Шпионы.

Глава 2. Шпионы.

(рассказывает о бдительности органов)
Очистные каналы, представляли собой сток промышленной воды, который сначала шел по извилистому руслу дна Тополиной балки, а потом через каскад бетонных проемов оправлялся в обычную канализацию. Канализация тоже попадала в очистные каналы. Но те каналы были уже почти у Днепра. Туда ездили редко. Там тоже был «трубочник» -червяки которыми кормили аквариумных рыб. Но там трубочник был менее чистый. Поэтому по привычке, по наезженному маршруту, Валерка и Серёга приехали проверять спектроанализатор, именно сюда.
Спектроанализатор установили над поверхностью воды. Световой импульс, проскакивающий между передающим и приемным светодиодами, сопровождался аудио щелчком. Собственно говоря, Валерка сделал щелчок для того, чтобы можно было отрегулировать на слух, периодичность проверки, по желанию «заказчика».
Они стояли и слушали щелчки и смотрели на стрелку амперметра, показывающего интенсивность той или другой линии спектра, которые Валерка тоже сделал избирательными.
Они были так увлечены действием прибора, что почти не замечали происходящего вокруг.
— Радиацию меряем? – услышал Валерка у себя за спиной хриплый низкий голос. И он, и Серёга повернулись.
За их спинами стоял кряжистый мужик лет сорока в темно-зеленой камуфляжной форме и два солдата, направившие на них дула висевших на шее автоматов.
— Забирайте счетчик, и пройдемте, — скомандовал человек в камуфляже.
— Это не счетчик… — сказал, было, Серёга, но офицер (так Валерка) окрестил мысленно кряжистого мужика, бросил на них такой взгляд, что было ясно: что-либо объяснять бесполезно.
— Не разговаривать! – строго, но спокойно сказал офицер, и взял из Валеркиных рук спектроанализатор.
На близлежащей дороге стоял «газик», куда их и посадили.
Поехали они прямо в Федосеевские казармы, где их рассадили в разные камеры, видимо, местной гауптвахты.
Через час к Валерке в камеру зашел юркий, улыбающийся и морщинистый мужичок лет пятидесяти.
— Пойдемте, молодой человек, — сказал он, приглашая Валерку следовать за собой. Охраны уже не было. Он, повозившись с ключами, и казалось, не обращая на Валерку никакого внимания, открыл похожий на парковую беседку флигель и оказался с Валеркой в просторном кабинете со следами высохшей сырости на стенах и соответствующим запахом.
— Как Вас зовут? — спросил мужичок, усаживаюсь на скамью и предлагая Валерке место напротив.
— Валерий Хлызов.
— Я полковник комитета государственной безопасности СССР, Тимошук Анатолий Иванович. – мужичок мотнул перед его глазами удостоверением в красной корочке, — Так что же это у Вас за приборчик такой?

Спектроанализатор, частично разобранный, лежал на столе за спиной мужичка.

— Это анализатор для определения наличия спектра различных органических газов. Мы его испытывали.
— Это Вам по работе нужно? Где Вы работаете?
— Это и по работе тоже. В университете. Зам. зав. лаборатории ихтиологии и ихтиопатологии в НИИ.
— А товарищ, Ваш?
— Там же. Лаборантом. Радиацию мы не измеряли. Мы и не знали, что там радиация.
— А ее там и нет. – Тимошук, наигранно ласково улыбнулся. Но, знаете ли…. Бдительность никогда не помешает. Вам же особых неудобств не причинили.
— Да нет.
— Только вот заполните эту анкету и распишитесь, что если вдруг понадобитесь (может, и нам Ваша помощь будет нужна), так явитесь по вызову. Хорошо?
— Хорошо, – обрадовавшись, согласился Валерка. Кто же спорит с полковниками госбезопасности, да еще по таким мелочам?

— Вот и ладно. Ваш товарищ такую уже заполнил.

Полковник положил перед Валеркой бланк и подписку о том что в течении 92 дней он обязуется немедленно по первому требованию, прибыть в управление КГБ, по адресу …
«Вот интересно, – подумал Валерка, — а без этой анкеты я мог бы не прибывать? – и внутренне хохотнул, что на девяносто третий день он обязательно откажется.
КГБ — оно было как расстройство желудка. Попробуй откажись реагировать.

— Приборчик не забудьте – весело сказал мужик, когда Валерка уже покидал кабинет.

Предъявив выписанный кагэбэшником пропуск, Валерка вышел за ворота казарм, где, сидя на парапете, его ждал Серёга.
— Отдали-таки. Гады.
— Чего гады? Работа у них такая.
— Так что, пойдем, продолжим измерения?
Они засмеялись и пошли к пивному ларьку, располагавшемуся возле Лагерного базара. Работа работой, но вот от беседы с вежливыми военными рубашка на Валеркиной спине была совершенно мокрая.
Зато пиво было холодным, и солнечный майский день клонился к вечеру. Всё хорошо, что хорошо кончается.

К оглавлению
Дальше

© Copyright: Ростовцев Сергей, 2015

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


− 1 = три