну, заключать мир и объявлять чрезвычайное положение.
Было весело.
Потом было бракосочетание. Взяв с брачующихся заверения в добровольности и клятвы друг другу, поинтересовавшись, никто ли не возражает против этого брака в силу каких-то известных ему фатов, он произвёл таинство брака, заключающееся в получении подписей вступающих в брак и всех совершеннолетних свидетелей, подписал протокол как губернатор острова Краба.
- Начинать правление с заключения брака, хорошая примета. – Сказала Валентина и Марк  вздохнул. Зоя была молода, задорна и прекрасная любовница. Но Валентина прошлась в скромном темно-синем платье, чуть поведя бёдрами, и у Марка запрыгали чёртики в глазах.
Он кутили на чистейшей палубе корабля. Дул свежий ветерок, орали чайки, плескали в берег  неспокойные волны осеннего океана…. Было очень здорово.
Пили, ели, кричали «Горько!», кричали «Сладко!».
Потом Иван взял Викторию на руки, внёс её в кубрик, который теперь был самой большой и по-новому оформленной каютой корабля. И остался там с ней.
Всю процедуру избрания Марка губернатором и регистрацию свадьбы Ольга снимала фотоаппаратом, на видео.
Они пьянствовали, шутили и вспоминали истории из своих жизней и то, как они начинали на острове, пока не появились звёзды. Луны не было и им в силу отсутствия света, а светильники на ветру тухли, пришлось заканчивать пиршество и расходиться по каютам.
Марк ещё некоторое время шептался с Зоей, но перед тем как уснуть, умиротворённый, прижимаясь на узкой кровати к её молодому и гладкому, как шёлк телу, подумал, что такого счастливого и безмятежного дня в его жизни ещё не было.
[*кнехт – парная тумба для крепления швартовых канатов.]
Часть вторая.
  День 1177
С тех пор прошло три года, и сейчас это время пронеслось перед глазами как один миг, и в памяти запечатлелась картина их тысяча сто семьдесят седьмого дня.
Утро.
Они позавтракали и сидели у моря. Вот-вот, Валентина позовёт их обедать и праздновать три года  семейной жизни Ивана и Виктории.
Двухлетний Михаил Иванович, мальчик роста не по годам, сидя на краю косы в трёх метрах от берега, бросал юному тюленю Ваське мячик, сделанный из кулька, набитого  сухими водорослями и крепко завязанного. Васька отбивал мячик прямо в руки мальчика. Мальчик смеялся, а тюлень ждал, когда он бросит ему мячик ещё раз.
Марк сидел на кресле-качалке, которое год назад Иван сделал и подарил ему на день рождения, в своём капитанском кителе,  штанах с лампасами и треуголке.
Ольга с Майклом играли в Го, Зоя сидела на низком плетёном кресле, тоже изготовленным Иваном. На ней была широкополая шляпа с пером, большие темные очки и купальные трусики из тех, когда было всё равно, есть они на женщине или это просто игра света. Бюстгальтера на ней не было. Она загорала на мягком осеннем солнце.
Иван с Викторией ходили по берегу. Собственно этим они занимались всё время. Иван держал Викторию, а она перебирала ногами. Она шагала очень уверенно, но только тогда, когда Иван её держал. Сама она уже тоже иногда ходила. Иван сделал ей такую штуку, которая окружала ее талию с трёх сторон и опиравшуюся на грунт..
Виктория, стоя, стоять она уже могла, хоть и не долго, приподнимала эту штуку, двигала ее вперёд сантиметров на десять и потом делала такой же шаг, опираясь на поручни. Она ходила или с Иваном или с этой штукой четырнадцать часов в день. Когда однажды Зоя спросила её, не устаёт ли она, Виктория ответила, что  устала сидеть пятнадцать лет и теперь она отдыхает.
Вот эту картину и наблюдал Марк, когда всё время, которое пробыл он с друзьями на этом острове, пронеслось перед глазами.
В небе, прямо перед ним и Зоей, буквально разглядывая их, висел квадрокоптер.
Для Марка время остановилось, и как в замедленной съёмке он увидел в руке практически голой Зои ракетницу.
Зоя выстрелила, ракета попала в квадрокоптер и он упал в море.
Квадракоптер увидели все.
Марк онемел.
- Зачем? – спросила Ольга Зою
- Они иногда стреляют. Информацию о нас он передал, так что готовьтесь к гостям. С людьми легче договориться, чем с роботами.
- А зачем ему стрелять?
- А ты знаешь, сколько нам заплатят страховые фирмы, раз мы выжили? Ты думаешь, им хочется платить?
Но тут в небе появился другой беспилотник. Он был чуть побольше и полетел прямо к флагу.
Покружив вокруг флага, он полетел к ним, повиснув на расстоянии двух метров.
Но на этот раз Зоя не стала стрелять, а сняла очки и шляпу, обвела пальцем вокруг своего лица, сорвала с себя то, что у неё называлось трусиками, и запустила в аппарат.
Беспилотник дернулся  в сторону и высоко взлетел.
Они даже потеряли его из виду.
- Я пошла оденусь, а вы и так прекрасно выглядите.  – Сказала Зоя.
- Ты что-то понял? - спросила Ольга Марка, когда Зоя ушла
- Кроме того, что Зоя знает что-то такое, чего мы не знаем, я не понял ничего.
- А зачем она трусики сняла?
- Модель. Может её без трусиков быстрее узнают? Моделей же не по лицам узнают?
- Не говори мне такого. Я твоя дочь.
Подошли Иван с Викторией.
- Что тут у вас происходит?
- Прилетел беспилотник. Зоя сбила его из ракетницы. Прилетел другой беспилотник, Зоя с ним пококетничала, и запустила в него трусиками. Но не задавай мне вопросов, что это означает. Я не знаю – ответил Марк посмотрев на Ольгу.
Тем временем беспилотник вернулся с высоты и сел на скалу рядом с флагом.
Вернувшаяся Зоя посмотрела на него, и у Марка сложилось впечатление, что беспилотник ей кивнул.
Зоя была с чемоданом.
- Господа! Я думаю, что этот беспилотник – она показала на аппарат севший у флага - от моего продюсера. Если я не ошибаюсь, скоро за нами прилетят. Соберите наиболее ценные для вас вещи и  возвращайтесь сюда с ними. И если что забудете, не беспокойтесь. Всё никуда не денется.
Зоя говорила так уверенно и таким начальственным тоном, которого от неё Марк и остальные никогда не слышали, что все невольно выполнили команду.
- Фотоаппараты я взяла – сказала Зоя вслед уходящему Марку.
Марк взял свой чемодан, невыносимого цвета, со своими вещами, которые стали размера на два ему велики, повесил на пояс кортик, а шею бинокль. Забрал кулёк с позвонками и зубами акулы, утрамбовав его в чемодан, выбросив из него две пары ставших негодными брюк. Шведки не сильно висели на нём. Он положил в чемодан читалку и финку. Флешек, дисков и фотоаппаратов уже не было.
Выполнив эти операции, он вышел.
Ольга вышла, держа  в руках его Vernee, в прошлом это был его Vernee. Ольга давно его присвоила.
Солнечная батарея и МР5 были у Виктории.
Иван вышел со своим огромным чемоданом. На нём был его бинокль и его штык нож. Штык нож, был на нём вообще всё время. Викторию и Михал Ивановича он оставил внизу.
Они спустились.
- Оля, захвати, пожалуйста, журнал государственных актов.
Марк сказал это с улыбкой, но у него дрожали ноги. Неожиданно его счастливая жизнь на острове уходила в прошлое, но он ничего не мог с этим поделать. Какая-то неведомая сила толкала его неизвестно куда.
Когда он спустился на пляж, он увидел, что с севера к ним приближается самолёт.
Самолёт пролетел очень низко над островом и через минуту они увидели три раскрывшиеся парашюта. Парашютисты явно летели к ним и сели буквально в метре от сидящей на стуле Зои.
Зоя не испугалась, что они упадут ей на голову а спокойно следила за их приземлением. В этот момент Марк понял, что три года он занимался любовью с женщиной, которую он совершенно не знает.
Зоя что-то тихо сказала парашютистам, а они ей.
- Нас заберут на той стороне острова. - Сказала она всем. Мой продюсер выслал гидроплан.
Они, закатав брюки и платья, пошли на другую сторону.
Парашютисты, которые были в камуфляже и говорили на русском, взяли у Ивана и Валентины их чемоданы. Зоя отдавать свою сумку отказалась. Валентина несла Михал Ивановича, а его папа нёс на руках его маму.
Самолёт, сбросивший парашютистов улетел, а через час после того, как они перешли на другую сторону острова, туда причалил прилетевший гидроплан.
С гидроплана бросили трап.
Когда Иван поднимался на борт гидроплана, пилот неожиданно сказал, что штык нож Иван должен оставить или отдать ему. Иван бы конечно отдал, но не успел. Зоя навела на пилота пистолет, который они нашли в сейфе их корабля.
- А ну выходи.
Пилот побледнел и вышел по трапу.
- Там места мало. А у нас много вещей. Так что останешься с ребятами и штык-нож тебе угрожать не будет.
- А…
- Не волнуйся. Обойдёмся своими силами.
По поводу кортика висевшего на Марке, уже никто ни одного звука не проронил.
- А там есть ещё один пилот?  - спросил Иван, который бы спокойно отдал свой штык-нож.
- Да я так соскучилась по штурвалу,… – сказала Зоя – что просто не могла пропустить такой повод.
Марк подумал, что он три с кусочком года трахал сумашедшую. И только то, как на неё реагировал остальной экипаж, которого было два человека и парашютисты, оставшиеся на острове, как-то снижали его уровень страха перед явно экстремистскими действиями Зои, начавшимися с момента, когда она из ракетницы, взявшейся неизвестно откуда у голой женщины, сбила квадрокоптер.
Несмотря на отсутствие знаков различия, экипаж явно был русским. Они летели в Россию.
Самолёт был явно служебным. Кресла в нем были только  бокам салона и не парами, а по одному и были они развёрнуты в обратную сторону. А окон не было вообще.
- Вот. – сказала Валентина. - Захватила в дорожку.
Она достала из сумки бутылку виски, стопочки, стаканчики и тарелочки из обожженной глины, пакет с пирогом и суши с копчёным тунцом, рисовые булочки и мисочку с салатом из кукурузы, зеленой, тыквы, заправленного взбитыми желтками, конопляным маслом и уксусом.
- Кому надо запивать, холодный желудёвый кофе.
- Последний раз отпразднуем по-человечески. – Сказал Иван, и Марк понял, что и он не особо рад наступающим переменам.
Деваться особо было некуда. События шли сами собой, но если бы и был выбор… Ему и Ивану, конечно на острове было очень комфортно. Всё было просто и объяснимо. Шторм был штормом, ураган ураганом, вода водой, рыба рыбой. Не надо было думать о деньгах, о выгоде и никто тебя гарантированно не собирался обманывать. Но Ольге нужно было учиться. Майк тоже вряд ли мечтал провести вдали от родных свою жизнь. Американцам и карьера важна очень. Виктория могла получить действительно нормальную реабилитацию, учитывая, что муж её не беден. А Валентина оставила дома и мужа, и ребёнка.
Сейчас они все ещё были одой семьёй. Они за эти три года стали одной семьёй. А завтра, встретившись случайно на улице, может и перебросятся двумя десятками слов. Здоровье каждого - было богатством всех. А последние два года, после того как Виктория родила, они вообще находились в состоянии праздности. А теперь…
А теперь начиналась другая жизнь, любви к которой Марк не испытывал и честно в этом себе признавался
- За вас – Сказал Марк, поднимая стопку в сторону Виктории и Ивана.
- И за вас – сказала Виктория – спасибо Богу, что я вас всех встретила.
- Поздравляю – сказал Майкл практически без акцента.
- Счастья вам и долгие лета любви – Сказала Валентина.
- И чтобы ваши дети вас всегда любили, а вы любили своих детей, сказала Ольга.
- Стоп! Почему без меня? – спросила вышедшая из кабины Зоя.
- А ты за рулём – Сказал Марк
- Ничего сейчас он на автопилоте, а нам ещё полтора часа лететь. Протрезвею. Горько!
Иван с Викторией поцеловались. Все выпили. Марк запил холодным и сладким желудёвым кофе, съел несколько суши, рисовую булочку и блюдечко с салатом.
Потом он пил желудёвый кофе из другой бутылки, где кофе был смешан со спиртом из сахарного тростника и ел пирог с крабовым мясом.
Молодец Валентина. Все думали о себе, а она о них всех. Всё-таки теперь не так грустно.
Они сели не в аэропорту, а на какой-то взлётной полосе. К самолёту подкатил зелёный микроавтобус, они сели в него и поехали.
Гостиница, куда их привезли, гостиницей её назвала Зоя, внешне напоминала скорее сельское общежитие.
Они вошли в коридор, где их встретил высокий парень лет двадцати пяти.
- Здравствуйте, дорогие гости! - сказал он. – Я повар. Что хотите на ужин?
Воцарилась неловкая пауза, которую разрушила Зоя.
- Мне борщ, свиную отбивную с картофелем во фритюре, хлеб - паляницу, винегрет, салат Оливье, блины с творогом, кофе, шоколад, фрукты, песочное печенье и крымский коньяк.
- А мне всё тоже самое, но вместо свиной отбивной гусиную ногу. – сказала Виктория.
- А я хочу бульон с фрикадельками, пюре, с куриным шницелем, блины с мёдом, салат Оливье, печенье, шоколад и яблочный компот – сказала Ольга.
Самое интересное было то, что парень, назвавшийся поваром, не возражал, а улыбаясь, записывал их пожелания к себе в блокнот.
- А мне водки, борщ, бифштекс с кровью, гарнира не нужно, салат из помидор, лука и огурцов со сметаной, паляницу, твердый сыр, хамон* и пива, литра два - сказал Иван, потому что Валентина замешкалась.
А повар, спокойно улыбаясь, записывал. И поскольку Валентина молчала, Марк начал свой заказ. Его взяло зло от спокойного записывания поваром заказа. Он уже придумал анекдот, что после того как они закажут, он скажет, что есть щи из кислой капусты, перловка с сосисками и чай, но к хлебу 20 грамм масла.
Но он решил снять улыбку повара другим путём.
- И мне водки, томатного соку, молодой картошки в сливочном масле, с бараньими ребрышками, нежинских огурчиков, узбекскую лафу, ореховое ассорти, малины, кусковой шоколад, кофе гляссе с коньяком и круассаны.
Повар записал то, что Марк сказал, с совершенно невозмутимым видом и Марк пожалел, что не заказал «Кавказское 23».
Валентина повторила заказ Зои и ко всему этому заказала кока-колы,  чем стёрла улыбку с лица повара.
- Извините, пожалуйста, но кока-колы у нас нет. Но есть замечательноё земляничное ситро.
- Пойдёт – сказала Валентина.
В этот момент за поваром уже стояли семь молоденьких девушек, в синих юбках и жакетах.
- Мы проводим вас в ваши комнаты. - Сказала одна из девушек.
Комната, в которую привели Марка, была необычным гостиничным номером. Всё было идеально чисто и функционально. Это была одна комната с отдельным, прямо справа от входа, коридорчиком в туалет и душ, ограждённый стеклянными, идеально прозрачными стенками. Но если не считать огромной кровати, на которой можно было спать и вдоль и поперёк, в этом номере не было никакого лоска.
Не было не только джакузи, но и ванны, на туалете не было биде. Кондиционер, плоский телевизор, письменный стол с компьютерным терминалом и шкаф для одежды. На окнах не жалюзи, а шторы. И всё. Ни тебе бара, ни балкона, ни прикроватных тумбочек.
- Вот халат – сказала девушка, которая привела Марка в его номер, открывая совершенно пустой шкаф, в котором кроме белого махрового халата, белого махрового полотенца и белых пластиковых тапочек, ничего не было– переоденьтесь. Вашу одежду мы отправим в стирку и глажку. Я заберу её через десять минут. Хорошо?
- Хорошо – сказал Марк и только сейчас понял, что никакого замка ни снаружи двери, ни изнутри, не было. Просто ручка с защёлкой.
Странная гостиница.
Марк, поставил свой чемодан в угол, разделся догола, взял халат и пошел в ванну.
И тут он понял, что когда девушка зайдёт забирать одежду, то он в душе будет ей совершенно виден.
«Ну и хрен с ним.» - подумал он –«Рогов и хвоста у меня ведь нет?»
Душ был просто душем, но напор был такой, что при полном напоре телу было больно.
Марк включил его на полную мощность, сделал таким горячим, как только можно было вытерпеть, и отдался этим струям.
Это было большое удовольствие. Его тело уже давно и не помнило, как это струи пресной воды, могут так не экономно бить в тело.
С таким душем и джакузи не надо.
Он был в душе наверно полчаса. Потом обтёрся, и так нагишом и улёгся на кровать. Матрац,  несмотря на свою ширину, был приятно жестким.
Он улёгся на него, не одевая халата, раскинув руки и ноги в стороны.
Тело отдыхало от струй. И задремал.
- Спите, господин? - Спросила у Марка девушка в форме старшего лейтенанта и с пилоткой на голове, без смущения стоящая перед ним, совершенно голым.
Не смотря на спокойное отношение Марка к своей наготе, ему стало неудобно, а девушка стояла и разглядывала его внимательным взглядом.
- Отмылся качественно. Молодец. – сказала девушка и Марк вдруг узнал Зою.
- Я так и буду стоять, или ты меня разденешь – спросила Зоя.
Через полчаса, когда они уже спокойно лежали, обнявшись, Марк сказал.
- Ещё никогда в жизни не трахал старшего лейтенанта.
- Через неделю тебе представиться возможность трахнуть капитана.
- У тебя есть подруга?
- Не пошли. Через неделю, если всё будет тип-топ, капитаном буду я.
- Зоя… или Зоя - это твой псевдоним?
- Нет. Зоя моё настоящее имя. И я действительно родилась в Гомеле.
- А модель Маргарита? Кто ты?
- Много будешь знать, скоро состаришься, а молодость тебе ещё пригодится. И давай договоримся. Ты жить хочешь?
- Странный вопрос. А что есть альтернатива?
- Есть. Лишние вопросы. Всё что можно, я тебе сама расскажу.
- А что если я задам неправильный вопрос, ты меня…кы?
- Нет не я. Там в углу камера, которая снимает всё что мы говорим и делаем.
- И секс?
- А что такого? Разве в сексе есть что-то не естественное? На ютуб эти записи не попадут. Можешь не надеяться. – Зоя засмеялась. – Так что без лишних, вернее без любых вопросов.
Она встала и одела форму. Вставай, одевайся. Сейчас будет беседа у адвоката по поводу вашей страховки и компенсаций.
- А во что? В халат?
- Не задавай вопросов. – Зоя открыла шкаф в котором висел черный костюм с белой рубашкой и темно-синим галстуком, внизу стояли чёрные узконосые туфли и пакет с трусами, майкой и носками.
Когда они вышли в коридор, Зоя сказала.
- Ты оказал нашей спецслужбе очень значительную услугу. Вопросов не задавать. Но миллион мы тебе заплатить не можем. Это нужно проводить через другую канцелярию. Но мы подумаем, как оплатить тебе наш долг. В долгу мы оставаться не любим. Но чтобы мы могли это сделать, тебе нужно принять российское гражданство.
- Это в Москве?
- Это там, куда мы зайдем перед адвокатом. Но прекращай задавать вопросы. Ты согласен.
- Согласен. Но один вопрос я не могу не задать.
- Ладно. Какой?
- Мне придётся отказаться от израильского?
- С чего вдруг? Тебе придётся поставить свою подпись под заявлением о просьбе российского гражданства и подпись в получении паспорта. Сфотографируют тебя на месте. Но мы пришли. Ты согласен?
- Согласен.
- И ещё одно. Надеюсь, никто от тебя не узнает, что я офицер российской армии. И даже Ольга.
- От меня никто не узнает. Но если ты думаешь, что они не догадались…
- Догадка это не знание, которое можно огласить в суде. Я попросилась быть твоим куратором, поэтому перед тобой я не буду ломать комедию. А перед всеми остальными…
- Будешь.
- Работа такая. Но остерегайся задавать вопросы не только мне.
 Они вошли в такую же дверь, как была в его комнате, но эта комната оказалась кабинетом.
За столом сидел майор, с очень серьёзным выражением лица.
- Валентин Федорович, оформляйте. – Сказала Зоя и вышла.
Валентин Фёдорович дал подписать Марку несколько бумаг, показывая, где ставить подпись и не рассказывая, что это за бумаги, потом выдал новенький российский загранпаспорт, где была цветная фотография Марка в чёрном костюме и с темно-синим галстуком, на белом фоне.
- Это всё – сказал Валентин Фёдорович.
Марк сказал: «Спасибо» и вышел. В коридоре к нему шли Зоя (уже в гражданской одежде) и Ольга.
Когда они подошли, Зоя сказала.
- Мой паспорт утерян. Я иду получать новый. Ты получишь паспорт? - спросила она Ольгу.
- Твой папа гражданин Израиля и России…
Марк показал Ольге свой новенький паспорт.
- …и поскольку ты его дочь, то тоже можешь получить российский паспорт. Хочешь.
- Хочу.
- Подожди нас здесь. Мы не долго. Сказала Зоя Марку и они вошли в комнату.
Они действительно вышли минут через пять и обе держали в руках российские паспорта.
Зоя отвела их к комнате, в которой сидел адвокат.
- Тут с вами побеседуют и вы сможете задать все вопросы, - Зоя посмотрела на Марка – касающиеся вашей страховки.
- Садитесь, пожалуйста. – Предложил им адвокат. Они сели в мягкие кресла прямо напротив него.
- Меня зовут Владимир Алексеевич. Я российский адвокат и не имею ни малейшего интереса занизить вашу страховую компенсацию. Даже наоборот. Россия заинтересована, чтобы её граждане получили максимальную страховую компенсацию.
«Быстро они получают информацию» - Подумал Марк, только четверть часа назад ставший российским гражданином.
- Для вас мои услуги бесплатны, их оплатит государство в рамках вашей гражданской страховки. Кроме того…. - Адвокат улыбаясь посмотрел на Марка. – пусть Американцы платят.
Марк в ответ тоже улыбнулся.
- И так… Я начну, но если где-то ошибусь, вы меня поправите.
Он полистал бумаги в своей папке.
- Вы, Марк, работали на частном предприятии на инженерной должности?
- Да.
- Видимо хозяева вашей фирмы уже взяли нового работника и даже если вам удастся восстановиться, возможности карьерного роста и повышения зарплаты, будут ниже?
- Да.
- Вы жили на съёмной квартире?
- Да.
- На сколько лет был подписан ваш договор о съёме?
- На один год.
- Сколько времени оставалось до конца съема, когда произошла катастрофа.
- Полгода.
- Какую судьбу вашего имущества вы предполагаете?
- Его выбросят на улицу, а там разберут соседи и прохожие. А неразобранное - отвезут на свалку.
- Вы жили в меблированной квартире?
- Нет. Мебель была своя.
Марк не стал уточнять, что кроме одного шкафа и матраса, на котором он спал двадцать лет, всё было взято с выставки. Выставкой в Израиле называлась выставленное на улицу, в виду ненадобности, имущество.
- Были ли у Вас в квартире какие-либо ювелирные ценности?
- Золотая цепочка и золотой знак зодиака.
- Так и запишем… фамильное колье, перешедшее от бабушки, цены которого вы не знаете. Брошь - того же происхождения. Ведь ваша бабушка дворянка?
Марк обалдел. Они же здесь всего несколько часов…  Ах да. Он откровенничал в социальных сетях.
- Да. Дочь графа и дочери раввина.
- Я знаю. Хорошо, что вы написали об этом до катастрофы. Но продолжим. Золотые швейцарские часы прошлого века, подаренные вам дедушкой. Ну там, обручальное кольцо, мамин медальон, цепочка, знаки зодиака ваш и дочери. Бабушкины медали за отечественную войну, серебряный крест прадедушки, за русско-турецкую войну,  дедушкины картины… Ведь он у вас рисовал картины?
- Да.
- Что-то ещё хотите добавить?
- Был ещё подарок мамы, рукописный альбом стихов, написанный в позапрошлом веке…
- Да. Да. Чуть не забыл. Где вы нашли редакции стихов Пушкина, отличающиеся от известных. Спасибо. Что из других ценностей. Может лично для Вас.
- Компьютеры, диски. Полторы тысячи старых книг….
- Конечно, конечно, альбомы с семейными фотографиями, письма ваши и ваших родителей с разными известными людьми. Ведь и мама, и вторая ваша бабушка работали в театре?
- Да. – Писем у Марка почти никаких не было. А все фотографии были отсканированы и лежали у него в мобильнике. Но какое это имело значение?
- Ну что же, а бытовые принадлежности, оборудование и мебель мы включим в раздел общее.
Владимир Алексеевич, пролистнул несколько страниц у себя в папке.
- Теперь банки. Сколько счетов у вас было? Тут нужна точность.
- Счетов у меня было два. На одном было сто тридцать тысяч шекелей, на другом двадцать восемь.
- Страховые и пенсионные программы?
- Три пенсионные программы в разных фондах за разные годы. Это примерно 240 тысяч шекелей.
- И теперь вы потеряли три года к пенсионному стажу,
- Да.
- И сразу после возвращения вы собирались забрать все ваши средства и купить на них акции Русала, Башнефти и Росатома. Вы писали об этом в фейсбуке.
Марк действительно писал, что собирается купить эти акции, но только для того, чтобы потроллить «свидомых». И когда он их собирался купить, он тоже не писал. Адвокат умница.
- Эти акции выросли?
- Значительно. А ещё вы собирались купить квартиру в Крыму.
А это было абсолютной правдой. Он даже искал в ФБ компаньона, чтобы купить там дом.
- Квартиры тоже значительно подорожали – Сказал Владимир Алексеевич – Кроме того, живя до пенсии в Израиле, вы намеренны были сдавать эту квартиру отдыхающим. Марк. Вы не пытайтесь всё запоминать сейчас. Я дам вам копию пенсионных требований и тогда вы их постарайтесь выучить. До суда. Чаще всего отвечает на вопросы только адвокат, но бывает разное. Я подам документы через пятнадцать дней и если вы вспомните ещё что-то реальное, сообщите мне.
И Владимир Алексеевич протянул Марку свою визитку.
- Теперь с Вами, девушка. Вам девятнадцать. Вы переживаете, что самая лучшая часть вашей молодости прошла на необитаемом острове.
- Да. - Сказала Ольга, видимо во время допроса Марка понявшая алгоритм.
- Кроме того, вы потеряли образование. Три самых лучших года. Вам теперь нужно будет чтобы догнать ваших сверстников, насколько это возможно, нанимать частных учителей и не приходиться рассчитывать на государственную стипендию, при занятии Вами в вузе. Вы с кем-нибудь встречались до поездки? Я имею в виду  парня.
- Нет.
Ладно. Придётся обойтись без компенсации за расстроенный брак. Но не жалейте об этом. Это немного, если Вы не можете доказать, что встречались с миллионером.
Теперь вопрос вам обоим. Были ли у вас на острове, какие либо травмы или изменения здоровья, которые бы могли подтвердить все участники вашего пребывания там.
- Изменения… Я похудел килограмм на двадцать пять.
- Вот- Сказал адвокат – похудели из-за стресса… Вы ведь пережили несколько ураганов?... теперь повысился риск сердечно сосудистых заболеваний.
- Всё.
- Тогда и с вами всё.
Адвокат нажал кнопку на столе.
- Через две недели эти требования нужно будет пописать.
В дверь вошла девушка.
- Проводите молодых людей в столовую.
- Спасибо. – Сказал Марк.
Адвокат улыбнулся, посмотрел на него.
- И вам большое спасибо.
Девушка проводила их в столовую. Столовая это была еще та….
За одним из больших овальных столов, персон на двенадцать, сидела вся компания, кроме Зои и Валентины.
- Это, сказали, пока мы ждём вас, чтобы не скучно.
На столе стояли коньяк «Массандра», пять звёздочек 1961 года,  Водка «Московская» 1973 года, каберне «Савиньён» 1974 года, мускат «Красного камня» 1968 года. Из закусок, стояло блюдо с целенькие маленькими грибочками, порезанный кружками лимон,  овальные кусочки сухой копчёной колбасы, почищенные мандарины и большой, литра на два, кувшин запотевшего апельсинового сока.
- Садитесь и наслаждайтесь. Ждём опоздавших.
- Коньяк, пожалуйста. Давно не пил коньяка «Массандра» - всё бренди, да бренди.
Иван налил Марку треть бокала, явно не стеклянного.
Марк провёл пальцем по краю бокала и услышал, как он поёт.
- Хрусталь. Я уже проверял. Это ещё та столовая. Наверно сюда, во времена СССР приезжал генеральный секретарь. Ты в бане уже был?
- Нет. Я не знал, что здесь есть баня.
- А я сразу спросил. Баня супер. Особенно парилка. Карельский кедр.
В дверях показались Зоя и Валентина.
Когда они подошли к столу, Марку показалось, что у Валентины заплаканные глаза.
- Валя! У тебя всё в порядке? Все живы?
- Все живы. Здоровы. Всё будет хорошо.
Марк не стал допытываться.
- Ваня! Что тебе сказал  Владимир Алексеевич?
- А кто такой Владимир Алексеевич?
- Ну адвокат.
- У нас адвокат Берта Семёновна. Прожжённая баба, я тебе доложу. Оказывается, по возвращении я намеревался открыть свой бизнес в Приморье и стать ведущей фирмой по ремонту электрооборудования в Приморье. Именно, чтобы создать этот большой бизнес, я и продал свои предприятия в Московской области.
- А сейчас поздно? – спросил Марк
- Сейчас место занято.
- Самое правильное Берта напишет в моих претензиях. Я три года была без должного медицинского ухода, была укушена змеёй и чуть не умерла.
- И все честно. Это кстати всё после общей претензии, нас всех, что мы могли погибнуть в океане и на острове от обезвоживания. – добавила Зоя. – А что у тебя Майкл?
- У меня всё - полная гибель карьеры. Запросит в страховой фирме миллион долларов.
- А у меня тоже конец карьеры. Меня все поклонники забыли, кутюрье не пригласят, я три года ходила по песку и больше чем на пение в ресторане, я рассчитывать не могу.
-А у меня - сказал Марк,- в основном имущество, выброшенное из съёмной квартиры на улицу.
- Марк! Квартира за мной.
- Валя, а что у тебя – спросила Виктория.
- Я наверно получу больше чем вы все, вместе взятые, но лучше бы я ничего не получила.
- Валя, что стряслось?
- В общем всё в порядке. Мой муж, миллионер с состоянием триста миллионов, развелся со мной, как с погибшей, и через год завёл новую семью. У него в новой семье ребёнок полутора лет и беременная молодая жена. Завтра лечу к родителям мужа, пытаться вернуть сына.
- Ни хрена себе. Валя! Удачи!
- Вы его очень любили? – спросила Ольга.
- Сначала наверно любила. Швея из Ростова, стала московской принцессой. Потом мы друг друга уважали, и я ни как не хотела бросить тень на его репутацию. Адвокат сказал, что сейчас получить половину его состояния, на что я могла бы претендовать при простом разводе, не реально. Но после получения страховки он и в этом направлении попытается что-то сделать. Компенсацию - да. Но не половину.  Ну что же мы сидим? Наши заказы на столе. Предлагаю тост: За возвращение.
Компания ответила на этот тост, гробовым молчанием.
- Давайте выпьем, - сказала Зоя, - чтобы мы всегда оставались друзьями…. Нет, не друзьями, а семьёй. Ведь мы стали семьёй? Правда?
- За нашу семью, сказал Иван - Все подняли бокалы и выпили.
Ольга пила апельсиновый сок.
День 1178
На следующий день их, кроме Валентины и Зои, повезли на экскурсию во Владивосток, сказав, что до подачи документов на страховку им лучше оставаться в гостинице.
Майкл спросил: может ли он улететь  к родителям сразу?
Да, конечно может. Они не арестованные. Он может обратиться в консульство, и лететь через Токио. Но это будет стоить ему больше половины тех сумм, которые он сможет получить по страховке. И адвоката ему придётся нанимать самому. Прямо сейчас могут подбросить да консульства. Вот Валентину сейчас повезли к сыну, а Зоя беседует с продюсером. Ему, Майклу, услугу адвоката оказывают заодно с остальными. Поскольку у всех остальных имеется российское гражданство.
То ли потеря денег, то ли необходимость немедленно расстаться с Ольгой, к которой он был неравнодушен, но которая, давая надежду, не поощряла его к большему, но Майк решил остаться.
Их возили по городу, показывали достопримечательности, обедали они в обычном ресторане,  а вечером их повезли в Пушкинский театр.
Адаптировали к человеческой жизни.
Приехав в гостиницу, Иван повёл Марка в баню, где они с тремя литрами пива провели пару часов.
Когда Марк вернулся к себе в номер, он услышал недовольный голос Зои.
- Ну! И сколько можно тебя ждать?
День 1179
 Проснувшись утром,  Марк почувствовал запах крепкого кофе.
Две чашки кофе стояли на столе с терминалом, за которым сидела Зоя в халате и что-то писала.
- Просыпайся, мальчик. Есть серьёзный разговор. Но вопросы задаю я.
- А чисто бытовые можно?
- Это тоже вопрос. Но бытовые можно.
- Ты курить выходишь в коридор? Балкона же нет?
- Я не курю.
- Бросила?
- Я никогда и не курила. Но на этом – Зоя тихо, как бы про себя, смеялась – давай вопросы и закончим.
- Ладно.
- Так вот. Наше ведомство предлагает тебе, естественно после получения страховки, следующий бонус. Ведь насколько я понимаю, ты не горишь желанием возвращаться в Израиль и отправлять Ольгу в армию?
- Не горю, мягко сказано!
- Тебе будет предоставлено место работы на одном из островов Курильской гряды в должности старшего егеря.  Зарплата девяносто тысяч рублей, полное, кроме алкоголя, продуктовое обеспечение, право нанять на работу помощника - егеря, на ставку шестьдесят тысяч рублей. А в твои задачи будет просто жить там, смотреть телевизор. Будет быстрый интернет и все баня… обычная. Ежегодный месячный оплачиваемый отпуск. Бесплатное лечение, включая стоматологическое, но исключая пересадку органов. Это всё. Алкоголь сможешь покупать за свою зарплату.
Твою дочь берут на подготовительный курс, а потом и на любой факультет МГУ, который она выберет. Оплата учёбы, жильё и пропитание, за счёт ведомства.
Но можешь поехать с дочерью в Москву. Хотя девочка она уже взрослая и папа может её несколько стеснять. По условиям можешь задавать вопросы.
- А почему бы не старшим егерем на остров Краба?
- Без шансов. Наши через три дня едут на переговоры. Но остров, хоть и равноудален от нас, от континентальной Америки, и от Японии, но намного ближе к Гавайским островам. - Наши туда поедут и попытаются добиться его демилитаризованного статуса. И то…
- Слушай! А пусть меня с собой возьмут. Я всё-таки его открыл. Хоть какой-то козырь.
- Но ты был гражданином Израиля.
- А я уже четыре года гражданин России. Когда ездил в Москву, подал заявление.
- Правда.
- Какая разница. Тяжело, что ли сделать. То как мы сейчас гражданство получили, говорит, что проблем с этим нет.
- Начнут проверять.
- Как? В Москву я летал на Эль-Але. Это проверяемо.
- А почему не сообщил в Израиле.
- А не обязан. Дочери не хотел создавать проблем в школе и у себя на работе. Я ведь хоть и на частной фирме работал, но мы делали печатные платы для всей израильской военщины.
-Убедительно. Но паспорт-то у тебя новый.
- Но и у тебя - новый. Старый утонул.
- А знаешь, это идея!  Пей кофе. Я скоро вернусь. Но в десять, завтрак. Сегодня на завтрак блины с творогом, вареники с творогом, пирожки с мясом, пирожки с капустой, томатный сок, горячий шоколад и мороженое. Можно выбрать, можно всё. А то мы повара в первый день задолбали.
Зоя ушла и на завтраке её не было.
Днём они ездили смотреть 3d фильм, посетили городской ресторан, потом был планетарий.
Зоя пришла только после ужина. Пришла она прямо в баню, где Марк парился с Иваном, разделась и попросила попарить её попу берёзовым веником.
- Целый день просидела в секретарской, в ожидании местного продюсера.
- Ну и как? – Спросил Иван в отличие от Марка, прикрываясь.
- Вроде обещал рассмотреть. Как будто заинтересовался.
При каждом ударе Зоя вскрикивала, как будто от боли, и просила врезать посильнее.
А когда выходили, сказала:
- Теперь неделю сидеть не смогу. Хорошо!
- Твоё предложение практически принято. Ты уже четыре года гражданин России. Осталось утрясти с дипломатами и… Сегодня я сверху.
День 1180
Весь день, Марк обдумывал различные варианты и не выходил из номера. Ещё вчера он получил заказанный стальной стержень, и нанизал на него, отполированные ещё на острове, акульи позвонки. Он не спешил. Он старался доказать себе, что руки у него не такие уж кривые и всё время обдумывал ситуацию. Должно было быть решение. Не могло не быть решения. У него на острове ещё тайная, не исследованная подводная пещера. Он наклеил на лицевую часть трости акульи зубы. Получилось очень оригинально. Такой трости точно ни у кого не было. Он работал и всё время искал решение возвращения на остров.
Зоя зашла к нему перед ужином.
- Я скучаю по снимкам, которые мы сделали на острове. Особенно по твоим снимкам.
- Хорошо, что напомнил. – Зоя вышла и зашла через несколько минут, неся в руках мобильник, часы и беспроводной наушник.
- Я думала вручить тебе это всё завтра утром. Но утром может не быть времени. А так я всё тебе расскажу.
- Внимательно слушаю.
- Самое главное, чтобы хотя бы что-то из этих вещей всегда было с тобой. В часах можно купаться. Мобильник  влаго-пыле-удароустойчив. Но постарайся с ним не плавать, хотя лучше плавать, чем оставить. Наушник тоже воды не боится.
Дальше. Все фотки и видео, собраны по годам. Но мои отдельно, в директории Маргарита.
Вот тут, на обратной стороне твой номер. Но он записан в обратном порядке для каждой пары цифр. Правильно записанный, он в часах. Вот так, выставляешь, и они превращаются в компас. И когда они - компас, крутишь завод. Тут три номера, по которым ты можешь позвонить в любое время. Если после включения компаса проходит две минуты, и ты не переключаешься назад, часы превращаются в передатчик,  записывая и передавая  всё, что вокруг тебя говорят.
- Куда передавая?
- Не забивай себе голову техническими мелочами. Завтра утром… днём, мы представим тебя дипломатам. Три переговаривающиеся стороны, соберутся в Мюнхене.
- Почему три?
- Есть ещё и Япония. Она практически на том же расстоянии от острова Краба, что и Российский континент.  Но Курильские острова всё же дальше Гавайских. Но японцы будут танцевать в паре с США и против России. То, что нужно отвечать очень вежливо и практически без эмоций, если тебе предоставят слово. Об остальном, надеюсь, тебе скажут завтра. Очень прошу не пренебрегать этими правилами. Дипломатия требует большой выдержки.
Марк засмеялся.
- Зоя, а ты слышала, чтобы я когда-нибудь кричал?
- У тебя не было повода.  И никто не старался его создать. А там будут вполне намеренно выводить друг друга из себя.
- Буду облаком в штанах.
- Кстати о штанах. Твой размер уже взяли. Ты не возражаешь, против белого костюма с красным галстуком?
- И рубашка белая?
- Белоснежная.
- Хорошо. Тогда галстук лучше яркого морковного цвета. Только я завязывать галстуки так и не научился.
- И об этом не волнуйся.
- А ты поедешь?
- Куда? В тюрьму? В Гуантанамо? Меня США объявили в международный розыск.
- Несчастные. Они лишили себя возможности тебя лицезреть.
-  Они переживут, и я переживу. Ладно, пошли ужинать. Сегодня ты отдыхаешь. Набираешься энергии.
День 1181
После завтрака Зоя забрала Марка с вещами. Микроавтобус повез их на взлетную полосу.
- Ты в истребителях, когда-нибудь летал?
- Спрашиваешь… Я и в космос так же летал.
- Понятно. Значит сегодня, будет первый раз. Полетим медленно. Через три часа будем в Москве.
 - Я сознание не потеряю?
- Не страшно. Многие живут без сознания и ничего.
Тот  самолёт, который ждал их на взлётной полосе, был намного больше того, как Марк представлял себе истребители.
- Не бойся. Это не совсем истребитель. Просто у него очень хорошая скорость. Чуть-чуть сверхзвуковая.
- Да ладно. Хватит меня пугать. А то ещё уписаюсь.
- Это не страшно. Там туалетов нет, и в комбинезоне, который ты сейчас оденешь, можешь писать не переставая. – Зоя засмеялась.
Самолёт был четырёхместный. Два пилота сидели впереди, а их с Зоей посадили сзади.
- А я думал, ты сама будешь пилотировать.
- Ага. Если бы ты знал, сколько эта штука стоит…. Но сосредоточься и расслабься….
- И то и другое одновременно?
- Не перебивай, а выполняй. Сейчас будет взлёт. Это неприятно, но терпимо. От этого ещё никто не умирал. Потом, когда наберём скорость, нам нужно будет кое-что обсудить. Вернее, мне тебе рассказать.
Взлёт действительно удовольствия не доставил.
Марка вдавило в кресло, щеки, казалось, начали расходиться в стороны, вдохнуть и выдохнуть стало невозможно. Но сказать он об этом не мог.
Если бы это продолжалось дольше, он бы наверное задохнулся. Но напряжение постепенно стало спадать, он вдохнул, щеки постепенно стали на место.
- Теперь слушай – Сказала Зоя. – Юристы сказали, что ловить нечего. Что наш остров часть северо-западного хребта, а значит просто продолжение гавайской гряды. Но… Поскольку за спрос не ударят в нос. Ранее, наш остров был под водой, над поверхностью возвышалась скала, восемьсот метров в длину и шесть метров шириной и то это обнаружили только сейчас, на старых спутниковых фото. Думали что и это под водой. Чтобы увидеть, нужно смотреть. Лет пятнадцать назад он поднялся. А может и раньше поднимался. Раньше ведь спутников не было? Течение, которое всех нас на него принесло, это новое течение, начинающееся на Гавайях и направленное на север. Предполагают, что оно возникло в связи с всемирным потеплением.
Поскольку ты первый попал на остров и большинство тех, кто там был - граждане России, может быть удастся добиться от США, чтобы они хотя бы не сделали всё пространство между островом и Гавайями, внутренними водами. Ну и демилитаризация. Американцы наглые и право в этом вопросе на их стороне. Трёхсторонние дебаты это фарс.
Твоя задача отвечать на вопросы. И быть холодным как лёд. Шансов мало, но нужно поступать правильно и будь что будет. А вдруг.
Дипломаты у нас умные, и попытаются что-то вымутить. Я не знаю, какие у них планы, но мой продюсер предположил, что они попытаются доказывать, что раз остров Краба часть северо-западного хребта, который можно рассматривать, как продолжение Камчатки, то остров Краба ставит под сомнение принадлежность острова Мидуэй, к США. Гавайский хребет ведь к тектонической плите США отношения не имеет. Для США они будут создавать угрозу арбитражного суда. Но если США не поведутся, то наши конечно вряд ли будут требовать арбитраж.
Но тебе это всё рано. Твоё дело слушать и запоминать, потом нам, разведке, расскажешь. И безучастно отвечать на вопросы. И помни, американцы - мастера по выведению человека из себя. Они будут тебя прерывать и требовать, чтобы ты однозначно отвечал на вопрос, а не описывал ситуацию, перевирать тобой сказанное. Не волнуйся. Там есть протокол.
А наши дипломаты, кстати, уверены, что ты посылаешься нами, чтобы за ними следить. То, что тебя вынесло на остров течением, они доводом не считают вообще. А раз мой продюсер настоял на твоей поездке… Значит ты наш человек. Ты наш человек?
- Зоя! Я даже больше чем ваш человек. Я хочу иметь рабочее место на острове Краба. И я надеюсь его у американцев отбить. Дипломатия дипломатией, но не расстреляют же меня, за веру, что им остров не принадлежит?
 - Ладно. Я верю, что ты умный мальчик и мыслишь не стандартно. Поэтому я за тебя и поручилась. И ты это учти.
- А помнишь… - И они до самой Москвы проговорили о своей, возможно уже ушедшей жизни на острове Краба.
- Перед тем как остров сдадут американцам, я надеюсь, нам разрешат ещё разок на нём переночевать. – После окончания перегрузок посадки сказала улыбающаяся Зоя.
Битва за остров.
Перед встречей с дипломатами, Зоя привела Марка к генералу.
Генерал, в обычном сером костюме, молча, пожал Марку руку и минуты две смотрел на него испытывающим взглядом. Марк молчал и выдержал взгляд. Потом генерал, видимо не найдя в Марке ничего отрицательного, пожал ещё раз ему руку и сказал:
- Ни пуха, ни пера.
- К черту – послал генерала Марк.
Генерал улыбнулся, и они с Зоей вышли.
Дипломаты встретили его наигранно тепло. Они улыбались только губами.
Дипломатов было двое. Александр Владимирович, плотный простоватый мужик лет пятидесяти, но выглядящий старше и очень усталым, и Олег Павлович, молодой высокий выхоленный блондин.
У каждого из них была секретарша. Марку тоже представили секретаря, который был для него скорее переводчиком и инструктором.
Зоя, попрощавшись, ушла, а инструктор повёл Марка в столовую, а потом в комнату отдыха.
- Можете принять душ. И час вздремнуть. Потом вылетаем. За пятнадцать минут до выхода, я вас разбужу.
До Мюнхена летели в премиум классе,  но обычным рейсом. И летели столько же времени, как из Владивостока в Москву.
В Мюнхене их встретили сотрудники консульства. Их отвезли в гостиницу, где Марк в очередной раз за это день принял душ, хотя было не жарко и одел свой белый костюм.
Начало трёх сторонней встречи было назначено на девять часов вечера.
Они вошли в большую комнату, скорее даже можно было назвать это небольшим залом.
В комнате за большим круглым столом,  уже сидели пять мужчин в темных тройках. У них у всех были раскосые глаза. Перед ними стояла табличка с иероглифами вверху и надписью «Japan» внизу.
«За этим столом могли бы уместиться и четверть сотни» - подумал Марк и посмотрел на  часы. 20:59:42. «Точность вежливость королей.  Потом посчитаю стулья».
Олег Павлович, показал Марку сесть между ним и Александром Владимировичем. Там стояла табличка, где сверху было написано «Россия», а снизу «Russia». Но Марк показал пальцем, что нет, и под удивлённым взглядом обоих российских дипломатов и их секретарш, пригласил своего помощника сесть на несколько мест левее.
Стол был укрыт плотной, не скользящей как шёлк, а скорее напоминавшей лён, белой скатертью.
Опоздав на минуту, в зал вошли ещё шесть человек, в которых без труда можно было угадать американскую делегацию.
Они сели напротив таблички, где было написано только одно слово «USA» образовали с Российскими и японскими дипломатами почти правильный треугольник. Вошёл ещё один человек,  в сопровождении трёх девушек, с папкой бумаг и настольными часами. Он сел между дипломатами США и Японии и поставил часы на стол.
- Представитель принимающей стороны. – Прокомментировал Марку его секретарь.
Две девушки сели за столики по углам комнаты, где стояли клавиатуры без экранов, которые Марк сразу и не заметил, но понял что это стенографистки.
Третья девушка села к стене и Марк заметил там нечто, напоминающее фильмоскоп. На стене напротив тут же возникла картинка северной части тихого океана, где точкой, обведенной красным кружком, был обозначен его остров, и линиями с указанием километров, были указаны расстояния от него до ближайшей точки суши России, Японии и США. Расстояние от его острова до острова США Мидуэй, было самым маленьким.
- Оденьте наушник с синхронным переводом. – сказал Марку секретарь.
- Сегодня 29 сентября, 2023 года. Мы начинаем трехстороннюю встречу США, России и Японии, с целью достичь взаимопонимания о судьбе недавно обнаруженного острова в Тихом океане.
Марк встал и под удивлёнными взглядами всех делегаций, сказал:
- Господин председатель! Мне кажется, допущена критическая ошибка.
- Какая? – Спросил немец.
- Я представляю, независимое пока государство, губернаторство «остров Краба». И насколько я понимаю, встреча должна быть названа четырёхсторонней, с указанием моей договаривающейся стороны.
Марк посмотрел на российских дипломатов. Во взгляде Олега Павловича читалась ненависть и желание немедленной экзекуции над Марком, хотя губы его улыбались. А вот во взгляде Александра Владимировича читалось восхищение. Хотя и его губы улыбались.
«Я сотру все улыбки за этим столом» - подумал Марк.
Воцарилась пауза.
- Я демократически избранный глава этого государства. Вот копии протокола избрания на русском языке, с переводом на английский язык. Перевод на английский язык, был выполнен для того, чтобы один из избирателей, тогда не говоривший на русском, видел под чем, он ставит свою подпись.
Губернаторство «остров Краба» существует, таким образом, уже более трёх лет, и мне кажется, я как его глава имею полное право представлять его интересы на этой встрече.
Марк передал копии протокола своему секретарю, и тот без лишних разговоров разнёс эти копии всем делегациям, включая российскую.
- Что на это скажет японская сторона? – спросил немец.
- Данное участие не было предусмотрено заранее. И прежде чем принимать решение мы хотели бы узнать мнение других сторон, учитывая, что граждан Японии… на острове Краба не было.
Внутри Марка зазвучали фанфары. Поняв, что он сказал или нет, но представитель Японии принял название острова. Но прочь фанфары. Начиналось главное.
- Что скажет по поводу замечания представителя острова Краба, сторона США? – спросил немец.
Американец лет сорока встал.
- Господа! Перед нами не губернатор острова Краба, а человек, действия которого должен рассмотреть суд по уголовным делам, чтобы определить, сознательно или нет, но этот человек укрывал у себя на острове террористку и шпионку Зосю Корицкую. Данная госпожа грубо вторглась под другим именем на территорию США и противозаконно, путём шантажа получила секретные документы из Пентагона. Место их обоих должен определять суд.
Наша делегация категорически против участия в наших переговорах этого субъекта, тем более что его участие заранее не было оговорено.
Марк встал. «Тут кто кого ещё выведет из себя?» подумал он.
- Позвольте ответить, господин ведущий -
- Отвечайте. – безучастно сказал немец.
- Господин представитель делегации США, извините, не знаю вашего имени. Следует ли мне понимать Ваше выступление так: Вы признаёте, что катастрофу самолёта, следующего три с небольшим года назад из Нью-Йорка в Гонолулу, для предотвращения передачи информации Зосей Корицкой, какой-то разведке, организовало ваше государство?
- Не какой-то, а российской. Она старший лейтенант Российской разведки, и катастрофу эту организовала сама Россия, это признано всем цивилизованным миром. – спокойно сказал американец.
- Одну минуточку. – Встал другой представитель делегации США. Он был явно старше этого сороколетнего. – Ввиду изменения регламента наша делегация просит часовой перерыв.
- Не возражаем. – Сказали японцы.
- Не возражаем. - Ответил Александр Владимирович.
- Не возражаю – Ответил Марк.
- Объявляется перерыв в один час.
Они вышли. Выйдя, российские дипломаты пошли в комнату, где было написано «Russia», а секретарь Марка повёл его в другую комнату.
- Вы здорово смешали им всем карты. Я не знаю, как это скажется на решении, но такого цирка я ещё никогда не видел. – сказал секретарь Марка, когда они опустились в удобные кресла  за журнальным столиком. – Хотите чего-нибудь выпить?
- Томатный сок. Как вас зовут?
- Извините, не представился. Андрей Петров.
Андрей надавил какую-то кнопку, явилась девушка.
-  Tomatensaft, zwei Glдser. Kalt. – сказал Андрей. - Und Nьsse.
Через три минуты им принесли бокалы, запотевший графин томатного сока и вазу с ореховым ассорти.
- Будет ещё цирк?
- Как пойдёт. Число сегодня удачное.
- Почему?
- Два и девять, одиннадцать. Справа и слева одна и та же цифра.
Андрей кивнул, но видимо мнение о Марке у него снизилось. Неважно. Кресло было мягким, Марк вытянул ноги и попытался расслабиться.
Через час делегации вернулись в зал.
В американской делегации отсутствовал тот, сорокалетний дипломат. Видимо не его день.
- Мы готовы признать, представителя острова Краба заинтересованным лицом и учитывать его интересы, но предпочитаем обсуждать вопрос в трёхстороннем формате. Сказал более молодой дипломат США.
- Разрешите ответить, господин ведущий?
- Отвечайте. – Отстранённо сказал ведущий.
- Господа делегация США, таким образом хотят отпраздновать восемьдесят пятую годовщину Мюнхенского соглашения, 29 сентября 1938 года, когда Чехословакия была отстранена от обсуждения вопроса её территориальной целостности? Тогда получится, что та страна, которая получит остров Краба, выступит в том же качестве, что и нацистская Германия. Я не ошибаюсь, господин ведущий?
- Есть, у кого что-либо сказать по этому поводу? – спросил немец.
- Мне кажется, что по факту мы уже начали четырехстороннее обсуждение интересующего нас вопроса. Мы не видим смысла изменять этот формат. - Сказал Александр Владимирович. – тем более в этот день и в этом городе.
- Не возражаем продолжить четырехстороннее обсуждение – сказал представитель японской делегации, для которого, наверное, связать сегодняшнюю Японию с нацистской Германией,  было очень неприятно.
- Хорошо – сказал пожилой представитель США. – Пусть будут четырёхсторонние переговоры.
- Кто желает высказаться?
- У меня есть вопросы к представителю острова Крабов. – сказал американец.
- Задавайте – сказал Марк.
- Кроме того, что Вас выбрали губернатором, совершали ли Вы какие-то административные действия, как губернатор?
- Совершал. Вот копия акта о регистрации брака из книги актов регистрации граждан,  и копия свидетельства о браке. А так же,  копия акта о регистрации рождения, копия акта о выбранном имени новорождённого с согласием обоих родителей, вот копия свидетельства о рождении. Андрей, передайте, пожалуйста, копии данных актов представителям США и Японии.
- Тут не указанно гражданство вступающих в брак – после некоторой паузы, вызванной рассмотрением документов, сказал американец.
- Оба родителя участвовали в избрании губернатора острова Краба, соответственно являются гражданами острова Краба. А другие гражданства каждого, администрацию острова Краба не касаются. Запрета на другие гражданства у нас нет.
- Но всё таки, Вы знаете, какие гражданства были у вступающих в брак.
- Я не уверен, что мои сведения точны, я этим вопросом действительно не интересовался, но думаю, у невесты и жениха было кроме гражданства острова Крабов, гражданство России. Возможно и Украины. Возможно, у невесты были или могли быть, гражданство США и Израиля. Тоже у жениха, кроме гражданства США.
- Он еврей?
- Он родился в Одессе. Его обрезание я не проверял.- Соврал Марк, знавший, что Иван не обрезан.
- А у вас какие гражданства?
- Гражданство Израиля с 1991 года и гражданство России с 2018.
- Но это не помешало Вам стать губернатором Острова Краба?
- У нас не принято никаких актов, запрещающих или ограничивающих граждан в этих вопросах. Мы свободное и демократическое государство.
- А если, к примеру, завтра все ваши граждане переместятся на постоянное место жительство в другие страны, и Вы останетесь один? Если останитесь?
- Мне странно слышать от представителя США подобный вопрос. Каждый гражданин острова Крабов может беспрепятственно покидать территорию острова и возвращаться на неё. Это общие права человека для ООН.
Марку показалось, что японцы заулыбались. Они в одной команде с США или нет, но американцев они не любят.
- Мы узнали, что на вашем острове находится террористка и шпионка Зося Корицкая только из видео картинки квадрокоптера, который она сбила. К катастрофе самолёта это отношение не имеет. Мы не знали, что она на этом самолёте.
Нависла пауза.
Через минуту Марк спросил:
- Вы хотели задать вопрос?
- Знали ли вы кем она является на самом деле?
- Конечно. Она модель. Ваш квадрокоптер… мы и не знали что он ваш. Флага или эмблемы на нём не было. Вел себя так, что как будто собирался начать стрельбу по нам.
- Квадрокоптер подняли. Вот фотографии  огнестрельного оружия, которое он нёс на своём борту, и вот фотографии пуль в его обойме. - Заговорил секретарь Марка  Андрей Петров. – Вы хотите посмотреть эти фотографии?
- Нет смысла. Так вы знали или нет, что Зося Корицкая террористка и шпионка, старший лейтенант российской разведки?
- Я бы хотел продемонстрировать присутствующим некоторые видео материалы. – Сказал Марк. Мне кажется, они имеют непосредственное отношение к этому делу. Есть возможность подключиться к пректору, через блютус?
- Да. Конечно. - Сказала не в наушнике, а просто на русском девушка, сидящая возле проектора.
- Господа. Данные фотоматериалы являются коммерческими, поэтому просьба не фотографировать то, что я вам буду показывать.  Марк подключил фотосессии Зои на острове Краба.
Вот пошла фотосессия голой Зои в капитанской каюте на фоне луны. Вот фотографии ее, сидящей нагишом перед тюленем Васькой. Зоя на коленях, Васька на плавниках тянут головы друг к другу, чтобы коснуться друг друга носами.
Вот пошла фотосессия, голая Зоя и черепахи. И лучшая: Зоя сидит на панцире огромной черепахи в позе лотоса, а черепаха, не обращая на неё внимания, топает к морю.
Вот голая Зоя на носу корабля, как греческая богиня летит над пространством.
Вот она, в рассветных лучах, стоит на коленях посредине скомканных простыней и показывает в камеру язык. Зоя на фоне кукурузных стеблей с огромными початками кукурузы. Зоя, крупным планом, топлес, с виноградной кистью в руке, с большим виноградным кустом за её спиной. Зоя в одних почти невидимых трусиках, отгоняет бакланов, от ползущих к морю черепашат. Зоя в позе лотоса, оседлала огромную, почти метровую тыкву.
Всего было около пятисот фотографий, но пока он их показывал, никто его не прерывал.
Когда Марк закончил показ, он спросил американца:
- Вы продолжаете считать эту женщину офицером разведки?
- Должен признаться. Некоторые сомнения Вы во мне посеяли.
- А на каком основании я должен был считать её таковой? Какие ещё будут вопросы?
- Вопросов нет. Но и Вы должны кое-что признать. Ваше, якобы государство, детская игрушка. Территория США ближе всего и поэтому данный остров должен стать территорией США.
- Какой бы игрушкой не было губернаторство остров Краба, оно уже существует и функционирует. Причём этим своим существованием спасает вас от множества проблем.
- Каких.
- Давайте представим… чисто гипотетически, что это остров перешёл к вам. Баланс сил, в Тихом океане изменился. Российская сторона будет думать, как его восстановить, и возможно примет какие-то ассиметричные решения. Вам может показаться, что баланс сил, после этих решений, изменился в пользу России. Вы принимаете ответные решения и так до возможности нанесения ядерных ударов. Тоже самое, если остров станет Российской территорией.
Сегодня существует баланс сил. Мне кажется, что баланс сил в вашу пользу. Но это исторически сложившаяся реальность и до изменения этого баланса ни одна страна, не будет предпринимать дорогостоящих и бессмысленных действий, поскольку победа одной из ядерных стран путём таких мелких территориальных побед, как остров Краба, невозможна!
- Если остров Краба станет независимым губернаторством? Через некоторое время он не станет частью Российской федерации?
- Ну так мы здесь для того и собрались, чтобы решить все вопросы, снимая обеспокоенности сторон.
- Давайте посмотрим правде в глаза. Вы не можете на своём острове быть независимыми. У вас нет ресурсов.
- Во-первых, больше трех лет мы уже прожили и даже на пятнадцать процентов увеличили своё население. Никто не умер и даже серьёзно не заболел. Мы заботимся об экологии острова и о сохранности окружающей нас природы. Вы видели это на фотографиях моей модели.
Мы выращиваем маис, виноград, орехи, картошку, морковь, тыкву, зеленый горошек, чеснок. Бережно пользуемся тем, что уже растёт на острове.
А во-вторых, я надеюсь, что нам сегодня удастся договориться, ну скажем о том, что остров Краба будет иметь нейтральный статус, будет демилитаризован и не сможет заключать договоры с третьими странами без согласия присутствующих сторон.
Конечно, за это придётся чем-то платить. Платить некоторыми условиями и деньгами. Платить мизерную сумму, но такую, которая бы обеспечила влияние заинтересованных сторон на администрацию острова.
- Вы собираетесь вступать в ООН?
- Вступать, да. Это обеспечит невозможность вторжения на остров, какой либо третьей стороны. Но я, думая, что для неизменности баланса сил и в ООН, администрация, вступив в ООН, не будет участвовать в её работе. Это всё можно оговорить в договоре.
- А что думает по этому поводу Российская делегация?
- Если действительно удастся подписать договор, в результате которого баланс сил останется прежним, у нас не будет оснований возражать.
- И это несмотря на то, что на острове три года висел Российский флаг.
- Российский флаг и государственный язык острова Крабов, это существенный аргумент в пользу России, но в этом вопросе мы не хотим никаким образом быть ассоциированы с нацисткой Германией. – сказал Александр Владимирович. - Если остров Краба желает оставаться независимым губернаторством, то мы не собираемся его оккупировать.
- Что думает по этому поводу Японская делегация?
- Наша конституция такова, что исключает возможность оккупации какого-либо государства. Но мы готовы платить некоторую сумму, чтобы гарантировать, что государство Краба не нанесёт ущерб интересам Японии.
- О какой сумме идёт речь?
«Всё» - понял Марк. Он победил и началась торговля. Но нужно не продешевить.
- В инфраструктуре острова есть серьёзные проблемы, и чтобы не нужно было искать других спонсоров, которые могут нарушить необходимое уважаемым заинтересованным сторонам равновесие и сохранение статус-кво. Нужно обеспечить остров пресной водой, инфраструктурой связи с внешним миром и ее поддержанием, нужны сооружения, которые защитят остров  и его граждан от штормов и ураганов. Десять миллионов долларов в год, с каждой стороны будет достаточно. При этом каждый полученный доллар, рубль и йена будет израсходованы на услуги и товары в стране спонсоре.
- Тридцать миллионов в год? А как на счёт того, чтобы снизить расходы до трёх миллионов.
- Остров расположен достаточно далеко, и пока доставка на остров всего необходимого возможна только по воздуху. Я специально занизил сумму, так как планирую использовать на оглашённые цели и свои средства. А ведь некоторые третьи страны будут согласны стать намного более щедрыми спонсорами…
- Этот аргумент вы уже приводили.
- Тогда почему Вы считаете, что торг уместен? Деньги это не всё, что я попрошу за добросовестное обеспечение вашего спокойствия и понимание всех озабоченностей.
- Что же вы попросите?
- Спокойствие граждан острова Краба. Учитывая нашу малочисленность и демилитаризованный характер острова Крабов, высокие договаривающиеся гарантируют:
1. Защиту острова Краба от любой, направленной против него агрессии .
2. Никакие действия граждан острова Краба, совершённые ими в прошлом, не могут служить причиной для их преследования.
3. Любые действия граждан в будущем могут быть лишь причиной высылки их на остров Краба и ничего больше этого.
Россия гарантирует это на своей территории и на территории стран ОДКБ. США, на своей территории и на территории стран НАТО. Япония исключительно на своей территории.
- То есть, вы хотите получить и на будущее неподсудность любых преступлений?
- Почему неподсудность? Просто отбытие срока будет происходить на острове «Краба». Имеется прецедент. Британия отправляла осуждённых преступников в Австралию.
- Вы планируете посещать США.
- Не только.
- Мы, с госпожой Зоей, планировали из виденных вами фотографий организовать фотовыставку и провести её в различных городах. Москва, Санкт-Петербург, Берлин, Рим, Барселона, Париж, Лондон, Нью-Йорк и Сан-Франциско Токио. И тут я бы просил о некотором одолжении  представителей США.
- О каком?
- Чуть увеличить предполагаемые звёзды, и чтобы какая-то СНН, или другое информ  агентство, написала, что в этой выставке фотографий НЮ, позирует полковник российской разведки. Ну, такая современная Мата Хари. Просто выставка НЮ,  ажиотажа не вызовет.
- И госпожа будет сопровождать выставку?
- Конечно. Встретиться с моделью возле фотографий, где она ню, интересно для многих мужчин.
- Я начинаю верить, что наша разведка ошиблась.
- Не мудрено. Квадрокоптер вёл наблюдение сверху, тогда как госпожа Зоя, была в такой широкой шляпе, что её лица было увидеть невозможно. Но даже если бы можно было определять личность через шляпу, то это наверняка затруднили бы большие жабьи очки, которые на ней были.
- Ошибки возможны. А что по этому сохранению статус-кво, скажут представители России.
- Мы готовы платить за сохранение статус-кво, десять миллионов долларов в год. Один современный военный корабль с экипажем стоит дороже.
- Мы тоже предпочтём откупиться от возможности появления военной угрозы наших соседей. – Сказал японец. - Но мы видим в таком соглашении и ещё один плюс, это будет первая мирная территория находящаяся одновременно под контролем России, США и Японии.
- Тогда, учитывая позднее время, предлагаю встретиться завтра и уточнить все формулировки. Вас устроит в 15:00? – подвёл итог представитель США.
День 1182
В 12:00 на следующий день, Андрей разбудил Марка.
- Американец хочет с Вами поговорить до начала общих переговоров.
- Ладно. Поговорим.
- Я думаю, он захочет Вас купить.
- Не думаю. Он хочет убедиться, что в обмен на его поддержку независимости острова Краба, я не буду поднимать шум из-за прокола его коллеги с Зоей.
- Но это всё равно бесперспективно.
Марк засмеялся.
- Андрей! Мне кажется, этот американец лучше понимает, с кем он имеет дело, чем Вы. Бесперспективно, это если действовать стандартно. Кстати, который час?
- На Вас же часы.
- Вы правы, я - пижон. Я вчера забыл переключить их с компаса.
- С такого? – Андрей показал марку свои часы и переключил их на компас.
- Похоже, мы дружим с одними и теми же людьми. – Сказал Марк.
Андрей улыбнулся и ушёл, а Марк принял душ, и заказал яичницу, хлеб с маслом и кофе.
- Здравствуйте. Меня зовут Комин. – сказал Американец на русском, когда Марк вошёл к нему в комнату.
- Марк.
- Очень приятно.
- У меня есть несколько… почти личных вопросов.
- Задавайте.
- Ведь Ваши русские кураторы не знали, что вы хотите провозгласить независимость острова?
- Кураторами я бы их не назвал, но они действительно об этом не знали.
- А почему Вы им этого не сказали? Ведь Ваше выступление не было импровизацией момента?
- Нет. Я обдумал этот ход заранее. Я хотел спасти остров. Я к нему привык.
- Вы полагаете, что если бы остров был передан нам…
- А Ваше государство разве поступило бы иначе? Да и знай о моих планах… Ведь если бы что-то… случайно… случилось с островом, не нужно было бы платить десять миллионов в год.
- Десять миллионов смешная сумма. Тут не следует беспокоиться.
- Я знаю. Озвучив эту смешную сумму, я взял все решения на себя.
- Это правильно. Ну, тогда я понял, что говорю с тем человеком, с которым мы должны решить все вопросы. Остальные их утвердят. Каким вы видите судьбу острова?
- Демилитаризованным. Политически нейтральным. Свободной экономической зоной. Членом ООН, не принимающим участие в его работе. Не имеющим своей валюты. Не имеющим своей доменной зоны. Не имеющим своих банков. Никакие страны мы признавать не будем. И посольств мы иметь не будем. А зачем, если все граждане острова Краба практически получают дипломатический статус. И если мы и будем сотрудничать с другими странами в каких-то вопросах, так только в тех, когда ни Россия, ни Япония, ни США не наложат на такое сотрудничество своё вето. В общем и целом, мы никак не собираемся угрожать существующему статус-кво. Мы также не имеем планов, как-то влиять на ситуацию вне острова.
- Вы в этом уверенны?
- Ну, дать гарантию за своих внуков, я не могу. Но пока я жив, а процедура переизбрания губернатора у нас не предусмотрена, и я вроде здоров, я буду делать всё, чтобы не дай Бог не наступить на какие-нибудь грабли.
- И ещё один щекотливый вопрос…
- Не беспокойтесь. Я, если мы договорились? Я ни каким образом не воспользуюсь тем, что иногда среди чиновников… и бывает даже среди дипломатов, встречаются люди не всегда учитывающие значение ими сказанного.
- А Россия?
- А ей зачем?
- Просто, чтобы создать напряжённость.
- И выглядеть, как одна великая страна, становясь посмешищем всего мира, выдвигая бездоказательные обвинения? Выглядеть посмешищем может позволить себе только самый сильный боксёр.
- Это вы о…
- Это чисто гипотетически. В России умные политики. Это мог бы взять на себя какой-нибудь обиженный великой страной, но имеющий возможность озвучить такую идею. А если он не обижен?
- Мы договорились. Никто не будет обижен.
Марк поднялся, чтобы уйти….
- И позвольте, Марк, задать Вам вопрос, не относящийся к делу? Что это у Вас за трость? Это оружие?
Марк протянул Комину свою трость.
Комин осмотрел внимательно трость, потрогал пальцем остриё зубов акулы, и вернул Марку.
- Это символ власти. Длина трости, всего лишь одна тысячная, протяжённости моего острова. Он мал, но у него есть и острые зубы.
- О, это я заметил – Улыбаясь, сказал Комин.
- Приезжайте через годик к нам в гости.
- Спасибо. Обязательно воспользуюсь вашим предложением. Ваше государство, по количеству граждан, будет самым маленьким государством в мире.
- Комин! Разрешите и мне перед уходом вопрос не по теме:
Если конечно это не секрет. А что сделала та женщина, на которую госпожа Зоя так похожа.
- Нужно признаться, как две капли воды. Это не секрет, и весь вред нанесенный ею, уже ликвидирован. Но это немало стоило. А сделала она вот что….
День 1183
Марк зашёл в кабинет генерала, куда его пригласили.
Генерал сидел за столом, а перед ним по стойке смирно стояла Зоя в форме с капитанскими погонами.
Генрал проследил за взглядом Марка и сказал:
- Это, чтобы эпитафия красивше была. А вообще Марк, мне нужен ваш совет.
- Слушаю.
- Эта женщина за Вас поручилась. С Вами я ничего сделать не могу, а вот по её поводу, решаю: Утопить сразу или сначала помучить?
 - На самом деле, товарищ генерал, с ней Вы тоже ничего плохого сделать не можете. Она гражданин острова Краба, а под договором стоят подписи дипломатов, выступавших от имени всей России.
- Интересно! Так что же мне с ней делать?
- Думаю, что для дела будет полезно присвоить ей сразу два внеочередных звания.
- А не расскажите, чего ради?
- Конечно, расскажу. Но думаю, для начала следует дать ей команду «вольно».
- Чтоб она ещё за какого предателя поручилась? Ладно. Утопить я её всегда успею. Вольно. Садитесь и рассказывайте.
Марк и Зоя сели. Причём Зоя, с явным облегчением. Видимо смирно ей пришлось стоять не одну минуту. На Марка она не взглянула.
- Вы, я полагаю, уже слышали об идеи выставки?
- И даже видел. Вы там неплохо поразвлеклись.
- Ну так вот, американцы простили ей похищение той информации, за которую она получила звание капитана.
Генерал, нахмурив брови, посмотрел на Зою, а та отрицательно покачала головой.
- Я бы предположил,  что это была важная информация. Это были коды НАТО, свой чужой. Коды они, конечно, за эти три года,  поменяли, но это дорого стоило. А главное это сама система кодов. Систему же не изменишь?
Зоя встала по стойки смирно и отрицательно покачала головой.
- Садись, я сказал!
- Я только предполагаю, товарищ генерал. Переспала она с кем-то, на благо Родины, потом шантажировала…
Генерал встал и подошёл к окну.
- Продолжайте… пока.
- Теперь американцы её за это простили и разрешили возить по США и не только, выставку её фотографий в стиле НЮ.
- И какой нам толк от того, что американцы будут любоваться её жопой?
- Выставка, поскольку это коммерческая фотовыставка в стиле НЮ, должна проходить в помещении, где её никто не сможет скопировать. А значит, все электронные гаджеты посетителям придётся оставить при входе, в камере хранения.
- Уже интересней.
- Не согласен. К гаджетам прикасаться нельзя. Это сразу раскусят.
- А что тогда?
- Выставка в стиле НЮ, будет коммерческой и очень не бесплатной, особенно если учесть, что её будет представлять, как раз та, кто на представленных фото… без одежды. А раз выставка будет не дешевой, на неё придут и влиятельные люди. А поскольку никаких микрофонов нет, с этими людьми можно говорить о чем угодно.
- То есть, вербовать?
- Но главное, что госпожа Зоя сможет посещать выставки с оборудованием двойного назначения, запрещёнными для поставки в Россию. Ну и может там пригласить кого-то на свою выставку. Визитку со своей фотографией НЮ дать. Может даже провести персональную экскурсию.
- Нагишом.
- Зачем нагишом. Нагишом она на фото. Важно, что она сможет пообщаться с человеком, возможно, предложить ему что-то продать. И при этом, благодаря отсутствию камер и других записывающих устройств, сделать это безопасно.
- Товарищ капитан! Топить я Вас не буду, но по-моему Вы ошиблись, уговорив сделать его егерем. Его надо было к нам. В разработку.
- Не торопитесь товарищ генерал. Это еще не та вербовка.  Вернее не тех. Это только для интересных людей среднего уровня.
- Ну-ну.  А когда же, ТА, вербовка?
- Я  собираюсь создать на острове Краба, отель. На пять восемь мест. Природа, пляж, на котором можно купаться нагишом. Те, кто проявил интерес в США, и те, кто Вам интересен, могут получить предложение приехать в гости на остров Краба. Много ли Вы знаете мужчин, способных отклонить такое предложение, сделанное русской Мата Хари?
И кстати… Один американский дипломат, зовут его Комин, уже принял моё предложение посетить остров через год.
- И на чём он туда полетит? На гидросамолёте? Или на военном вертолёте с авианосца? Этого не завербуешь.
- Но ведь он уже сотрудничает и именно поэтому, Вы товарища капитана до посинения решили держать смирно.
- Проехали.
- Нет-нет, товарищ генерал. Так дёшево Вы не отделаетесь.
- Серьёзно?
- Вполне. Мне на острове в самое ближайшее время нужна связь… лучше интернет, порт и корабль.
- Да какой же корабль туда пройдёт?
- Экраноплан.
- Экраноплан?
- Есть такая разработка, ещё со времён СССР. Ждёт инвестиций. Рекламный экземпляр будет приписан к порту острова Крабов.
- И сколько это стоит?
- Не десять миллионов.
- ?
- Намного дороже. Он будет курсировать Владивосток, Сендай, остров Краба, Сан-Франциско и назад. Может с заходом в Гонолулу.
- И почему это ты думаешь, что мы должны это сделать?
- Не хотите, как хотите. Но был бы я на Вашем месте, я бы ещё уговорил Марка построить бухту, которая защитит остров от ураганов. Но это дело хозяйское.
- Я подумаю. Можете идти.
- Разрешите забрать с собой капитана.
- Забирайте. На хера она мне???
Марк подумал, что именно для этой цели он её и забирает и они с Зоей вышли.
Часть третья
- Ну и от куда ты такой умный – Зоя говорила с язвительной иронией.
- Три года питаться фосфором. Фосфор мозгам необходим. – отвечал Марк, делая вид, что не понимает иронии.
- Я тоже хотела бы получить совет, раз ты такой умный и самостоятельный.
- Ну, получи?
- Я бы хотела знать, что сделать раньше: Убить тебя или изнасиловать.
Марк притянул к себе Зою, и убедившись сто в её правом ухе нет наушника, прошептал.
- Если бы, госпожа Зося, я с самого начала знал кто ты, я бы наверно влюбился.
Зоя улыбнулась, и Марк понял, что сначала его будут насиловать.
Возвращение.
Когда Марк выходил из московской квартиры Зои, он спросил её, почему она сейчас, пока выставка ещё не готова, не хочет ехать с ним на остров.
- Ты всё ещё сильно на меня злишься?
- Дело не во мне.
- Но я хочу, чтобы ты поехала со мной.
- Марк! Между нами что, любовь?
- Я не знаю, что можно назвать любовью, но между нами, как мне казалось, всё в порядке.
 - И ты абсолютно прав. Между нами действительно всё в полном порядке и я тебе очень благодарна. Но поверь мне. Приехав на остров, ты поймёшь, что наша дружба осталась дружбой и полным взаимопониманием во всех отношениях, кроме постели. Если я не права, скажешь мне об этом через месяц. Но хочу, чтобы ты помнил. Дружба между нами никуда не денется, а в постели мне было с тобой прекрасно. Я люблю послушных мальчиков. Ну и я вообще люблю трахаться. Это такая гимнастика, для поддержания молодости.
Так что, езжай.
Марк хотел поцеловать Зою.
- Всё, дорогой. Позовёшь через месяц (чего я вовсе не жду), продолжим. А пока я только твой друг. Как Иван. С Иваном ты же целоваться не будешь? Пока, пока.
И Зоя закрыла дверь.
Марк ещё минуту постоял у её двери. Сутки, они с Зоей не вылезали из кровати. Связь с Зоей, была самой спокойной связью с женщиной, за всю его жизнь. Это не любовь, но это было так свободно и не напрягало. Он не ревновал её и секс с ней не был чем-то таким, без чего ему будет тяжело жить. Но он был очень приятным времяпрепровождением. Почему нет?
Он нажал кнопку лифта. Внизу его ждёт служебная машина. Потом самолёт. Обычный рейсовый самолёт, что летает из Москвы во Владивосток, по понедельникам. Он не любил что-то терять. А кто любит? Но сейчас он, даже не понимал, а ощущал, что его губы никогда больше не будут пахнуть этим запахом.
«Ладно, проехали».
Завтра в три он будет во Владивостоке, подпишет то, что написал страховой агент и сразу на остров.
Там у него было много дел.
А пока полёт не быстрый и можно прекрасно поспать.
 День 1184
 В половину двенадцатого, выспавшись, позавтракав тем, что давали в бизнес классе, в числе первых пассажиров Марк сошёл с трапа самолёта и увидел встречающую его Зою.
- Вас что двое? В следующий раз я буду помечать вас засосами на разные ягодицы.
- Нас четверо, если тебе так хочется. Так что ягодиц не хватит. Но я здесь не поцелуи в интимные места обсуждать. Правило прежнее. Вопросов не задаёшь, а внимательно слушаешь.
- Пока согласен.
- Что естественно, ни места егеря, ни зарплаты ты уже не получаешь.
- Я выделю чуть-чуть из десяти миллионов.
- Не болтай. А вот дочь твоя, ни в чём не виновата и получает всё, что было обещано. То есть, бесплатное обучение в МГУ, питание и жильё.
«Ольгу берут в заложницы, опасаясь от меня новых сюрпризов» - Подумал Марк.
 - Все твои документами на получение компенсации по страховке, готовы, сегодня подписываешь и отправляешься на остров. Ночевать будешь там.
- Ты со мной?
- Нет.
- А сейчас в гостиницу?
- Тоже нет.
- Почему, я хорошо выспался.
- Ты уже дядя не молодой, и я боюсь растратить твои силы.
- А зачем обижать.
- Без обид. Причины поймёшь позже.
- Тогда покажи свои часы.
- Зачем?
- Хочу сказать кое-что, прямо твоему начальству.
Зоя тяжело вздохнула и вытянула руку со своими часами, показывавшими север и юг.
- Господа! – Сказал Марк. – Я сейчас могу отправить свою дочь учиться хоть в Беркли. Но МГУ меня устраивает. Никаких гадостей я не планирую и не собираюсь. Кроме того, что я сделал для своей поручительницы, я собираюсь, чтобы остров Краба стал первой точкой в мире, где война, хоть холодная, хоть горячая, уйдёт в прошлое. Я хочу, чтобы мой остров, стал инфекцией дружбы и взаимопонимания. Надеюсь этой инфекцией заразить весь мир. Шантажировать меня незачем. То чего я хочу, во-первых в интересах России. Пожелайте мне удачи.
- Неплохая речь – сказала Зоя. Она чмокнула его в щёку и Марк сел в подкативший к ним автобус.
Он ещё несколько секунд смотрел на уменьшающийся Зоин силуэт. Он чувствовал. Зоя, таки ушла из его жизни. А это было не самое худшее его время.
В гостинице Марка сразу отправили в столовую, где уже сидели все, и даже вернувшаяся, Валентина.
- Ну как съездил? – Спросила его Ольга.
- Вроде продуктивно. Устроил тебя в МГУ.
- Как устроил? Я же ещё школу не кончила. А экзамены?
- Ну тебя год будут готовить на подготовительном курсе. Какой факультет выберешь, на таком и будешь заниматься.
- Ничего себе!
- Ты согласна?
- Конечно, согласна. Может ты и квартиру нам снял?
- Ну, тут не всё так просто. У тебя квартира будет, а я вернусь на остров. Будешь приезжать на каникулы.
 - А что, остров остаётся? Его не взорвут? – Спросил Иван.
«Всё-таки Иван, кроме рук, таки имеет и хорошую голову» - подумал Марк.
- Нет, Ваня. Остров не взорвут. Остров теперь - независимое государство. Россия, США и Япония его уже признали, признают и остальные.
Над столом повисло молчание. Такого услышать никто не ожидал!
- Я еду на остров в качестве его губернатора. Вы все, граждане острова Крабов и имеете бессрочные визы, в США, Россию и Японию, независимо от того, сохраните ли вы гражданство какой-то из этих стран. Ну и эти страны вместе будут финансировать модернизацию острова. Ну типа источников энергии, интернета, телевидения, опреснительных установок и прочего.
- Это мы сейчас новое государство? – Спросила Ольга. – Мы стали гражданами самого  молодого государства мира?
- И самого малочисленного, даже из непризнанных. Я еду или лечу туда сегодня.
- Мне кажется – сказала Валентина – Это надо отметить.
- Не проблема. Что будете пить?
- Я, апельсиновый сок. – сказала Ольга.
После обеда, Марк пошёл к юристу, занимающемуся компенсациями, и подписал уже готовые бумаги.
Когда он вышел от юриста, в коридоре его ждала Валентина.
- Как у тебя? – Спросил Марк. Он не хотел спрашивать о тяжёлой ситуации, при всех в столовой.
- У меня всё нормально. Сын меня почти узнал и сказал чтобы, когда я приду в следующий раз, я сказала бабушке, маме мужа, заранее, так как он что-то планировал. Бывший муж, отводя глаза, сказал, что выплатит мне большую компенсацию. И бумаги подписал. Так что я богатая невеста.
- Сватаешься? – Марк понял намёки Зои. Конечно, Зоя знала, видела и чувствовала, как ему нравится Валентина. Зоя отдала его. Уступила без боя. Нет, у них не было любви. Он не ревновал Зою, а она уж подавно не ревновала его. Но чтобы вот так…. Зоя святая.
- А хоть бы и так? – Валентина прямо и твёрдо посмотрела Марку в глаза.
- Беру! – Сказал Марк и обнял давно желанную женщину.
Первую ночь на острове, они с Валентиной ночевали в её каюте. Она сказала, что завтра она приберётся в капитанской, и можно будет перебраться туда.
День 1184
- Я все эти годы, тебя очень хотела. Ты очень похож… не внешне, а действиями, на моего дедушку. Неунывающий оптимист.  Но я верная жена. Хотя может оно и верно. Зоя бы от тебя не отстала. А я не люблю быть одной из гарема. Ты уж меня прости. Либо я, либо кто-то другой. Ты конечно не ревнивый… вон Зоя первое время и с Иваном ходила, а тебе всё равно. – Сказала Валентина проснувшемуся в её объятьях Марку.
- Валя! Я очень ревнивый. Я Зою не ревновал. Ты может, не поверишь или не поймёшь, но мы были близкими, очень близкими, но друзьями. И расстались друзьями. К тебе, я тогда даже не понял этого, меня направила Зоя, разрешив на прощанье только чмокнуть её в щёку. Вы ведь поняли, что она не совсем та, за кого себя выдала?
- Да. Маскировалась она супер. Я поняла, что она за штучка, когда этого пилота оставила на острове.
- Американцы утверждают, что она супер-агент, шпионка и террористка. Современная Мата-Хари. Что наши говорят, я обещал не рассказывать.
- Странно. А мне казалось, что ты её любишь, а ко мне подкатываешь, потому что кобель.
Марк засмеялся. – ты спал с ней, а мою попу пожирал глазами. Я не знала куда спрятаться.
- Да я тебя каждую секунду хотел. Зоя просто была… почему была? Она есть очень хороший друг, очень умный и добрый человек.
- Она тоже будет здесь жить? – с беспокойством спросила Валентина.
- Вот уж не думаю. У неё видимо адреналиновая зависимость. Она без эмоциональной встряски не может. Была бы она среди пятидесяти мужиков, она бы их всех изнасиловала и вместе и порознь, при этом оставаясь чистой нежной и морально устойчивой. Не ревнуй к ней. Наши близкие отношения в прошлом, но и они совсем не то, к чему стоит ревновать.  С тобой я чувствую себя мужчиной. С ней этого не было. С ней я был только её партнёром по развлечениям. И давай закроем эту тему. Ты со мной, я с тобой и всё. Я, конечно, понимаю, что я на двадцать лет старше. – Это Марк сказал, чтобы как-то изменить тему и успокоить Валентину.
- Не волнуйся. Если мы когда и расстанемся, то не я буду тому виной и инициатором. В этом смысле ты можешь быть спокоен. Мне с тобой очень хорошо.
Разговор, действительно был закончен. Пора было завтракать.
Гидросамолёт А40 вчера забрал парашютистов и пилота, которого высадила Зоя. Зато он привёз на остров небольшую, шестнадцать рабочих, бригаду и семь караульных с разводящим. Марк не протестовал.
Кроме людей были привезены, два промышленных морозильника, миникран, самоходный понтон, два генератора, полторы тысячи литров солярки, одна большая солнечная батарея, одна, три метра в диаметре, тарелка для телевидения и интернета, два мини-опреснителя, дающие по сто двадцать литров воды в сутки (при бесперебойной работе), сборный домик для рабочих, их инвентари и различные продукты. Кроме этого Марк купил два лэптопа, со всем необходимым, льняное постельное бельё, пуховые подушки, одеяло. Всё-таки начинался октябрь.
С октябрём начиналась цивилизация.
Рабочие и солдаты категорически отказались от приглашения поселиться в пещере или на корабле, и первую ночь провели в палатках. Рабочая команда в одной, солдаты в другой.
Утром рабочие установили свой домик, там, где Марк нашёл Викторию, потом по их планам они должны были установить холодильники, один возле своего домика, второй возле пещеры и подключить их к генераторам.
Генераторы работали на солярке и включались автоматически.
«Всё. Мне адреналина хватит. День тысяча сто восемьдесят четвёртый, объявляю выходным! Месяц объявляю выходным и медовым» Подумал Марк и сообщил о своём решении Валентине.
Съев по бутерброду с чаем, они с Валентиной улеглись на палубе корабля, загорать под нежарким октябрьским солнышком.
* хамон – испанский сыровяленый свиной окорок
Эпилог
Приближался май.
- Что тебе испечь на первое Мая. – Валентина и Марк сидели в плетёных креслах, стоящих на палубе «Дырявое ведро».
- Как всегда. Наполеон, но главное салат Оливье!
Внизу, на той стороне острова, куда вот-вот должны были приплыть тюлени, стучали и грюкали рабочие на своих механизмах. Вбивали предпоследнюю сваю.
По планам мини-порт должен был быть закончен к первому мая.
Порт состоял из длинной  и наклоненной к острову «Г- образной» косы, выдающейся в море на триста метров. Эта коса на полтора метра была выше линии прилива.
Коса была шириной семь метров  на её внешней стороне с обеих сторон от угла «Г» уже находилось два больших скошенных волнореза. Конечно, в штормовой август, порт всё равно не будет действовать, но коса с волнорезами, защитят остров от самых сильных ударов стихии.
Основание «Г» находилось на самом краю острова, и от него, на облюбованную ими и черепахами часть острова уже строилась дорога, с маленьким мостом  над проливом между скалами.
- Смотри. Кто-то к нам плывёт – Сказала Валентина Марку.
Плыть к ним могла новая бригада рабочих. Марк не вмешивался в работу субподрядчика, которому было поручено это строительство, но обычно тот его уведомлял, о том, когда на остров шли суда. Вдруг Марк захочет, чтобы ему привезли что-то из провизии или бытовой техники. Обычно с Марком связывались по мессенджеру. Но этот раз, связи не было. Когда корабль из неясно какого, превратился во вполне определяемое судно, стало ясно, что это не грузовой корабль. Это была большая белая яхта.
Зазвонил мобильник Марка.
- Я тебя вижу – Раздался в мобильнике голос Ивана. – Гостей принимаешь?
- Ура! Наконец-то! Давно ждём и очень соскучились.
Они встретили Ивана и Викторию на пристани. Обнялись, хотя с Иваном это было не просто.
Они обошли остров по дороге с мостом.
Марк с Иваном постоянно переписывались. Иван был в курсе почти всего, что делается на острове. Но одно дело, читать и даже смотреть видео, другое, увидеть это самому.
- Да. Развернулся ты здесь не по-детски. Сколько это всё стоило?
- Сорок лимонов.
- Свои доложил? Страховку?
- Нет. На три месяца зимы продал японцам для лова тунца пятую часть нашей эксклюзивной территории. Правда думаю, в последний раз.
- Почему?
- Ну, они получили меньше рыбы, чем хотели, а я собираюсь делать тут заповедник. Десятого мая первые туристы. Восемь номеров. На месяц. Будут смотреть закладку черепахами яиц. Три миллиона, после вычета накладных расходов.
- Нас тоже будешь обирать?
- Вы не туристы. Вы граждане. А вы надолго?
- Пока не прогонишь.
- Навсегда?
- Ну, пока малому в школу не идти, хочу пожить спокойно.
- Бальзам на душу. Мне так вас не хватает. Не хватало.
- Ну, показывай. Как подрядчика нанял? В такой-то дали…
- У Зои сохранились связи в бизнесе. Вот присоветовала эту фирму. Делают под ключ. А когда будет нормальный порт, всё будет намного дешевле. А пока порт, обводная дорога с мостом, двухэтажная гостиница на восемь номеров с обзорной площадкой или солярием на крыше. Увидишь.  Ну и корабль чуть переоборудовал.
- И кубрик?
- Кубрик тебя ждёт. Закрытый. И даже пыль не вытирали.
- А где вы ночуете?
- Там где была машина.
- А где машина?
- Машина, котёл, уголь, внизу. Машина и как якорь и на всякий случай на ней электрогенератор. Вдруг солярка кончится. Но и солярки нужно мало. Весь склон с нашей стороны, сплошные солнечные батареи. Часть аккумуляторов внизу, а часть, и один большой холодильник, там, где на корабле был котел. Там же и кухня. А от кочегарки до трюма, перегородки сняты. Там крытый ресторан. Ну, когда непогода. Там уже всё оборудовано. А сверху, летняя площадка. Всё для танцев и пьянки. Туда и телескоп заказал. Всё увидишь.
Виктория шла, толкая перед собой и опираясь на лёгкую алюминиевую раму, с двумя колёсиками впереди. Но шла сама. Иван нёс свой большой чемодан и Михал Ивановича. Марк забрал у него, довольно большой, но не очень тяжелый рюкзак.
- Пока я вижу – сказал Иван, когда они перешли на их сторону – что дорогу ты нацелил куда-то в море.
- Правильно видишь. В сентябре, когда придёт ещё тридцать миллионов, отсюда пойдёт дамба с дорогой на восемь километров. Она окружит весь скальный участок.
- И зачем?
- Если использовать скалы и скальные банки как опоры, карту потом покажу, тут тридцать семь квадратных километров, просто готовый фундамент. Опираясь на скалы, тут станут высотки, а между ними, под воду уйдут жилища- аквариумы.
- И кто в них будет жить?
- Студенты. А сверху, в высотках, будет университет.
- Планов громадьё. – они шли к кораблю, по дорожке выложенной строенными шестигранниками.
- Скучно жить тем, что есть, если есть возможность сделать, что-то особенное.
- Ещё одна лестница? – спросил Иван – когда они дошли до корабля.
- Эскалатор. Всё-таки богатых людей ждём, а не тех, кто потерпел авиакатастрофу.
Они вышли на палубу?
- Мать моя? А где корабль?
- Корабль в море, а это часть гостиничного комплекса, бизнеса, который даст построить город. На корабль я билетов пока не продавал, но ресторан и танцплощадка здесь.
- И сколько будет стоить его посещение?
- Чаевые. Триста семьдесят пять тысяч долларов с человека, это всё включено. Вместе с гостями сюда приедет повар, официантка и работница кухни. Они и нас будут кормить, но без чаевых. Им и так будет неплохо, для России.
- Неплохо, это сколько?
- Повар за два с половиной месяца, но это хороший повар, получит двадцать пять тысяч долларов, не облагаемых налогом, официантка и работница кухни, по десять, и все чаевые - их. Жить они будут под твоим кубриком.
- Там каюты? – Спросила Виктория.
- Одна большая каюта. Это всё молодые девочки. Протеже Зои.
- Коллеги. – усмехнулся Иван.
- Марк! – Виктория осуждающе глянула на Ивана - А Ольга приехать не собирается?
- А как же. Тридцатого мая кончается подготовительный курс, первого июня - она здесь. Я очень скучаю. Мы всегда жили почти параллельно. Но были рядом. Только когда её отправили, за то, что она хотела жить не с мамой, а со мной, в израильскую тюрьму для детей, мы не виделись больше чем полгода.
- Кошмар.
- У неё отобрали мобильник и не подпускали к компьютеру, чтобы она не могла со мной связаться. А так мы всё время были вместе. И вот только теперь…
- Она взрослая. Это жизнь. А Майкл?
- А Майкл будет даже раньше. И будет долго. Он переквалифицировался на зоолога. Прошёл шестимесячный курс. Получил грант, описывать весь животный мир нашего района. Съёмка, учёт количества особей. Я по его просьбе, вдруг он не успеет, видеокамеры над всем песчаным пляжем разместил. Потом черепах посчитает и потомство.
- Ой! – Сказала Виктория. – Это…
- Это Российский флаг, который ни один тайфун, после того как Иван его вставил, не сорвал.
- А это сейчас можно?
- Ни в одном договоре не написано, что нельзя.
- Ну, ты молодец!!! А это что?
- Это металлическая лестница на тюленью сторону. Это совсем дёшево. Но вы ещё мою каюту не видели. Пойдёмте.
 В то место где была машина, Иван Викторию практически внёс.
- Мать моя! –С восхищением воскликнул Иван – я бы такого и не придумал.
Каюта, занявшая место мотора, винта и рулей, была очень большой. Это был зал облицованный дубом. С одной стороны была дверь.
Марк показал на дверь.
- Тут удобства. Туалет, ванна с морской водой и пресный душ.
 Всю кормовую сторону, от пола до потолка, занимало огромное окно, и сквозь него был виден проток между скалами.
- Я думал и пол сделать стеклянным, но потом подумал, что это не комфортно.
- Красиво. – Сказала Виктория.
- А что здесь за люк? – Спросил Иван.
- Ах, этот? – загадочно усмехнулся Марк. – Давай спустимся.
- Давай.
Там где раньше была трещина, была теперь винтовая лестница, прикрытая люком.
Марк и Иван спустились, они находились под кораблём в самом начале металлического балкона, прибитого к скале.
- Он ведёт в нашу пещеру, проходя мимо небольшого углубления, которое я тебе показывал. Наши стены из плетней, в полном порядке. Правда, снаружи они зарыты десятисантиметровой, железобетонной плитой. Крыша покрыта солнечными батареями, повышенной прочности, а деревья, которые мы тогда обрезали,  растут сквозь неё. По паре веточек уже выбросили. Батарее будут немного мешать, но ведь живые.
- Расскажи. А есть, ещё что-то на этом острове чего я не знаю, что ты за семь месяцев успел?
- Есть. Но это ты не знаешь уже больше трёх лет.
- Ты от меня что-то скрывал???  Сокровища Флинта?
- Ещё не знаю. Должны привезти подводные беспилотники, с камерами. Тогда посмотрим. Тут есть огромная подводная пещера. Но с нашей тогдашней техникой, без аквалангов, без отбойного молотка, туда было соваться очень рискованно. А я боялся, что ты рискнёшь.
© Copyright: Ростовцев Сергей, 2018
Предупреждения автора:
Перевод на иврит или арабский, всего текста или любой его части, категорически запрещены.
Перевод на языки бывших республик СССР всего текста или любой его части, разрешён только после того, как эти республики войдут в обновленный СССР, или воссоединятся с Россией.