Ангар

Глава 4. Ангар.

(рассказывает об удивительных находках в удивительных местах)

Майорские жигули приблизились к какому-то ангару, за шинным заводом.

Майор остановил машину. Перед въездом. Он не выходил из машины и даже не пикнул клаксоном, но дверь начала медленно раздвигаться. Он въехал в открывшийся проем, и они очутились на небольшой стоянке автомобилей разместившейся передней части ангара. Задняя часть была закрыта стеной из ржавого листового железа. Около единственной двери в эту закрытую часть стояла пара мужиков в промасленных робах с зыркающими взглядами и дымящимися папиросами.
Майор предъявил мужикам удостоверение, один из мужиков кивнул и Валерка с Серегой, вместе с майором прошли во внутрь.
Заходя в эту дверь, Валерка ожидал увидеть людей в белых халатах, вход в подземелье…. Ну а зачем тогда расписка?
Ничего этого не было. Посреди плохо освещенного ангара стояло нечто напоминающее огромный бак-тазик выкрашенный грунтовкой, высотой с три-три с половиной метра и лестницу, ведущую наверх, к краю «тазика».
Сверху на площадке, которой заканчивалась лестница, стояло два мужика, и девчонка.
Они тоже поднялись вверх по лестнице.

— Ну здравствуйте, Валерий Николаевич и Сергей Юрьевич – полковник Тимошук смотрел на них слегка улыбаясь. Видимо их лица выдали какую-то озадаченность. – видимо вы думаете, что полковники КГБ спать не смогут, если не пошатаются по помойкам, чтобы половить сумасшедших изобретателей? – весело крякнул Тимошук – Нет товарищи! У полковников КГБ, дела всегда поважнее. Вот посмотрите вниз.

«Тазик» был в диаметре метров шесть, семь. Внутри лежало нечто напоминающее крышку тазика, но меньшего размера. Никакого впечатления лежащая внизу «крышка» на Валерку не произвела.

— Видимо «летающую» тарелку Вы представляли иначе? – уже ехидно поинтересовался Тимошук не усмотрев в их глазах никакого восторга.

— Наверное, по тому, что она не совсем летает – демонстрируя свою невозмутимость, ответил Серёга.

Валерка вообще перестал, что-либо соображать. Даже закралась мысль, что в КГБ свои интриги и этим ребятам понадобилось сварганить что-то удивительное. Наверное, он бы создал чего-нибудь более впечатляющее. Может для этого его и позвали? Но зачем тогда, фигурально, но честно выражаясь, здесь «безрукий» Серёга? И причем здесь летающие медузы? С «тарелки» их, что ли раскидывали?
— А чего это, она здесь в этом ржавом грунтованном корыте? – спросил он даже несколько неожиданно для себя.
— Да так уж получилось. – Тимошук говорил уже серьезно – Зависла она на высоте полтора метра над очистными, ну где вы газы меряли, и висела. Мы ее сюда, ночью, отбуксировали. А тут она почему-то на брюхо легла. Не сразу. А вас мы сразу задержали, поскольку думали, что вы ее видели. Уфологи значит. И пришли место исследовать. Я бы этих уфологов…. А тут мы соскоб, анализ то есть с нее взяли. И вот, Кстати, познакомьтесь, наш химик — Владимир Антонович Иванов, микробиолог Яна Григорьевна Петрова, Валерий Николаевич Сидоров – тут Тимошук обращался уже к Владимиру Антоновичу и Яне Григорьевне – гидробиолог, и биолог широкого профиля Сергей Юрьевич Павлов – Представил Тимошук Валерку и Серёгу.

Валерка хихикнул про себя: «Сидоров и Павлов» вместо Хлызова и Ростовцева. Впрочем, Серёге с новой фамилией повезло. «Иванов и Петрова» наверняка такая же конспирация. Конспираторы, твою мать.

— Так вот – продолжал Тимошук — Владимир Антонович и Яна Григорьевна утверждают, что анализ соскоба, взятого с этой летающей тарелки, соответствует клеткам медузы. Ну, что молчите, не перебиваете? Что скажите?

— А нельзя ли разобрать эту штуковину, – Валерка показал на «тазик» — чтобы посмотреть на объект поближе?
Если бы еще вчера ему, … скажем Серёга, нафантазировал, что он будет рассматривать объект, названный кем-то «летающей тарелкой», то он бы отнесся к такой фантазии как к шумовому эффекту. А сегодня без всякого, «ух ты!!!» он рассматривал сверху этот объект. И хотя его называли «летающей тарелкой» интереса в Валерке, этот объект пока не вызывал.

— Деловые – усмехнулся майору Абрамову, полковник Тимошук. — Ну тогда попейте чаю.

Предложение попить чая, шуткой не оказалось. В помещении, в которое они вышли из задней части ангара, была газовая плита с эмалированным чайником, и большой кулек из серой бумаги в которую обычно заворачивали в магазинах колбасу, но с прекрасным песочным печеньем.

— Допуск у нас к этому объекту строго ограничен – сказал Тимошук, ставя чайник на плиту так, что сами все будем делать. Пока разберут ограждение, и закипит чайник, жуйте печенье.

— А если допуск ограничен, может нам помочь? – Спросил Серёга.
Валерка про себя хохотнул. Серёга, когда надо было делать руками что-то еще незнакомое, обычно даже не знал, где взяться.
Хохотнул, но уже вслух и Владимир Антонович (Володя).

— Тут же у нас секретность. Тех, кто разбирает – не видим мы. И они нас не знают.
Володя по виду, был их ровесником.
А вот Яна, выглядела как студентка или даже выпускница школы. В общем, «комсомолка спортсменка красавица». Роста она была не высокого на метр шестьдесят, и выглядела очень хрупкой. Из под тонкой кофточки, выступали ключицы. Глаза у нее были темные, точнее Валерка разглядывать не стал. Волосы тоже были темные, стрижкой под мальчика и слегка вились. Валерка вообще питал слабость к хрупким женщинам. Но Яна выглядела уж очень молодой. А двигалась она без всякого смущения и кокетства. «Свой парень», про себя определил ее Валерка.

— И вот еще что ребята я хочу у Вас спросить – Тимошук умудрялся пить чай из стакана, сёрбая. – Думаю тут вам посмотреть и хоть, что-то понять, чтобы нам передать отчет дальше, нужно будет пару дней…как минимум. Если еще, какие спецы будут нужны, говорите. Вас, например, Яна Григорьевна затребовала. Так что не стесняйтесь. Это работа.
Насчет летающей тарелки я почти пошутил, но висящая в воздухе такая огромная медуза, ЧП всесоюзного масштаба. Наше начальство получило указание обойтись местными силами, чтобы не возникла утечка. Москвичам верить нельзя. Они по международным симпозиумам таскаются. Но вот какие справки вам на работу дать, чтобы вас не спрашивали, где вы были? Мы можем из милиции, можем справки любой больницы. Официально к Вашему руководству тоже обращаться не хочется. Может вы отпуск возьмете? А потом мы найдем способ, как его вернуть.
— Тут нет проблемы и незачем пока ничего придумывать. – Валерка всполоснул стакан из под чая и поставил его на полочку. — Пока в лаборатории все в порядке и за рыбами есть, кому посмотреть. Зарплаты у нас такие, что на этой работе держаться только энтузиасты. Так что если мы просто скажем что были… ну на садках и проверяли инфицированность рыбы, ни кто не будет звонить на садки, тем более, что и там за нами ни кто не следил бы. Но вот через полторы недели у нас общая поездка лаборатории в поле… ну у нас так река называется, до этого времени мы или должны вернуться и подготовить поездку. Но два три дня у нас точно есть, так что если это не будет дольше, придумывать не зачем, а там посмотрим. А сейчас достаточно, чтобы я позвонил и сказал, что нас некоторое время не будет.

— А если бы Вы просто решили прогулять? – сёрбнув из стакана, спросил Тимошук.
— Мы на работе, ежедневно по десять одиннадцать часов вместо восьми, за которые зарплату получаем… и в выходные. Ну, живем мы практически в лаборатории. Это все знают. Кому же придет в голову, что мы просто прогуливаем?

Вошел Абрамов с каким-то свертком и сказал что все готово. Но… нужно одеть спецодежду.
Спецодеждой, вынутой из свертка оказались цельные комбинезоны, которые одели поверх одежды, маски и береты и удивительно удобные перчатки. Все было исключительно белое и плотное и приятное на ощупь. Рукава комбинезонов, застегивались на ряд больших зеркальных пуговиц, так что полностью соединял рукава с перчатками. А на пуговицу можно было смотреться как в зеркало.
«Знака качества не хватает». — подумал Валерка – «В магазине такое, фиг купишь».

Войдя в ангар с «летающей тарелкой» Валерка, наконец, поймал ту эмоцию удивления и восторга, которая, почему-то, так запоздала. Перед ними был огромнейший экземпляр какого-то Сифонофора – это медуза-колония, но перевернутый наоборот и с ороговевшей сифосомой. Валерка глянул на Серёгу и понял, что тот в не меньшем восторге. Яна и Володя наблюдали за их реакцией.
«Видимо они ее такой, без «тазика» уже видели.

Ничто в сифонофоре не шевелилось, но запаха гниения, который можно было бы ожидать, тоже не было.

— Так она висела? – Спросил Валерка.
— Висела. — Ответил Володя.
— Потрогать можно?
— Потрогайте – ответил Тимошук.

Валерка потрогал сифонофор. Он оставил ощущение абсолютной пластичной крепости. Никакой хлипкости в этом медузоидном образовании не было. Но КОРАЛ это тоже не напоминало, потому, как хрупкость тоже не ощущалась. Валерка взялся за край и слегка потянул вверх.
Сифонофор тяжело оторвался от пола. Но оторвался так, как будто его поднимали со всех сторон.
— Нужно его взвесить и вычислить объем.
— Уже сказал Володя и передал Валерке листок с цифрами.

Пока Валерка прикинул, чему может соответствовать удельная масса, Серёга потянул за какой-то «лепесток», сверху, но ближе к центру перевернутого Сифонофора, раздался щелчок и четыре лепестка поднялись вверх, чем-то напомнив двери открывающегося автомобиля.

Валерка вздрогнул и заметил, как все отступили на шаг назад. А Серёга наоборот потянулся вперед, чтобы разглядеть, что же открыли «лепестки».

— Ты на карусели давно катался?

Поскольку все молчали и никто возмущения поведением Серёги не высказал, Валерка тоже потянулся вперед и облокотившись на роговую поверхность, заглянул в открывшуюся нишу.
— Бионика – еле слышно, так, что мог услышать только Валерка, сказал Серёга.
— Красота – сказал Валерка громко.
Действительно под «лепестками» располагались углубления, куда вполне мог сесть или даже прилечь человек.
«лепесток» если смотреть на него снизу, имел замутненную матовыми разводами прозрачность.
— Клетки медузы. – сказал Валерка как будто размышляя, но на самом деле его слова были обращены к Серёге. Это был ответ на его замечание. Искусственный объект не мог иметь клеток.
Серёга улыбнулся, искоса глянул на Валерку. Что-то потрогал и сказал:
— Огурец. Тепличный огурец.
К тому, что потрогал Серёга, это замечание отношения явно не имело.
Валерка понял Серёгину мысль. Серёга считал, что это выращенный из клеток сифонофора летательный аппарат.

«Вот пижон» — подумал Валерка. «Ничего не понятно, а этот уже и построил гипотезу и бросился спорить в ее защиту».

Вообще Валерка поймал себя на ощущении, что чувствует голод. Ел он часов в десять, перед тем как отправиться в КГБ. Сейчас половина седьмого вечера, а печенье хоть и вкусное, но оно же было к чаю, а не чтобы нажираться.
Валерка даже удивился таким своим чувствам.
Человечество на пороге больших открытий, а он только о пожрать и думает.

— А где здесь ближайший ресторан? – неожиданно спросил Серёга. – надо, это дело отметить.
Яна и Володя с удивлением посмотрели на Серёгу. Абрамов все это время присутствовал чисто номинально.
— Тут Вы правы. – Ответил Серёге Тимошук. – ресторана я не обещаю, а поесть, сейчас организуем. А то – он усмехнулся, поглядывая на Серёгин животик — Вы еще оголодаете.

Они опять переместились в загородку.
Еда, которую в корзине поставили под дверь, была действительно отменной и никак не уступала ресторанной.
Горячая жареная картошка кружочками, по огромному куску абсолютно постной говядины без всяких прожилок, соус, салат из какой-то южной фигни и свежие огурцы. Огурцы были украшением трапезы. Это не были тепличные, толстые и гладкие до безобразия, которые помянул Серёга. В этом году Валерка еще не позволял себе купить таких огурцов. В магазине их еще не было, а на рынке цены очень кусались. Ну и конечно прекрасный белый хлеб — паляныця.
Конечно не ресторан. Но и не столовая.
— Шампанского не будет, — сказал Тимошук, когда Абрамов, как официант распаковывал свертки с едой и тарелками – но, насколько я знаю, против пива вы не возражаете?
Как раз в это время Абрамов достал еще запотевший трехлитровый бутылек пива.
— Как раз по стаканчику хватит – съязвил Серёга. – хотя мне нравиться как вы это организовали.
— Спасибо за похвалу, Сергей Юрьевич. – Сказал Тимошук улыбаясь. — Я передам начальству, что Вы остались довольны.

«Вот гад!» — подумал Валерка – «С полковником КГБ пикируется».

— А вот спать придется по-военному. Ну если, кто устанет думать о том, что это за штуковина за дверью.

— А есть ли у кого какие соображения? – спросил Тимошук, когда с едой было покончено.
— Нужно с ней детальней познакомиться. То, что она не кусается, мы уже, кажется, проверили – ответил Валерка.
— Что-нибудь, вам для этого нужно? – спросил Абрамов.
— Несколько баллонов с водородом не помешало бы. Нужно попробовать заставить ее повисеть.
— Доставим. А что-то еще может быть нужно?
— А есть тут телевизор? – неожиданно спросил Серёга.
— Какую-то передачу пропускаете?
— Вы, наверное, когда были мальчишкой, Анатолий Иванович, писали стихи?
Такое неформальное обращение к полковнику КГБ изумило Валерку, хотя ничего крамольного в этом не было. Они же не арестованы.
— А как вы догадались?
— Какой же полковник КГБ в детстве не писал стихов? Чтоб дослужится до полковника, или хотя бы до майора КГБ, нужна фантазия. Это ведь не пехота, где одной выслугой можно взять.
— Ну хорошо, хотя на счет пехоты я с Вами не согласен. Вопрос то, к чему?
— Была такая поэтесса, Ахматова. В школе ее не проходят…
— Я читал Анну Андреевну.
— Так вот она написала «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи…»
— …Не ведая стыда».
— Так вот, сор этот — это то, что в мысли автора изначально не входило. Поэт… да не поэт, для решения любой задачи выходящей за рамки заранее известных условий, необходим некоторый мусор — случайный раздражитель. Мозг и так работает, и наверное уже все знает. Надо только помочь ему вывести это знание в сознание. В осознание. Для этого надо дать ему за что-то зацепиться.
Тимошук почесал затылок и поморщился, глядя на Серёгу.
— Не то чтобы Вы меня убедили, Сергей Юрьевич, но телевизор это не проблема. И четыре телевизора тоже не проблема. К тому моменту, как пиво будет допито, их привезут.

читать дальше

К оглавлению

© Copyright: Ростовцев Сергей, 2015

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.


два + 9 =