Преамбула.  

Я, Ростовцев Сергей, молодой человек лет шестидесяти, проснулся в восемь часов в съемной квартире в Израиле в двадцать первом веке от того, что мой сотовый телефон яростно звонил.
Звонил не будильник. Будильник я никогда не ставлю. Но кому это в такую рань не спится? Наверное, с работы. Там у них какая-то программа опять не пошла. Сейчас будут кричать, почему меня до сих пор нет на работе.
Вообще-то, я работаю с восьми. Но ни разу в своей программистской жизни не приехал на работу вовремя. Если приехать, не выспавшись, так весь день только и мыслей будет, как бы поспать. Какое-то время назад мне сказали приезжать с девяти. С тех пор, если я приезжаю с восьми до пол-одиннадцатого, это считается вовремя. Если позже — нужно предупреждать.
Я взял трубку.
— Алё.
— Привет! – раздался в трубке такой знакомый и так давно не слышимый женский голос. – Проснулся? Через десять минут жду тебя у Ангела. Увидишь меня — иди следом.
— Иду.
«Ангел» — это заведение в Ришон ле-Ционе, на углу Жаботински и Олей Гордон, чуть выше филармонии. Но писал я о том, что это наше обычное место свиданий, только… Черт побери! Откуда Яна знает, что такое Ангел?
Когда я увидел Яну, она глянула на часы и пошла вверх по улице Жаботински.
Совсем ведь пятидесятилетняя старушка. Она постарела, но фигура была по-прежнему стройной, и шла она, не горбясь, а хорошей спортивной походкой. По сравнению с ней, я не шел, а шкандыбал. Да разве только по сравнению с ней?
На углу улиц Герцль и Жаботинского — небольшой сквер, закрытый почти со всех сторон, кроме домов, к которым он примыкает.
Когда я подошел, Яна сидела на лавочке и читала какую-то книгу.
Я сел рядом.
— Без резких движений — сказала Яна, правильно угадав мои желания. Хотелось обнять и расцеловать её прямо тут.
— Я встану, а ты возьмешь книгу.
— А что такая секретность?
— Береженого бог бережет.
— Да нет тут никого. А хочешь, подойди, вон, к остановке автобуса, потом по одному сядем, и на заднее сидение. В эту сторону свободных мест всегда куча. Хотя лучше бы ко мне.
— Ладно. Поговорим здесь пару минут. Бог не выдаст, свинья не съест. Это Валеркин дневник или мемуары…. Уж не знаю, как это определить. Я его обработать не смогу, да и как потом опубликовать, не представляю. Ну а ты свое пожил… и поживешь еще. Взгляни.
Она положила свою книгу, и я понял, что в обложке от Вайнеров вшита рукописная общая тетрадь на 96 листов.
— Давно он у тебя?
— Дневник? Да. Валерка… как знал. За две недели до событий привез его мне и попросил, чтобы он пока у меня побыл, и разрешил почитать.
Я открыл тетрадь…

К оглавлению
Дальше…

 © Copyright: Ростовцев Сергей, 2015

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


+ пять = 13