Крутани!

Глава 5. — Крутани!
(рассказывает о том, как найти приключения на задницу)

Тимошук уехал, а Абрамов остался.
Телевизор привезли новый – прямо с радиозавода.
Как ни странно, он сразу заработал. И как это ни странно, телевизор уселись смотреть все. Отвлечься, действительно хотелось. Юрий Сенкевич рассказывал о галапагосских черепахах. И конечно, слоновые черепахи занимали в передаче не последнее место.
— А почему они такие медленные?
Вопрос Серёги сначала вызвал у Валерки легкое раздражение. Потом раздражение сменилось изумлением. Валерка вспомнил сегодняшнюю Серёгину лекцию Абрамову.
Если накачать под панцирь черепахи метану, передвигаться ей будет полегче. Но тогда она станет более доступна для хищников. Хотя какие хищники на Галопогоссах? Только человек. Моряки использовали черепах как живые консервы. Но ведь эволюция произвела ее такой не под давлением эволюционного отбора проводимого моряками в целях насыщения.
Брр…

— Я хочу глянуть, что у этой штуки под «капотом». – Сказал Валерка — Помогите мне ее приподнять.

Валерка залез под поднятый и поставленный на стулья, вместо домкратов, диск.
По центру там, где обычный сифонофор имел прикрепленные колонии, были гладкие округлые углубления размером в юбилейный рубль. Валерка надавил на одно из них, оно поддалось.
Из-под поддавшегося углубления, как из-под клапана, чуть зашипело, и пошла вонь сероводорода.
Валерка отпустил и «клапан» стал на место, прекратив шипение. Валерка осмотрел все углубления и увидел по краю одного из них щель. Тонкую, как волос, но щель. Валерка надавил на это углубление, оно также поддалось, но ни шипения ни чего, не произошло.
Когда Валерка отпустил этот «клапан», он, щелкнув, стал на место.
Щель исчезла.
Валерка достал из кармана стеклограф, и пометил это углубление. Потом он пометил, но по-другому, то углубление, откуда зашипело. Потом Валерка попросил целый полиэтиленовый кулек, и получив его, заполнил его газом из шипящей выемки.

На анализ отдавать не пришлось. Валерка, выдавил в пробирку часть газа и вставил в свой спектроанализатор. Потом убрав из распознавания линии кремния, учтя то, что пробирка стеклянная.
Газ оказался смесью сероводорода и метана.

Все смотрели на Валерку, ожидая объяснений.
— Погодите, разберусь, все поясню. – прокомментировал Валерка свои действия.
Сифонофору подняли еще выше, на специальные козлы, которые принесли по указке Абрамова.
Валерка подделал эту операцию со всеми углублениями, которых оказалось сорок восемь.
В тридцати девяти оказался метан в восьми сероводород. Одно было пустым.
— А можно раздобыть ночью баллон с метаном? – спросил Валерка Абрамова.

Через десять минут, пока прошло очередное чаепитие, баллон с метаном появился возле сифонофора.

Соорудив нехитрый переходник от тонких шлангов баллона, к отверстию в юбилейный рубль, Валерка начал закачивать метан с пустое отверстие.

Через пару минут сифонофор поднялся и повис над козлами. Валерка освободил закачку.

— А сифонофору кто-нибудь трогал, перед тем как она опустилась.
— Ну конечно. Ее же привезли с очистных.

Вообще все смотрели на Валерку как на волшебника.
Серёга потянул за край сифонофора и положил его на козлы.
Козлы убрали, а сифонофор оставался на той же высоте. Его опускали и поднимали, а он оставался в том же положении, в котором его оставили. Ни вниз, ни вверх.

— Посмотрим телевизор? – спросил Абрамов.
— Так программа же закончилась.
— Так ото ж.

— Устал я что-то. — Серёга сел на край сифонофора.
Все ожидали, что сифонофор опуститься, но он так и остался висеть в 25 -30 сантиметрах над полом.
Серёга забрался на сифонофор и влез в одну из четырех ниш, открытых «лепестками».
— Тут удобно. Я тут посплю. Может, какая мысль навеется.
Попробовать как там, в нише захотели все. Через пять минут в нишах как на сидениях в карусели сидели и Володя, и Яна, и решившийся на это последним Валерка.

Действительно сифонофор напоминал карусель. Вот только, почти нарушая все законы гравитации, эта карусель висела над поверхностью как воздушный шар с управляемой высотой. И даже покачать, как качели ее не удавалось. При этом оставшийся вне «карусели», майор Абрамов легко поднимал и опускал сифонофор на любую высоту. Вот только наклонить или покачать его не удалось.

— Товарищ майор – обратился так и не сообщившему свое имя отчество майору Серёга. – попробуй нас крутануть.
Абрамов медленно повернул сифонофор вправо, потом влево. Сифонофор поворачивался, без каких либо усилий.
— Сидеть на карусели и не покататься. Товарищ майор, крутани!
И Абрамов крутанул.
Валерка хотел крикнуть: «СТОП», но не успел.
Последнее что успел увидеть Валерка, это коричневый потолок ил жести и металлических профилей.
Сифонофор действительно превратился в карусель. Все вокруг Валерки закрутилось, все линии металлических профилей слились причем, вращение казалось, происходило все быстрее и быстрее.
Попросить Абрамова тормознуть, Валерка не успел.
«Лепесток» над Валеркиной головой, щелкнув захлопнулся и перестал быть полупрозрачным.
Валерка оказался в темноте.

— Бля… — выматерился Валерка, имея ввиду Серёгу. – крутани ему. Как теперь выбираться?
Изнутри он не мог найти ничего, что помогло бы ему открыть «лепесток».
«Надо чтобы кто-то потянул за ту штуковину, которой Серёга эти лепестки открыл – подумал Валерка. «Наверно все закрылись. Интересно догадается майор сам это сделать или вызовет кого с бензопилой?»
Валерка полез в сумку, которую автоматически таскал с собой, на ощупь достал скальпель. Он попытался нащупать щель, где «лепесток» закрывался.
Просунуть скальпель под лепесток не удалось.
Валерка сильно постучал в закрывший его «лепесток».
— Эй!
Стука он не услышал, а голос отдался эхом как в каком-то огромном зале. Но «лепесток» открылся и в нишу, где сидел Валерка, ворвался обжигающий холод.

Валерка выглянул. Никакого ангара вокруг не было. Сверху, буквально в метре над головой, был «потолок» напоминавший грязное матовое стекло, чем-то сильно освещенное сверху. Все «лепестки» открылись и на этот потолок, ощутив холод, смотрели все четверо прокатившихся на карусели.
Вокруг, насколько видел глаз, был покатый склон, и было не совсем ясно, на чем этот стеклянный потолок держится.

— Офигеть. — дрожа сказал Володя – Где мы?
Где они, и это было понятно без всяких вопросов, не знал ни кто. Вопрос кто виноват, задавать было так же бессмысленно. Оставался главный вопрос русской интеллигенции – Что делать?

Серёга словно прочитал Валеркины мысли.
— А в какую сторону нас крутанул майор?
— Против часовой стрелки, если смотреть сверху.
— Тогда бросаем жребий, кто вылезет и крутанет нас по часовой стрелке. Иначе замерзнем все.
— А по часовой стрелке, по-твоему, должно нас вернуть назад?
— Есть другие идеи? Вернувшись можно захватить, что-нибудь потеплей тому, кто останется и уж тогда разобраться. Ну конечно, если все так, как я предполагаю.

Комбинезоны были, конечно, плотные, а когда их застегнули молниями оказалось, что не так уж холодно
Валерка полез наружу.
— Эй! Это неправильно, сказал Серёга и тоже начал вылезать.
— Давай оглядимся.
Яна, слушала этот диалог и глядела на Сергея и Валерку как на сумасшедших в сумасшедшем доме.
— Вы можете сказать, где мы и что произошло?
— Это просто – ответил Серёга – мы не в ангаре, возле шинного завода, а произошло то, что мы его покинули. Если бы не время, прошедшее с момента начала вращения, я бы предположил, что мы в какой-то из подледных ниш, в Антарктиде.
— А что в Антарктиде есть подледные ниши?
— Еще не обнаружены, но принципиальных препятствий к этому нет. Сверху лед. Склон ведет, к какому-то подводному озеру, которое лед как линза вытопил из себя. Но возможно, мы совершили космический перелет на Европу (это такой спутник) или вообще прыгнули во времени, хотя такого и не бывает.

— Короче бросаем жребий или нет?
— Между кем?
— А кто не согласен? Так есть шанс у всех, а так ни у кого.
— А какие есть гипотезы по поводу происшедшего – спросил еще сильно дрожащий Володя. – Что случилось?
У Валерки и Серёги дрожь практически прошла.
— Ну выдавай маэстро – обратился Валерка к Серёге. Какие предположения?
— Если…Если это Антарктида… или какая-то ниша в Сибири… хотя я таких не знаю, и не гипноз — галлюцинация, то наш сифонофор стартовал со скоростью близкой к скорости света, по магнитным линиям, то есть так, чтобы мы не чувствовали ускорения. Тогда изменение его массы и размеров могло снести весть ангар к чертовой матери и даже иметь характер взрыва.
— То есть, ты хочешь, чтобы мы все вернулись на пепелище, где нас никто уже не знает?
— Во-первых, даже если предположить, что Абрамов погиб, Тимошук о нас знает. А Тимошук не сторож на складе телевизоров.
Валерка заметил, как Яна побледнела.
— В любом случае еще не ясно кому повезет – тому, кто вернется или тому, кто останется.
— Ну, тому, кто останется, сладко не будет.
— А где теплее, снизу или сверху?
Вообще холодный воздух идет вниз. Но линза работает сильнее туда же. Но сейчас май. И вопрос о том южное это полушарие или нет, очень серьезен.
— А почему вы уверенны, что это Земля? Или что эта земля 20 века – вмешалась в спор Яна. Если принять предположение по поводу скорости света, то мы можем быть, где угодно.
«Ух ты» — Подумал Валерка- «Такие фантастические предположения… от девочки…. И никакой истерики».
— Да. Скорость света почти как Бог. Делает бесконечными количество рассматриваемых вариантов.

— Давайте бросим жребий – сказала Яна. – все-таки, шанс.

читать дальше: Глава 6. – Жребий брошен. (о тщете самоуверенности)

К оглавлению

© Copyright: Ростовцев Сергей, 2015

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


6 + два =