Планета Эгерба.

Глава 18 Планета Эгерба.
(экстравагантное решение о самоубийстве)

Место куда они «приземлились», вернее место, где оказался «трамвай» Элла, было арктическим материком. Там располагался объединенный арктический штаб спасения планеты. Элл попросил не говорить о его прогнозе по будущему планеты. Кроме того, как он сказал, всегда возможно чудо. Планета должна бороться пока может.
На другом, полюсе располагался штаб той части эгерберианцев, которые верили, что только крупные корпорации способны справиться с кризисом. А крупные корпорации давно были под властью медуз.

Штаб борьбы в который попал Валерка со товарищи, сформировался из коммунистических и агрессивно феодальных режимов, еще существовавших на планете в момент начала кризиса.
Кризис, как всегда подступил незаметно.
Валерка первое, что сделал, попав на Эгерба, познакомился с тем, что думают о кризисе сами эгерберианцы.
В 56 столетии, со времени начала расчета по календарю Лисоник, планету Эгерба опутали провода. Провода и проводники были везде. Количество проводников увеличивалось из года в год, в геометрической прогрессии.
К 57 столетию, проводников было столько, что они стали тормозить планету в ее движении в магнитном поле вокруг звезды, на орбите которой Эгерба находилась.
Причем, торможение было неравномерным в различных полушариях планеты. Торможение было и относительно ядра планеты.
Увеличилось количество молний, которые возникали в ядре из-за увеличения статических токов, вызванных разницей вращения.
Эти молнии вызывали страшнейшие землетрясения, и предсказать эти землетрясения было невозможно.
Сначала ученые думали, что землетрясения вызывает движение и столкновение тектонических плит. И корпорации, уже тогда перешедшие под власть медуз, финансировали именно эту область исследований. Пока, благодаря тому, что большинство землетрясений находились в экваториальной зоне, не стало ясно, что движения тектонических плит никакого отношения к землетрясениям не имеют.
Тогда в одной из полу-коммунистических, полуфеодальных стран и возник институт, который понял, что землетрясения бывают двух типов:
а) землетрясения вызываемые молниями, исходящими от ядра. Они могли быть очень сильны, но способов их предсказания обнаружить не удалось.
б) результатом динамических взрывов происходящих в ядре, когда инерционная волна била из слоя в слой внутренней структуры планеты. Эти последние землетрясения иногда были настолько сильны, что могли сдвинуть ось планеты, но их можно было предсказать достаточно точно, за несколько часов и точно до нескольких десятков километров, определить место такого землетрясения, по эху скальных пород поверхности. За счет вязкой структуры мантии, звук распространялся быстрее ударной волны, и изменение его частоты на более низкую или высокую, давало возможность определить направление удара.
Орбита планеты становилась, все более и более эллиптической, что делало климат непредсказуемым.
Просыпались самые уснувшие вулканы.
Элл сказал, что после того, как медузы побеждали, все проводники или уничтожались или полностью располагались по направлениям меридиан. Планета возвращалась на свою орбиту, комфортную для цивилизации медуз.
Но институты финансируемые корпорациями, находящимися под властью медуз. Они приписывали изменения климата и его аномалии, периодическому для планеты, глобальному потеплению, плюс работа промышленности в не подконтрольных корпорациям странах.
Корпорации захватили всю власть. Произошло то, что они называли «глобализация».
Страны, которые не входили в систему глобализации, объявлялись странами оси зла. И чтобы избежать сопротивления в самих странах глобализации, семью объявили вне закона. Семья, по той идеологии, мешала равенству женщины в обществе, поскольку этот институт возник тогда, когда женщина была рабыней. Детей из сохраняющихся семей, отбирали, поскольку семья прививала им ценности не совместимые с равноправным обществом. Политики покупались и к выборам допускались только те, кого финансировали корпорации управляемые медузами.
И только когда изменения климата на Эгерба, стали разрушать глобальную структуру, силам «зла», коммунистическим и феодальным диктатурам удалось объединиться. Они объединились в своей борьбе против корпораций. Но, как объяснил Элл, это произошло слишком поздно. Почти четверть женского населения Эгерба состояло из Г-медуз, то есть женщин, созданных цивилизацией медуз.
Были Г-медузы и на территориях контролируемых арктическим штабом. Но поскольку определить, кто есть кто, не было никакой возможности, женщин не допускали к информации и они могли только заниматься домом и растить детей. В самом штабе женщин не было. Все что надо было делать, делали мужчины.
При этом, арктический штаб никак не мог помешать Г-медузам уничтожать планету, большая часть которой контролировалась корпорациями, производящими изделия со все новыми и новыми проводниками.

***

Бытовые условия, да и вся техника и технология, практически была на земном уровне. Были разные улучшения в каких-то технологиях, а в каких-то были пробелы. Валерке даже трудно было установить, что действительно для него ново, а что возможно и существует на Земле, но он просто об этом не знает. То, что чего-то не было в СССР, вовсе не означало, что этого земляне еще не знают. Да и всего того, что было в СССР, Валерка наверняка не знал.
Жила компания, в бункерах третьего уровня. Комната каждого из них вовсе не напоминала каюту корабля, на котором Валерка получал так много удовольствий. Комната была, 12 квадратов и к ней примыкал совмещенный душ с туалетом, еще два квадратных метра. От одной стены откидывалась кровать, которую можно было телескопически раздвинуть практически до противоположной стены, у которой был маленький шкаф, письменный стол. На письменном столе стояло устройство, как Валерка понял, некоторый аналог портативной вычислительной машины, которое включало функции радио, телевизора и телефона. А еще на нем можно было печатать.
Каждый день, на территорию, контролируемую арктическим штабом, падало 5-10 ракет, начиненных химическим или бактериологическим оружием. Но территория арктического материка была большой, поэтому это было скорее статистическое оружие, которое раздражало и не давало расслабляться.
В бункерах работали лаборатории с тысячами ученых. Все искали способы, чтобы справиться с напастью или хотя бы улучшить жизнеобеспечение.
Питание было организовано удивительно просто. Огромные насосы, питаемые энергией ядерных станций, высасывали и фильтровали океанскую воду, доставая из нее планктон.
С других северных континентов, питание поступало редко.
Экватор стал естественной границей. Пройти экватор на кораблях из-за сейсмической активности было практически самоубийством и обе стороны от этого воздерживались, потчуя друг друга редкими ракетами.
Но Валерку удивляло, что он спал без кошмаров. Вообще кошмары после освобождения из медузы, были для него обычным, хотя и не частым, делом. Но тут… Тут на Эгерба, все было ясно, даже немного по земному и кошмары исчезли.
То, что накатило на их четверку, было невероятным и не лезло ни в какие ворота. Но если в первые часы, пока они были подо льдом Антарктического ледника, вводило их в некоторый трепет, то потом все эти изменения и перемещения воспринимались как данность. Ну как будто сел в далеко едущий поезд. Пока едешь, никакой связи с домом. Все проблемы, страхи, мысли о своей состоятельности, о будущей судьбе – уходят в сторону. Валерка не был особо впечатлительным. Но бывало что в ночь перед экзаменом, когда надо было выспаться, уснуть он не мог. А сегодня он спал так спокойно, как будто все с ними происходящее было какой-то рутинной жизнью. И он видел, что с другими происходит точно тоже.
Сексуальные отношения с Яной возобновились, но такой пылкости и страсти, как на Огысе, в них уже не было. Это просто был приятный дружеский секс. Скорее даже не секс, а взаимный массаж. Серёга иногда участвовал, а иногда сачковал. Володю Яна к себе не подпускала, почему-то считая его истериком. Да и Володя никакого интереса к Яне не проявлял, хотя наверняка понимал, что происходит. Это не было темой общих разговоров. О местных, тех кто их окружал, в смысле секса, ни здесь ни на Огысе, почему-то не думалось. Валерка понимал, что они такие же люди, но по ощущениям это было сравни скотоложству. Все таки они закоренелые земляне.
Но днем, все разбегались по различным лабораториям и вспоминали, чему их учили и старались помочь в бесполезной борьбе.
А какая могла быть борьба?
Корпорации захватили половину планеты и добраться до них, никакой возможности не было. Да и если бы была? Еще не известно, кто от экваториальной границы выиграл. Арктический штаб получил некоторое время. Предатели выявлялись и жестоко уничтожались.
Валерка участвовал в отладке роботов, очищавших поверхность от бактериального заражения. В основном, он сделал и отлаживал устройство автоматически обнаруживающее и фиксирующее границы зоны заражения.
Это был спектроскоп, который фиксировал на фото стандартную картинку, и выдавал сигнал, когда отличия от такой картинки становились критическими.
Эгерберианец, бывший руководителем лаборатории, где обосновался Валерка, был очень рад и доволен Валеркиной работой.
Валерка (со всей компанией) якобы прибыл с какого-то более южного континента. Элл не рекомендовал рассказывать правду.
Серёга сидел в каком-то аналитическом отделе, где размышляли, по-видимому, безуспешно над созданием стратегии борьбы с корпорациями.
Серёга почти ничего по этому поводу не рассказывал, что означало, что аналитический отдел работал вхолостую. Тем не менее, он шел на ежедневный «мозговой штурм». Так он это называл.
Так прошло две недели.
Валерка стал замечать, что к Володе в комнату стала приходить какая-то темноволосая и смуглая девушка похожая на индуску.
Яна прореагировала на Валеркино сообщение абсолютно спокойно.
— Мужик, как мужик. Значит не импотент.
— Но как ты не понимаешь, завтра, или послезавтра явиться Элл и мы полетим. А у него здесь привязанность. Я тоже не импотент, но даже не смотрю в сторону здешних женщин, вообще.
— Так тебе всего хватает, я надеюсь, а у Владимира вкус другой. И вообще, он первый раз, как-то по-человечески себя проявляет. А то все время психовал, и вел себя странно — ни рыба, ни мясо.
Но Валерку ответ Яны не успокоил. А Серёга вообще сказал, что чужая частная жизнь его не касается и пусть это волнует Элла.
Но Валерка в своем беспокойстве оказался прав.
Смуглую девушку, которая ходила к Володе, звали Мерлейс, но дело оказалось не только в ней.
Оказалось, что Володя таки вошел в местную ситуацию и вместе с группой биохимиков они разработали модель победы. Победы, которую Валерка назвал бы скорее способом коллективного самоубийства. И узнал он это, когда его пригласили участвовать в проекте. Не Серёга, не Яна ничего знать о проекте были не должны, как не знал он, пока Володя не порекомендовал его к участию, как гения разных устройств.
Идея заключалась в следующем:
Все население территорий подконтрольный арктическому штабу, вводиться в спячку и замораживается, параллельно с этим, в атмосферу, в верхние слои выпускают облако, которое распространившись по всему горизонту, блокирует доступ на планету солнечных лучей, примерно на пару столетий. Через пару столетий, когда температура среды достигнет приемлемого уровня, должны включиться системы разморозки, для разработки которых Валерка и был привлечен.
За эти пару столетий, все корпорации юга, должны исчезнуть и все медузы и их агенты погибнуть, потому что к программе температурного анабиоза, они не готовы. Именно по этому, вся программа и была такой секретной.
Конечно, разработчики понимали, что часть уснувших, уже не проснется, но другого спасения цивилизации они не нашли.
Кроме того, за время холода, все провода и прочие электропроводящие элементы Южного полушария, оставленные без обслуживания, под воздействием магнитного поля их звезды, должны были занять нейтральное положение или разрушится. Орбита планеты, на которую сума сил этой электропроводки, прекратит воздействовать, восстановиться.
Более сумасшедшего плана, Валерка представить не мог, и единственной его надеждой было то, что до тех пор, пока эта идея будет осуществлена, они уберутся с этой планеты.
— Ты отдаешь себе отчет, что вся эта затея может закончиться полной гибелью всех обитателей планеты? – Спросил Валерка Володю, когда они остались наедине.
— Но ведь Элл сказал, что эта планета все равно погибнет через пару столетий. Можно рискнуть.
— Но ведь ты и вся команда, рискуете жизнью людей живущих сегодня. Они готовы на это самоубийство?
— Шанс есть. А кроме этого нашей моральной ответственностью будет то, что мы разделим их судьбу.
— Что значит разделим? Ни сегодня завтра появиться Элл, и мы от сюда умотаем.
— Я останусь.
— Как это останусь? Если нам доведется вернуться, то ты где? Растворился?
— Валерий! Кто мы на Земле? Никто. А здесь есть шанс спасти цивилизацию. Может это счастливый случай, что нас выбросило с Земли, где мы никто, но наши знания могут помочь другим мирам.
— И ты решил менять историю из вне? Как ты думаешь, Элл и его люди могли снабдить любую цивилизацию любыми технологиями?
— Могли. Но видимо у них другая мораль и другие правила игры. Я сделал выбор.
— Это из-за Мерлейс?
— Не буду лукавить, в том числе и из-за нее. Знаниями, я бы и так поделился, и ты делишься, но с Мерлейс мы нашли друг друга. Я сделаю, попытаюсь сделать все, чтобы ее цивилизация выжила.

Естественно, тайно от секретных служб Валерка обсудил ситуацию с Серёгой и Яной, понимая, что уж они то, не являются секретными агентами южан. Вообще, в атмосфере секретности, паранойя развивается очень быстро.
— Думаю нужно ждать Элла. – сказала Яна. – Хотя после всего, виденного здесь, размышлять, что скажут на Земле, если мы вернемся….
— Они глупцы! Нужно просто создать на северном полушарии такое количество проводников, которые уравновесят южное полушарие и планета вернется на сою орбиту и в свое положение. – Буквально прорычал Серёга.
— И тогда корпорации прорвутся на север. – ответил Валерка
— Ладно. В конце, концов, можно вернуться на Огыс. Я там, как ни как, видный социолог, а не лаборант днепропетровского «аквариума».
— Видишь, еще один. – Яна с обидой посмотрела на Серёгу.
— Нет Яна, я без вас не согласен. – сказал Серёга — Но вместе на Огысе можно пожить. Хотя в галактике может и еще что-то найтись.
— А как же Земля?
— А вдруг это Володя был важен?
— Приступ скромности? – Наконец вмешался в диалог Серёги и Яны, Валерка – Ты действительно не понимаешь, что единственным за кем охотятся медузы, можешь быть ты? Только ты не был у них в лапах.
— Может, именно потому они и охотятся за нами, что кого-то из вас, когда Вы были у них в лапах, они раскусили? А я что? Я для них непроверенный генетический материал и только

Валерка, до того бывший в полной уверенности, что медузы гоняются за Серёгой, задумался. А может Серёга и прав. Было ясно одно, что если кто-то из них сможет выполнить какую-то миссию, которой опасаются медузы, все они должны быть на Земле. Кроме того, на Земле были его жена и дочь, о которых, он грустил все чаще и чаще. А если эта миссия не на Земле?

— Ты действительно хотел бы вернуться на Огыс? – Спросил Валерка Серёгу.
— В следующей жизни да.
— Но ты же веришь, что загробного существования нет?
— Ты ошибаешься. Я не верю, что оно есть. Но это совершенно не одно и тоже.
— Ты опять ловишь меня, чтобы прочитать какую-то лекцию?
— Нет. Просто теперь я хорошо понимаю, что в происходящем я разбираюсь с трудом. Почему Элл и его цивилизация, не уничтожат медуз на этой планете?
— Потому, – сказал, появившийся, как обычно за спиной, Элл – что у нас с Вами различная мораль. Похожая, но различная.
Вместе с медузами, нам пришлось бы уничтожить большое количество людей. Наша мораль, позволяет нам оставить людей в беде, если таким образом мы способствуем уничтожению цивилизации медуз, но не позволяет нам их убивать, чем бы это, другим людям ни грозило. Мы не убийцы.
Я понял проблему с Володей, но вас это не должно пугать. Решение есть. Можете с ним проститься и в путь.
— На Землю или…?
— На Землю? Земля это конечный пункт. А пока сделаем еще один трюк. Вернемся на Огыс. То как за вами следят медузы, настолько поразило мое командование, что Вас переправит туда крейсер.
— Элл… — Серёга осмотрел присутствующих – скажи, пожалуйста, а сколько раз нас уже убили?

Валерку, как видимо и Элла вопрос Серёги застал врасплох, хотя и по разной причине. «Что значит, убили?» — думал Валерка. Яна тоже молчала, но в лице чувствовалось такое напряжение, как будто вопрос Серёги не был идиотской выходкой и имел под собой какой-то смысл, которого Валерка совершенно не понимал.

Элл задумался, а потом спросил:
— А как и когда ты это понял? Этого ведь, невозможно узнать.
— Ошибаешься. Во-первых, логика. Зачем было тащить на Огыс четыре машины для копий? Машина большая, довольно сложная и ничего бы не случилось, пройди мы все по очереди. Второе, зачем и как ты узнал, что нужны отдельные корабли? Ведь на твой «трамвай» ни разу не нападали? Ты говорил, что даже один солдат это сила. Не могли же нам сразу, каждому, дать целый взвод для охраны. Наверное, сначала дали по одному. Все мы, особенно выспавшиеся на Огысе, почему-то опять вздремнули в машине для копий, хотя адреналин от такого мероприятия, не должен был дать этого сделать. И мы опять летим на Огыс. Огыс, это и есть ваша настоящая база? Ваша главная планета?
— Ты умирал четыре раза – неожиданно сказал Элл.
— А остальные по три?
— А это ты как понял?
— На мой организм наркотики действуют обратным образом. Поэтому я в машине для копий очнулся раньше остальных. И кроме того – дажавю.
— Расскажи поподробней. Мы сталкивались уже с подобными эффектами, но никаких объяснений мне неизвестно.

Валерка прикрыл рот. Оказалось, что он слушал последнюю часть разговора с открытым ртом, что случалось с ним довольно редко. Но вот так, вдруг узнать, что ты уже три раза погиб….
— Поподробней, тут почти нечего рассказывать. Все это исключительно на уровне ощущений. А вот объяснение я тебе дам.
Ты знаешь, конечно, что шарлатаны всех времен и народов…, и наверное планет, говорили о душе вне тела, астральном поле и реинкарнации. Нужно быть совершеннейшим невеждой, чтобы поверить в эти сказки. Но очень большое число людей, на разных, несвязанных, друг с другом континентах или полностью или частично сказочникам верило.
Я задался вопросом «почему?» и … Это было давно. Еще тогда понял, что сверхнизкочастотные магнитные поля, создаваемые движением нашей крови, лимфы, движение тока по нейронам, должны распространяться на очень большие расстояния, никак не изменяясь, по сравнению с обычным, даже радио электромагнитным излучением. Кроме того, поскольку это свет, для самого сверхнизкого излучения времени не существует. Но если есть передатчик, значит должен быть и приемник.
А приемника два. Наш головной мозг и наш спиной мозг. На саму лимфу и кровь, такие излучения вряд ли могут оказать какое-либо влияние, а вот на мозг, в котором постоянно, в самых разных направлениях движутся нейроны, продуцирующие такое же излучение, могут воздействовать резонансные явления.
А поскольку наш мозг, самообучающаяся машина, он должен стараться адекватно реагировать и расшифровывать эти резонансы.
Это и происходит. Разные мозги работают по-разному и те, у кого они обучаются лучше, становятся экстрасенсами, телепатами и интуитами.
Кстати о телепатии. Ее существование навело меня на мысль, что низкочастотное излучение распространяется одновременно в разных системах отсчета, что и приводит к восприятию будущего, называемого «предчуствие»… хотя не всегда нашего.
— Но это не объясняет твое дежавю.
— Почему, я поймал свое излучение от предыдущего копирования. У своего излучения должно быть больше шансов на резонанс.
Кроме этого, мне понятен, смысл явлений, которые у нас называются приведения. Ведь когда человек медленно умирает от старости, движение лимфы, крови и нервных импульсов, затухает. С ним и уходит, становясь все слабее электромагнитный слепок.
А вот если в результате кризисной ситуации, кровь человека наоборот ускоряет движение и нервные импульсы работают во всю, и смерть наступает в этот момент, сердце остановилось, и этот электромагнитный слепок, остается в пустоте. Естественно, как потерявший свою базу. Это особенно ясный слепок. Это приводит к тому, что когда слепок находит похожую структуру, он цепляется за нее, приклеивается. Нужны были бы исследования людей страдающих раздвоением личности, на однородность, степень однородности, их электромагнитного слепка….
— Но такой слепок уходит в пространство не зависимо от смерти реципиента. Он же к тебе не приклеен. Я правильно тебя понял – спросил Серёгу Элл.

— Элл, это все очень интересно, но скажи, как получилось, что мы погибали. Это меня намного больше интересует, чем гипотезы о привидениях. – вмешался в диалог, пришедший в себя Валерка.
— Как погибали? Обычно. Один раз медузы или вы сами уничтожили корабли, на которых вы находились. Потом два раза вы погибали на планетах. А Сергея еще и умудрились убить сразу после вылета. Пришлось накладывать новой копии, ложную память. Но новая копия погибла, и в той копии, что сейчас, ложной памяти нет.
— А ты. Ты тоже погибал Элл?
— Вообще-то, да. Только от меня это не скрывали. Нам даже дают просмотреть полную видеозапись всего, что происходило с теми, кого мы дублируем. Это иногда дает возможность избежать повторных ошибок.
— А на нас такие записи есть?
— Есть, конечно. Но вам их смотреть, не рекомендовано. Это может оказаться чрезмерным испытанием для вашей психики. Вы ведь не тренированны к этому. Это ведь, все-таки, ваша смерть.

— Не знаю, как другие, но я бы – снова заговорил Сергей – хотел бы посмотреть эти записи. Я психологически устойчив. Не каждому же удается посмотреть собственную смерть. С какого момента у тебя есть эти записи?
— С того момента как вы попали ко мне на корабль. Когда прибудем на Огыс, я покажу вам, как пользоваться просматривающим устройством. Ну, как перематывать то, что вам не интересно, например сон, и как выбирать ракурсы.
— Все-все, записано? – спросила Яна.
— Конечно.
Валерка увидел, как Яна покраснела.
— Но там, где на записи только один из вас, будут только у него и показывать их другим или нет, вы будете решать сами. И вообще, возможно вы все-таки откажитесь от этой идеи. Это действительно может оказаться для вас невыносимо.

читать дальше: Западня.

К оглавлению

© Copyright: Ростовцев Сергей, 2015

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


6 − два =