Сельское хозяйство.

Глава 11. Сельское хозяйство.
(Домашнее животное, трицератопс)

Проснувшись, Валерка вышел во двор размяться и обнаружил, сзади Зазаборья еще одну пристройку, а в ней маленького, величиной с поросенка, детеныша трицератопса и стоящего рядом Серёгу, и рассыпанный по поверхности силос.
— Познакомься. — Сказал Серёга – Моя Мурка.
Серёга нагнувшись, почесывал Мурке за воротником, а та жмурилась.
— Вырастет, будет яйца нести. Я вчера увидел как она вылупилась, и не устоял. Какой же дом без домашних животных.
— Ты еще тираннозавра, как щенка заведи. Чтобы гавкал на чужих.
— Хорошая идея. Вот только не знаю, как у них с опознаванием чужих и своих.
Тем временем, к загородке подошли Яна и Лёха.
— А это растительноядная. – продолжал Серёга – Я для нее питанием не являюсь.
— А как ее прокормить?
— А в природе она как-то кормится? Вон лист папоротника уже жует.
Подошел и Андрей. Полюбовался пасторалью. Потом создал дополнительную, искусственную часть плато, рядом с естественным, на котором находилась база И построил дополнительный забор примыкающий к забору уже созданного Зазаборья. Обтянул верх этой загородки сеткой. Ушло на все это, у него чуть больше часа.
— Развлекайся. – сказал он Серёге, и улыбнувшись, объявил – Я собираюсь сделать карту материков и вообще осмотреться. Кто-нибудь со мной хочет? – и пошел к дому.
Валерка не хотел. Он хотел опять уйти в изучение аппарата. Серёга тоже не хотел. Яна сказала, что она хочет довести дом, до нормального состояния, устроив в нем туалеты, душ и ванну, о чем вчера забыли, потому что ходить в костюм, ей уже надоело.
Лёха сказал, что хочет порыбачить, а Александр согласился, и они с Андреем улетели.
Валерка понял, что началась нормальная человеческая жизнь.
Вечером Яна вышла к ужину в ярком сарафане и туфельках на каблучках.

— Как продвигается? – Через пару дней спросил Валерку Андрей, когда тот вылез из своего шлема.
— Медленно продвигается. Я даже не уверен, продвигается ли.
— Я хочу построить пару серьезных костюмов, или ракету, чтобы полететь и аннигилировать какое-нибудь небесное тело. Полетишь со мной?
Андрей первый раз так выделил Валерку.
— Конечно, полечу. Но куда мы полетим?
— Есть пару серьезных камней на орбите, между нами и Марсом. Есть одна глыба вращающаяся как спутник вокруг Венеры.
— До Марса лететь сейчас далеко, а аннигилировать нужно, наверно так, чтобы не на фоне Солнца. Иначе шансов почти нет. Венера ближе и когда мы будем работать, она должна закрыть Солнце.
— Честно говоря, шансов и так почти нет. Мы сейчас не находимся на горизонте досягаемости ни одной серьезной цивилизации.
— Честно говоря, давно хотел, чтобы мне кто-нибудь внятно объяснил, что такое эти горизонты.
— Это просто. Будь у нас сейчас аппарат, работающий на принципах Джегисстера, мы бы могли попасть на любую далекую планету, в прошлое или будущее (хотя тут есть сложности, не всегда можно выбирать) то мы могли бы оказаться на там не в нашем времени, а во времени, за которое туда доходит свет. Но я не видел, чтобы кто-то летал близко.
А вот если то событие, которое нам нужно, происходит именно сейчас, оно не на горизонте событий и мы его может только увидеть, когда до нас дойдет его свет. Тогда, и только тогда мы можем до него добраться. Но если галактика наблюдателя на сто тысяч лет отдалена от нас? Они смогут прийти к нам на помощь, через сто тысяч лет. Так что Серёга занят правильным делом.
— А на каком расстоянии от нас Огыс?
— Ну, он совсем близко. Всего семьдесят тысяч световых лет. Он же в нашей галактике.

Серёга, на удивление Валерки, начал какую-то интенсивную трудовую деятельность. Он вместе Лехой и Яной набрали семян саговника, и часть семян, посадили в устроенный сзади Зазаборья огород.
Они образовали, в некотором смысле, хозяйственную группу.
Андрей был занят кораблем, Валерка изучением двигателя, Александр изучал планету, а хозяйственная троица работала, причем работала с удовольствием, не предъявляя остальным никаких претензий и не прося помощи.
Они заменили прозрачную стену со стороны суши, мелкой «антикомариной» но прочной металлической сеткой.
— Чтобы не было душно — Пояснила Яна.
Они сделали туалет, Конечно, это был не тот туалет, который присасывался к Валеркиной заднице на космическом корабле, но это было удобно и гигиенично. И самое главное, что вызывало гордость у хозяйственной троицы, умри завтра костюмы, и прочая техника, которую они привезли с собой, туалет продолжит работать. Вода в нем, правда была морская, но она подавалась наверх системой клапанов. Эта же система, накачивала и фильтровала морскую воду от всякой живности, для довольно большого бассейна. Бассейн, получался проточным, и вода в нем менялась каждые семь часов. Была ими сделана и баня с парилкой. Над оградой Зазаборья со стороны моря, установили несколько ветряков, подключив к ним примитивные, но надежные генераторы, которые могли обеспечить светом, если бы имелись лампочки. Лампочек сделать не смогли, но сделали печь для обжига, и понаделали кучу разнообразной глиняной посуды.
Мыс, на котором стояло Зазаборье, огородили серповидным волнорезом, превратив его в бухту. При этом утверждалось, что это будущая ферма моллюсков.
Сами малюски, и плоды саговника, стали частью меню.
Яна обнаружила, какой-то папоротник, который при высушивании слабо напоминал чай.
Ну и конечно создала прекрасную кухню с мангалом, плитой и мясорубкой.
Серёга, внизу создал еще один загон, для детенышей трицератопса, но Мурку продолжал держать отдельно, и между ними действительно наладилась какая-то связь.
Мурка росла очень быстро.
Лёха, кроме охоты и совместной деятельности хозяйственной группы, оборудовал в зале Зазаборья, стену трофеев. Через два месяца на ней, кроме головы трицератопса, уже красовалась голова какого-то морского, съеденного ими ящера. Мясо трицератопса, было так много, что охотился Лёха, только на каких-то мелких ящеров, которые скорее напоминали каких-то барсуков или нутрий. А вешать на стену трофеев их головы, было с его точки зрения не эстетично.
Каждую неделю, раз или два лил дождь. Дожди были короткими, но сильными. Через некоторое время, Андрей хорошо проверив воду на вирусы и токсины, дал разрешение использовать ее для питья, и лично создал в камне, закрытое водохранилище.
В общем и целом, через два месяца, колония уже не сильно зависела от костюмов с их технологиями. Костюмы аккуратно весели в спальне у каждого, хотя с кольцами шпал, как и с браслетами, рюкзаками и ботинками, пока никто не расставался.
Теперь можно было понаблюдать различные вкусы в одежде. К общему ужину все выходили в «парадных» костюмах.
А в остальное время, Валерка был занят «трамваем времени» и у него в голове постепенно все начало проясняться.
И вот однажды, вынырнув из шлема, ему зачем-то понадобился Серёга. Хотелось немного растормошить свою фантазию, он Серёги не нашел.
Ни Серёги, ни Яны, ни Лёхи, в Зазаборье не оказалось. Валерка посмотрел по шлему, чем они занимаются и спросил Андрея:
— Андрей, а зачем Серёга с компанией делают второе Зазаборье? Они что, отделиться решили?
— Не. Просто они сказали, что нельзя все яйца складывать в одну корзину. Делают запасную базу. Чем бы дитя ни тешилось? Они строят базу на ручейке, который можно было бы и речкой назвать. С горы течет. И пару родников прямо на территории базы. Хорошее место. Жалко будет улетать. Но мы с тобой, дня через три полетим. К камешку у Венеры. Хорошо?
— Ладно. Как раз развеяться надо.

Вторую базу назвали: Ручьеградом. Яна с Серёгой долго спорили за ужином, по поводу названия, чем вызвали полное Валеркино недоумение, но потом сошлись на Ручьеграде. Ручьеград оборудовали, художественно. Ручей с двух сторон обтекал средневековый замок, по типу новгородского кремля, как его помнил Валерка. А перед ним, вокруг ручья, расположился огромный, загон маленьких трицератопсов хорошо защищенный от внешних хищников. Собственно растения там уже росли, и восемь детенышей просто ходили и ели, по хорошо защищенному месту.
Но вот хищников никто пока не видел. Кроме трицератопсов, гуляющих стадами по 20-40 взрослых особей, была только какая-то мелочь. Наверно мелочь тоже была опасна, но она не нападала, а пряталась.
Серёга утверждал, что раз в этом году мало хищников, то через год два они появятся и пожрут почти все трицератопсов. Тогда, спасенные детеныши очень понадобятся.
— Самцы на мясо, самки на воспроизводство – ехидно добавила Яна, слушая, как Серёга объяснял это Валерке.
— Я надеюсь – вполне серьезно ответил Валерка, что до того момента, мы будем уже очень далеко отсюда. По крайней мере, по времени.
— Ты разобрался? – спросил Серёга.
— Почти. Только мы можем оказаться вне пределов нужных нам горизонтов.
— Собирай свой трамвай, а я разберусь с горизонтами.
— В каком смысле разберусь? Это принципиальная проблема. Элл объяснял.
— Слушай, я не знаю, сознательно Элл вешал лапшу или он сам не понимает, но только нет ничего проще, обойти эту фиговину.
— Как?
— Я понимаю, что ты биолог, а не математик. Но, ты же технарь? Теперь рисуем….
Серёга тренированным жестом, создал саблю и нарисовал на земле две точки.
— Тебе нужно попасть из пункта «А», в пункт «Б». Расстояние между ними 2 световых года. Значит по теории Элла, ты можешь попасть в пункт «Б», во время отличающееся от времени пункта «А», на два года. Так?
— Так.
— А тебе, предположим, нужно на четыре. Хорошо?
— Ладно.
— Значит прямая от пункта «А», до пункта «Б», это гипотенуза. Теперь, из пункта «А», и «Б». Чертим окружности с радиусом гипотенузы. На пересечении окружностей, естественно третья вершина «С» равностороннего треугольника «АБС». Если твой трамвай будет двигаться в пункт «Б» через пункт «С», то прибудет туда во время на четыре года отличающееся от времени пункта «А».
Валерка обалдело смотрел на рисунок. Математику он знал не хуже, а наверное и лучше Серёги. Но его так загипнотизировало то, что он имеет дело с перемещением во времени, что у него выключилась голова. А этот гад, рассматривая вопрос чисто формально…
— Молодец. Ну что еще можно добавить? Молодец и все. Но чего тогда Элл возил нас черт знает куда? – спросил Валерка Серёгу.
— Элл, воюет с медузами. Мы для него и его цивилизации побочный продукт, который можно использовать. Конечно, их мораль гарантирует нам сохранение. Но даже не непрерывное сохранение. А медузы, преследуя нас, хорошо раскрылись. Теперь у цивилизации Элла есть намного больше инструментов воздействия на медуз.

Серёга воткнул саблю в ствол саговника.

Читать дальше: Аннигиляция.

К оглавлению

© Copyright: Ростовцев Сергей, 2015

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


7 − = шесть