Владимир Буковский: Гейи и феминистки взяли власть. Началась новая эра Оруэлла.

- Он всегда прав.


Я прочел в интернете много версий беседы Светослава Банчева с Владимиром Буковским. Все они показались мне обрезанными и я решил взяться за перевод с болгарского.
Не то что бы я сам переводил — нет. Моего знания болгарского хватает только на осмысление текста. Поэтому я попросил перевести текст одну из читательниц этого журнала и она с готовностью выполнила мою просьбу.
Я чуть чуть подредактировал текст в соответствии со своими знаниями русской грамматики и представляю его Вам.

За маской политкорректности прячется самый злобный вариант марксизма.

При первом посещении Болгарии, знаменитый русский писатель и диссидент — Владимир Буковский пробудил духов. По-мнению Буковского, за термином „ политкорректность “ прячется злобный план призванный разрушить общество, который быстро и с успехом реализуется в мировом масштабе активистами различных меньшинств– гомосексуалистами, феминистками, религиозными общностями и др. Обыкновенные люди становятся жертвами репрессивных законов, принятых под нажимом на меньшинств. „Прилагается массовая цензура, подстегнутая обвинительным правом. За шутку с гомосексуалистами грозит тюрьма. Посмотрите как быстро развиваются репрессии. Начинается новая эра Оруэлла“, говорит Буковский.
Владимир Буковский родился в 1942 году и убежденный противник коммунистической идеологии с 14-лет. Более 12 лет в советских тюрьмах, трудовых лагерях и психушках, используемых советским режимом как специализированные тюрьмы. Несмотря на репрессии, организовывал демонстрации против власти. Собрал более 150 страниц доказательств о зверстве коммунистического режима и успел предать их Западу, это привлекло внимание правозащитников всего мира. Автор “Справочник по психиатрии для инакомыслящих”.
В 1976 году Владимир Буковский переправлен самолетом в Швейцарию, где был обменен на генерального секретаря чилийской коммунистической партии Луиса Корвалана, удерживаемым режимом Августо Пиночета. В 1977 году встречается с американским президентом Джимми Картером в Белом доме. Переезжает в Великобританию, где заканчивает университет в Кеймбридже по специальности нейрофизиология.
В 2007 г. выдвинут русской либеральной оппозицией в кандидаты в президенты Русской федерации.
Владимир Буковский прибыл в Болгарию по приглашению издателство „Факел экспресс“, Нового Болгарского университета и Международной организации франкофонов. Вместе с известными русскими писателями и правозащитниками — Юзом Алешковским, который представил новый роман “Предпоследняя жизнь”, изданный первоначально у нас, и Ольга Шамборант он принял участие в дискуссии о политкорректности. Несколько цитат:
„События, которые отмечаем 20-летие — краха Советского союза, распад по националностям и республикам – нас не удивил. Это ожидалось и Оруэлл правилно все предвидел в своем романе “1984 год”. Но то, что случилось впоследствии однако, было неожиданно для многих. Вместо того, чтобы мир осознал коммунизм, как страшный феномен в истории человечества 20-ого века, погубил сотни миллионов людей во-всем мире, произошли какие-то нелогичные вещи.
Как будто, по окончанию Второй мировой войны, после падения нацизма, политический спектр мира сместился влево. В какой-то степени это оправданно – фашизм и нацизм отождествляются с правыми идеологиями (совершенно несправедливо впрочем, но это другая тема). Но рухнул коммунизм и как будто политические настроения должны сместится вправо. Ничего подобного не получилось. В 1992, 1993, 1994 годах к власти по всей Европе начинают приходить левые партии и политики. То есть, наблюдаем новое перемещение влево, которое совершенно необъяснимо.
Надежды 1989 года – а они были велики — не оправдались. Перемены несли, скорее, косметический характер. Одни персонажи исчезли, но пришли другие, выходцы из бывшего «коммунистического величия». Власть вновь связана с бывшей коммунистической номенклатурой, а распад лагеря соц. стран совпал с рождением новых утопических идеологий на Западе.
Когда появилась „политкорректность”? Как международное явление — это случилось в начале 90-ых. Как движение – она существовала и раньше. Моя первая встреча с этим явлением была, когда я работал в Станфордском университете в 1983-84 году. Однажды я возвращался в свою лабораторию, напротив с лестницы спускались две девушки. Я открыл дверь и придержал ее, пропуская их пройти, как поступил бы перед каждым – мужчиной, женщиной, старым или молодым. Они посмотрели на меня с презрением и сказали: „Мужская шовинистическая свинья“. Я очень удивился и не понял в чем дело. Войдя в лабораторию я рассказал там о случившемся. Все дружно начали смеяться: „Это люди с ближайшего университета „Бэркли“ – ответили мне. Там рождаются все леворадикальные идеи и движения. С „Бэркли“ началась философия студенческой революции в 60-ых годах. Сейчас есть какое-то новое движение феминисток, которые считают, что мы, мужчины, их угнетаем, когда относимся к ним как к женщинам“.
В последствии я понял, что по мнению феминисток, женщина это социальная конструкция. Они убеждены, что если все мужчины будут вести себя с женщинами как с мужчинами, женщины тоже не будут женщинами, а мужчинами. То есть, наше поведение по отношению к ним делает из них женщин. И как это ни странно, в этом ведущем университете США в конце 20-ого века был поставлен эксперимент (не знаю кто им его разрешил): брали новорожденных и воспитывали их совершенно одинаково, независимо от пола. Одинаковое питание, игры, одежда. Этот опыт не привел к позитивным результатам. У мальчиков ничего не упало, а у девочек ничего не выросло. Как мальчиков привлекало оружие, а девочек куклы – так все и осталось.
Но это не остановило этих женщин думать, что наше поведение к ним как к женщинам, этот стереотип, делает из них тех, кто они есть, а именно — жертвы всего мужского. Эта концепция, возникла в недрах университета в Бэркли, потрясающе быстро распространилось в целом мире. Мои друзья из Станфордской лаборатории могли смеяться в 1984 году, но буквально через 10 лет эта безумная концепция, совершенно беспочвенная, стала доминирующей в мире. Во всех университетах открыли отделы для «гендерных исследований». По-моему межполовые отношения существуют миллионы лет и ничего нового там не происходит, но эти псевдонауки чересчур расплодились и начали исследовать наши мужские грехи – мы не ухаживаем как надо за женщинами, относимся не так с ними и т.п.
И все стало походить на Оруэлла — нельзя называть их «мисс» и «миссис», поскольку это определяет их супружеский статус. Появилось невероятное для английского „miz“. Нельзя было говорить „history” (история), потому, что это было „his story” (его история). Новые языковеды задумались над тема а как же назвать женщину, потому, что в слове „woman” (женщина) содержится слово „man” (мужчина). Придумали какие-то новые слова и если так не называть их, то ты автоматом превращаешься в шовинистическую. Дошло до абсурдного перенаписания Библии, в которой Бог женщина.
Я когда-то сидел в тюрьме с психами и привык к их компании. Проблема в том, что американское общество принимает каждую новую глупость и делает ее обязательной для всех. В Америке конкретно, но и в Европе не менее, население невероятно конформистское. Надо воспринимать, как норму все, что кто-то навязывает. Чтобы сделать карьеру – надо быть конформистом. Это один американский шаблон, который распространяется в целом мире как обязательная парадигма. Даже если примется закон.
Феминистические движения заявили, что мужчины сектанты, и что смотрят на женщин как на сексуальные объекты и следовательно все, что может иметь отношение к сексу, должно быть исключено и отношений между мужчинами и женщинами. Флирт был назван агрессией, направленной к угнетению женщин. Поэтому сейчас в США работодатель не смеет разговаривать наедине со своей служащей – обязательно в присутствии не менее одного свидетеля, в противном случае против него может быть выдвинут иск о сексуальном домогательстве, пропадет его карьера и его имидж в обществе.
По-той же самой модели начали проходить требования и других меньшинств – гомосексуалистов, цветнокожих, сектантов и др. Появились законы о так называемом. hate speech – языке ненависти. Нечто, что мне напоминает о статье 70 из Уголовного кодекса Советского союза, потому что определения неустойчивы. Я был осужден по этой статье. Язык ненависти может прилагаться к любому проявлению и признанию расовых различий или сексуальной ориентации. Вы имеете право признавать существующий факт. Но если его объявите публично – становитесь виновным в тяжком преступлении.
В Англии в прошлом году отменили все общественные проявления празднования Рождества, потому, что знамя Великобритании содержит крест Св. Георгия (красный крест на белом фоне) это бы обидело мусульман. Напоминало им о крестовых походах. Любопытно, что сами мусульмане не требуют этих перемен. Вблизи моего дома есть магазин в котором продавец — мусульман. Он поставил на витрину магазина знамя с крестом Св. Георгия, чтоб демонстрировать, что не имеет ничего общего с этим ненормальным требованием. „Я не против Рождества и флага с крестом Св. Георгия“, трубил он, но кто б его услышал…
Это дошло до такой цензуры, что по моему в наши дни Шекспир творить не смог бы. Большинство произведений нельзя поставить. „Венецианский купец“ это антисемитизм. „Отелло“ — расизм. „Укрощение строптивой“ — это сексизм. Даже одна учительница в Лондоне отказалась повести детей на „Ромео и Джулиету“ потому, что это было отвратительное гетеросексуальное шоу.
Прилагается массовая цензура, поддерживаемая уголовным кодексом. За шутку с гомосексуалистами могут посадить в тюрьму. Во Франции накладывают большие штрафы. Недавно был случай — член национальной ассамблеи пошутил о гомосексуализме на неформальной встрече – его осудили на 20 000 евро штраф. При следующем случае — тюрьма. Заметьте как быстро развиваются вещи в пользу репрессий.
Был такой философ – Герберт Маркузе, ревизионист-марксист. Он был несогласен с Марксом в одной точке: Маркс считал революционным классом пролетариат (что очевидно не так), а Маркузе учил, что истинный революционный класс – разнообразные меньшинства. Патологию нужно объявить нормой, а норму – патологией. «Только тогда, — пишет Маркузе, — мы, наконец, разрушим буржуазное общество».

Активисты, которые якобы защищают права меньшинств – гомосексуальные и феминистические организации – на самом деле о меньшинствах не заботятся. Они, как в свое время Ленин – рабочих, используют их как инструмент давления и контроля над обществом, и приносят им больше вреда, чем всем остальным. В Америке жена моего друга 7 лет назад основала движение «Женщины Америки против феминизма». Начинала она с несколькими подругами, а теперь у их журнала тираж – 2 млн. Женщины начинают понимать, что феминизм им враждебен, что он разрушает их жизнь, что он не дает им выбирать то, что хочется им, а не то, что им навязывают разные активистки.

Короче говоря, мы имеем дело с серьезной идеологией, которая под вывеской политической корректности пытается разрушить наше общество. Чем меньшинствам хуже, тем лучше их лидерам: будет что защищать. Но их задача – уничтожить наше общество, и это – новая, злейшая версия марксизма.

Цензура, которую ввели защитники «политической корректности», избавила их от диалога. Если бы я с ними спорил, я бы разобрался с ними за несколько минут. Но кто ж мне позволит? Я, полноправный гражданин Великобритании, не могу написать на эту тему статью, опубликовать книгу, принять участие в общественных дебатах на эту тему – потому что таких дебатов нет. Вы по телевизору никаких доводов за или против политкорректности не услышите.

Эту идеологию нам навязывают. Ничего против сумасшедших я не имею, я в психушках провел много лет и вполне к ним толерантен. Единственное мое условие – не навязывать мне чужих идей. Я помню свой первый спор со следователем в КГБ. Мне тогда 16 было. Он меня спросил: «За что вы нас так ненавидите?» Я ответил: «Я вас не ненавижу. Я просто вам не верю. Вы хотите строить коммунизм – отлично, стройте. А я не хочу. Могу я себе позволить 2 квадратных метра, где не будет коммунизма?

Я не полностью согласен с тем, что наговорил в этой беседе уважаемый мной человек.
Кое-где я думаю о ситуации жестче, кое-где мягче.
Но уверен мнение Буковского многих заинтересует.
Есть такая группа людей. Нонконформисты, диссиденты, правдоискатели — называйте как хотите.
Кто-то более известен, потому что попал под каток, кто-то менее, но нам ведь все равно, что о нас подумают. Может мы действительно сумасшедшие. Мы ищем истину и стараемся говорить правду.
Кто-то же должен это делать?

Сергей Ростовцев.

bukovskij-era-oruella

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии

Владимир Буковский: Гейи и феминистки взяли власть. Началась новая эра Оруэлла. — 1 комментарий

Добавить комментарий