Панартефактия.

Глава 13. Панартефактия.
(для чего, бывает, нужны теории)

Как и предсказывал Серёга, хищники появились, и их было много. «Научный совет» под председательством Валерки, как завлаба, то есть старшего по должности биолога, пришел к выводу, что эту скачкообразную жизнь нужно изменить. Поэтому Лёха, который и инициировал совет, получил право отстреливать в округе самых крупных хищников.
Мотивы были такие. Если хищники уничтожат почти всех растительноядных, на следующий год, колонистам, нечего будет есть, кроме хищников. А сами хищники будут помирать с голоду.
Хищники ходили поодиночке, и Лёха обязан был следить, чтобы на каждых 30 квадратных километрах оставалось не менее одного крупного хищника. Но и эти хищники, должны были питаться в основном мясом убитых Лёхой их собратьев.
Леха забирал только головы и лапы.
Этими Лёхиными трофеями через пару недель, оказались увешаны стены «гостиных», коридоров и Зазаборья и Ручьеграда.
Трицератопсы были самым многочисленным видом из крупных растительноядных. Их количество стало уменьшаться намного медленнее, а потом и вообще почти остановилось.
У самих трицератопсов, начались брачные игры, и оказалось они прекрасно «поют».
Их щебетание напоминало то соловья, то канарейку, но было намного ниже. Оказалось также, что они моногамны, а не как посчитали ранее, исходя из стадного образа питания.
Самец трицератопса буквально обхаживал выбранную самку, и начинал петь. Его «воротник» при этом окрашивался всеми цветами радуги. Если самец нравился самке, она поднимала голову, как можно выше, и самец покусывал ее шею, сначала спереди, потом сбоку, потом сзади, и тогда начиналось соитие. Наблюдать за красками, страстью и нежностью этого процесса, было просто прекрасно. В момент соития, «воротники» у пары становились темно-розовыми и казалось, наливались внутренним светом. Они фосфоресцировали.
Через две, три недели, самка откладывала яйца в гнездо сделанное парой из веток, и кто-то из них, все время сидел на яйцах или был рядом.
Конечно, то экологическое равновесие, над которым работал Лёха, они не распространяли на всю Землю. Но в ближайшем регионе, в радиусе, 150-200 километров, некоторое равновесие, благодаря Лёхе, между растительноядными и хищными, установилось.
Но пока одни занимались «сельским хозяйством», другие космическими программами Александр изучал Землю.
Оказалось, что карта материков вовсе не так глобально отличалась от карты 20 века. А вид сверху, на некоторую глубину делал ее практически такой же. Для того, чтобы карта, перешла в карту 20 века, не нужно было никаких сдвижек и раздвижек материков. Нужно было только, чтобы часть суши поднялась, например северная Африка, а часть, например, соединявшая Австралию и Азию, опустилась. Александр на этом основании выдвинул гипотезу, что земля значительно, раз в 20, старше, чем ей приписывали геофизики 20 века.
Обо всем этом Александр докладывал по ходу наблюдений. Но примерно через месяц, после возвращения, Андрея и Валерки с операции по аннигиляции, сообщение Александра повергло компанию в изумление.
— Я нашел пирамиду. – Сказал Александр так обыденно, за общим ужином, как будто он нашел еще один неизвестный вид ящеров.
Ужин состоял из сочного и нежного белого мяса мелких травоядных змееподобных ящеров, острого салата из их свежих яиц и острых на вкус листьев какого-то папоротника (с запахом, напоминавшим чеснок). В большом глиняном блюде, разрисованном маками, лежали запеченные плоды саговника. И главное, в огромном прозрачном кувшине, розовел алкогольный напиток «кизиловки», выброженной из маленьких зеленых ягод, какого-то неизвестного в 20 веке, куста, листьями напоминавшего кипарис. Сырые, ягодки для кизиловки, вкусом напоминали кизил, но чуть горчили. В выброженном состоянии, этой горечи не было.
Все в момент замерли. Кто с недокушенным куском мяса, кто с чашкой «кизиловки».
— Пирамиду? – переспросила Яна.
— Пирамиду. Но на пирамиду Хеопса, она совершенно не походит. Она намного меньше и совершенно цельная. Внутрь я еще не лазил, но внешне не единого стыка камней и вообще она какого-то неопределяемого состава, как будто под поверхностью у нее нечто экранирующее.
— Может кто-то шпалой баловался?
— Слушайте, господа! Что-то на нашу судьбу слишком часто выпадают какие-то артефакты… – начала Яна.
— Ну, это не они, это как раз мы на них выпадаем. Но я искал портал. Понятно, что с нашим оборудованием поиск значительно проще, чем с оборудованием, которое было на Земле, даже в наше время. Я облетал и отсканировал почти всю Землю. Там где мы попали в портал первый раз, я его не нашел. И вот, совсем небольшая пирамида.
— Ты сказал намного меньшая – уточнил Валерка. – Это сколько?
— Собственно это не совсем пирамида. Это тетраэдр, со стороной тридцать шесть метров. Вход, вернее вплыв, только один, на высоте двенадцать метров от основания. Но она полностью в воде. Правда, совсем не глубоко. Над вершиной, около пяти метров воды. Это совсем недалеко от нас. Минут десять лету.
— Так полетели туда! – сказал Леха.
— И все-таки слишком много артефактов – сказала Яна. – Кто их создал? Зачем? Когда?
– Артефакт — глубокомысленно сказал Серёга – свойство материи нашей Вселенной. Возникают вместе с планетами и существовали всегда. Ну, это такая теория, как панспермия*. Только панартефактия.
*[Гипотеза панспермии никак не объясняет возникновение жизни, суть этой концепции заключается в том, что жизнь является одним из фундаментальных свойств материи и существовала всегда.]
— А когда на Земле появился портал, через который Александр, Лёха и Андрей, попали на Землю – 2? — Парировала панартефактию Яна.
— А может они живые? И портал с ракоскорпионами, сегодня еще яйцо.
Ни кто кроме Валерки наверно не понял, что эта фраза, о «панартефактии», вброс на спор. И возможно даже не для самого спора, а чтобы успеть дожевать и допить вкусный ужин. Пожрать Серёга любил.
Но никто не обратил внимание ни на эту фразу, ни на прочий треп. Все уже надевали свои костюмы. Тяжело вздохнув, и Серёга тоже приступил к этому занятию.
Валерка пожалел друга. Идея портала, развивающегося из яйца, в любом желтом издании муссировалась бы годами.

Пирамида была черной, на фоне освещенного их поляризованным светом воды океана.
Находилась пирамида на огромной мели покрытой громадным количеством островков. А в некоторых местах вода была настолько мелкой, что огромные папоротники росли прямо из под воды. Глубина всей мели варьировала от сорока метров до двух-трех метров, над уровнем океана. Место напоминало огромное болото, да и запах у него был соответствующий.
Вокруг самой пирамиды из воды торчало несколько островов с зеленью. Рядом с одним из них, положив голову на сушу, спал огромный барозавр.
Александр показал вход. Входом была правильной формы дыра чуть больше, чем полтора метра в диаметре. Сразу после начала, коридор круто поднимался вверх и увидеть снаружи куда он вел, не было никакой возможности. Кому-то надо было лезть внутрь.
Валерка не успел двинуться, как Серёга поплыл к входу.
— Стой! Ты просто можешь застрять – почти крикнул он ему через шлем.
Серёга остановился, и Валерка сразу нырнул во вход.
Серёга чертыхнулся.
Связь с оставшимися наружи сразу стала плохой, но сохранилась. Просто в наушниках постоянно потрескивало и шуршало.
Валерка проплыл несколько метров и свернул вверх. Связь не изменилась.
«Ну вот и настоящий артефакт» — подумал он. А то, что они сделали на Земле 2, было копией подделки. Кто-то, видимо располагавший такими же, как они технологиями, подделал пирамиду, даже сделал ее огромной, а они скопировали ее…балбесы.
Коридор сворачивал, то в одну, то в другую сторону, но это не было лабиринтом, поскольку он был только один. Наконец Валерка выплыл в маленький зал, откуда выходило восемнадцать (он посчитал внимательно), еще более узких, чуть больше метра в диаметре, коридора. Были они со всех сторон и на разной высоте. Валерка вплыл в один из них и оказался в маленькой комнатке, где стоял «саркофаг» с поднятой, как на петлях крышкой.
Валерка внимательно рассмотрел соединение.
Соединение крышки с саркофагом, было очень странным. Это было что-то черное, толщиной в бумажный лист, с нарисованными на нем золотыми и серебряными полосками.
При этом «саркофаг» легко закрывался и открывался.
— Возвращайся, возвращайся,… — услышал Валерка удаленный голос.
— У меня все в порядке.
— Возвращайся, возвращайся,…
Валерка выплыл из пирамиды очень быстро.
— Всплывай и смотри!
Валерка всплыл. Вдалеке, где-то на краю видимости, на Землю медленно падал огромный огненный шар.
— Метеорит? Комета?
Шар чертил в небе кривую, как будто хотел вырваться из земного притяжения, но неумолимо приближался к Земле.
— Господа! – сказал Валерка. — Я думаю, в пирамиде нам будет безопасней. Приближается грандиозный БУМ.
В этот момент Валерка увидел, что Серёга отсутствует
— А где Серёга?
Вопрос застал окружающих врасплох.
— Он поднялся раньше нас. На свет. – Объяснила Яна – Это он сказал нам о метеорите. А мы поднявшись, о Серёге забыли.
— Нехорошо забывать друзей. – Прорезался голос Серёги в шлемах – Спускайтесь в пирамиду. Если что я Вас откапаю. Или вы меня.
— Ты где?
— Полетел завести Мурку в надежное убежище.

Читать дальше:

К оглавлению

© Copyright: Ростовцев Сергей, 2015

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


четыре × = 24