Шпаргалка.

Глава 8. Шпаргалка.
(О том, когда приходит время познакомиться)

Серёга стоял перед скалой в молчаливом недоумении.
— Я вот думаю, яка я освидчiна Людина. И що? Це допоможе?*
*[- Я вот думаю, какой образованный Человек. И что? Это поможет? — суржик]

Об этом Валерка почему-то сразу не подумал. Ну конечно, и Серёга и остальные, не особо напрягаясь, один раз справятся с подъемом. И два раза справятся…
— Ну значит построим лестницу.
Небольших камней действительно хватало, но сейчас действительно хотелось отдохнуть.

Серёга все-таки заглянул в пещеру и охнул, увидев козырьки.
— А я то думал, как ты догадался? – сказал он, глядя на Валерку. – А тут, шпаргалка.

Серёга извлек большую лупу, и очистив ямку на более менее освященном месте, бросил туда сухого мха, улегся рядом и стал ловить фокус.
— Ты пальцем попробуй, если где-то будет горячо…
— Ага. У меня пальцев всего десять, чтобы костры ими прикуривать. — сказал Серёга, но палец под лупу все же поставил.
— Вообще-то есть спички.
— Ну, это пока, проба пера. Нам здесь костер не очень и нужен.

Валерка неожиданно понял, что потеплело. Ему даже стало немного жарко в комбинезоне. Он глянул на градусник . +17.
Значит теплело не от того, что они спускались, или не только от этого, но и от солнечных лучей пробивавшихся сквозь лед. Видимо, когда они здесь оказались, было утро.
— Да. — как в ответ его мыслям сказал Серёга. – В Антарктиде сейчас полярная ночь.
— Значит мы не в Антарктиде? — с какой-то непонятной надеждой спросила Яна.
— А что, от этого легче?
— Ну. Не знаю. – Яну то ли смутил сам Валеркин вопрос то ли немного насмешливый тон, которым он был задан.
— Если предположить, что наше путешествие, по времени происходило менее полугода – мы не в Антарктиде.
— Наше «путешествие» происходило менее пяти минут. Я случайно заметил время, посмотрев на часы перед «Крутани». – это уточнил Володя, который все это время казалось уже спал свернувшись калачиком.
— Это субъективное время. – ответил Серёга – Хотя предполагать путешествие во времени, оснований нет. Вот только я себе не могу представить, где в Канаде, или Гренландии, может быть такой артефакт. Но ведь путешествие во времени в принципе невозможны? Мы же не в научной фантастике, а в реальном мире.

Осмыслив бессмысленность своих попыток сфокусировать шедший сверху свет, Серёга спрятал лупу в карман и развалился на спине, как будто загорал.
— А почему невозможны Сергей Юрьевич?
— Яна. А можно бестактный вопрос? Сколько вам лет?
— А Вам?
— Мне тридцать три.
— А мне двадцать восемь.
— Двадцать восемь мой любимый возраст.
— Почему?
— Я когда-то…когда мне было еще двадцать четыре года, отдыхал в санатории Алушты. Буквально за два дня до окончания путевки, встретил замечательную женщину. Ее звали Ольгой. Ей было двадцать восемь лет.
— Ну, хорошо, хоть не Яной звали, а то я бы подумала что вы ко мне пристаете.
— История с Яной, была у меня, когда мне было шестнадцать. Это была самая романтичная сказка. Мы отдыхали в палаточном городке в Кириловке. Это на Азовском море. Но ей было девятнадцать.
— Вы любитель курортных романов?
— Это не я. Это девочки. Девочкам нравиться узнавать что-то новое. А я быстро надоедаю.

Валерка обалдел. Этот гад, начал охмурять Яну, просто в наглую пикирует.

— Вы не производите впечатления обиженного женским вниманием.
— Так вот о возрасте. Может нам, нам всем, пора перейти на менее формальную форму общения. Например, на «ты». Вы, конечно, не выглядите на 28…
— Старше?
— Не напрашивайтесь на комплимент. Вы знаете, что намного моложе. Так как на счет перейти на ты?
— Согласна. Сегодня я уже узнала, что Валерий, это и есть тот самый Хлызов…
— А как ваша фамилия?
— Моя фамилия Абрамова. Я дочь майора Абрамова, чтобы не было недомолвок.
— Моя фамилия Ростовцев и твой папа, не смотря на свою профессию, произвел на меня благоприятное впечатление.
— Значит все-таки несмотря?
— Несмотря. А Вы как хотели бы?
— Значит, Яна, в это путешествие, — Валерка просто был ошеломлен – нас оправил Ваш папа?
— Но он же не знал…. И вообще, я о нем беспокоюсь больше чем о себе. Вдруг наш отлет был взрывом? Кроме того, мы вроде договаривались перейти на ты? Мой папа, тоже привлечен сейчас в КГБ. А вообще он доктор цитологии. Защищался в ЛГУ. А майор, потому, как майор запаса войск гражданской обороны. После аспирантуры ему присвоили.
— Представляю, каким ослом я выглядел, разговаривая с ним, как с недоучкой.
— Не волнуйся, он не обидчив.
— Скажите, а Тимошук, Вам…тебе, не дядя?
-Нет. Но тут я знаю, ни как не больше вашего. Предполагаю, что он занимается явлениями, выпадающими из общего ряда. Ну там, «летающие тарелки», Ети. Меня ведь тоже первый раз привлекли.
— А я, — неожиданно сказал Володя – просто окончил химтех и выиграл десяток олимпиад за рубежом. А поскольку вел я себя там подобающим образом, меня уже лет пять, периодически привлекают, как эксперта. Ну там, когда какое-то вещество установить надо.
— А мы – с Валерием Николаевичем, попались на очистных, где проверяли новый прибор.
— А что за прибор?
— А вот он – Валерка достал из сумки спектроанализатор и стал объяснять его принцип действия.

Через минут пятнадцать, Валерка проверил термометр. + 18.
— Пора попытаться притащить сюда нашего сифонофора – скомандовал Валерка и они пошли в верх.

***
Очень хотелось есть. Попытка пожевать ягель, успеха не принесла. Горький он был до ужаса. Видимо голод еще не достиг той силы. Но все периодически пробовали это делать. Нужно будет научиться его заваривать. А пока пару килограмм собранного лишайника, Валерка замочил в одной из проточных луж, слегка придавив камнями. Тундрового опыта у них не было.
Они шли уже больше часа, а температура и не думала падать. Но комбинезоны КГБ, казалось, готовы к любому перепаду. После первой дрожи, когда они прямо из мая попали в зиму, все время было вполне комфортно. Один раз они сбились, и Валерка хихикнул над Серёгой (точно зная, что это скорее для себя, чем для него), но Яна немедленно вступилась и сказала, что только благодаря Серёге, у них в новом мире, появилась первая известная дорога. Валерку это немного царапнуло. Та улыбка, которую ему подарила Яна, казалось, что-то обещала. Ну вот …, может она решила, что Серёга слабый и защищает его, из материнского инстинкта. А он умеет с инстинктами разбираться.
«Черт побери – подумал Валерка – неужели я ревную?»

читать дальше:Ну, поехали.

К оглавлению

© Copyright: Ростовцев Сергей, 2015

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


пять − 4 =