Пирамида Хеопса и северный контур.

Глава 5. Пирамида Хеопса и северный контур.
(Ни что, так не сплачивает коллектив, как совместная работа дополненная алкоголем).

Даже с помощью тех удивительных технологий, которые оказались у них в руках, строить пирамиды было не просто. Валерка, а казалось, что в таких делах, он самый опытный, хотел сначала сделать внутренний «скилет», а потом уже на него насадить все остальное. Но Александр сказал, что в пирамидах несущая часть, это как раз верхняя кладка.
Идея такого строительства действительно увлекла компанию.
Идею Яны сделать пирамиды шпалой, отбросили сразу. Пирамиды делали из местных материалов.
Мечом, который Андрей назвал «поляризованный луч», резали блоки. Нужно было укладывать блоки так, чтобы никакой шторм не мог их сдвинуть. Ни одна линий стыка не продолжалась дальше одного блока. Валерка с Александром создали трехмерную модель, и Леха написал программу, которая симулировала давление с разных сторон.
Александр утверждал, что их пирамида, почти полная копия, пирамиды Хиопса, хотя размеры блоков, могли быть заменены на блоки из какой-то другой пирамиды. Базальт они резали на блоки шесть метров полтора на полтора и полтора на полтора на два, двадцать пять, метра. Укладывали их полигональной кладкой, с выступами и впадинами, которые срезали на месте. А почти, потому, что нельзя было утверждать, что тот план пирамиды, который у них был, полностью соответствовал изначальной постройке. Он соответствовал тому, что думали исследователи, работы которых находились в библиотеке, умещавшейся у них в шлемах.
Само строительство напоминало головоломку. Даже при помощи технологий и того что под водой, все весило в разы меньше, перемещать блоки к пирамиде, было тяжело.
Делали подводные «дирижабли», привязывали к ним блоки и тащили на место.
Даже Яна, помогала таскать. Только роль Серёги заключалась в том, чтобы восхищаться, хвалить и периодически делать замечания.
Управились за полторы недели. В конце Андрей выровнял их «поляризованным лучом» и их поверхность стала зеркальной. При этом, он настроил луч так, что он резал именно камень, а вода, в которой этот процесс происходил, оставалась холодной. Потом они поплыли над наклонной гранью зеркал.
В зеркалах по семнадцать тысяч квадратных метров, в кристально прозрачной воде, можно было бы полюбоваться собой. Но, как раз себя, за дымкой костюма, видно не было.

— Теперь ее можно размножить. – Сказала Яна.
— Для того, чтобы ее размножить, нужен множитель, в который ее можно запихнуть. – сказал Серёга.
— Такой множитель называется сканер и все равно, точности материала при воспроизведении такой махины добиться почти невозможно.
— Значит, транслятор должен быть больше пирамиды – сказал Валерка.
— И как ты ее туда просунешь? – спросил Андрей – легче сделать еще парочку.
— Ее вес, больше шести миллионов тонн… на суше. – Сказал Александр.
— Но мы ее сделали! – подытожила Яна. – Давайте это отметим.

Не важно, что все по-разному оценивали целесообразность такого «строительства», но все они были землянами и не просто землянами, а их русскоговорящей частью. Поэтому были очень довольны.
Но как отметить? Нет не вина ни водки. Нет даже капсул их заменяющих. Нет никакой биомассы, из которой можно было бы изготовить брагу.
— Чтобы русский человек да не нашелся… — усмехнулся Андрей, когда они уже находились в своем крымском дворце, который уже разросся до восьми комнат и которому они дали имя «пещер-сарая»*.
[* сарай (турецкий) — дворец]
Он сначала создал две, стеклянные, почти прозрачные колбы. Затем в них возникли жидкости, а затем и надписи H2O и C2H5OH. Он шевелил своими кольцами и что-то в полголоса рассказывал Яне. Потом он объединил их содержимое, хорошо взболтал и когда пузырьки газа вышли, охладил до 10 градусов Цельсия.
— Не виноградный спирт, вы уж извините, но приемлемо без вреда для здоровья.
Яна тем временем колдовала над стаканами. С третьей пробы они получились почти прозрачными, но с красноватыми спиральными линиями.
Андрей надел очки и глянул на них.
— Приемлемо. Без вредных примесей.
— Прекрасно! — сказал Серёга. Он, как и остальные наблюдал за действом. — Но чем закусывать будем или хотя бы запивать?
Андрей и Александр улыбнулись и посмотрели на Лёху.
— Ладно – сказал Леха, и на столе появилась тарелка, в которой было нечто напоминавшее шоколад и еще мензурка с желтоватой жидкостью.
— Не обессудьте. Раствор лимонной кислоты и глюкозы с левой поляризацией,… а в тарелке нечто, чей вкус, по идее, должен напомнить картошку.
— За пирамиду! чтобы долго простояла! – Провозгласила тост Яна.
— И чтобы ее нашли – добавил Серёга.
Валерка выпил разведенный спирт, чей вкус совершенно не отличался от гидролизного, который он и Серёга употребляли в экспедициях и по его телу разлилось тепло и ревность. Он чувствовал, что между Яной и Андреем, что-то есть.

Но «тепло» разлилось не только по его телу
— Серёга! Скажи честно, почему ты против поисков портала… ну транслятора? – Спрашивал Леха.
— Так «приключения на задницу» и так меня находят, нафига я их сам должен искать?
— Да какие «приключения на задницу» в поисках портала?

Валерка отметил для себя это новое слово «портал», примененное вместо «транслятор».

— А ты знаешь всегда, как он выглядит?
— Но мы же один видели.
— Вы видели раков, и попали на планету с водой. А если вы увидите летучих мышей, то попадете…
— Но мы входить в портал не собираемся! Только найти…
— Ага. Проплыл ты в пещере, мимо сталагмитов, или сталактитов, а на тебя пираньи или летучие твари. А то и драконы.
— И что теперь делать – иронично вмешался в спор Александр.
— Что-то безопасное и интересное. Давайте, жизнь на этой планете организуем.
— Богом хочешь стать?
— И увидит он, что это хорошо.
— Богом делают верующие. – ответствовал Серёга – а мы условия для жизни можем создать. Кроме того, не будь на нашей Земле вулканов и прочих катастроф, медузам не пришлось бы ни с кем воевать. Серебро, рано или поздно, отложится в соли…, появится масса бактерий и прочей жгутиковой и амебоидной пищи… И что тогда? Рай для медуз? Человеческая цивилизация как парус. Без ветра жизнь отсутствует, а сильный ветер — убивает. Нужны сбалансированные катастрофы.
— Ну и как ты собираешься это сделать? Это ведь не паста со вкусом картошки?
— Ну, насколько я понял, эта Земля развернута строго своей осью к местному Солнцу? И вращается по идеально круговой орбите.
— Да.
— Поэтому на ней нет никакой вулканической деятельности.
— Тоже правильно.
— У нее нет Луны и поэтому нет приливов и отливов?
— Есть такое дело.
— Значит надо ввести раскачивающий ось фактор.
— И какой это будет фактор? Притащим сюда Луну или развернем планету?
— В воде полно серебра. Поэтому делаем ассиметричный контур, чтобы он реагировал на магнитное поле местного Солнца. Через тысячелетия… или миллионы лет, ось отклонится достаточно для того чтобы возникли колебания и круговая орбита стала эллиптической.
— Ну да. Как на Эгерба?
— Ну там переусердствовали.
— Но мы все равно этого не увидим?
— Мы будем знать, что это произойдет.
— Когда начнем?
— Завтра… или послезавтра – сказал Серёга глянув на еще не допитый алкоголь – а пока у меня тоже накопилась пара вопросов. Можно?
— Давай. – сказал Александр.
Валерка понял, что хочет спросить Серёга, и бросил на него предостерегающий взгляд.
— Пусть слышат. – Сказал тот. – иначе страх перед ЭТИМ вообще не даст нам ничего говорить.
— Так вот — продолжал Серёга – Сколько вообще таких планет как Земля? И есть ли точно такие же?
— Размер видимой Вселенной – начал Александр – дает нам возможность подсчитать вероятность такого события и …
— Стоп! Либо я понимаю это чуть лучше, либо ты пытаешься пудрить мне мозги?
— Да ничего я не пытаюсь.
— Тогда о каком размере ты говоришь? Ракеты Огыса могут переместиться почти мгновенно на любое количество световых лет, если это будет тоже смещение по времени. Значит, они могут немедленно достичь видимого края нашей Вселенной и та Вселенная, которая будет видимой для них, это вовсе не та Вселенная, которую видим мы. Ты уверен, что мы прибыли с одной и той же Земли и эта Земля находится в той видимой Вселенной, в которой мы сейчас находимся?
— Ну, давай проверим. Ведь полное совпадение вряд ли возможно. Найдем общие события, которые точно помните Вы, и которые точно помним мы, и попытаемся найти разницу.
— Ну давай.
— Настоящая фамилия Ленина?
— Ульянов. Создатель общей теории относительности?
— Она так и не была создана, но создавал ее Эйнштейн. Кто создал теорию эволюции?
— Альфред Рассел Уоллес
— Чарльз Дарвин
— Но Уоллес был первым?
— Но он же, согласился передать это «первородство» Дарвину?
— Согласился.
— Но, по-моему, к нашей проверке это отношение имеет малое.
— Думаю, на таких штуках и нужно искать различия. Создатель периодический таблицы химических элементов?
— Менделеев. Столица Бразилии?
— Бразилия. Почему Вергилий попал в ад?
…..
Серёга с Александром продолжали меряться эрудицией, но остальным через некоторое, непродолжительное время это наскучило и они разошлись по созданным комнатам.
Валерка ушел последним, убедившись, что Яна ушла в комнату одна.

Валерка проснулся первым. И первым его желанием была Яна. Он зашел к Яне и Яна, была не против. Потом Яна задремала.
Близость отодвинула ревность, в какой-то дальний угол и это позволило Валерке начать думать о вчерашнем разговоре Серёги и Александра.
«Это что же, получается» — размышлял Валерка – «На самом деле их могут вернуть не домой, а на какую-то другую Землю и Валерка этого вообще не заметит?
Нет, так быть не может. Какие-то мелкие флуктуации все равно, возможны. Ну, например, в постели его «жена», жена того, другого Валерки, будет вести немножко иначе. Или борщ она приготовит с другим количеством соли и перца? А как он это заметит? Борщ и так всегда немного разный, а уж в постели…. А карта звездного неба? Ведь не может же быть и такого совпадения?»
Валерка вышел к спящим в зале Серёге и Александру.
— Подъем интеллектуальная гвардия!
Они проснулись.
— Сколько спутников у Юпитера?
— 71. – Ответил Серёга с одним открытым глазом.
— Но Галилейевских, четыре – поправил Александр Серёгу.
— Нет возражений. — улыбнулся тот.
— Сколько звезд в малой медведице? – Спросил Валерка.
— 8.
— Вообще видимых 32, но 8 определяющих – уточнил Александр.
— Сколько звезд в большой медведице?
— Восемь и крайняя полярная.
— Нет возражений – ответил Александр – Но Вы, Валерий, молодец. Земля Землей, но повторение окружающей вселенной, должно отличаться. Так что, мы, скорее всего, действительно с одной планеты Земля и наличие других планет, предположение чисто гипотетическое.

Через пять минут они, Серёга и Александр уже дремали, а Валерка, успокоившись от очередной Серёгиной фантазии, тоже отправился досыпать.

На следующий день, начали изготавливать серебряный контур вокруг планеты. Делал контур в основном Андрей, которому в меру своих знаний и способностей, помогали и Яна с Валеркой и Лёха, а Серёга с Александром все размышляли, как он пройдет и решили, что он должен обогнуть «северную Америку» вместе с «Гренландией». При этом, что бы он не мог сдвинуться, его пропустили сквозь тоннели под «Исландией» и «Панамой». Но серебра в воде, если не делать контур слишком толстым, по-прежнему останется слишком много. Тогда решили делать контур многожильным, надевая на серебряную проволоку в керамическую оплетку. Андрей тянул 1024 миллиметровые серебряные проволоки, Леха одевал их керамикой, Валерка переносил в нужное место, а Яна сращивала с предыдущим куском.
Несмотря на все технологии, и не представимую для разума скорость, за день протянули километров двести.
Ночевать остались на «Кубе», где создали новую базу.
К спирту прибавился какой-то холодец, с бобовым вкусом, который изготовила Яна, но Андрей просканировал его, сказал, что холодец вполне съедобен. Главное во всех продуктах, кроме явных ядов, недолжно было быть органики и солей с правой поляризацией.

Изготовление контура продолжалось больше трех месяцев, и было полезным не так новой Земле, как самим изготовителям. За это время все вполне освоились с изготовлением проводов, оплеток и обжились с костюмами и их оборудованием. И ужин стал намного привлекательнее. Холодец стал похож на холодец, «лимонный! и «томатный» соки от настоящих, вообще отличить было почти не возможно и «картофельные, кукурузные и пшеничные» хлопья, вполне заменяли хлеб.
О капсулах, практически забыли.
Попутно, Александр и Лёха, просканировали возможные полости в «центральной Америке», «Франции», «Британии», «Исландии». Зацепили восточное побережье «Гренландии» и северное и западное побережья «Канады».
«Ни что, так не сплачивает коллектив, как совместная работа дополненная алкоголем».
— И когда мы почувствуем себя Богами? – спросила Яна, когда они устроили сабантуй, по поводу «сдачи объекта».
— Через пару миллиардов лет – Ответил Александр.
— Самое главное, что уже больше двух месяцев, как медузы нас потеряли – сказал Андрей.
— Не поминай черта к полуночи. – Посоветовал Сергей.

На следующее утро, после того, как они качественно отметили окончание работ с контуром, Серёга задал вслух, давно мучавший Валерку вопрос:
— Насколько нас сюда сослали.
— Насколько я понимаю – сказал Андрей – вас не сослали, а спрятали.
— И насколько нас спрятали.
— Думаю, это зависит от ищущих, а не от прячущих.
— Но хоть примерный срок есть?
— Может и есть, но я о нем не знаю.
— Ну а когда хотя бы проверят, что мы еще живы?
— Это проверяют как минимум, каждый час, а скорее даже постоянно. Мы ведь или в костюмах или неподалеку от них. Мы ведь рассказывали, что когда нас сюда выбросило, нас по попытке позвонить, засекли.
Валерка подумал, что не только проверяют, но и записывают каждый шаг и каждое слово. Хотя кто это захочет прослушивать?
— Понятно. Ладно. Подождем.

читать дальше: Ура женской наблюдательности?

К оглавлению

© Copyright: Ростовцев Сергей, 2015

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


× три = 12